Skip to content

Сельские храмы россии: Сельские храмы: от уходящей натуры до уходящей фактуры. Часть 1: av4 — LiveJournal – Сельские церкви России Public Group

Содержание

Сельские храмы: от уходящей натуры до уходящей фактуры. Часть 1: av4 — LiveJournal

Сразу оговорюсь, что текст писался уже более 5 лет назад. Тогда же были выступления с этой темой на разных конференциях, в т.ч. и тех, что проводила РПЦ ("Рождественские чтения, например). С тех пор ситуация претерпела некоторые изменения. В целом - к лучшему. Создан институт древлехранителей в РПЦ, проблеме явно уделяется большее внимание, умножилось число положительных примеров сотрудничества Церкви и реставраторов, Церкви и науки, многие памятники за это время грамотно отреставрированы. Явно процесс пошел. Начальный период лихости, дикости и бедности, видимо, заканчивается. Но мне кажется, текст до сих пор не теряет актуальности. Особенно это очевидно всякий раз, когда попадаешь в дальние села, далекие во всех смыслах и от этой дискуссии, и от реставраторов, и от средств. Для них ситуация остается прежней. И они продолжают наступать на те же грабли, будучи предоставлены сами себе. И снова какой-нибудь очередной возрожденный храм, в котором опять идут службы и осуществляется нормальная приходская жизнь, к великому сожалению, перестает быть достойной внимания достопримечательностью, памятником прошлого, эстетическим объектом. Просто потому, что так вот вышло, хотя могло быть иначе...

Андрей Чекмарёв
Вандализм из благих побуждений.
Об актуальных проблемах охраны и восстановления памятников
церковной архитектуры // Русская усадьба. Сборник Общества изучения русской усадьбы (ОИРУ). Вып. 20 (36). СПб. - М., 2015. С. 601-629

Часть 1

Начавшаяся в 1990-е годы массовая передача пустовавших или использовавшихся не по назначению храмов вновь образованным приходам и монастырям кардинально изменила ситуацию с памятниками церковной архитектуры. Происходящие в этой сфере процессы высветили ряд серьезных проблем, уже негативно (а порой и необратимо) повлиявших на сохранение подлинности ценных объектов культурного наследия. Государство самоустранилось  от большинства обязательств по охране памятников, переложив их на церковь, вместе с целым комплексом узкоспециализированных задач по реставрации сильно поврежденных зданий, в т.ч. и чрезвычайно трудоемкой реставрации скульптурного и живописного убранства.


Принятый в 2010 году закон о возвращении церковным организациям имущества религиозного назначения лишь юридически оформил давно наметившуюся тенденцию.

Новые пользователи памятников (а в сельской местности это обычно не обладающие ни средствами, ни связями священники) остались фактически наедине с рушащимися зданиями, без помощи и контроля со стороны государственных структур и немногочисленных специалистов, работающих в основном в областных центрах. Причем, дефицит квалифицированного контроля одинаково коснулся как аварийных руин, так и вполне благополучных объектов с требующими особого режима содержания - с иконами и фресками.

Государственным органам охраны памятников в регионах сейчас оставлена роль пассивных наблюдателей за деятельностью РПЦ в переданных зданиях. А повсеместно демонстрируемая высшей властью поддержка РПЦ позволяет церковным организациям действовать уверенно и оставлять без внимания любую критику их обращения с памятниками. В государственных СМИ никакие критические высказывания на эту тему и вовсе стали невозможны, так как их легко могут посчитать попытками очернения русской культуры и духовности.

Не будучи специалистами в вопросах охраны наследия, не обладая опытом работы с памятниками старого искусства и порой не имея даже самой общей искусствоведческой и реставраторской подготовки, представители церкви нередко подходят к восстановлению храма предельно практично, стремясь как можно быстрее и любыми средствами привести его к «рабочему» состоянию, при котором можно вести регулярную и удобно организованную приходскую жизнь. Это наносит непоправимый вред подлинным формам архитектуры и убранства. Сложившаяся ситуация также недопустима с точки зрения действующего законодательства, однако контроль за его соблюдением в этой области весьма условен.

Покровская церковь в селе Ленинское (Кирсановский район, Тамбовская область). На храм конца XIX в. водрузили гигантский несоразмерный купол, сделавший его похожим на футуристический объект. Фото 2012 г.

В результате в последние годы мы наблюдаем совершенно хаотичную, никак не организованную и в целом никому не подотчетную ремонтно-восстановительную деятельность приходов и монастырей. Речь идет не столько о каком-то едином процессе, сколько о множестве самых разных по характеру и эффективности действий групп людей или отдельных личностей. Их не объединяют ни ясное представление о предмете, ни общее понимание задач и методов работы. Поэтому результат восстановления конкретного храма целиком обусловлен субъективными факторами, главными из которых являются эстетические вкусы и финансовые возможности  настоятеля и благотворителей. Сложилась ситуация, при которой судьба существенной части национального (а не только церковного) достояния определяется в первую очередь культурным уровнем рядового сельского священника. Вероятность сохранения или утраты исторических форм памятника поставлена в прямую зависимость от оценочных представлений настоятеля о допустимом и недопустимом в облике православного храма.

Государство покинуло эту сферу столь стремительно, что пока внутри церкви немногие успели осознать меру возложенной на нее исторической ответственности и ее тяжесть.

Даже если приход искренне стремится провести качественную профессиональную реставрацию, до достижения этой цели предстоит нелегкий путь. Далеко не во всех регионах есть компетентные специалисты, способные дать профессиональную консультацию, не говоря уже об оказании более существенной помощи. Приходским активистам бывает просто некуда обратиться, чтобы решить насущные проблемы с первоочередными противоаварийными работами – отводом воды, укреплением фундаментов и конструкций, защитой фресок или икон от плесени и грибка и т.д. Еще более неразрешимой проблемой становится профессиональная консервация и последующая реставрация сложных элементов архитектуры, в особенности декора. Все это дорогостоящие работы, требующие приглашения специалистов, иногда издалека. Особенно это касается монументальной живописи. В итоге мечта прихода о грамотной реставрации разбивается о жизненную прозу – ограниченность финансов и квалификацию имеющихся в наличии мастеров и т.н. экспертов. Последние далеко не всегда способны правильно определить архитектурный стиль храма, оценить его уникальность или типичность и дать грамотные рекомендации по форме глав, решеток, покраске, уместных для памятников того или иного периода. Во многих регионах остро ощущается деградация профессиональной среды. Священники на местах жалуются, что не могут получить в деле восстановления храма никакой помощи, в т.ч. и консультативной, и по линии епархии. Внутри церкви обычно считается, что храм «вручается» настоятелю в полное его ведение и под его личную ответственность, вместе с необходимостью самому искать ресурсы на его восстановление и содержание.

