Skip to content

Содержание пчел в дуплянках: Борть (бортничество): содержание пчел в дупле – журнал Пчеловодство — Дупляночный улей

Содержание

Борть (бортничество): содержание пчел в дупле

Бортевое пчеловодство подразумевает искусственное создание жилища для пчел в виде дупла на дереве. Борть способна привлечь огромное количество диких лесных пчёл. Чтобы серьезно заняться добычей бортевого меда, необходимо ознакомиться с особенностями и нюансами бортничества. Требуется хорошо разбираться в деревьях, которые лучше всего подходят для привлечения пчелиного роя. Зная особенности бортничества, можно сделать жизнь пчел в искусственно созданных дуплах намного комфортнее, нежели в ульях.

Что такое «бортничество»

Бортничество – форма пчеловодства, при которой улей устраивают в естественном или в выдолбленном дупле большого дерева. Для этого используют деревья, дупла которых располагаются на высоте от 7 до 15 м. Борть – это замена традиционного улья, ее можно выдолбить искусственно или же использовать образовавшуюся на старом дереве. В середине улья пчелы образуют соты, для которых используют специальные укрепления – снозы.

Сбор меда с улья в борти осуществляется способом использования узких палок с небольшими отверстиями. Такое приспособление пчеловоды называют бортниками.

Само по себе бортничество – увлекательный и не слишком трудоемкий процесс. Единственной сложностью этого вида пчеловодства является забор меда из улья. Из-за того, что ульи располагаются на приличной высоте, требуется подниматься на дерево.

Истоки бортевого пчеловодства

Исходя из истории бортничества, этим занятием любили заниматься в России и Башкортостане. Особо популярной была эта форма пчеловодства с XV по XVIII век.

Особенно хорошо развивалось бортничество в густых лесопосадках вблизи Десны, Оки, Приднепровья и Воронежа. Однако вскоре такая добыча меда начала идти на спад. Вырубка деревьев в лесах и освобождение озелененных территорий не дало возможности развиваться этой отрасли сельского хозяйства. В конце 15 века вокруг Москвы-реки были вырублены практически все посадки и бортничество прекратилось.

В республике Башкортостан содержание пчелиного улья в борти развивалось гораздо быстрее, чем на Руси; сегодня бортничество сохранилось на заповедной территории Шульган-Таш.

Республика Башкортостан славится множественными липовыми и кленовыми лесопосадками, а эти деревья являются одними из лучших для создания ульев в борти.

В период кочевничества племен Башкортостана практически не осуществлялась вырубка лесов, пчелы активно размножались и хорошо приживались в деревянных ульях. Для этого вида пчеловодства использовали исключительно темных лесных пчел.

Жизнь пчел в дупле

Если сравнивать содержание пчел в дуплах и обычных ульях, предпочтение следует отдать первому. Пчеловодство в искусственно построенных ульях, нередко губительно для пчел, особенно в летний период.

В обычных ульях практически отсутствует вентиляция. Отверстия для вентилирования имеются, однако, их недостаточно для хорошей циркуляции воздуха. По этой причине пчелы в улье разделяются на две группы: одни гонят перегретый воздух, другие – свежий внутрь улья. На этот процесс требуется немало сил, а по причине повышенной активности насекомых, им необходимо больше корма, поэтому уменьшается производительность меда. В летний период от сильной жары в искусственных ульях часть пчел погибает.

Пчелы, поселившиеся в ульях борти, не теряют энергию на вентилирование, отчего не требуют дополнительного питания, как в улье. Когда воздух в дупле становится тяжелым, он выходит через основное отверстие. Таким образом, пчелы не затрачивают много энергии, производят больше меда. Насекомые практически не болеют, производят высококачественный пчелиный продукт.

При содержании пчел в дупле развивается сильный и здоровый рой, который не боится самого опасного заболевания – варроатоза. Лесные темные пчелы, в отличие от тех, что содержатся в обычных ульях, имеют хороший иммунитет против клещей и других микроорганизмов.

Как сделать борть для пчел своими руками

Чтобы самостоятельно соорудить улей на дереве выбирают дерево среднего возраста. Оно должно быть крепким, предпочтение отдают клену или липе. Рубить борть для улья следует на высоте 5–15 м от земли. Глубина дупла должна равняться 30 см, длина – 1 м.

Далее, необходимо следовать инструкции:

  1. Вырубить окно (довжею), высотой соответствующее вырубленному дуплу, а шириной от 10 до 20 см. Это отверстие будет местом сбора пчелиного продукта.
  2. После постройки довжеи, ее покрывают деревянными крышками. Фиксировать их лучше деревянными гвоздями, расположенными на разной высоте.

Гвозди изготавливают из клена. Другие деревья для изготовления гвоздей не подходят. Толщина каждой довжеи должна равняться ширине окошка.

Внимание! Крышку, которая находится вверху борти лучше сделать длиннее.

В дупле изготавливают маленькое отверстие, которое будет служить летком. Его необходимо сделать под прямым углом к основному отверстию. Малое окно располагают немного выше середины основного. Достаточно поднять его на 2–3 см.

После того как борть будет изготовлена, необходимо позаботиться об уходе за основным отверстием. В зимний период в дупле повышается влажность, основной ствол может загнивать, отчего продуктивность пчел пойдет на спад. Во избежание хлопот необходимо соорудить в борти вентиляционный канал с заглушкой. Это выполняется параллельно с вырубкой малого окошка.

Сделать вентиляцию достаточно легко. Для этого делают маленькие отверстия в дупле.

Правильно выполненная постройка вентиляционной системы в борти способствует:

  • сохранности места обитания пчел в хорошем состоянии на длительный период;
  • улучшению выработки меда.

Внимание! Убирать соты из дупла следует своевременно, иначе снизится показатель урожая, пчелы начнут покидать борть.

Содержание пчел в дуплянках

Прежде чем сделать улей в дупле дерева, необходимо позаботиться о размере нового жилья. Пчелы, которые производят много меда, могут отказаться от места, если оно не подходит по размеру. Если же пчелам изготовленная борть подходит, рой насекомых заселяется и обустраивается в дупле. Если внутри улья имеются трещины или дыры, насекомые заделывают их прополисом, начинается работа по построению сот, а затем по производству меда.

Внимание! Сбор пчелиного продукта осуществляют на второй год после заселения роя.

Мед, который образовывается в верхней части улья, трогать нельзя, нижний – продукт для сбора. Очень важно не переусердствовать со сбором урожая, и не лезть вглубь борти иначе можно навредить расплоду. На второй год после заселения пчел начинается активное заполнение сот, поэтому вначале процесс сбора пчелиного продукта будет довольно трудоемким.

Следует помнить, что лесные пчелы отличаются агрессивным характером, поэтому при сборе урожая необходимо использовать защитную одежду.

Техника сбора медового продукта из борти:

  1. Необходимо дождаться вылета пчел в поле.
  2. Выкурить оставшихся насекомых с помощью дыма и постукивания по дуплу.
  3. Произвести сбор пчелиного продукта из улья, использовав бортник. Собирать рекомендуется мед, находящийся внизу.

Какими качествами отличается бортевой мед

Мед, произведенный лесными пчелами, обитающими в улье на дереве, является более полезным и очищенным. Весь процесс распечатывания сот проходит человеческими руками, без применения механических машин. Благодаря тому, что нектар не проходит через механическое откачивание, сохраняются все полезные свойства и ферменты. Таким образом, из маточного молочка, воска и прополиса не пропадают жизненно важные вещества. Цена меда диких пчел значительно выше того, что получают из обычного улья.

Заключение

Борть – наилучшее место для создания улья для пчел. Благодаря правильному размещению дупла и своевременному сбору пчелиного продукта, можно собрать неплохой урожай меда. За год из одного улья можно получить от 8 до 10 кг экологически чистого пчелиного продукта. Основное преимущество создания улья в борти – отсутствие особых затрат. Содержание улья в естественном дупле уменьшает риск подмора в несколько раз.

История русского пчеловодства. Древнее пчеловодство, И. А. Шабаршов | Пчеловодство выходного дня

 Дуплянки и сапетки.

У южных славянских пчело­водов в местностях степных, безлесных возникла и получи­ла довольно широкое распространение дуплянка — бездон­ная колода. По внешнему виду она напоминала бочонок, поэтому ее называли еще бучек. Истории известны круп­ные дупл явочные монастырские пасеки. Если обычная ко­лода открывалась сбоку, то дуплянка — снизу, по аналогии с дуплом. Дуплянка и возникла как подражание дуплу — эталону для всякого улья.

Дуплянки-бездонки выдалбливали или выпиливали из обрубков мягких пород деревьев — ветлы или липы. Снача­ла просверливали отверстие длинным буравом, потом узки­ми пилами выпиливали сердцевину. Высота ее — до метра, толщина стенок — 4—5 см. Трещины замазывали глиной с коровяком. Леток делали в самом низу продолго­ватым или треугольным по выпавшему суку. Там, где леса было мало, приспосабливали для роев кадушки, плели из соломы колпаки.

Дуплянку ставили на доску или прямо на землю, постелив на нее солому, чтобы пчелы не страдали от холода и сырости, особенно весной. На пасеке слабые семейки стави­ли впереди. Это способствовало усилению их осевшими на них пчелами из других семей во время хорошего медосбора. Весной, если было мало меда в гнездах, давали разведен­ный мед — сыту. Чашечки с ней ставили под сотами на ночь, чтобы избежать нападения чужих пчел.

Доступ к пчелам и гнезду — только снизу. Для этого дуплянку переворачивали вверх дном. Отсюда как на ладо­ни было видно состояние семьи — ее сила, расплодные со­ты, роевые мисочки и маточники. Так же контролируют со­стояние семьи и современные пчеловоды-многокорпусники, приподнимая расплодные корпуса и заглядывая в них сни­зу. Однако как-то воздействовать на пчел в дуплянке прак­тически невозможно.

Вырезка меда затруднительна. Дуплянка, пожалуй, представляла больше удобства пчелам, чем пчеловоду. Вес­ной, после зимы, обычно снизу подрезали не занятые пче­лами соты, семьи подкармливали, чтобы спасти от голода.

Пчеловоды заметили, что в дуплянках пчелы все-таки меньше роились, чем в колодах. В них было прохладнее, тем более когда под ними делали подкопы — ямы 30—35 см глубины, чтобы предоставить пчелам больше места для работы во время медосбора. На яму клали два бруска, на которые и опиралась дуплянка. Пчелы подстраивали соты, опускали их ниже, до дна, заливали медом. Это давало возможность брать гораздо больше полномедных со­тов. Однако после проливных дождей в ямы натекала вода. От сырости появлялась плесень в гнезде, оно становилось непригодным для дальнейшего использования. Так как на подкопы ставили лучшие семьи, их приходилось уничто­жать, отбирать мед и перетапливать соты.

От дождей ульи накрывали берестой

Дупляночное пчеловодство — роевое, как и во всех нераз­борных примитивных ульях. Пчелы роились сколько хотели.

В омшаниках дуплянки клали набок, одну на другую со­тами отвесно к полу. Гнездо, открытое снизу, никогда не отсыревало.

На Кавказе, в предгорьях Северного Кавказа, в Подкарпатской Руси пчеловоды с незапамятных времен разводили пчел в сапетках — куполообразных корзинах без дна, об­мазанных глиной с навозом (слово “сапетка” в переводе с черкесского — “корзинка”). Плели их из гибких ивовых прутьев — лозы (такую сапетку называли лозок) или моло­дых побегов орешника, из соломы. Иногда лепили из глины, как кувшины. Глиняные ульи называли турецкими, хотя они были рас­пространены и в Гре­ции, и в соседнем Аф­ганистане, и в Иране. Эти примитивные ульи защищали пчел и их гнезда от дождя и вет­ра, от жары и холода. Они, как правило, не­большие, высотой 70— 80 сантиметров, шири­ной около полуметра, вмещали по 5—9 сотов.

На пчельниках сапетки ставили близко, почти вплотную друг к другу, часто на общую подстилку-подставку или прямо на землю под одну крышу из осоки или соломы. Пчелы в сапетках — этих очень тесных и малых помещениях — ока­зались неуправляемыми. Для них было характерно безудер­жное роение. Семьи отпускали по 6—7 роев один другого меньше. Нередко рои сами роились, а семьи после оконча­ния роения снова, во второй раз, входили в состояние рое­ния и начинали роиться. Весь уход состоял в ловле роев, посадке их в ульи и отборе меда. Когда отбирали мед, сапетку (кош) клали набок или переворачивали вниз головой и специальным ножом вырезали куски сотов.