Ни у государства, ни у РПЦ нет продуманной программы восстановления какого-либо фиксированного (и потому реального) количества наиболее значимых для России храмов. Списка таких объектов не существует. Если в системе государственного учета памятников наличествовала хотя бы видимость аргументированной классификации по уровню ценности (федеральный и местный статус охраны), то внутри РПЦ в отношении действующих храмов вообще отсутствует всякая дифференциация. Церковь в своей среде так и не выработала (и, видимо, не стремится) внятных критериев оценки храма с точки зрения его места и роли в истории церковного искусства и истории церкви в целом. Речь в данном случае не о сугубо религиозном почитании святынь и мест святости, а об отношении к храму как к историко-культурному объекту, пусть даже и в исключительно внутрицерковном контексте. Для церковных людей часто новодел и древний архитектурный шедевр имеют равную ценность и принципиально неотличимы друг от друга.

Казанская церковь в селе Колодезское (Невежеколодезское, Задонский район, Липецкая область), построенная в 1837 г., была редким и оригинальным примером николаевской неоготики, соединенной с национальными мотивами. За восстановление храма энергично взялся уроженец села предприниматель П. Яблоновский. После проведенных работ храм трудно узнать, его облик кардинально изменен с помощью современных материалов. Фото 2006 г. (Д. Яблучанский) и 2013 г. (А. Михалёв).

Здесь приходится сталкиваться с серьезными сложностями мировоззренческого характера.
Известное из многочисленных высказываний церковных людей противопоставление «храма божьего» памятнику или музею отражает, к сожалению, распространенную в этой среде точку зрения. Понятие «памятника» соотносится только с государственным и даже исключительно бюрократическим статусом здания и резко отделяется от его несоизмеримо более важного - «сущностного» церковного значения, представляющегося единственно истинным для верующего человека. Архитектурная или художественная ценность, таким образом, не воспринимается как обязательное достоинство храма, качественно расширяющее его восприятие и требующее особого отношения. Выстроенная в научных исследованиях линия развития церковной архитектуры с ее устоявшимся в культурной традиции набором шедевров и стилистическо-типологической классификацией зачастую просто неизвестна представителям церкви и, как показывает опыт, не всегда способна вызвать у них интерес. Показательны примеры, когда деятели церкви осознанно и даже подчеркнуто высокомерно игнорируют экспертные искусствоведческие суждения, не стремятся понять их смысл и воспринимают как нежелательное вторжение светской науки на не принадлежащую ей (по их мнению) территорию. В то же время сами нередко пропагандируют категоричные и достаточно субъективные оценки  отдельных периодов в истории искусства, в т.ч. и касающиеся архитектуры и убранства находящихся в их ведении храмов. Научное же сообщество тоже порой демонстрирует внутрицеховую замкнутость, используя собственную, не всегда понятную со стороны терминологию и не стремясь к популяризации научных открытий, в т.ч. и в церковных кругах.

Отсутствие широкого заинтересованного диалога между наукой и церковью, а также невостребованность внутри РПЦ научного искусствоведческого знания наносят большой урон делу охраны памятников и, к сожалению, только усугубляют взаимное непонимание. Вместо того, чтобы объединять усилия по спасению общенародного достояния для будущих поколений, обе стороны видят предмет по-разному и часто говорят на разных языках.

В церковных кругах культивируется практически равное отношение к действующим храмам, будь то памятник или современная постройка. Внутри церкви до сих пор нет специальной структуры, курирующей работу с принадлежащим ей историко-культурным наследием. Нет и единой системы финансирования, позволяющей направлять необходимые средства для реставрации остро нуждающихся в них объектов. Каждый монастырь или приход имеет свои источники дохода, в зависимости от территориального расположения, наличия состоятельных ктиторов, поддержки местных властей. При такой ситуации в выигрышном положении оказываются городские храмы, а также расположенные вблизи элитных коттеджных поселков или щедрых на благотворительные жесты успешных предприятий. Стоящие в глубинке сельские церкви, будь они самыми выдающимися шедеврами, оказываются в стороне от денежных потоков. Это чревато заметным уже сейчас грубым искажением общей картины российского архитектурного наследия, когда многие его вершины фактически погибают и имеют самый непрезентабельный вид, а одновременно на очередной рядовой и малоинтересной, но опекаемой благотворителями церквушке регулярно золотят купола.

На фоне брошенных на произвол судьбы бедных сельских приходов происходит реализация сомнительных с точки зрения необходимости затратных проектов, как, например, патронируемое руководством страны восстановление Ново-Иерусалимского монастыря, с уничтожением результатов качественной советской реставрации и проведением повторной, требующей колоссальных вложений. При сохранении многих нерешенных проблем с уже имеющимися в распоряжении РПЦ памятниками она все активнее претендует на получение шедевров самого высокого уровня, находящихся в ведении государственных музеев. Это и скандальная история с передачей под церковные нужды зданий Рязанского кремля, и изъятие у Исторического музея комплекса Новодевичьего монастыря, и передача Псковской епархии ценнейшего собора Снетогорского монастыря с уникальными фресками всемирного значения. Из последних новостей – угроза вывода экспозиций и фондов Ярославского музея-заповедника с территории Спасского монастыря.

Данные проекты реализуются, как правило, стремительно, с показательным пренебрежением к мнению музейного сообщества, зато при активной поддержке т.н. православной общественности, слабо разбирающейся в специфике музейной работы. Музеи выкидываются буквально на улицу, без предоставления равноценных имевшимся площадей. В итоге сама идея, часто по сути правильная – перемещение музея на более удобную и современную площадку – оказывается дискредитирована методами реализации. Из отдельных неуклюжих действий и заявлений складывается впечатление, возможно и не совсем верное, что РПЦ стремится поскорее заполучить в свои руки все церковные объекты музейного уровня, не создав при этом функционирующий на научной базе механизм профессионального управления доставшимся имуществом.

Только выработка в руководстве РПЦ ясной и грамотной концепции отношения к историко-архитектурному наследию и тесное взаимодействие с экспертным и реставрационным сообществом могли бы исправить сложившееся печальное положение. К счастью, в последнее время определенные позитивные шаги в этом направлении предпринимаются, но их пока недостаточно, чтобы ситуация перестала вызывать тревогу. Пока еще есть поводы считать, что церковь не всегда заинтересована в спасении памятников религиозного искусства, сохранивших язык форм и образов, на котором она веками общалась со своей паствой. До тех пор, пока отношение к храмам как объектам культурного наследия внутри РПЦ не изменится (а на государство в этом плане надежды и вовсе мало), восстановление памятников останется стихийным процессом с преобладающим элементом случайности и непредсказуемым в каждом отдельном случае результатом.


Троицкая церковь в Афанасьеве (Измалковский район, Липецкая область). Памятник, датируемый 1834 г., восстановлен приходом в крайне брутальных формах, далеких от подлинных. Особенно обращает на себя внимание обшитый сайдингом фронтон оригинальной конфигурации, совершенно не отвечающий стилю классицизма, в котором возведен храм. Фото 2011 г. (А. Михалёв).

Никольская церковь в Чижовке в границах современной Калуги. Заброшенный храм 1736 г. быстро восстановили хозяйственным способом, раскрасив в яркие цвета. Фото 2010 г. (Д. Иванов).

Как это ни парадоксально, для памятника иногда лучше, если капитальное восстановление по ряду причин откладывается, но проведены необходимые противоаварийные работы, приостановившие разрушительный процесс. В таком состоянии здание может еще годами ждать реставраторов. Стремление же к достижению быстрого результата нередко оборачивается нарушением методов профессиональной реставрации и грубым попранием элементарных этических и эстетических норм в отношении памятников старины. Без изучения истории объекта и разработки отвечающего необходимым требованиям проекта совершаются непоправимые действия, наносящие зданиям серьезный ущерб.

Уже бедой для ряда ценных памятников обернулась спешка восстановителей, их смутные познания в истории архитектуры и неверные представления о т.н. «каноническом» облике православного храма. Так, в конце 1990-х гг. была пробита восточная стена и пристроена апсида к шатровой Воскресенской церкви середины XVI века в подмосковном селе Городня (Ступинский район, Московская область), уникальной объемной композицией в виде восьмерика от основания. Современный приход посчитал отсутствие апсиды грубым нарушением канона и решил исправить «ошибку» зодчих XVI века. Такое демонстративное неуважение к труду предков и незнание особенностей искусства прошлых эпох, к сожалению, не единичный пример.

Воскресенская церковь в Городне (Ступинский район, Московская область). Известный мамятник середины XVI в. отличался абсолютным центризмом композиции и никогда не имел апсиды. Но все изменилось в 1990-х, когда приход посчитал это просчетом средневековых строителей, требующим исправления. У храма была пробита подлинная стена и пристроен алтарный выступ. Весь декор, следы которого хорошо читались, вместо восстановления был грубо замазан цементной штукатуркой. Фото сер. ХХ в. и 2013 г. (А.В. Слёзкин).

На подлинных памятниках, обладающих яркой индивидуальностью, реализуются обывательские представления о стандартном наборе элементов умозрительного православного храма «в древнерусском стиле». Чаще всего при этом искажаются архитектура и убранство построек Нового времени - барокко и классицизма, эстетика которых входит в противоречие со сложившимся пониманием «канона». До сих пор внутри церкви болезненным остается вопрос об оценке петровских реформ в области церковной политики и выбранного тогда пути развития русской культуры по европейскому образцу. Слишком распространено убеждение в неполноценности церковного искусства XVIII-XIX вв., воспринявшего многое из западной католической и протестантской эстетики. Часть современных церковнослужителей всерьез рассуждает о заблуждениях, отходе от истинной веры и духовной ущербности целых поколений заказчиков и мастеров, возводивших и украшавших русские храмы в стилях барокко, классицизма и разных вариантах эклектики. Осуждаются ктиторы, якобы отступившие от веры предков в угоду модному западничеству. Осуждаются также художники, расписывавшие церкви в академической манере. На местах такие убежденные традиционалисты используют любую возможность в меру своих способностей «подправить» неубедительный с их точки зрения образ православного храма, сделать его более похожим на древнерусские постройки. Результат таких усилий чаще всего выглядит по меньшей мере нелепо.

Например, на полусферическом куполе собора Рождества Христова в Липецке недавно появилась позолоченная луковичная глава и еще четыре аналогичных малых главки по углам храмового четверика. Сам купол, до этого окрашенный в зеленый цвет, теперь позолочен по типу глав древнерусских церквей. Налицо неуклюжая попытка русифицировать «прозападный» облик великолепного  и стилистически очень выдержанного палладианского собора, спроектированного предположительно самим Н.А. Львовым. В результате памятник приобрел несуразный вид, в котором перемешаны плохо сочетаемые друг с другом черты разных архитектурных традиций.
В подмосковном Тарычеве (Ленинский район, Московская область) на трехчастный храм скромных барочных форм водружены гигантские шарообразные главы (должно быть, призванные напомнить о кремлевских соборах), никак не соответствующие зданию ни стилистически, ни пропорционально. В Ромоданове (в черте Калуги) подлинное красивое по формам и силуэту пятиглавие XVIII века без особой надобности заменено на сверкающие фальшивой позолотой луковицы грубых форм. Эта тенденция – замена подлинных глав стандартными «каноническими» луковицами с покрытием из нитрида титана – приобрела в последние годы опасное распространение. Новые главы не всегда повторяют размер и нюансы форм прежних, что ведет к искажению исторического силуэта здания. В отдельных случаях это принципиально важно, т.к. он в значительной степени определяет художественную выразительность памятника.

Собор Рождества Христова в Липецке на акварели начала XIX в. из Русского музея изображен в своем идеальном виде, каким был задуман в 1790-е гг. архитектором Н.А. Львовым. Впоследствии к зданию была пристроена колокольня, решенная в той же палладианской стилистике. Недавно в облик собора были сознательно привнесены «национальные» черты: позолочен купол и добавлены четыре маленькие главки по углам, призванные изобразить традиционное русское пятиглавие. Карнизы зачем-то выкрашены в красный цвет. Фото 2013 г. (А.В. Чекмарёв).

Церковь Рождества Богородицы в Тарычеве (Ленинский район, Московская область) в советское время лишилась подлинных глав. При восстановлении были сначала сделаны главы, в упрощенных формах повторяющие подлинные. Но они чем-то не устроили приход и скоро были заменены на гигантские шары, возможно, призванные напоминать о кремлевских соборах, но на самом деле похожие на елочные украшения. Фото 2012 г. (А. Чеботарь).

Церковь Рождества Богородицы в с. Ромоданово (в границах Калуги) была построена в конце XVII в., а ее изящные главы на тонких шеях появились в XVIII в. Благодаря им, храм имел выразительный и индивидуальный силуэт. Теперь подлинные главы и шпиль колокольни заменены на более стандартные и грубые, архитектурные детали на фасадах оштукатурены и выкрашены неподобающий для построек данной эпохи цвет. Фото 2003 г. (А. Агафонов) и 2012 г. (В. Разумов).