Сапетку считают самым древним ульем. Греки с древ­нейших времен водили пчел в плетеных из лозы ульях, об­мазанных глиной. Полагают, что горцы Западного Предкав­казья позаимствовали сапетку у греков, поселения которых когда-то процветали на восточном берегу Черного моря. С ними они торговали горным медом, добытым на скалах.

Дуплянка

У горцев можно было встретить небольшие пчельники под чинарами около саклей и крупные пасеки по нескольку сот сапеток “в горах. Часто размещались они в зоне альпий­ских лугов, на большой высоте, в неприступных местах, со­единенных с долинами узкими пешеходными и конными тропами.

Сапетки, обмазанные глиной

Теперь колоду, дуплянку и сапетку можно встретить, пожалуй, только в пчеловодных и краеведческих музеях.

Кочевка от снега до снега.

Интенсивное освоение земель и уменьшение медоносных растений резко снизили возможности получения меда вблизи населенных пунктов. Образовались периоды, в которые пчелы не накапливали мед, плохо питались сами. Это неизбежно вызывало необ­ходимость отыскивать в других местах богатые источники нектара и подвозить к ним пчел. Родилась новая, кочевая форма пчеловодства, которой в истории отрасли и произ­водстве меда суждено сыграть выдающуюся роль.

Первый и весьма важный шаг в этом направлении был сделан уже тогда, когда человек сумел переместить естест­венные убежища пчел — дупла и борти — на пасеку. Жи­лищу была придана подвижность, которым оно раньше не обладало. Оказалось, что и сами пчелы способны без осложнений переносить транспортировку и сра­зу включаться в медо­сбор на новом месте. Это было великим от­крытием.

Россия располагала еще огромными естест­венными медоносными ресурсами — липовы­ми лесами, заливными, суходольными и горны­ми лугами. Подтверж­дают это и гербы с изображением ульев и пчел — символов богатства, трудолюбия и основной занято­сти населения. Расширялись площади под гречихой и под­солнечником. Мысль о посеве медоносных растений, пред­назначенных специально для пчел, у русских пчеловодов возникла намного позднее.

Сапётки из соломы и ивовых прутьев

Вот так штабелями располагали ульи в укрытиях

У других народов, земли которых не изобиловали медо­носами, как наша Русская земля, кочевка с пчелами была известна очень давно. У египтян она была обычным явле­нием. С пчелами они плавали к истокам Нила, где медос­бор наступал раньше, а потом, по мере зацветания медоно­сов, постепенно двигались вниз по течению. Пчелы летали с плотов, медосбор во много раз удлинялся.

На острова Эгейского моря кочевали греки. Они плавали с пчелами вокруг заросших медоносами морских берегов на разных судах, и когда суда становились от мёда тяжелыми и погружались глубже, они вырезали соты с медом.

Испанцы перевозили пчел на обильные пастбища на му­лах, а в странах Азии — вьюками на верблюдах и ослах. В Древнем Риме возили пчел в Сицилию и даже на острова Крит и Кипр.

Из истории известно, что древние афиняне вьюками поднимали пчел на гору Гимет, чтобы собрать на ней осо­бый горный мед. Китайцы ежегодно переселяли пчел на ме­ста, богатые медом.

С давних пор знали кочевое пчеловодство народы Кав­каза, хорошо известно оно было в западных и восточных славянских землях.

Кочевка требовала немалого искусства. Потревоженные и запертые в ульях пчелы в жаркое летнее время могли за­дохнуться, соты от толчков обвалиться. Техника перевозки складывалась, отрабатывалась и совершенствовалась в про­цессе практики.

Немало погибло пчелиных семей, зажалено или сорва­лось в пропасть навьюченных лошадей, прежде чем были выработаны принципы и сложилась техника кочевого пче­ловодства.

Пчел перевозили на повозках лошадьми или волами, вьюками, на лодках и баржах как на близкое, так и на дальнее расстояние. Требовалось иногда несколько суток пути. Прежде всего, пчел запирали в улье, чтобы не расте­рять в дороге, и они не жалили животных. На повозку сте­лили солому, которая смягчала удары при движении по не­ровной дороге. Колоды клали боком так, чтобы соты ребра­ми приходились перпендикулярно дороге, а не плашмя. Предварительно на колодах отмечали мелом направление сотов. Соты опирались на бок улья и стояли прочно. Это исключало их поломку.

Сапетки и дуплянки переворачивали и ставили тяжелой головой вниз. Соты также не разрушались. Открытое дно затыкали соломой или обвязывали редкой тканью, которая пропускала воздух. Вентиляция считалась первым условием благополучной перевозки. Беспрепятственный воздухообмен в ульях признается решающим и в современных кочевках.

В колодах пчелы уходили в свободное от сотов простран­ство внизу, а в дуплянках и сапетках поднимались вверх, где также не было сотов. Это улучшало их состояние.

На воз устанавливали обыкновенно до 20 дуплянок, между которыми прокладывали солому, которая гасила уда­ры при толчках и сотрясениях. На арбу сапетки ставили в два ряда и два этажа.

Перевозка пчел к медоносам

На двухколесной горской арбе их умещалось более двадцати.

Воз с ульями хорошо увязывали, чтобы они не шата­лись. Перевозка волами считалась более удобной. Они шли тихо, ровно, при спуске сдерживали повозку, не так поте­ли, как лошади. Если даже на них и нападали пчелы, вы­шедшие из какого-нибудь плохо подготовленного к кочевке улья, они на ужаления реагировали не так остро, как ло­шади, которых удержать в таких случаях почти не удавалось. К тому же волов за одну минуту можно было отпрячь.

В горной местности на лошадь навьючивали две колоды или четыре сапетки.

При многодневных кочевках делали остановки — днев­ки. В полдень расставляли ульи в стороне от дороги, у ме­доносов, чтобы пчелы “отдохнули” и полетали. К вечеру, как только солнце садилось, и пчелы возвращались домой, вновь трогались в путь. Ночные перевозки прочно вошли в практику. И сейчас пчел перевозят в ночное время. Если перевозили днем, то выбирали погоду прохладнее, пасмур­нее, чтобы пчелы “не залились” медом, особенно когда его в ульях много. От жары тяжелые соты размягчались, обру­шивались, мед вытекал, пчелы тонули в нем и погибали.

Если перевозили пчел по рекам, то пользовались самы­ми большими лодками — баркасами или долблеными дуба­ми. На хорошем баркасе помещалось 50—60 ульев, а в дубе — 20—30 колод.

Кочевую пасеку располагали обычно в лесу, на опушке или в кустах, а в поле — во рву или на склоне лощины, чтобы местность защищала пчел от ветра. Семьи послабее ставили ближе к медоносам, впереди сильных, для усиле­ния и выравнивания налетными пчелами.

Кочевали неоднократно в сезон — с одного медоноса на другой. Опытные пасечники-знатоки весной вывозили пчел в лес, где много ивы и кленов, потому что понимали, какое значение для усиления семей и подготовки их к решающим медосборам имели весенние нектароносы и пыльценосы, а летом — на поля к посевам гречихи и подсолнечника. Они старались содержать пчел среди обильной медоносной рас­тительности, как говорится, от снега до снега.

На Кавказе с сапегками путешествовали около восьми месяцев — с ранней весны до глубокой осени. Часто со ста­дами овец брали с собой и пчел. Пасеки не только давали много меда, но за это время за счет роев значительно уве­личивались. Горцы нередко объединялись в артели по 800— 1000 сапеток, нанимали старого опытного пчеловода, кото­рому поручали весь уход. В период роения — самого на­пряженного времени — хозяева пасек выезжали к пчелам и сами работали с ними. Совместные кочевки себя оправды­вали и лучшей организацией перевозки, и снижением за­трат труда и времени, и обогащением знаниями, неизбеж­ным при общении. У кабардинцев существовал даже народ­ный праздник — день первого роя. Объединение пчеловодов стало традиционной и распространенной формой организа­ции кочевок к медоносам, которая в любительском и фер­мерском пчеловодстве сохранилась до наших дней.

Для жизни в кочевых условиях возили с собой простую походную палатку из холста или соломенных матов.

Кочевка — старый, надежный и очень выгодный способ пчеловодства.

Роебойная система.

Отбор меда, особенно из дупля­нок и сапеток и, пожалуй, в основном из них, был доволь­но неудобным и чрезвычайно затруднительным. Эти ульи, кроме нижнего, донного, не имели другого отверстия, через которое можно было бы вырезать медовые соты. Чтобы за­владеть медом, в практику вошел способ закуривания пчел. Известен он с глубокой древности, был распространен и у других народов, где пчел водили в сапетках. Сама конст­рукция улья породила и обусловила эту так называемую роебойную систему пчеловодства.

Пчел закуривали смертоносным сернистым газом. Не­большой кусок полотна, навернутый на конец палки и пропитанный расплавленной серой, поджигали и подкладывали под дуплянку или сапетку, которую предварительно ставили на вырытую яму. От густого ядовитого дыма пчелы задыхались и осыпались. Закуривали, естественно, тяже­лые, медистые ульи. Погибали, таким образом, самые силь­ные семьи. Из ульев вырезали весь мед.

Торговля медом находилась в основном в руках частных предпринимателей и коммерсантов. Медопромышленники осенью ездили по селам и деревням и закупали мед. Они привозили с собой заранее заготовленные серники. Эти купцы-медоломы, в ежовых руках которых целиком нахо­дились мелкие крестьянские пчельники, отбирали на них тяжелые ульи, платили пчеловоду мизерную цену за штуку и сами закуривали пчел. Не у каждого пчеловода поднима­лась на это рука. Мед они большей частью покупали огу­лом — “на пень”, а не “на пуд”.

Земледельцу-пчеляку, занятому хозяйственными забота­ми, непросто было самому сбыть на рынке лишний мед. Этим и пользовались медовщики-оптовики. С собой они привозили и бочки под мед.

Ульи с погибшими пчелами сносили в одно место, где все содержимое в них — мед, пергу, оставшихся на сотах мертвых пчел, а иногда и расплод — складывали в бочку. Для обрубки свозов и отделения сотов от стенок дуплянки и сапетки употребляли особый резец, сделанный из желез­ного прута, один конец которого выкован и заострен в виде лопатки. Улей выскабливали от приставших к стенкам ку­сочков сотов закругленной кочергой — крюком.

В громадной шестипудовой бочке соты уминали и уплот­няли деревянным шестом. Этот “битый” мед нередко шел прямо на рынок. Торговля медом-сырцом, или серым ме­дом, не считалась в то время предосудительной. Наоборот, присутствие в меде сотов и пчел подтверждало его нату­ральность. Однако чаще “битый мед” подвергали обработке. Это повышало на него цену.

Скупщики-медопромышленники через отверстие в дне бочки спускали мед-самотек в посуду или очищали серый мед на медоспускной бане. Получался так называемый бан­ный мед, отделенный от воска теплом.

Сами пчеловоды вырезанные соты с медом сортировали: светлые обычно шли на продажу, из темных получали мед- самотек, или подцед. Соты складывали в деревянное коры­то, на дно которого стелили слой чистой неполоманной со­ломы-сторновки. Корыто ставили наклонно. Соты мяли ру­ками. Мед через отверстие в корыте стекал в подставлен­ную посуду.

Закуривали не только сильные семьи, но и самые сла­бые, наилегчайшие, не подготовившиеся к зимовке и не способные ее пережить. Плохие семьи давали 2—6 к­г меда, а лучшие — 12—16 кг. По до­вольно основательным расчетам Витвицкого, в России еже­годно убивали около 10 миллионов пчелиных семей.

При роебойной системе единственное средство поддер­жать пасеку — рои. Обычно на выбивку шло столько се­мей, сколько получено новых, то есть уничтожались лиш­ние семьи.

Роебойная система имела серьезные недостатки. Умерщ­влялись лучшие, сильные семьи, которые могли составить капитал пчеловоду; получали нечистый мед, который це­нился на рынке вдвое дешевле меда-подцеда. “Истребление на корень пчел, — писал выдающийся пчеловод и историк прошлого века А.И.Покорский-Жоравко, — есть, без всяко­го сомнения, истребление капитала”.