Например, новые главы, установленные недавно на соборе Михаила Архангела в Бронницах (Московская область), имея лишь приблизительное сходство со старыми, в точности не скопировали их почти гротескные шарообразные формы, выделявшие собор на фоне остальных памятников эпохи. Нарочитая неправильность контура и подкупающая рукотворность первозданной формы без какой-либо необходимости оказались заменены на жесткий по рисунку стандарт заводского изготовления. Аналогичный эффект исходит и от новых глав монументального Воскресенского храма в Тезине (г. Вичуга, Ивановская область), где гротескная форма завершений была необходимым художественным эффектом, свойственным неорусскому стилю начала ХХ века. Теперь этот эффект в значительной степени уничтожен, и памятник утратил часть своей индивидуальности. В Ленинградской области при восстановлении сильно поврежденной в советское время церкви Петра и Павла в Дибунах (Курортный район) сделана глава, не соответствующая предыдущей, имевшей по замыслу автора проекта, крупного мастера неорусского стиля А.П. Аплаксина, гротескный оплывший силуэт. Это притом, что имеются в наличии и старые фотографии, и сами проектные чертежи.

Совсем недавно по воле настоятельницы была произведена замена глав на соборе XVII в. в Лебедянском Троицком монастыре (г. Лебедянь, Липецкая область).  Без всякой причины храм лишился воссозданных советской реставрацией глав с необычно высокими изящными крестами, точно воспроизводивших оригинальный силуэт тех, что запечатлены на дореволюционной съемке. Теперь установлены обычные усредненные луковицы, с этим конкретным собором никак не соотносимые. В станице Платнировской (Кореновский район, Краснодарский край) пошли еще дальше, на восстанавливаемой Троицкой церкви 1913 г. постройки сделаны обильно декорированные главы в духе куполов собора Василия Блаженного (или Спаса на Крови), каких на этой церкви никогда не было. Конечно, храм стал выглядеть намного эффектнее и оригинальнее, только памятником старины его теперь можно назвать весьма условно, т.к. его облик скорее отражает вкусы начала XXI века, а не ХХ. Подлинное покрытие главы поливной абрамцевской черепицей, сохранявшееся на церкви Спаса Нерукотворного в Клязьме (Мытищинский район, Московская область), в 2006 г. заменено на обычное металлическое, с фальшивой позолотой.

Современные пользователи нередко разными способами пытаются «улучшить» архитектуру доставшегося им памятника, иногда рядового по своим архитектурным качествам, изначально не обладавшего ярким обликом. Так, при восстановлении усадебной Благовещенской церкви в Липицах (Серпуховский район, Московская область), возведенной в 1735 г. петровским канцлером Г.И. Головкиным в скромных формах нарышкинского стиля, были сфантазированы формы завершений – сделаны килевидные кокошники, высокая глава. Недавно пристроена шатровая колокольня, которая в таком виде не существовала никогда. Здание полностью изменило свой облик, в котором трудно отыскать первоначальную подлинную архитектуру. Зато приобрело желательный приходу набор «древнерусских» черт.

Иногда самодеятельная «русификация» принимает и вовсе смешные формы. На классицистической Иверской церкви 1797-1799 гг. в селе Растуново (Домодедовский район, Московская область) появилась чудная кирпичная надстройка в виде древнерусской трехарочной звонницы. Причем она даже размещена не по центру, а над правой частью западного фасада, видимо с оглядкой на ассиметричное распределение форм в средневековых храмах.  Все это никак не вяжется с восьмигранным объемом и ордерными деталями самой старинной церкви. Возможно, звонница делалась как временная, взамен снесенной в советский период отдельной колокольни. Сейчас приход начинает ее воссоздание, не имея, правда, ни одного архивного изображения и совершенно не представляя ее облик.

Церковь Иверской Богоматери в Растунове (Домодедовский район, Московская область), построенная Демидовыми в 1790-х гг., теперь имеет забавную «псковскую» звонницу над углом трапезной. Портик на южном фасаде закрыли полукруглой пристройкой котельной. Фото 2012 г. (А.В. Чекмарев).

В церкви Рождества Богородицы в Мишутине 1805 г. (Сергиево-Посадский район, Московская область) над основным, овальным в плане, объемом  возвышалась деревянная ротонда с характерным для классицизма полусферическим куполом. Сейчас же храм завершает луковичная глава, поставленная прямо на простую четырехскатную крышу. Рядом построена примитивная колокольня с четырехгранным шатром, соединенная с храмом никогда не существовавшим переходом. На основе подлинного памятника создан недостоверный и откровенно уродливый архитектурный образ, видимо, более близкий его создателям, чем изначальный, в стиле классицизма.

Церковь Рождества Богородицы в Мишутине (Сергиево-Посадский район, Московская область) имела над четвериком купольную ротонду, выстроенную изначально в целях экономии из дерева. После того, как она в 1980-е разрушилась, ее решили не возобновлять, зато пристроили примитивную колокольню. В результате памятник сильно изменил свой облик. Фото 1970-х гг. и 2013 (А. Чеботарь).

В подмосковном Пушкине к небольшой по размерам церкви Боголюбской иконы Богоматери 1912-1914 гг. с запада пристроен новый большой объем, фактически второй храм, с высокой колокольней в центре и четырьмя шатрами на углах. Появление этого пристроя кардинально изменило вид всего церковного места, а старая церковь в качестве самостоятельного сооружения больше не воспринимается. Рядом продолжается строительство новых крупных приходских зданий, спроектированных без всякого учета восприятия сохранившегося памятника архитектуры.

Пример из того же ряда – Троицкий собор Свято-Духова в селе Задушное в Новосильском районе Орловской области. Барочный храм 1754-1770 гг. взамен рухнувшего (в процессе работ) купола получил новый, других очертаний, с неуместными полукруглыми фронтонами в основании. На этом нововведения не закончились, к сохранившемуся памятнику с запада была пристроена новая трехшатровая колокольня. Рядом строятся новые монастырские здания. Вместо редкого для Орловщины сохранного образца архитектуры барокко в Задушном появился невразумительный конгломерат строений, исторически и стилистически ни с чем не соотносимый и чуждый данному месту. Восстановители же считают произошедшее возрождением святыни.

Троицкий собор Духова монастыря (Новосильский район, Орловская область) из памятника барочной архитектуры превращен нынешними восстановителями в чудной конгломерат разностильных объемов. Помимо нового купола с придуманными полукруглыми фронтонами в его основании храм приобрел еще пять малых глав по углам и странную трехчастную колокольню. Фото 2004 г. (А.В. Чекмарев) и 2012 г. (А. Михеева).

Часть 2 - http://av4.livejournal.com/58211.html

Поездка по старым сельским церквям.