Противоестественна природе пчеловодства, характеру и национальной душе русского человека грубость приемов. Однако в роебойной системе было и рациональное зерно. Ликвидация слабых, непродуктивных, “худых” семей была целесообразна как в хозяйственном отношении, так и с точки зрения селекции. Пасека избавлялась от семей заве­домо плохой наследственности, которые могли ухудшить ге­нетическую основу остальных семей. В зиму оставляли “ульи доброй и средней семенной пчелы”. Сознательно при­менялись доступные пчеляку приемы племенной работы.

Сильные медистые семьи, которых закуривали, успевали отпустить за сезон по нескольку роев. С первыми роями уходили старые матки. Рои-перваки принимали участие в главном медосборе и обеспечивали себя кормом на зиму. Они избегали уничтожения. Сохранялись в них и старые матки — генетическая основа сильных и продуктивных се­мей. Так что вопреки установившемуся мнению роебойная система в принципе своем не приводила к ухудшению на­следственности пчел и их вырождению. Медоносные пчелы сохранили свои превосходные качества до наших дней.

Пчеловоды-колодники лесных местностей России в очень редких случаях закуривали пчел, хотя и не держали нена­дежных семей. Мед вырезать в колодах несложно. И не все дупляночники и сапеточники приняли роебойную систему и пользовались ею. В немалой степени сказалось отношение к пчеле как существу святому, извечно почитаемому за по­лезность, трудолюбие и образ жизни, который поражал по­истине неземным совершенством. Убивать пчелу считалось в народе грехом и редкий мог взять его на душу.

Было предпринято много попыток найти способы отбора меда без умерщвления пчел. В технологию пчеловодства, в частности, пасечники ввели перегон. Из лучших семей, от которых намечали вырезать мед, пчел пересаживали, пере­гоняли в новые дуплянки, заранее приготовленные, с при­крепленными к потолку кусками порожних молодых сотов. Улей с пчелами относили в сторону, устанавливали в опро­кинутом положении и выкуривали их. Как только они на­чинали подниматься вверх, на дуплянку ставили ранее под­готовленную дуплянку, место соприкосновения плотно об­вязывали холстиной. Пчелы переходили в верхний улей. Пчеляк ускорял переселение постукиванием по нижнему улью. Верхний улей с пчелами ставили на место старого улья, а опорожненный уносили и вырезали из него соты. Такая система получила название перегонной. Она имела бесспорные преимущества перед роебойной. Семьи остава­лись живыми.

Перегон обычно делали недели за две до окончания ме­досбора или перед последней кочевкой. Семьи-перегоны, будучи сильными, успевшие отстроить гнездо и запастись медом на зиму, становились зимовиками. Даже если на плохой конец часть семей не доживала до весны, этот при­ем все равно себя оправдывал. Опытные пчеловоды им ус­пешно пользовались.

Существовали и другие способы: соединяли по две-три семьи в одну или разгоняли пчел по соседним “пенькам”. Сначала в дуплянке подрезали соты, потом переворачивали ее головой вниз и с помощью дыма и стука сгоняли пчел вверх. Когда они свивались клубком, их черпали большой лож­кой и высыпали перед летками других ульев, усиливая их.

Страница 8 из 9«123456789» Поделитесь, пожалуйста, ссылкой в Вашей любимой социальной сети:

Читайте также

Дуплянки для пчел всегда опрятные

     .
     
     

В данной статье рассматриваются вопросы, затронутые в статьях, авторы которых либо находили дупла с пчелами, либо работали с подобными дуплами, но изготовленными собственноручно – бортями.

Теперь рассмотрим некоторые вопросы, затронутые в статьях, авторы которых либо находили дупла с пчелами, или работали с подобными дуплами, но изготовленными собственноручно - бортями. Так, М.Чирков с Новосибирской области пишет: "Несколько лет назад мне довелось участвовать в разборе гнезда пчел в дупле старой сосны. Пчел обнаружили в конце июня. Работали они очень активно. Однако в сентябре их в дупле уже не было.
Дупло имело высоту 163 см, ширину - 34 см. Размещалось оно на высоте 2,5 м. Внутри было хорошо обработанное и гладко отполировано. Вся внутренняя часть состояла из "рубашки" сухой древесины, толщиной 20-30 мм. Внешняя часть – из сырой древесины, из сосны, которая находилась в стадии вегетации и диаметр ее достигал 60 см. Дупло было как будто двустенное. Летком для пчел служило отверстие диаметром 40 мм от сучка, который выпал. Внутренняя часть расширялась до 50 мм. Пчелиного подмора в дупле не было, меда оказалось 80 кг.
По состоянию гнезда можно было сделать вывод, что пчелы жили здесь неплохо, но в гнезде для них стало мало места, соты состарились и они его покинули "(журнал" Пчеловодство ", 1935, № 2, с. 26).
В свое время пасечник совхоза "Таловский" Кемеровской области сообщал следующее: "В 1940 году я нашел семью пчел в дупле осинового пня высотой 5,5 м, диаметром 40 см. Соты размещались на" холодный занос ". Их высота превышала 4,5 м, ширина - 28-30 см. Отверстие диаметром 40 см, которое служило летком, было размещено с южной стороны, в 4-х м от земли. Расплод в 12 рамках Дадана был сконцентрирован в зоне летка, масса пчел составила 7 кг. Сотов с медом, в основном старым, вырезал более 120 кг. Стенки дупла были чистыми без следов поноса; подмора пчел на дне не было "(журнал" Пчеловодство ", 1973, № 9, с. 28).
Стоит отметить, что изложенное является ярким примером поселения пчел в любую полость, то есть – в дупло дерева живого или сухого. Известны случаи поселения пчел в карнизы зданий, могильные памятники и даже в бетонный столб электролинии под Волгоградом. Однако, жизнь пчел в таких полостях нельзя сравнить с дуплом.
Дупло омертвевшего дерева не хуже для пчел, чем живого, если оно прошло все стадии образования "рубашки" с ситообразной древесины и отверстия для летка диаметром 40-50 мм, расположенного выше середины дупла. А. Нестеренко в статье "Совершенствование гнезда пчел" пишет: "Стенки дупла во время сильных морозов не промерзают, они относительно толстые; их внутренний слой состоит из сухой древесины. Застройка дупла сотами, прополисование его потолка и стен устраняют возможность попадания влаги в древесину и ее размораживания ".
Итак, из вышесказанного можно сделать вывод – в дупле с пчелами трухлявой древесины нет. Перед заселением в дупло пчелы выгрызают рыхлую древесину до твердого ситообразного слоя, в который сок дерева не проникает.

 

 

По материалам журнала Пасека

стороение, характиристика улья, переселение диких пчел в улей

Дикие пчелы имеют свои особенности существования. Они нуждаются в помощи опытных пчеловодов, которые должны построить специальный дикий тип улья. Он называется бортью (дуплянкой, сапеткой, колодой). Чтобы выстроить улей, пчелы организовывают совместную работу.Мед диких пчел является ценным продуктом. В нем содержится большое количество витаминов и других жизненно важных веществ.

История возникновения пчелиного улья, виды ульев

Продуктами жизнедеятельности пчел люди начали интересоваться еще в доисторические времена. Дикие пчелы устраивали свои жилища в расщелинах скал и дуплах деревьев. На территории древней Руси, покрытой густыми лесами, мед сначала добывали в естественных дуплах у диких пчел, постепенно стало развиваться бортевое пчеловодство, появились первые ульи.

Улей – это специальное сооружение для содержания пчел.

Борть – пчелиный улей, расположенный в дупле дерева. Борть может быть естественного происхождения или создаваться искусственно, в дереве вырезали дупло и заселяли в него диких пчел. Соты с медом из бортей изымались частично, некоторое количество меда оставляли пчелам.

Потом появились колоды и дуплянки. Из деревьев выпиливали дупла с пчелиной семьей и переносили их поближе к дому, такие улья называли колодами. Или брали кусок спиленного ствола, выдалбливали его изнутри и проделывали сбоку отверстие. Такие ульи называли бортями или дуплянками.

Все борти и колоды стали собирать в одном месте, чтобы за ними было удобнее ухаживать. Именно тогда и произошел переход от бортевого пчеловодства к пасечному пчеловодству.

Пасека – место, предназначенное для содержания пчел.

В южных районах, где наблюдается дефицит леса, пчел содержали в специальных ульях, сплетенных из прутьев или соломы и обмазанных глиной. Плетеные ульи называли сапетками. В степных районах улья сколачивали из досок или использовали для содержания пчел тонкостенные дуплянки.

Практически все вышеперечисленные убежища для пчел были одноразовыми. После того, как пчелиная семья наполняла их медом, человек был вынужден разрушать улья, чтобы добраться до лакомства.

Следующим этапом в развитии пчеловодства стало появление линеечных ульев. В этих ульях пчелы строили соты на отдельных планках, которые располагались под съемной крышкой. Для того чтобы вынуть соты, требовалось только подрезать их с боков и аккуратно вынуть из улья, не разрушая его. Однако ленточные ульи не нашли широкого распространения и были постепенно вытеснены рамочными ульями.

Принято считать, что первый рамочный улей был изобретен украинским пчеловодом П. И. Прокоповичем в 1814 году. Свои варианты рамочных ульев создали также польский пчеловод Ян Джержон в 1938 году и немецкий пчеловод Август фон Берлепш в 1852 году. Прообраз современной конструкции рамочного улья был запатентован основателем американского пчеловодства Л. Л. Лангстротом в 1851 году в США. В его улье рамки можно было извлекать сверху.

В настоящее время в пчеловодстве используются рамочные ульи двух видов:

В вертикальном улье, его называют стояком, рамки располагаются друг над другом. Объем улья увеличивается за счет добавления горизонтально расположенных рамок. На базе стояков формируют многокорпусные ульи. В них используется несколько корпусов, заполненных рамками. Эти корпуса ставятся один на другой, что значительно облегчает уход за пчелами.

В горизонтальном улье, его называют лежаком, рамки располагаются в один ряд, а сами лежаки имеют вид длинных ящиков. Объем улья увеличивается за счет добавления вертикально расположенных рамок.

В России широко применяют как лежаки, так и стояки. Для содержания большого количества пчелиных семей рекомендуется использовать многокорпусные ульи. В одном улье может размещаться несколько пчелиных семей.

Как правило, ульи делают из дерева. Последние 10 -15 лет для их изготовления стали применять пенопласт и пластмассу. Однако до сих пор классические дерева.

Чем дикие пчёлы отличаются от домашних

Дикие пчёлы – это далеко не те ярко-жёлтые насекомые, которых мы привыкли видеть на цветочных полянах. Это медоносные насекомые, имеющие скромный серый окрас и, несмотря на то, что дикие пчёлы мелкие, они обладают завидной выносливостью, сильным иммунитетом и терпеливо переносят как жаркий, так и холодный климат. Насчитывается более, чем 20 тысяч видов диких пчёл. Именно они считаются самыми лучшими опылителями для цветов, потому находятся под охраной и занесены в Красную книгу. Интересно, что мёд этих пчёл превосходит по вкусовым качествам мёд домашних насекомых.

Как появляется дикий улей

«Дикие», «домашние» – в данном случае понятия относительные. Пёс знает хозяина, его приходу радуется, на чужих – лает. А пчёлы даже не подозревают, что у них, оказывается, имеется владелец. Дикими пчелами называют слетевшие рои, видовой разницы между живущими в гуще леса и на пасеке семьями – нет.

Перед размножением пчёлы-разведчицы отправляются на поиски подходящего жилища. Таковым служит любая каверна или небольшая емкость: дупло дерева, полость в доме, трещина в скале, пещера в горах. Выбор между найденными вариантами будущих ульев проводится, когда выходит рой.

Вначале он собирается в кучку, будущие переселенцы повисают гроздью на ветке. А пчёлы-разведчицы особым танцем рассказывают о преимуществах и недостатках найденного объекта. Определившись с выбором, рой дружно снимается, и компактной издали еле заметной тучкой отправляется на новое место жительства. По законодательству Российской Федерации, старый хозяин может заявить свои права на новую семью, но только если провожал рой на всём расстоянии полёта.