Отдыхая в выходные у друга на даче, мы решили проехаться по окрестным деревням и посетить старые церкви. Почему именно такая идея? Все очень просто, сейчас постараюсь объяснить. В последнее время народ загорелся идеей реставрировать церкви в своих селах, вот только реставрация происходит самым дешевым способом. Стены штукатурятся и красятся, настилаются полы, кровля и т.д. Вроде все нормально, вот только старинные фрески в этом случае безвозвратно теряются. Поэтому наша поездка и была нацелена на то, чтобы сфотографировать те фрески, которые не успели похоронить под толстым слоем штукатурки и краски. Я прекрасно понимаю жителей села, им хочется возвратить себе местную церковь, а денег немного, вот и делают как подешевле.

Поездка по церквям в Ярославской области.

Вепрева Пустынь.

Первая остановка в Ростовском районе. Здесь прекрасная церковь, находится она в стадии ремонта. Фрески закрасить не успели. Мы поговорили с настоятелем храма отцом Андреем, он сам попросил нас сфотографировать фрески и по возможности прислать ему фотографии, для того, чтобы после ремонта художники могли воссоздать фрески заново. Он объяснил, что обращался к реставраторам и те запросили большие деньги за восстановление старых фресок. Мы выполнили просьбу настоятеля.

Вепрева Пустынь

Как оказалось Храм Успенья Пресвятой Богородицы построен в 1822 году на месте прежнего монастыря Вепрева Пустынь, в который входило три церкви. Монастырь этот существовал со времен Ивана Грозного, который и выдал государеву грамоту. Шло время, две церкви из этого монастыря сгорели в 1790 году, а на месте третьей построили сей храм.

Храм Успенья Пресвятой Богородицы

После того, как Успенская (деревянная) церковь сгорела, среди пожарища под пеплом нашли целую восковую свечу, которая ранее стояла перед местной иконой Успенья Божией Матери. Это поистине чудо, поскольку восковые свечи плавятся даже при низкой температуре, да и к тому же как определили, где она стояла ранее?  В то же время в лесу, недалеко от села нашли чудотворную икону, поклоняться которой приходило множество паломников. В общем так или иначе сея свеча и икона до 1930-х годов находились в новой церкви.

Храм Успенья Пресвятой Богородицы

В 1931 году настоятель храма Кавалеров Василий Иванович был репрессирован, храм разграблен и пришел в запустение. Свеча потерялась, а икона сейчас находится в Ростовском Петровском монастыре.

Храм Успенья Пресвятой Богородицы

На данный момент храм восстанавливается.

Храм Успенья Пресвятой Богородицы

Откуда же произошло такое странное название Вепрева Пустынь? В договорной грамоте упоминается некий Василий Вепрев, так что возможно от него пошло название Вепрева пустынь, а возможно он получил прозвище Вепрев поскольку владел этой местностью.

Храм Успенья Пресвятой Богородицы

По утверждению краеведа Ярославской губернии Листвицына Вадима Ивановича (15.08.1827 — 24.12.1889) женский монастырь Вепрева пустынь основан в XV веке княгиней Федорой Примаковой (в монашестве Евпраксией). В этом же монастыре она скончалась и погребена.

Храм Успенья Пресвятой Богородицы

По другим сведениям, Ростовский князь С.Ю. Ворон убил вблизи озера огромного вепря. Его жена, княгиня Федора, была похищена и увезена князем В.Ю. Шемякой. Княгиня Федора в последствии ушла в монашество и основала здесь монастырь, который сгорел, но был возобновлен княгиней Ульяной, дочерью князя Ф.Д. Примакова и княжной Марией, дочерью князя Г.И. Темкина.

Храм Успенья Пресвятой Богородицы


Храм Успенья Пресвятой Богородицы


Храм Успенья Пресвятой Богородицы


Храм Успенья Пресвятой Богородицы

Выйдя из церкви мы прошлись по поселку. Дома в поселке разные, есть вполне приличные, ну а есть и совсем заброшенные.

п. Вепрева-Пустынь


п. Вепрева-Пустынь


п. Вепрева-Пустынь

Колодец — журавль, такие мало, где встретишь. Здесь мы передохнули и напились ключевой воды. Едем дальше.

п. Вепрева-Пустынь


Мы не лошади, нам и ведра хватит. Фотограф: Евгений Жиляев

Село Лучинское. Церковь Николая Чудотворца.

Следующая наша остановка произошла в селе Лучинском. Перед нашим взором предстала частично отремонтированная, а частично опутаная строительными лесами церковь Николая Чудотворца.  Ремонт здесь идет даже в субботу. Мы зашли в церковь и увидев, что фрески еще не закрасили, решили их сфотографировать. Поскольку настоятеля не было, то мы фотографировали без благословения, кстати получилось ничем не хуже (прости нас Господи).

с. Лучинское. Церковь Николая Чудотворца

С 1564 года или раньше, по 1764 год село Лучинское принадлежало Никитскому монастырю. В Лучинском стояла деревянная церковь Николая Чудотворца, но в 1629 году из-за ветхости развалилась. Новую построили только в 1714 году. Новую церковь освятили также, как и старую, во имя святого Николая Чудотворца.

с. Лучинское. Церковь Николая Чудотворца

В 1780 году церковь перестроили, а в 1818 году вместо деревянной построили каменный храм с колокольней. В нем два престола: один во имя святого Николая Чудотворца, второй во имя Покрова Пресвятой Богородицы.

с. Лучинское. Церковь Николая Чудотворца


с. Лучинское. Церковь Николая Чудотворца


с. Лучинское. Церковь Николая Чудотворца


с. Лучинское. Церковь Николая Чудотворца


с. Лучинское. Церковь Николая Чудотворца


с. Лучинское. Церковь Николая Чудотворца

 

с. Лучинское. Церковь Николая Чудотворца

Один из пределов был уже заштукатурен и зашпаклеван, надеюсь там не было фресок.

с. Лучинское. Церковь Николая Чудотворца

А вот в другом пределе после ремонта оставили большую фреску, возможно будут реставрировать.

с. Лучинское. Церковь Николая Чудотворца


с. Лучинское. Церковь Николая Чудотворца

 

с. Лучинское. Церковь Николая Чудотворца

 

Село Филимоново.  Церковь Святого великомученика Димитрия Солунского.

Следующая остановка произошла в селе Филимоново, где находится церковь Святого великомученика Димитрия Солунского. Вот только зайти нам в нее не удалось, поскольку шли ремонтные работы.  Посмотрев, как новым кирпичом закрывают старый, у нас пропал интерес. Вероятно и внутри не стали сохранять никаких фресок.

с. Филимоново. Церковь Святого великомученика Димитрия Солунского.