Вот так выглядит дикий улей в дупле дерева

Лесные пчёлы устраивают улей в дупле подходящего размера. Пчела в состоянии грызть древесину, слишком малый леток – расширяют, слишком большой – сокращают, заклеивая прополисом. Им же заделывают лишние трещины, выставляют стражу на входе, оттягивают соты, куда энергично носят мёд. Инстинкт запасания может даже сослужить плохую службу, к примеру, были описаны случаи бесхозных полнёхоньких дупел, где дикие пчелы явно перестарались: наносили столько мёда, что не осталось места для расплода, и пришлось покинуть ставший слишком тесным улей…

Лесные службы выбраковывают деревья с дуплами, да и общая площадь лесов сокращается. Диким пчёлам всё труднее найти новый улей. Иногда рой поселяется в старом сарае, на чердаках, в полостях новостроек. В России зимы суровые, и совсем без укрытия выжить трудно. Хотя бывают случаи, когда повисев-повисев, пчелы начинают строиться прямо на ветках – лететь некуда…

В Индии с этим проще, там теплее, большая индийская пчела зачастую обустраивается под скальным карнизом, устраивая открытое взору жилище. Она обычно делает только один сот, из-за особенности вида.

Охотник за сладким сбивает сот большой индийской пчелы в подставленный сачок

Одиночные пчелы роют норы, выгрызают пустоты, поселяются в соломинках, используют листья для постройки. Но для общественных, в том числе и медоносных пчел, требуется хоть какая-то готовая полость, которую они смогут застроить. Лучше всего – каверна в скале или дупло в дереве. Но за неимением таковых они селятся под крышами заброшенных зданий, вентиляционных шахтах, покинутых норах, пустотах в бетоне, нишах строений, валяющейся таре. В общем, везде, где могут найти хоть какую-то защиту от осадков, ветра, холода.

Но такие соседи, зачастую, не очень нравятся людям, да и понятно почему. Желание быть покусанным редко встретишь у здравомыслящего человека. Кстати, подобные случаи соседства иногда попадают в новости.

Увы, люди подминают под себя всё большую территорию, выдавливая насекомых из их экологических ниш. И обустроить в дупле дерева новый улей, в наше время, у пчел просто не получается. А ведь где-то жить надо…

Характеристика дикого улья

В некоторых ситуациях пчеловоды могут самостоятельно соорудить улей-борть, разводя пчел в дупле. Для этого подойдет высокая сосна, обращенная на южную сторону. Неподалеку должна быть чистая вода и липовые деревья. В дупле насекомые поселяются не сразу.

У диких пчел своя организация. Сначала они оказываются в дупле, после выстраивают там соты сверху вниз. Некоторые пчеловоды по незнанию могут забрать весь мед. Делать это запрещено, так как пчелы лишаются корма, из-за чего могут погибнуть.

Некоторые люди, интересующиеся пчеловодством, знают, где живут дикие пчёлы. На сегодняшний день, есть только одно место в современном мире, где они обитают – Башкирия. Для их здорового размножения и жизни лесным труженикам нужны все необходимые условия: просторные леса, дуплистые деревья и обильная кормовая база.

Живут дикие пчёлы в лесу. Свои жилища сооружают там, где им удобно. Преимущественно на деревьях, в расщелинах земли и даже скал. Только одна семья может насчитывать от 20 тысяч особей, причем каждая и з них играет свою немаловажную роль. Можно сказать, рой — это общественная организация, где каждая пчела важнейшее звено в одной связующей цепи. Семьи очень организованы: выделяют матку, рабочий «класс» и трутней. Главная задача роя – безопасность матки и сбор кормовых запасов.

Дупло диких пчёл интересно организовано. Строение и форма дупла бывает разной, всё зависит от вида и высоты дерева. Если сердцевина дерева сгнила и образовалась полость в стволе, то вполне вероятно, что там пчёлки уже соорудили себе дупло.

Устройство жилища происходит следующим образом: насекомые заселяют дупло и, проходя сверху вниз, сооружают соты. Такая застройка может длиться годами. В результате, улей диких пчёл напоминает мешочек небольшого размера, созданный из сухих листьев, травы и природных склеивающих веществ.

Чтобы подготовиться к холодной зиме, насекомые трудятся с особенным упорством. Все щели нужно промазать прополисом, чтобы влага и холод не проникали в жилище. В это время молодой расплод подрастает, а ленивые трутни изгоняются из дупла.

В верхней части улья собирается мед, затем внизу клуб, а между сотами и летком образовывается воздушная подушка. Когда все приготовления завершены, пчёлы сбиваются на дно жилища. Это самое теплое место, где можно перезимовать и сэкономить силы до прихода весны.

Строение сот в диком улье

Чаще всего соты выстраиваются в языковой форме в холодную погоду, для их соединения используется пласт. Дупло длиной около пяти метров. В нем насчитывается до 7 рядов, расположенных вертикально. В улье хорошая вентиляция. На теплые заносы, соты выстраиваются в том случае, если дупло бракованное, в нем трещина. Летком в дупле будет служить отверстие, возникшее на месте выпавшего сука.

За счет того, что в сотах есть отверстия, происходит регулярный обмен воздухом в дупле. Пчелы могут перепрыгивать из сот, создавая клубы, чтобы нормально перезимовать.

Когда насекомые заселяют дупло, леток размещен ниже нахождения сот. После заселения продолжается постепенная застройка сотами. Матка опускается на самое дно, для сбора используются соты с деткой. Сила семьи постепенно увеличивается, улей расширяется, поэтому застройка гнезда является длительным процессом. На это могут уйти годы.

Полезные свойства мёда диких пчёл, и чем он отличается

  • дикий мед имеет густую консистенцию и тёмный цвет;
  • высокое содержание перги и воска;
  • экологически чистый продукт – совершенное средство для повышения иммунитета. Содержит витамины А и С, йод, фруктозу, фолиевую кислоту, различные минеральные соли;
  • незаменимое лекарство в лечении простудных заболеваний, таких как; грипп, пневмонии, бронхиты и др.;
  • часто применяется при болезнях сердца и почек;
  • в профилактических целях употребляют для нормализации работы; ЖКТ и улучшения аппетита.

Возможно, не всем известен тот факт, что мёд лесных пчёл по своим целебным свойствам имеет свои преимущества перед продуктом, вырабатываемым домашними насекомыми.

  1. Во-первых, этот мед представляет совершенно иную ценность на мировом рынке, поскольку дикие пчёлы находятся на грани вымирания и их не так просто расплодить и заставить жить подле себя.Чтобы собрать 1 кг меда, дикая медоносная пчела должна опылить едва не 10 млн. цветков и принести до 100 000 порций нектара.
  2. Во-вторых, сладкий янтарь изымают только 1 раз в год, не чаще. Именно столько времени нужно мёду, чтобы окончательно созреть.

Можно ли самому разводить лесных насекомых?

Если вы решили начать свое пчеловодство с диких насекомых – это рискованно, но поверьте, оно того стоит. Домашние могут зароиться, могут заболеть и заразить другие семьи. Зато с дикими пчёлами все совершенно иначе. Как уже упоминалось, они славятся своей выносливостью, термоустойчивостью и трудолюбием.

Они практически не болеют, а значит, что их потомство тоже будет сильным и здоровым. Стабильность для пчеловода в этом вопросе – важный аспект! Потому, если вы начнете свою деятельность именно с сильных и трудолюбивых насекомых, это только плюс.

Конечно, чтобы выловить диких насекомых и потом удержать их – это вопрос сложный. Зато результат затмит все трудности, которые встречались на вашем пути. В целом, если все делать правильно и в угоду пчёлам, мелких неудач можно избежать вовсе.

Как ловить диких пчёл в лесу?

Итак, как же выловить диких пчёл? Сегодня нет необходимости бегать по лесу и отлавливать рои насекомых. Достаточно смастерить специальную ловушку. Правда, и в этом вопросе нужно действовать с умом. Ловушку можно соорудить из картона, дерева или других материалов.

Нужно также учесть, что если ваша ловушка окажется слишком маленькой для большого роя, то на вашу приманку они не клюнут и пролетят мимо. Будет лучше, если ваша коробка будет двух или даже трехкорпусной. В случае если большая дикая семья пчёл найдет вашу ловушку, они с большим удовольствием заселят её, а вам не придется переживать о нехватке места. Когда коробка будет готова, поместите туда 8 стандартных рамок с вощиной. Не сомневайтесь, пчелы только «За» найти для себя заботливых хозяев.

Техника ловли

Поймать насекомых реально в период роения, который начинается в конце мая и заканчивается в первой декаде июня. В этот период пчелосемьи подыскивают себе подходящее место для обустройства гнезда и строительства сот.

Для пчел делают специальную ловушку. С этой целю используют обычный деревянный ящик без щелей. Внутри размещают пустые или старые соты. Ловушку закрепляют между ветвями на любом дереве в лесу. Чтобы рой диких пчел смог легко найти новое место обитания, используют деревья-медоносы, которые они предпочитают. Для привлечения в ловушку наливают пару капель лемонграсса.

Как только стало заметно скопление насекомых в ящике, его закрывают и относят в нужное место.Открывать ящик стоит осторожно, постоянно окуривая насекомых. Для этой манипуляции используют защитную маску для лица, а также надевают защитные перчатки.

Теперь, вам нужно найти место, где расположить ловушку. Многие опытные пасечники остаются в недоумении от того, что все делают вроде бы правильно и, тем не менее, насекомые их ловушки не заселяют. В чем же дело? А причина как раз в том, что мало придумать ловушку даже из супер строительного материала. Тут важно другое, а именно – знать то идеальное место, где бы рой мог быть обеспечен достаточным запасом корма. Если вы живете недалеко от медоносных угодий, а поблизости есть лесная просека, тогда вам несказанно повезло. Дикие пчёлы просто обожают такие места!

Будет правильным, если вы выберете высокие деревья (дубы, ели) недалеко от водоёма. Так они смогут обеспечить себя водой. Если вы располагаете коробку в лесу, то рядом с их будущем жильём должна быть полянка, а дерево должно быть крупным и видным. Подвешивать ловушку нужно на высоте не меньше 3-8 метров.

А возможно и так, что на вашей даче есть большой сад с медоносными деревьями и цветами, зачем вам куда-то ходить в поисках диких насекомых? Вы можете установить ловушку прямо у себя на даче. Если вы все сделаете правильно, и пчёлам понравится у вас в гостях, тогда вы станете их полноправным хозяином надолго! Помните, пчёлы выбирают то место для жилья, которое им подходит больше всего. Потому ваша задача — постараться обеспечить им беззаботную жизнь, чтобы они могли трудиться для своего (в первую очередь) и вашего блага.

Зимовка в диком улье

  1. Сильное насекомое может безболезненно перенести зимовку в дупле.
  2. Улей представляет собою пустой цилиндр, помещенный в дупло дерева.
  3. Стены верхней части улья обработаны прополисом. Жилище защищено от влаги и холодного воздуха.
  4. Нижняя часть улья служит вентиляцией, необходимой пчелам.
  5. Вверху расположены соты, содержащие мед, внизу находится клуб. Соты и летки отделены воздушной подушкой.
  6. Зимой у насекомых обменные процессы замедляются, так насекомые экономят силу на весенние работы.

Переселение диких пчел в улей

  1. Вскрыть дупло: сделать запил, используя ножовку. Делать это следует подальше от летка с противоположной части. Так можно защититься от агрессивности диких пчел.
  2. После пропилить стенку дерева до пчелиного гнезда, используя топор, колун, чтобы отколоть бока.
  3. Добраться до диких пчел в улье можно при помощи дымаря.

Трудосберегающая технология содержания пчёл. | Пчеловодство выходного дня

На Руси длительное время пчел содержали в неразборных ульях: колодах, дуплянках; на Кавказе — в сапетках. Технология ухода за ними была очень проста и нетрудоемка. От пчеловода требовалось уметь поймать рой и посадить его в новый улей, после Медового Спаса подрезать соты. При этом выигрывал усидчивый пчеловод, так как он не упускал рои. Эту работу успешно выполняли старики, подростки, пожилые женщины и инвалиды. Нередко они обслуживали по 200–250 пчелиных семей (колод).

С изобретением рамочных ульев процесс ухода за пчелами усложнился, причем каждая конструкция имеет свою технологию и часто несколько отличающуюся от других; резко увеличивалась физическая нагрузка на пчеловода. Он вынужден поднимать магазинные надставки, корпуса, крыши. В результате потребовались помощники. В настоящее время в связи с ликвидацией крупных пчеловодных хозяйств пчелы остались лишь у пчеловодов-любителей и фермеров. Ухаживают за ними инвалиды, пенсионеры, подростки, женщины, словом те, кому нелегко поднимать большие тяжести. Так, в Новокузнецком городском товариществе пчеловодов, включающем около 170 человек, средний возраст его членов — более 60 лет. Следует заметить, что армия пчеловодов-любителей ежегодно пополняется пенсионерами—шахтерами, металлургами, для которых пчелы — источник сохранения и продления жизни. Для того чтобы эти люди могли обслуживать пасеки, необходима технология, соответствующая их силам. К сожалению, над этим вопросом никто не задумывается ни наука, ни производство.

Мы решили заполнить этот пробел в научном и производственном плане. Разработку трудосберегающей или трудооблегчающей технологии начали с оценки технологических конструкций ульев, их составных частей. Этих данных нет в справочниках и описании изобретателей — авторов конструкций.

Для пенсионеров, инвалидов, женщин и подростков в первую очередь нужны легкий улей и легкие его части, при помощи которых гнездо расширяется или сокращается. С пятидесятых годов прошлого столетия для производства рекомендуют четыре конструкции ульев: Дадана-Блатта с магазинной надставкой, Дадана-Блатта двухкорпусный, многокорпусный или Рута и лежак. Они в основном применяются на всех пасеках нашей страны. Для оценки их технологических данных мы определили массу ульев и составных частей (взвешивали в 10-кратной повторности на весах с точностью до 100 г). Данные представлены в таблице. Мы установили, что улей Дадана-Блатта с магазинными надставками имеет большие преимущества перед другими. Самая тяжелая часть его — магазин с медом весит 28,3±0,08 кг, в то же время второй корпус Дадана-Блатта — 72,8±0,44 кг, рутовский — 50,2±0,37 кг и магазинная надставка лежака с медом — 50,5±0,11 кг. Нетрудно сделать вывод, что магазин весом 28 кг может поднять один человек, корпуса и магазин лежака одному человеку не поднять. На основании этих данных мы предлагаем технологию ухода, не требующую большого физического напряжения, трудооблегчающую и легко осваиваемую пчеловодом.

Начало сезона связано с выносом ульев из зимовника. В Сибири эту работу чаще всего выполняют со 2 по 10 апреля. Иногда зима затягивается до 26 апреля (один год пришлось выставлять пчел 5 мая). В это время люди, свободные от полевых работ, охотно помогают выносить семьи из зимовника. После облета пчел они помогут и пересадить их в чистые продезинфицированные ульи. В это же время пчеловод пополняет запасы корма в гнездах, подставляя рамки с хорошо прогретыми медом и пергой. Очень важно, чтобы запасов корма было не меньше 8 кг в каждом улье, можно и больше. Семьи тщательно утепляют и не тревожат осмотрами как минимум 40 дней. Этим самым пчеловод не мешает их росту, и на пасеке никогда не возникает пчелиного воровства, поскольку обычно пчелы-воровки нападают на семью после осмотра. Таким образом пчеловод на 40 дней освобожден от работы непосредственно с пчелами и может заняться переработкой выбракованных сотов.

Если пчел выставили 10 апреля, то через 40 дней, а именно 21 мая, для каждой семьи, у которой был запас 8 кг кормов, готовят магазинные надставки. Для этого за сутки до начала работы для каждой семьи прогревают по 4 магазинные рамки, полностью заполненные медом. Их распечатывают, ставят в надставки, остальное пространство заполняют сотовыми рамками.

Подготовленные таким образом магазинные надставки пчеловод на тачке развозит по пасеке и ставит на семьи. На следующий день он помещает надставки на семьи, у которых было по 9 кг меда. Так последовательно каждая пчелиная семья получает магазинную надставку. После этой операции их не тревожат 18 дней. За это время матка отложит яйца в гнездовые и магазинные рамки.

8 июня пчеловод ставит на все семьи вторые надставки. В это время цветут одуванчик, мышиный и заборный горошек, ноннея черноватая, будра плющевидная, зопник клубненосный, поэтому надставки заполнены только рамками с вощиной. Пчелы охотно строят соты и благодаря этому, не приходят в роевое состояние. Матка осваивает новые рамки, то есть она работает в двух надставках и гнезде. Так легко решаются вопросы накопления новых сотов, борьбы с роением и сохранения рабочей энергии пчел.

Другой вариант этой работы. В отдельные годы теплая погода совпадает с цветением весенних медоносов: ив, желтой акации. В этом случае не следует дожидаться, когда пчелы съедят мед, надо ориентироваться на показания контрольного улья. Если привесы в день составляют 1,5–4,0 кг, то пчелам дают возможность три дня поработать — складывать принесенные нектар и пыльцу вокруг расплода. (Пчелы всегда питаются только свежепринесенным кормом, поэтому запасы расходуют только тогда, когда в природе нет взятка.)

Через три дня после начала медосбора с ивы на семьи ставят надставки, заполненные только сотовыми рамками. По мере их заполнения размещают вторые. После окончания взятка семье оставляют 8–12 кг меда, остальной откачивают.

После окончания медосбора с ивовых зацветает желтая акация — один из сильнейших медоносов Западной Сибири. На пасеках Кемеровской государственной сельскохозяйственной опытной станции контрольные ульи показывали привесы свыше 16 кг. При благоприятной погоде, если этот медонос растет вокруг пасеки, семьям дают по две надставки: одну — с сотовыми рамками, вторую с вощиной. После окончания цветения акации мед из одной откачивают, а вторую, со свежеотстроенными сотами, свежим запечатанным медом, сохраняют для зимовки, поскольку мед с акации самый лучший для зимнего кормления пчел. Затем приступают к смене маток по методу, описанному в книге «Технология ухода за пчелами» (В.Г.Кашковский, 1989).

Во время главного медосбора 2 июля на семьи ставят третьи магазинные надставки с шестью сотовыми рамками и шестью с вощиной. Через шесть дней, то есть 8 июля, ставят четвертые надставки также с шестью сотовыми рамками и шестью с вощиной, 14 июля — пятые с аналогичным набором рамок. Такая операция обеспечивает полное использование главного медосбора.

После его окончания (чаще всего 6 или 20 августа) снимают надставки, в которых при хорошем медосборе находится только запечатанный мед. В качестве товарного он имеет высокие показатели качества.

При слабом медосборе в нижнем магазине может быть расплод. Эту надставку удаляют после выхода пчел, а на ее место ставят надставку с рамками с полностью запечатанным медом: акациевым, кипрейным или донниковым, на котором пчелы хорошо зимуют. На этом заканчивается сборка гнезд на зиму.

С наступлением устойчивых холодов семьи заносят в зимовник, где их не тревожат до следующей весны.

В.Г.КАШКОВСКИЙ, Е.А.ШАДРИН

Новосибирский государственный аграрный университет

Поделитесь, пожалуйста, ссылкой в Вашей любимой социальной сети:

Читайте также

Роебойная система пчеловождения — Пасека-онлайн. Сайт любителей пчеловодства

 Отбор меда, особенно из дуплянок и сапеток, был неудобным и чрезвычайно затруднительным. Эти ульи, кроме нижнего, не имели другого отверстия, через которое можно было бы вырезать медовые соты.Роебойная система. Отбор меда, особенно из дуплянок и сапеток, был неудобным и чрезвычайно затруднительным. Эти ульи, кроме нижнего, не имели другого отверстия, через которое можно было бы вырезать медовые соты. Чтобы завладеть медом, в практику вошел способ закуривания пчел. Известен он с глубокой древности и был распространен у других народов, где пчел водили в сапетках. Сама конструкция улья породила и обусловила эту так называемую роебойную систему пчеловодства.

Пчел закуривали сернистым газом. Небольшой кусок тряпки, навернутый на конец палки и пропитанный расплавленной серой, поджигали и подкладывали под дуплянку или сапетку, которую предварительно ставили на вырытую яму. От густого ядовитого дыма пчелы задыхались и осыпались. Закуривали, естественно, тяжелые, мелистые ульи. Погибали, таким образом, самые сильные семьи. Из ульев вырезали весь мед.

Торговля медом находилась в основном в руках частного капитала. Медопромышленники осенью ездили по селам и закупали мед. Они привозили с собой заранее заготовленные серники. Эти купцы-медоломы, в ежовых руках которых целиком находились мелкие крестьянские пчельники, отбирали на них тяжелые ульи, платили пчеловоду мизерную цену за штуку и сами закуривали пчел. Мед они большей частью покупали огулом - «на пень», а не «на пуд».

Земледельцу-пчеляку, занятому хозяйственными заботами, непросто было самому сбыть на рынке лишний мед. Этим и пользовались медовщики-оптовики. С собой они привозили и бочки под мед.

Ульи с погибшими пчелами сносили в одно место, где все содержимое в них - мед, пергу, оставшихся на сотах мертвых пчел, а иногда и расплод - склады вали в бочку. Для обрубки снозов и отделения сотов от стенок дуплянки и сапетки употребляли особый, резец, сделанный из железного прута, один конец которого выкован и заострен в виде лопатки. Улей выскабливали от приставших к стенкам кусочков сотов закругленной кочергой - крюком.

В громадной шестипудовой бочке соты уминали и уплотняли деревянным шестом. Этот «битый» мед нередко шел прямо на рынок. Торговля медом-сырцом, или серым медом, не считалась в то время предосудительной. Наоборот, присутствие в меде сотов и пчел подтверждало его натуральность. Однако чаще «битый мед» подвергали обработке. Это повышало на него цену.

Скупщики-медопромышленники через отверстие в дне бочки спускали мед-самотек в посуду или очищали серый мед на медоспускной бане. Получался так называемый банный мед, отделенный от воска теплом.

Сами пчеловоды вырезанные соты с медом сортировали: светлые обычно шли на продажу, из темных получали мед-самотек, или подцед. Соты складывали в деревянное корыто, на дно которого клали слой чистой соломы. Корыто ставили наклонно. Соты мяли руками. Мед через отверстие в корыте стекал в подставленную посуду.
Закуривали не только сильные семьи, но и самые слабые, наилегчайшие, не подготовившиеся к зимовке и не способные ее пережить. Плохие семьи давали 2- б килограммов меда, а лучшие - 12-16 килограммов. По довольно основательным расчетам Н. М. Витвицкого, в России ежегодно убивали около 10 миллионов пчелиных семей.
При роебойной системе единственное средство поддержать пасеку - рои. Обычно на выбивку шло столько семей, сколько было получено новых, то есть уничтожались лишние семьи.

Роебойная система имела серьезные недостатки. Умерщвлялись лучшие, сильные семьи, которые могли бы составить капитал пчеловоду; получали нечистый мед, который ценился на рынке вдвое дешевле меда-подцеда. «Истребление на корень пчел, - писал выдающийся пчеловод и историк прошлого века А. И. Покорский-Жоравко, - есть, без всякого сомнения, истребление капитала».

Противоестественна природе пчеловодства и характеру русского человека грубость приемов. Однако в роебойной системе было и рациональное зерно. Ликвидация слабых непродуктивных «худых» семей, была целесообразна, как в хозяйственном отношении, так и с точки зрения селекции. Пасека избавлялась от семей заведомо плохой наследственности, которые могли ухудшить генетическую основу остальных семей. В зиму оставляли «ульи доброй и средней семенной пчелы». Сознательно применялись доступные пчеляку приемы племенной работы.

Сильные медистые семьи, которых закуривали, успевали отпустить за сезон по нескольку роев. С первыми роями уходили старые матки. Рои-перваки принимали участие в главном медосборе и обеспечивали себя кормом на зиму. Они избегали уничтожения. Сохранялись в них и старые матки - генетическая основа сильных и продуктивных семей. Так что вопреки установившемуся мнению роебойная система в принципе своем не приводила к ухудшению наследственности пчел и их вырождению. Медоносные пчелы сохранили свои превосходные качества до наших дней.

Пчеловоды-колодники лесных местностей России в очень редких случаях закуривали пчел. Мед вырезать в колодах несложно. И не все дупляночники и сапеточники приняли роебойную систему и пользовались ею. В немалой степени сказалось отношение к пчеле как к существу святому, извечно почитаемому за полезность и трудолюбие. Убивать пчелу считалось в народе грехом.