С начала XVII в. село принадлежало Переславскому Никитскому монастырю, но к середине XVIII в. оно стало казенным. Церковь в селе существовала с XVII в. В 1809 году вместо деревянной церкви построили каменную с колокольней. В ней два престола: один во имя Святого великомученика Дмитрия Солунского, а второй в честь Тихвинской иконы Божией Матери. Особенно чтились в приходе Тихвинская икона Божией Матери (по местному преданию, явившаяся на кладезе за селом, куда ежегодно 26 июня совершался крестный ход) и икона Божией Матери «Утоли моя печали», написанная в память избавления села от холеры в 1848 г. В советское время храм разорён.

Село Твердилково. Церковь Рождества Пресвятой Богородицы .

В селе Твеадилково мы увидели церковь, которая так же опутана строительными лесами. Попасть во внутрь у нас не получилось, так как на церкви висел замок.

с. Твердилково. Церковь Рождества Пресвятой Богородицы

Село Твердилково известно с начала XVII в. Церковь Рождества пресвятой Богородицы в нем была выстроена князем Щетинкиным также в ориентировочно начале XVII в., но в последствии пришла в запущеннее. В 1644 году помещик Семен Семенович Коробьин восстановил церковь, которая просуществовала 134 года. В 1778 году прихожанами была построена новая деревянная церковь. В 1826 году вместо деревянной был выстроен новый каменный храм с колокольней. В нем было два предела: один в честь Рождества Пресвятой Богородицы, второй — во имя Святой Живоначальной Троицы. В советское время храм был разорен.

 

Село Дубровицы. Церкви Казанской иконы Божией Матери и Николая Чудотворца.

Оказалось, что в селе Дубровицы две церкви стояли рядом, вернее одна еще стоит, а вот от второй остались одни руины.

Церковь Николая Чудотворца.

Церковь Николая Чудотворца

Церковь Николая Чудотворца существовала уже в начале XVII в. Известно, что в 1695 году, на средства местного помещика Михаила Ивановича Поливанова, церковь была перестроена освящена во имя Святителя Николая Чудотворца. В 1796 году на средства помещиков Константина Михайловича Поливанова и Ивана Дмитриевича Дурова вместо деревянной Николаевской церкви начато строительство каменного храма. Постройка окончена в начале XIX в. Главный престол освящён во имя Святителя Николая Мирликийского Чудотворца, а в приделе — Святого благоверного князя Феодора и чад его Давида и Константина. Иконостас Казанской церкви был устроен в конце XVIII в. с резными изображениями херувимов; на царских дверях было резное изображение Тайной вечери. В советское время церковь была закрыта и разорена.

Церковь Николая Чудотворца

То, что осталось от этой церкви можно назвать — руины.

Церковь Николая Чудотворца


Церковь Николая Чудотворца


Церковь Николая Чудотворца


Церковь Николая Чудотворца


Церковь Николая Чудотворца

Хотя даже здесь мы видим остатки прежней росписи храма.

Церковь Николая Чудотворца


Церковь Николая Чудотворца

 

Церковь Казанской иконы Божией Матери.

Церковь Казанской иконы Божией Матери

А вот в церкви Казанской иконы Божией Матери видно идут ремонтные работы. Хотя мы ни одного строителя не видели, но наличие строительных лесов натолкнуло нас на такую мысль. В церковь мы попали вот через эту, с позволения сказать, дверь.

Церковь Казанской иконы Божией Матери

 

Церковь Казанской иконы Божией Матери

Мы ожидали, что в этой церкви полным ходом идут строительные работы, но открыв еще одну дверь оказалось, что церковь, действующая и никаких работ не ведется. У нас создалось такое впечатление, что жители села закрыли в храме большие дыры кирпичом и принесли сюда из дома нехитрый скарб и иконы. Поскольку в храме никого не было, мы фотографировали фрески без благословения настоятеля.

Церковь Казанской иконы Божией Матери

 

Церковь Казанской иконы Божией Матери


Церковь Казанской иконы Божией Матери


Церковь Казанской иконы Божией Матери


Церковь Казанской иконы Божией Матери


Церковь Казанской иконы Божией Матери


Церковь Казанской иконы Божией Матери


Церковь Казанской иконы Божией Матери


Церковь Казанской иконы Божией Матери


Церковь Казанской иконы Божией Матери


Церковь Казанской иконы Божией Матери

 

с. Дубровицы

 Село Давыдово. Воскресения Словущего (Обновления храма Воскресения Христова).

Ну и последняя наша остановка в селе Давыдово.

Церковь Воскресения Словущего (Обновления храма Воскресения Христова)

Когда и от кого Давыдово поступило в Троице-Сергиев монастырь, обстоятельных сведений не сохранилось. Первая грамота, в которой в числе Троицких вотчин значится и Давыдово, относится к 1586 году. После секуляризации 1764 года это село стало казённым.

Церковь Воскресения Словущего (Обновления храма Воскресения Христова)

В 1628 году уже была церковь Воскресения Христова. Деревянная церковь во имя Обновления храма Воскресения Христова значится в Давыдово и в 1799 году. В 1819 году вместо деревянной церкви на средства прихожан был построен каменный храм. Престолов в церкви два: в холодной в честь Обновления храма Воскресения Христова, в приделе тёплом во имя преподобного Сергия Радонежского.

Церковь Воскресения Словущего (Обновления храма Воскресения Христова)

Эта церковь так же оказалась на стадии восстановления, внутри лежали доски и кирпич. Все-таки эта церковь отличается от остальных, здесь не только сохранились местами фрески, но и мозаичный пол на котором можно даже разглядеть рисунок.

Церковь Воскресения Словущего (Обновления храма Воскресения Христова)


Церковь Воскресения Словущего (Обновления храма Воскресения Христова)


Церковь Воскресения Словущего (Обновления храма Воскресения Христова)


Церковь Воскресения Словущего (Обновления храма Воскресения Христова)


Церковь Воскресения Словущего (Обновления храма Воскресения Христова)


Церковь Воскресения Словущего (Обновления храма Воскресения Христова)

Церковь Воскресения Словущего (Обновления храма Воскресения Христова)


Церковь Воскресения Словущего (Обновления храма Воскресения Христова)


Церковь Воскресения Словущего (Обновления храма Воскресения Христова)


Церковь Воскресения Словущего (Обновления храма Воскресения Христова)


Церковь Воскресения Словущего (Обновления храма Воскресения Христова)


Церковь Воскресения Словущего (Обновления храма Воскресения Христова)


Церковь Воскресения Словущего (Обновления храма Воскресения Христова)


Церковь Воскресения Словущего (Обновления храма Воскресения Христова)

Вот такой старинный замок мы обнаружили.

Церковь Воскресения Словущего (Обновления храма Воскресения Христова)


Церковь Воскресения Словущего (Обновления храма Воскресения Христова)

А это мозаичный подоконник.