Было предпринято много попыток найти способы отбора меда без умерщвления пчел. В технологию пчеловодства пасечники ввели перегон. Из лучших семей, от которых намечали вырезать мед, пчел пересаживали в новые дуплянки, заранее приготовленные, с прикрепленными к потолку кусками сотов. Улей с пчелами относили в сторону, устанавливали в опрокинутом положении и выкуривали их. Как только они начинали подниматься вверх, на дуплянку ставили ранее подготовленную дуплянку, место соприкосновения плотно обвязывали холстиной. Пчелы переходили в верхний улей. Пчеляк ускорял переселение постукиванием по нижнему улью. Верхний улей с пчелами ставили на место старого улья, а опорожненный уносили и вырезали из него соты. Такая система получила название перегонной. Она имела бесспорные преимущества перед роебойной. Семьи оставались живыми.

Перегон обычно делали недели за две до окончания медосбора или перед последней кочевкой. Семьи-перегоны, будучи сильными, успевшие отстроить гнездо и запастись медом на зиму, становились зимовиками. Даже если на плохой конец часть семей не доживала до весны, этот прием все равно себя оправдывал. Опытные пчеловоды им успешно пользовались.

Существовали и другие способы: соединяли по две-три семьи в одну или разгоняли пчел по соседним «пенькам». Сначала в дуплянке подрезали соты, потом переворачивали ее головой вниз и с помощью дыма и стука сгоняли пчел вверх. Когда они свивались клубком, их черпали большой ложкой и высыпали перед летками других ульев, усиливая их.

Первые усовершенствования ульев. Все более очевидными становились недостатки наших старых традиционных неразборных ульев, в которых не одно столетие водили пчел на Руси. В них не было возможности следить за состоянием семей, качеством маток, болезнями и воздействовать на них, контролировать роение. Практически пчелы продолжали оставаться неуправляемыми. Из-за ограниченного объема ни колода, ни тем более дуплянка и сапетка не позволяли получать много меда. Летом все гнездо было занято расплодом, так что пчелы складывали мед только в освобождавшиеся от расплода ячейки. Теснота способствовала роению и снижала работоспособность. Непроизводительно использовались биологические возможности семьи к росту и накоплению продовольственных запасов.

Над улучшением ульев работали многие пчеловоды-изобретатели и умельцы. Так как улей - это не только жилище пчел, но и орудие труда, то мысль пчеловодов и была обращена на эту очень важную производственную сторону. Изобретательство шло и в направлении создания принципиально новых разборных, составных, складных ульев, более совершенных в техническом и производственном отношении.

Главным предметом усовершенствования стал колодный стоячий, а не лежачий улей. Он представлялся пчеловодам самым перспективным, ибо больше других соответствовал природе медоносных пчел и был близок к их естественному жилищу. История подтвердила правильность выбора.

Для увеличения объема в обычной колоде вверху выдалбливали квадратное 10-сантиметровое отверстие или продолговатое длиной 20 сантиметров. Делали отверстие и большего размера. На колоду ставили ящик с начатками сотов.
В дуплянках делали круглое отверстие диаметром 5- 8 см, так называемый шпунт, на которое клали большой глиняный горшок.

Во время главного медосбора через этот проход пчелы поднимались в надставку, застраивали ее сотами и заносили медом. Ульевое пространство увеличивалось. В конце медосбора надставку, залитую медом, снимали. Это был первый в истории магазин, предназначенный для получения меда, - важнейшее достижение практического пчеловодства. В последующих конструкциях ульев невысокие надставки под мед - магазины займут прочное место. Без них трудно представить систему современного пчеловодства.

Через отверстие в голове колоды и дуплянки стало удобнее отбирать пчел для искусственного роя - отгона, пополнять корма на зиму, когда в этом возникала нужда. Оно служило отдушиной в жару и вентиляцией в зимнее время. В ульях современных конструкций верх гнезда открыт полностью, а в съемном потолке также предусмотрено отверстие, функции которого значительно расширились.

Переделывали и летки в колоде. Старые, в колодезнях, забивали, а новые провертывали с противоположной стороны. Теперь можно было осматривать гнездо - занос сзади, не мешая улетающим и прилетающим пчелам.

Колоды делали полуразборными и разборными, составными. Их просто распиливали на части и надставляли их по мере усиления семей. Из верхних надставок брали мед, теперь уже никогда не умертвляя пчел, в нижних размещалось расплодное гнездо. При обильном медосборе колоды увеличивали дополнительными надставками. Это позволяло получать больше меда.

Идея составного улья оригинальна и естественна. Она, по словам пчеловодов, самая счастливая. И на этот раз история умалчивает о том, кто первым распилил колоду, сделал поистине исторический шаг к прогрессу пчеловодства. Разборная колода давала возможность увидеть в гнезде то, чего раньше не удавалось подсмотреть, узнать о пчелах больше.

Составная колода - далекий предок современного высотного многонадставочного улья, одного из самых распространенных в мире.

Части колоды размещали в разных положениях и сочетаниях, отыскивая способы наиболее эффективного воздействия на пчел. В дуплянках, в частности, надставки подкладывали под гнездо снизу. Замечали, что расширение улья снизу уменьшало стремление пчел к роению. Пчелы продолжали тянуть соты в нижнее отделение. Здесь матка «закладывала детку». Сюда постепенно перемещалось гнездо. Верхнее отделение наполнялось медом. Получался чистый мед без расплода.

Потом в улье совсем отпилили головную часть. Впервые гнездо открылось сверху. Появилась возможнось изымать мед не сбоку, как в обычной колоде, и не снизу, как в дуплянке и сапетке, а сверху. Пчеловоды-колодники первыми открыли новый путь к гнезду. Это было весьма важной конструкторской находкой, послужившей основанием для дальнейшего совершенствования улья и технологии пчеловодства.



Похожие статьи:

Начинающему пчеловоду. Лонин И. С. | Пчеловодство выходного дня

Способы поимки роёв.

Работая с пчелами в роевую пору, мы стараемся сделать так, чтобы рой прививался туда, куда это нам необходимо. В идеальном случае — в улей, где он приживется и отстроит себе гнездо. У нас это происходит приблизительно с 90% всех вышедших роев. Рассмотрим несколько наиболее типичных примеров.

Когда рой-первак собирается покинуть свою семью, подносим к ней улей с тремя-четырьмя рамками (нужны для поддержания холстика). Стараясь не помешать выходу роя, вынимаем из гнезда этой семьи рамку с пчелами, медом, а еще лучше с печатным расплодом, но без маточников и ставим в принесенный улей, сверху прикрываем холстиком. Нередко используем расплод и пчел из любой другой, ранее отроившейся семьи, где матки еще не вышли. Получаем приманочный улей. Непрерывно натирая снаружи стенки, верхние бруски рамок и холстик зеленью котовника лимонного, перемещаем его вслед за кружащимися пчелами. Работать следует очень быстро, пока рой далеко не улетел. Когда пчелы начнут садиться на приманочный улей, ставим его здесь же и ждем пока в него соберется рой. Затем переносим улей в тень, на постоянное место, накрываем утеплительной подушкой, закрываем крышей, некоторое время спустя осматриваем, подставляем вощину, сотовые рамки — формируем гнездо. Нельзя закрывать леток, так как пчелы некоторых роев сразу же принимаются за работу, кроме того, исключается возможность запаривания семьи.

Рои с неплодными матками — втораки, третьяки легко ловятся на сильно ослабевшие после выхода первого роя семьи, которые бывают на каждой большой пасеке в период роения. Такая семья должна иметь незрелые маточники. Как только замечаем где-нибудь выход роя, с ее улья снимаем крышку, холстик и натираем рамки сверху котовником.

Вносим улей в гущу летающих пчел. Рой соединяется с изроившейся семьей. Улей затем возвращаем на его прежнее место, отбираем частично или полностью расплод, срываем маточники, ставим вощину. Расплод передаем во вторые корпуса медовиков или создаем из него резерв для поимки и подсиливания роев.

Бывает так, что вышедший рой начинает возвращаться в свой же улей. Немедленно переносим его на другое место. А на освободившееся помещаем пустой с двумя-тремя сотовыми рамками и одной с печатным расплодом со зрелым маточником. Рой поселяется в новом улье. Большинство летных пчел из старой семьи усиливает его.

Аналогично поступаем, если рой стремится сделать налет на другую семью, находящуюся в роевом состоянии.

Нетрудно поймать рой на уже пойманный в этот же день. Небольшой рой, находящийся в натертой котовником роевне, можно поднять на шесте. Пчелы сядут на этот привой. При желании рои можно объединить, приоткрыв роевню.

Если рой уже поместили в улей, надеваем на него подкрышник с разделительной решеткой и натираем все котовником. Леток временно закрываем, улей переносим как можно ближе к летающему рою. После слияния роев на разделительной решетке отбираем лишних маток. Затем семью возвращаем на ее место.

Как поступить в ситуации, когда одновременно выходит три-четыре роя, стремящиеся образовать свалочный рой? Стоящие наготове два-три улья, заправленные пустыми и сотовыми рамками, выносим к основной массе летающих пчел. В каждый улей добавляем по рамке печатного расплода вместе с пчелами из резерва. Ульи и рамки непрерывно натираем котовником. Меняя положение ульев, добиваемся относительно равномерного распределения пчел, черпаком добавляем туда, где их меньше. В каждую из получившихся семей пускаем неплодную матку. Рамки в ульях закрепляем, накрываем гнезда кочевыми сетками и увозим на другую пасеку. Если их оставить на старом месте, то пчелы могут слететь в основные семьи.

Что делать, если рой все же привился не в улей, а на кустарник, траву, ствол дерева? Под куст подводим заправленный рамками (в том числе одна с расплодом) улей, натертый котовником. Пчел ссыпаем в него совком и сгоняем дымарем. С гибкого подвижного привоя рой стряхиваем резким толчком — улей для этого более удобен, чем роевня. Рядом с пчелами, севшими на траву, ставим улей, укомплектованный рамками, из которых одна с расплодом. Возле него кладем одну-две сотовые рамки, натертые котовником. Подгоняя пчел дымом, заставляем их подняться на соты. Затем переносим в улей. Остальные пчелы сами заходят через леток. Когда рой прививается на ствол дерева, стараемся расположить роевню или улей выше него, для чего используем лестницу-стремянку. Для прочного захвата веревкой на корпус улья привинчиваем металлические струбцины.

Рои снимаем и ловим рамкой с темными сотами, закрепленной легко снимающимся хомутом на трехметровом шесте. В некоторых случаях рои, даже втораки и третьяки заходят самостоятельно в ульи, подготовленные для поимки и стоящие на своих местах.

Конечно, все вышеперечисленные методы работы применимы при условии, что рои не поднимаются высоко.

Все пойманные рои целесообразно перевозить на другую пасеку, чтобы избежать близкородственного скрещивания и свести на нет их слет. Позднее, иногда на следующий день, окончательно собираем гнезда в ульях с роями. Наблюдение за пасекой ведем непрерывно. Дымари (не менее двух) разжигаем с утра. На разных участках пасечной территории делаем грядки котовника и отмечаем их положение цветными флажками, чтобы потом долго не искать. Котовник обладает довольно слабым приманочным эффектом. Для его успешного применения требуются определенные навыки. Но он практически ничего не стоит и повсеместно распространен. Феромонный препарат апимил возможно еще больше облегчил бы работу. Но, к сожалению, он пока еще недоступен многим пчеловодам. Может возникнуть вопрос: почему мы не применяем для поимки роев традиционное приманочное растение — мелиссу? Дело в том, что она прихотлива к почве, требует хорошего ухода, а в условиях Западной Сибири зимой вымерзает. Котовник же неприхотлив, зимостоек, почти не нуждается в уходе. Его зеленые побеги с листьями появляются ранней весной, прямо из-под снега.

Так как мы привлекаем рои не только котовником, но и расплодом, необходим его некоторый запас, который мы создаем в нескольких лежаках или во вторых корпусах, отделяя от маток разделительной решеткой. Расплод используем только   зрелый, без личинок и яиц.

Ловля дикого роя .

Когда зацветает шиповник, в радиусе 5 км надо развесить десятка два ловушек. Затем, в конце мая или начале июня с 11 до 12 часов дня понаблюдать за ними. Если замечены пчелы-разведчицы, то ловушка висит в месте постоянного, ежегодного появления роев на пути их миграции. В таких местах ловушки следует развешивать через каждые 500 метров. Именно там находятся деревья с дуплами диких пчел. Если пасека попадает на такое место, то дикие рои залетают и поселяются в пустых ульях.

Ловушки вешаются на высоте 8 м от земли на старое, но хорошо облиственное дерево, диаметром 70-120 см. Очень хорошо, если дерево имеет рубец – след удара молнии. Ветки у такого дерева растут с наклоном вниз, и ствол усеян грибами-трутовиками. Я предпочитаю старые осины, удобнее взбираться на «когтях». Дерево должно находиться на опушке леса, рядом с полем, лугом, большой вырубкой. Одиночные деревья на вырубках тоже привлекают пчел. Чаще всего заселяются деревья, стоящие на возвышении, метрах в 50-100 от лужицы стоячей воды. В ловушки, находящиеся в глубине леса, где почва не просыхает даже в самые жаркие дни, за 30 лет не поселился ни один рой.

Ловушки вешаются с северной стороны дерева, летком на север. Ориентация рамок с вощиной север – юг. Ловушки, висящие на южной стороне дерева, затененные кронами других деревьев, тоже ловят рои, но хуже. В накаленные прямыми лучами солнца ловушки пчелы не селятся, да и вощина сползает с рамок.

Ловушка – это цилиндр диаметром 26 см с круглым летком (25 мм) на высоте 40 см от потолка. Потолок фанерный, к которому с помощью шурупов крепится 5 рамок с вощиной, расположенных вертикально. Все это накрывается металлической крышкой в нахлобучку, но можно накрыть пленкой и закрепить резиновым кольцом от старой автомобильной камеры. Дно съемное из фанеры и сетки. При перевозке роя фанерка снимается и через сетку идет вентиляция, Для перегона роя в улей дно снимается полностью. Ловушки красятся в серо-зеленые цвета нитрокрасками, они лучше выветриваются. Имея изобилие воска и не находя ему применения, я крашу свои ловушки горячим воском, а затем паяльной лампой добиваюсь равномерного его распределения по поверхности. Ловушки, оснащенные конусами, заселяются чаще и, похоже, в этом имеется существенный смысл. На моей небольшой пасеке ульи с конусными надставками не имеют следов аскофероза, но рядом, через фанерную стенку, справа и слева семьи имеют его следы. Дикое дупло тоже оканчивалось в вершине конусом, и следов аскофероза на сотах не было. Корпус ловушки изготавливается из цельного листа оргалита или фанеры, можно использовать и еловую кору. Три реечки и четыре кольца из черемухи или рябины и 2 десятка шурупов – вот и вся оснастка ловушки. Высота 1,1-1,2 м. Чем больше подлетковое пространство, тем больше ловушек заселяются пчелами. Фанера и оргалит для сгибания размачиваются в воде в течение суток.

Для съема ловушки использую обычные монтерские когти, разрезанные и удлиненные до 1 м трубками с помощью сварки. Сам коготь в кузнице удлинен до 6 см и закален. Монтажный пояс и страховочный шнур вокруг ствола дерева обязательны. Шнур должен быть прочно закреплен в кольцах пояса.

Рой слетел.

В лесу на большой осине я установил ловушку, сделанную в виде дуплянки длиной 700 мм и внутренним диаметром 250 мм. Однажды в ней поселился огромный бродячий рой, но полностью не поместился. Днем часть пчел расположилась снаружи ловушки. Я не стал снимать ее вечером, надеясь, что за ночь рой войдет внутрь. Около 5 ч утра обнаружил, что пчелы в меньшем количестве, но также сидят снаружи.

Приняв меры безопасности, залез на дерево, завернул дуплянку в большое покрывало и осторожно опустил вниз, а затем перевез на пасеку. В это же утро укомплектовал дадановский улей 12 сотовыми рамками с вощиной и маломедными и одной с разновозрастным расплодом. Пчел поселил около 11 ч, пропустив их через леток. Они довольно активно вошли по листу фанеры в улей. Понаблюдал 30 мин и ушел.

Вернувшись часа через полтора, не нашел в улье ни одной пчелы. Очень жаль было потерять такой рой. В нем было не менее 6–7 кг пчел. Зато получил урок: сажать рой лучше сразу в гнездо большого размера; не делать это в утренние часы; для гарантии на леток надо поставить заградитель, исключающий выход матки. К большому рою нужен особый подход. Целесообразно вначале оставить его на один-два дня в ловушке на том месте, где он будет жить постоянно. Затем туда поставить улей и пересадить в него рой.

Привлечение роя.

Ни для кого не секрет, что пчелы в период роения сначала прививаются на дереве или кустарнике и т.д. вблизи улья, а через некоторое время улетают. Интересно то, что это происходит из года в год на одних и тех же местах. Что же их туда манит? Да, запах! Он не исчезает со временем под воздействием дождей, жары, мороза.

Когда в семье наступает роевое состояние, большинство пчел прекращают работать, а как только начинается роение, происходит всплеск жизненной энергии, интенсивно начинают функционировать все железы. Феромон железы Насонова, выделяющийся в изобилии в это время, оставляет на коре дерева в месте привоя запах, стойко привлекающий затем из года в год пчел. Можно срезать веточку или кору с того места, куда постоянно прививается рой, прикрепить над летком ловушки. Желательно также ее оснастить хотя бы одним старым сотом и небольшим куском холстика, пропитанного прополисом. Эти дополнительные запахи прибавят привлекательности ловушке.

Так снимал рои  А.В. Грачев

Многие нижегородские пчеловоды в девяностые годы бывали на экскурсии на пасеке известного в нашей области пчеловода А.В.Грачева. Он всегда испытывал и стремился внедрить у себя на пасеке все новое, что появлялось в отрасли. Был общительным и энергичным человеком. К сожалению, в этом году его не стало.

Хочу рассказать о разработанном А.В.Грачевым способе снятия роев.

В июне 2000 г. я приехал к нему на точок, который размещался в деревне Зеленуха Перевозского района Нижегородской области. Как раз в это время вышел рой и привился на конце ветки яблони, на высоте где-то 3,5-4 м. А.В.Грачев пригласил меня принять участие в снятии роя. Делал он это с помощью бочонка из фанеры (толщина стенок 6-7 мм) диаметром 700 мм, а высотой 800 мм. В его стенках имелись прорези, зарешеченные сеткой (3×3 мм). К центру дна была прикреплена алюминиевая трубка, в которую вставлялся разборный шест.

А.В.Грачев подвел бочонок под рой. Я багром резко тряхнул ветку. Часть пчел роя упала в бочонок, но остальные взлетели и вернулись на старое место. Вот тут пчеловод и проявил свою изобретательность.

Грачев взял лист фанеры 750×750×6 мм, к которому также была прикреплена трубка для шеста, и поднял его к остаткам роя, отведя несколько в сторону. Я багром еще раз резко тряхнул ветку. От этого пчелы опустились на 0,5-1,5 м, но затем быстро взлетели, стремясь занять прежнее место. В это время А.В.Грачев быстро перекрыл пчелам путь листом фанеры. Они вынуждены были садиться на неожиданную преграду. Их собралось на ней примерно 35%. Он опустил приспособление вниз и, сняв с бочонка мешковину, ударил сверху ребром листа по центру бочонка: пчелы свалились внутрь. А.В.Грачев еще раз повторил описанную выше операцию, и рой был собран весь быстро и аккуратно!

Я рассказал товарищу об этом приеме, он сказал, что его дед отстреливал из ружья ветку, на которой прививался рой.

Породы пчёл.

Какая порода пчел нам нужна?

За несколько лет работы с пчелами мне довелось работать с разными породами. Еще больше я узнал о них из литературы и из Интернета. Что примечательно, практически в каждом номере журнала “Пчеловодство” есть статьи о преимуществах местных (среднерусских) пчел и соответственно о недостатках и вреде завоза иных пород. Все в них вроде бы говорится правильно, и пишут их люди неравнодушные, но результат далеко не всегда тот, какой хотелось бы.

Давайте вернемся в прошлое. 200-300 лет назад назначение пчеловодства было одно – давать мед и воск. Сегодня пчеловодов можно разделить на три большие группы:

·  крупные специализированные комплексы или отдельные пчеловоды, имеющие 70-100 и более семей;

·  сельские жители, которые в своем хозяйстве имеют несколько ульев;

·  городские жители, которые на своих дачных участках содержат небольшую пасеку.

Члены этих групп существенно отличаются друг от друга (возраст, образование, финансовые возможности и т.д.). Естественно, также значительно отличаются и их интересы. Совершенно очевидно, что для пчеловодов первой группы содержание пчел – это основной источник дохода, для второй оно играет второстепенную роль, а горожанам занятие пчеловодством чаще всего приносит убытки.

Руководитель крупной пчеловодной фирмы может позволить себе не отличать трутня от матки. Его не волнует, насколько среднерусская порода агрессивнее карпатской. Главное, чтобы эта порода позволяла использовать промышленную технологию и соответственно получать много товарной продукции с низкой себестоимостью. И, наоборот, для дачника с его несколькими ульями на четырех-шести сотках в окружении панически боящихся пчел соседей килограммы и тонны совершенно не важны. Часто вся материальная награда за труд сводится к рамке теплого душистого меда для своих близких или комочку прополиса для соседей. Но он готов часами сидеть перед ульями, слушать веселый гул, вдыхать аромат нектара и наблюдать, какого причудливого цвета обножку несут пчелы, и будет счастлив, если увидит, как матка откладывает яйцо. Для него вопрос о породе один из главных, здесь на первом плане стоит агрессивность, так как помимо удовольствия, которое получает сам пчеловод, он своим увлечением не должен причинять беспокойства близким и соседям. Естественно, сколько бы ни агитировали разводить среднерусских пчел, хозяин дачного участка делать этого не будет, и никакие запреты его не удержат.

Но не нужно паниковать. Давайте вспомним. Два-три века назад лучшей породой пчел в той или иной местности была та, что столетиями там обитала и максимально приспособилась к природно-климатическим условиям. Равно как в Якутии, в то время лучшей была местная порода коров, которые давали молока чуть больше козы, но зато сами могли добывать зимой корм из-под снега.

Никто, конечно, не будет сегодня возрождать и разводить ту буренку. На смену ей пришли высокопродуктивные породы. И воспроизводством их занимаются серьезно, на промышленной основе. Так почему же мы в пчеловодстве пытаемся, как и два века назад, разводить местных, не всегда лучших пчел? На Западе пчеловод тоже может вывести своих маток, но он делает заказ и получает маток из питомника. Так и в России уже сегодня многие пчеловоды не надеются на волю случая (неизвестно, какое потомство будет в результате неконтролируемого спаривания), а выписывают маток из пчелопитомников в зависимости от своих целей и задач. К сожалению, пока можно получить в срок маток хорошего качества только карпатской и серой горной кавказской пород, заказать маток, максимально приближенных к среднерусской породе, довольно трудно. Но можно с абсолютной уверенностью сказать, что скоро таких питомников будет достаточно. Спрос рождает предложение. Этот закон рынка начал работать и у нас.

Какие пчелы лучше?

Ученые считают, что наилучшими являются местные пчелы, обитающие в данном регионе.

Однако на наших пасеках пчелы значительно метизированы. Но это вовсе не значит, что терять уже нечего. При колоссальном разнообразии природных, климатических, геологических и других условий расселенные по территории бывшего Советского Союза семьи пчел отличаются удивительным разнообразием, и исходного материала для выбора “наилучших” пчел имеется достаточно.

Следует заметить, что именно наше варварское отношение к имеющемуся разнообразию пород и ведет к метизации местных пчел. Преклонение перед всем зарубежным, пренебрежительное отношение к местному материалу уже привело к значительному снижению зимостойкости пчел. Всегда из имеющегося материала можно выбрать семьи почти с любыми наперед заданными свойствами. Процесс отбора наиболее зимостойких и продуктивных семей длителен. А нам всем хочется сегодня иметь наилучших пчел.

Особенно вызывают удивление утверждения, что какая-либо одна порода является наилучшей. Одни утверждают, что карпатки лучше, другие — что краинки, третьи жалуют кавказянок, четвертые предпочитают желтых пчел и утверждают, что это итальянки. Кто-то ставит именно на среднерусских пчел, как в лотерее. Серьезно отбором семей на любительском уровне занимаются всего несколько человек. Большинство работает с метизированными пчелами. Иногда даже определить трудно, к какой породе относятся пчелы на белорусской пасеке. Как в таких условиях вообще можно обсуждать, какие пчелы лучше? Считаю, что сначала следовало бы провести дополнительные широкомасштабные испытания имеющихся пород и популяций пчел в отдельных областях.