Церковь Воскресения Словущего (Обновления храма Воскресения Христова)


Церковь Воскресения Словущего (Обновления храма Воскресения Христова)


Церковь Воскресения Словущего (Обновления храма Воскресения Христова)


Церковь Воскресения Словущего (Обновления храма Воскресения Христова)


Церковь Воскресения Словущего (Обновления храма Воскресения Христова)


Церковь Воскресения Словущего (Обновления храма Воскресения Христова)

Вот и закончилась наша поездка по старым сельским храмам. Нельзя не заметить, что из шести церквей, в которых мы побывали, в каждой идет процесс восстановления, а ведь мы, когда ехали, не знали в каком они состоянии. Хоть этот процесс в каждой церкви идет разными темпами, но все же он начался и уже идет. Так, что есть вероятность, что скоро количество разрушенных церквей намного сократиться. С одной стороны, здорово, что старые церкви наконец-то снова оживут и станут местом возрождения церковной жизни. С другой стороны, если восстановление церквей будет проходить как полная перестройка здания с уничтожением старых фресок, то мы получим так называемые безликие «новоделы». Полная перестройка здания по современным технологиям утрачивает ценность памятника архитектуры. А ведь хочется, что бы в процессе восстановления были использованы знания старых строительных приемов. Понятно, что только силами прихожан хорошую реставрацию не осилить. Поэтому должна быть государственная программа с участием РПЦ. Ведь была же в советское время программа разрушения церквей, так почему бы не постараться исправить свои прошлые ошибки.

Вот пример реставрации Крутицкого подворья (статья про Крутицкое подворье будет позже).

Москва. Крутицкое подворье

А это пример реставрации фресок в Введенском кафедральном соборе город Чебоксары (моя статья «Поездка в Чебоксары»).

Введенский кафедральный собор. Город Чебоксары

Это примеры может и не лучших реставрационных работ, но здесь явно прослеживается желание сохранить свое культурное наследие для будущих поколений.

Сельские храмы России - Пропорции счастья

О практически неизведанной области русской культуры, «вобравшей в себя всю эволюцию национального зодчества, воплотившей самые смелые и уникальный творческие замыслы, вскрывшей неакадемическую культуру Руси». DANIIL_SKITALEC — о сельских приходских храмах второй половины XVII — первой половины XIX веков.

Когда современный архитектор или искусствовед хочет познакомиться с историей русской культуры, он читает научные статьи, например на сайте Русарх, или эти же статьи в соответствующих книгах с тиражом до 3000 экземпляров. Общую информацию можно почерпнуть из учебников по истории русской культуры.

И что же современный архитектор и искусствовед узнает из этих источников? Он обязательно изучит наследие Византии и то, как оно «русифицировалось» в Новгороде на примере десятка памятников. Будет точно знать существовали ли галереи у церкви Покрова на Нерли или нет, узнает подробности датировок соборов владимиро-суздальского зодчества 12-13 веков на примере пары десятков памятников, раскроет для себя черты итальянизмов в московском зодчестве 16 века в полусотне примеров. Ценитель классицизма просмотрит развитие культовой архитектуры в столицах в 17-18 веках, а особо интересующийся попробует разобраться в истоках эклектики второй половины 19 века. А как же народное зодчество, ведь в нем сокрыты истоки культуры? Конечно, и в этом ищущему помогут монографии по уникальному северному деревянному зодчеству. 

Церковь Казанской иконы Божией Матери в с. Курба Ярославской области. 1770 год 
Уникальный 16-тилепестковый ротондальный четырехстолпный храм

Освоив эти темы и найдя для себя собеседника, архитектор-искусствовед будет долго рассуждать о том, что после 16 века наступил упадок церковного зодчества и его «обмирщение», оппонент будет доказывать, что вершиной является Русский классицизм, а голос со стороны скажет, что все это варварство, вот в Византии там да — вечный источник творчества, вершина вершин. И никто не скажет о чем-то малозаметном, но действительно важном.

Есть одна область в русской культуре, таящаяся до поры, которая несет в себя колоссальный потенциал, и при этом она практически сегодня неизведанна. Этот гигантский пласт при всей своей очевидности скрывается от взора исследователей до сих пор, находясь буквально перед глазами. Конечно, если ездить по отдельным населенным пунктам, то можно обнаружить книжки местных краеведов, но в академической среде, комплексного анализа этот феномен еще не получил. 

Церковь-колокольня преп. Исаакия, игумена Долмацкого (ярусный объем) и Благовещенская 
церковь в с. Степановском Московской области. Храм-колокольня построен в 1732 году 
Представляет собой уникальное сооружение с нестандартной композицией

Да, я сейчас говорю о сельских приходских храмах второй половины XVIII — первой половины XIX веков. Это совершенно уникальное явление, потенциал которого сейчас трудно оценить, настолько он колоссален для нашего культурного развития уже в обозримом будущем. Пласт, вобравший в себя всю эволюцию русского зодчества, воплотивший самые смелые и уникальный творческие замыслы, вскрывший неакадемическую культуру Руси. Почему так? 

На днях я занимался поиском отправных точек для новых подходов развития приходских храмов и решил, как обычно, просмотреть в хронологическом порядке. Меня интересовал любой феномен, связанный с массовым строительством храмов, хотел узнать при каких социальных условиях происходит эффективное культурное развитие, проявляющееся в строительстве новых храмов. 

Церковь Петра и Павла(колокольня) в пос. Поречье-Рыбное. 1779 год. Высота 94 метра
7 по высоте колокольня в России и самая высокая негородская колокольня

И просмотрел такой параметр как количество храмов, построенных за определенный период. На сайте соборы.ру есть фильтры поиска, по которым можно формировать общности церковных объектов по дате их постройки и региональной привязке. Конечно, в базе данных есть неточности, но когда мы рассматриваем общую картину, то единичные нестыковки становятся незначительной погрешностью. 

Месяца два назад была составлена карта храмов России, на который можно увидеть хартленд русского православия. Фактически им является Центральный регион с характерным шлейфом в Северо-Восточном направлении. 

Карта храмов России

На основе этих данных я сделал фильтрацию по областям и датам, занес количественные значения в таблицу и получил площадную сложенную диаграмму, которая наглядно показывает зависимость между хронологическими фрагментами и количеством построенных храмов (график увеличивается при нажатии): 

Хронологическая шкала имеет деления кратные четверти века, количественная шкала показывает сколько храмов было построено за данный промежуток времени. Период до 17 века не показан по нескольким причинам: сохранившихся древних каменных построек не так много, но даже, если бы они все сохранились, то их масса была бы все равно незначительной. Другое дело, тут не учитывается культурный пласт, не поддающийся исследованию — деревянные сельские храмы, которые постепенно заменялись на сущесnвующие каменные постройки, формирующие тело диаграммы. Но это как раз и приводит нас к выводам о важности наследия, появившегося между серединой 18 и серединой 19 веков, как проводнике к традиции прошлого. 

При первом взгляде становится очевидно то, что незаметно в при ином рассмотрении. За 50 лет на границе 18 и 19 веков в Московской области было построено более 350 храмов, в Ивановской — более 250, в Ярославской — более 450 и т. д. Всего более 3000 церквей в центральном регионе за 50 лет или по 60 храмов в год. По сравнению со всеми предыдущими периодами, это количество впечатляет своей массой — больше, чем суммарно во все предыдущие периоды. И в этой массе сокрыт действительно ценный и уникальный источник для развития культуры сегодня. Кто ездил по селам центрального региона это понимает. 

Храмовый комплекс. Церкви Воздвижения Креста Господня и Успения Пресвятой Богородицы
Между 1780 и 1797. с. Ухтома Вологодской области

В этом году, впервые в истории Совет ЕС принял Заключение по культурному наследию, которое указывает важность его в качестве стратегического ресурса устойчивого развития. Документ определяет целостный политический подход Евросоюза к культурному наследию и признает его уникальным и невозобновляемым ресурсом, одним из основных активов всего европейского региона. Мы не состоим в ЕС, поэтому на нас, к сожалению, эти поставноления не распространяются. Сожалеть тут есть о чем — в Европе поняли, что неконтролируемая застройка и утрата исторического наследия любой архитектурно-художественной ценности приводит к потере полноценной культурной среды. Без материальной ретроспективы, формирующей культурный субстрат, невозможно эффективно развиваться, пространство перестает быть интересным для пребывания людей, градус культурной жизни снижается. 

Церковь Сошествия Святого Духа. с. Шкинь Московской области. 1794-1798. Двухколоколенный храм

Фотография 1915 года

На сегодняшний день феномен приходского храма России 18–19 веков мало изучен, а наследие этого периода формирует основной культурный капитал, создавая отправную точку и контекст для создания архитектурной среды будущего. При всей важности этого наследия, оно на сегодняшний день является самым быстроутрачиваемым наравне с деревянным зодчеством — эти храмы часто не являются памятниками, к их реставрации относятся пренебрежительно, часто не проводятся консервационные работы, реконструкции приводят к полной утрате памятников, ремонты уничтожают интерьеры и детали фасадов, настоятели меняют остатки старых иконостасов на современные с низкой художественной ценностью, облезлая маслянная живопись для них не представляет ценности и забеливается, завершения храмов переделываются в угоду моде... 

Ценители русской архитектуры восхищаются древнерусскими музеефицированными памятниками, и смотрят снисходительно на сельские приходские храмы дожившие до наших дней, мотивируя неинтерес распространенностью явления, мифическим «обмирщением традиций». Но в реальности, именно этот пласт, как живущий сегодня, окружающий нас сегодня, единственно удерживающий неурбанизированное пространство центральной России, создающий культурный каркас и являющийся уникальным явлением, не имеющим аналогов в мире — он определит будущий вид архитектурно-культурного пространства, он несет в себе уникальные черты визуальной культуры. Каждый храм этого периода единственен и неповторим, даже если был создан по типовому проекту, всегда вносились коррективы и формировался неповторимый контекст, что говорить о нетиповых решениях! Сохранение и изучения этого наследия во многом определит способность к устойчивому развитию в будущем, а сейчас надо уже думать как его сохранять...

Давайте распространять эту мысль? 

Храмы выбирают нас - Православный журнал "Фома"

Путешествуя по русской глубинке, часто приходится видеть разрушенные православные храмы в селах и на погостах, в урочищах, да и просто в открытом поле, молча доживающие свой век. Слепыми глазницами разбитых окон они как будто всматриваются в глаза каждого проходящего человека и молча взывают о помощи. В нашем небольшом фотопутешествии по Ярославской области мы расскажем о храмах с многовековой историей, в судьбе которых, кажется, появилась надежда на возрождение. Мы посетили село Курба, в котором расположен красивейший храм Казанской иконы Божией Матери, село Дёгтево, где разрушается уникальный по своей архитектуре храм Корсунской иконы Божией Матери, а также село Новое со старинным Троицким храмом. Эти, казалось бы, столь разные храмы объединяет одно: деятельностью по их восстановлению занимается благотворительный фонд «Сохранение культурного наследия “Белый Ирис”».

 

 

Храм Казанской иконы Божьей Матери в Курбе

Сейчас храм пустует. Стоящий в самом центре села, он напоминает огромный корабль, выброшенный на берег. Чернотой зияют пустые окна, просвечивают на фоне неба остовы глав, а на крыше уже давно поселились березы. Внутри с тихим шорохом опадают фрески.

Курба — некогда одно из самых больших сел Ярославской губернии, бывшая вотчина князей Курбских. Богатое село не могло не построить храм, который вмещал бы не только тех, кто живет в Курбе, но и жителей окрестных деревень, и всех, кто приезжал сюда на ежегодные ярмарки по судоходной тогда реке Курбице. Ведь здесь находилась важная святыня — чудотворная икона Богоматери Казанской, которой все хотели поклониться.

В 1770 году в селе был построен храм во имя Казанской иконы Божией Матери.

Он поражал и своей оригинальной архитектурой, и своим богатым убранством. Это шестнадцатилепестковый центрический храм, прямых аналогов которому нет. Площадь стен и сводов храма такова, что здесь смогли уместиться более трехсот сцен, посвященных как ветхозаветной, так и новозаветной истории. Здесь можно увидеть изображения деяний пророков, циклы «Заповеди блаженства» и «Дела милосердия», фрески, иллюстрирующие «Сказание об обретении иконы Казанской Божьей Матери», образы ветхозаветных пророков и новозаветных святых.

В журнале «Москвитянин» о храме писали так: «…церковь холодная, довольно огромная, с полукруглыми выступами и тремя входными папертями, увенчанная пятью куполами, поддерживаемыми четырьмя столпами. …иконостас величественный, архитектуры Елизаветинского времени, весь вызолочен, образа того же времени в греческом стиле. Вся церковь по стенам, сводам и столпам расписана аффреско священными изображениями из Ветхого и Нового Завета. Трудились в росписи церкви ярославские иконописцы с 1796 по 1799 год. Многие образа в обеих церквах украшены серебряными и позолоченными ризами».

 

 

Церковь во имя Корсунской иконы Божьей Матери в Дёгтеве

Купол храма Корсунской иконы Божьей Матери был утрачен практически на наших глазах. Еще в 2008 году можно было видеть и сам купол, и главку на нем. В 2010