Давно известно, что каждая порода проявляет свои потенциальные возможности в условиях, приближенных к тем, в которых эта порода сформировалась. За последние два десятка лет мне пришлось работать практически со всеми имеющимися на территории стран СНГ породами пчел. Часто приходилось переезжать. Я не бросил пчел даже тогда, когда несколько лет работал на выезде. Это все я говорю только для того, чтобы поделиться знаниями о том, что нет плохих пород. Есть отдельные плохие семьи.

Каждая порода уникальна. Известно, что кавказянки весьма предприимчивы в отыскании взятка, а заодно и вороваты. Вороватость кавказянок — это приложение к предприимчивости. В условиях бедного взятка и засухи кавказянки хоть из-под земли, но найдут немного нектара.

Итальянки характеризуются взрывным темпом роста. Семьи сильные, но в условиях слабого взятка на выращивание расплода тратится львиная доля меда. Поэтому приложением к большой яйценоскости крупных итальянских маток является малая товарная продуктивность семей в условиях слабого взятка. Зато на сильном взятке итальянские желтые пчелы собирают рекордное количество меда.

Чистопородные карпатские семьи отличаются слабой ройливостью. Чтобы заставить карпатку бросить работу и заложить маточники, приходится специально потрудиться. Чаще карпатских роятся краинские семьи, маточников закладывают несколько десятков, но они предприимчивые, работящие и показывают хорошие результаты на растянутом несильном взятке.

Если кавказянки не прекращают работу даже при разборке гнезда, то темные среднерусские пчелы быстро научат пчеловода пользоваться сеткой и перчатками. Среднерусские пчелы дают много меда при цветении сильных медоносов на больших площадях и экономно расходуют корм в неурожайные годы. По темпам роста в весенний период уступают только итальянкам. Дальневосточные семьи напоминают лесных пчел средней полосы. Некоторые семьи отличаются очень высокой продуктивностью.

Вообще пчелы — пластичный объект биологии. Семьи быстро, в течение двадцати лет, приобретают те черты, которые позволяют выжить пчелам как биологическому виду. После привоза среднерусских пчел в полупустыню они за несколько лет приспосабливаются и к жаре, и к “рваному” взятку, не устойчивому по годам, становятся более пронырливыми, но меда собирают меньше, чем в условиях леса средней полосы. Так же и пчелы других пород. Со временем скандинавы отобрали те семьи итальянок, которые хорошо зимуют в суровых условиях и собирают много темного меда, хорошо зимуют на вересковом меде. В условиях лесополевого взятка и умеренного климата серые горные кавказские семьи приобретают черты, характерные для среднерусских пчел. Сила семей увеличивается — и товарная продуктивность возрастает. Плохо только, что вороватость остается. Зато серые кавказянки одними из первых находят источник взятка на цветах полевых растений.

Метизация чистопородных пчел всего за несколько лет уничтожает большинство преимуществ любой породы. Как правило, на любительских пасеках большинство из нас работает с помесями первого и второго поколения. Это в лучшем случае. А о каждой породе судят по опыту работы с помесями, часто совершенно неизвестного происхождения.

Все это говорит лишь о том, что не следует превозносить одну породу над другой. В одних условиях хороши пчелы одной породы, в других условиях — пчелы другой породы. Нам всем следует разобраться, каких пчел мы хотим иметь и каковы наши условия. В соответствии со своими региональными природными условиями и следует отбирать пчел определенной породы. Это, во-первых. Во-вторых, сложную задачу надо разделить на части и решать по частям. Один должен заниматься механизацией и автоматизацией работ, второй — продажей маток, третий — отводков и так далее. Пока общества пчеловодов почти не ведут организаторской работы. Любители “варятся” каждый в своем кругу текущих работ. На далекую перспективу не работает никто. А ведь селекция пчел, медоносных растений, организация крупных пасек должны идти по плану.

В-третьих, работать надо не только с пчелами, следует не забывать и об отборе и хранении семян медоносных местных растений.

Как видите, вопрос районирования пчел не следует решать наскоком. Видимо, время само поставит все на свои места, если только все мы не будем мешать природе сохранять и далее имеющееся разнообразие семей пчел.

На пасеке желательно использовать сеяные медоносные растения, например, донник, мордовник, клевера, лопух и другие. Это позволяет создавать искусственно периоды сильного взятка. В таких условиях среднерусские пчелы дают много меда. Хотелось бы надеяться, что пчеловодам республики удастся договориться о предпочтительном использовании только одной породы в каждой области. Только тогда можно надеяться на положительный результат.

Породы пчел.

Среднерусская порода. Пчелы крупные, длина хоботков 5,9- 6,35 мм, окраска тела темно-серая, без желтизны, печатка меда светлая (сухая), прополисование гнезд слабое, пчелы очень злобливы, на сотах, вынутых из гнезда, сильно беспокоятся и повисают гроздьями. Сильно привязываются к однажды выявленному источнику медосбора и медленно, с

трудом (в течение 2-3 дней) переключаются с худшего источника на лучший. По зимостойкости, устойчивости к падевому токсикозу, нозематозу и европейскому гнильцу не знают себе равных, ройливость очень сильная. По плодовитости среднерусские матки (максимум 2-2,5 тыс. яиц в сутки) уступают только итальянским. Весеннее развитие семей начинается несколько позднее, чем у южных пород, и заканчивается в середине июня. Семьи среднерусских пчел превосходят по медопродуктивности пчел других пород при средне летнем и относительно позднем, сильном и устойчивом медосборе с липы, гречихи и некоторых других медоносов. При наступлении медосбора среднерусские пчелы складывают мед вначале в магазинную часть гнезда, а затем уже в расплодную.

Украинская степная порода. Это южное ответвление среднерусской породы и потому имеет много общего с ней, хотя и испытала на себе определенное влияние карпатской породы, Окраска тела у чистопородных пчел чисто-серая, размеры тела несколько меньше, чем у среднерусских, но хоботок длиннее (6,4-6,55 мм). По зимостойкости, устойчивости к заболеваниям, плодовитости маток, особенностям весеннего развития семей и эффективности использования различных условий медосбора они мало чем отличаются от пчел среднерусской породы, но менее ройливы и более миролюбивы, чем они.

Краинская порода (карника). Пчелы серые с серебристым оттенком, несколько мельче среднерусских, но заметно крупнее серых горных кавказских, длина хоботка 6,5-6,8 мм, предприимчивы при отыскивании источников медосбора. По зимостойкости и устойчивости к заболеваниям уступают среднерусским пчелам, но несколько превосходят в этом отношении серых горных кавказских; миролюбивы, умеренно ройливы. Отличаются очень ранним и интенсивным весенним развитием, поэтому, гораздо лучше других пород опыляют сады и эффективнее используют главный весенний медосбор. Хорошие опылители клеверов, уступают в этом лишь кавказским.

Карпатская порода. Представляет собой самую восточную популяцию краинской. По размерам тела пчелы уступают среднерусским, но превосходят их по длине хоботков. Окраска тела несколько светлее. Нельзя исключать, что в определенной степени она испытала на себе (в результате частичной метизации) влияние украинской степной породы. Пчелы миролюбивы, печатка меда “промежуточная”. Зимостойкость слабая, но несколько выше, чем у серой горной кавказской; по плодовитости маток она несколько уступает среднерусской породе, заметно превосходя горную кавказскую, ройливость умеренная. Пчелы этой породы эффективно работают на главном медосборе, хорошо опыляют клевера.

Желтая кавказская порода. Пчелы несколько крупнее и плодовитее серых горных кавказских, длина хоботков 6,6-6,7 мм, на 2-3-м тергитах ярко-желтая окраска, миролюбивы, сильно ройливы, чувствительны к нозематозу и гнильцам. Эти пчелы довольно широко распространены в Армении, Грузии, Азербайджане и на Северном Кавказе, но энергично вытесняются серыми горными кавказскими, а также метизируются в результате скрещивания с этой породой.

Серая горная кавказская порода. По распространенности на территории земного шара и популярности эта порода занимает второе место в мире после итальянской. Окраска тела пчел серая, несколько светлее, чем у среднерусских и украинских, а размеры тела мельче, чем у всех остальных пород пчел, разводимых в СССР. По длине хоботков (6,6-7,25 мм), миролюбию, слабой ройливости (3 – 5 %), предприимчивости в отыскивании источников корма и скорости переключения с худших источников на лучшие (не более 1 дня), эффективности опыления клеверов пчелы этой породы не знают себе равных. Спокойно работают на сотах, вынутых из гнезда для осмотра, вороваты, сильно прополисуют гнезда, печатка меда темная (“мокрая”), склонны к “тихой” смене маток и их сожительству, при наступлении даже сравнительно слабого медосбора сильно ограничивают откладку яиц маткой и потому накапливают определенные запасы меда, которые складывают вначале в расплодную, а затем в магазинную часть гнезда. Серые горные кавказские пчелы гораздо эффективнее пчел других пород используют относительно слабый и недостаточно устойчивый медосбор, в особенности полифлерного типа, а также медосбор любой силы с бобовых культур и фацелии. В засушливые годы с очень скудными условиями медосбора по количеству собранного меда они существенно превосходят другие породы

пчел. Отрицательные качества этой породы: слабая зимостойкость, повышенная чувствительность к падевому токсикозу, нозематозу и европейскому гнильцу, а также недостаточная плодовитость маток. Поэтому самый высокий хозяйственный эффект дают семьи-помеси 1-го поколения от скрещивания серых горных кавказских маток со среднерусскими трутнями.

Итальянская порода. Пчелы этой породы крупные (не уступают среднерусским) с ярко-желтыми полосами на первых 2-3 тергитах. Длина хоботков 6,3-6,6 мм, миролюбивы, предприимчивы в отыскивании источников корма, склонны к пчелиному воровству. Печатка меда белая (“сухая”), ройливость умеренная, зимостойкость слабая. Очень чувствительны к падевому токсикозу, нозематозу и европейскому гнильцу. Весеннее развитие семей начинается сравнительно поздно, продолжается долго и на очень высоком уровне, плодовитость маток достигает 3-3,5 тыс. яиц в сутки. Эта порода – самая распространенная в мире. В местностях с летним и сильным устойчивым позднелетним медосбором семьи итальянских пчел не знают себе равных по медопродуктивности.

Дальневосточная порода. Сформировалась на Дальнем Востоке в конце прошлого – начале нынешнего столетия в результате бессистемного скрещивания главным образом украинских степных и среднерусских пчел и в значительно меньшей степени – кавказских (серых и желтых) и итальянских, а также естественного и искусственного отбора. Дальневосточные пчелы населяют территорию Читинской и Амурской областей, Приморского и Амурского краев. Встречаются пчелы с желтизной на первых 2 – 3 тергитах и чисто-серые, длина хоботков 6,3-6,75 мм, размеры тела несколько меньше, чем у среднерусских. Плодовитость маток невысокая (в пределах 1,1 – 1,6 тыс. яиц в сутки). Печатка меда “промежуточная”, прополисование гнезд слабое. По зимостойкости и плодовитости маток порода лишь незначительно уступает среднерусской. Отличается сильной ройливостью, но в меньшей степени, чем среднерусская. По миролюбию превосходит ее. Весеннее развитие пчелиных семей начинается сравнительно рано и протекает интенсивно. Эффективно использует главный медосбор с липы. В Западной Сибири эти пчелы и их помеси по медопродуктивности заметно превосходят местных. В период главного медосбора пчелы складывают мед равномерно и в расплодной, и в магазинной части гнезда.

Карпатка. Какова она?

В связи с распадом Советского Союза на отдельные государства, ареал естественного обитания карпатских пчел и их первичные репродукторы оказались за пределами России – на Украине. Однако многие российские пчеловоды по-прежнему интересуются этой уникальной породой пчел, и письма, касающиеся особенностей этой породы пчел и, в частности, эффективности ее использования в различных регионах России, шлют в Закарпатье, где сосредоточена племенная работа с чистопородными карпатскими пчелами.

Страница 3 из 13«12345678910…»»» Поделитесь, пожалуйста, ссылкой в Вашей любимой социальной сети:

Читайте также

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *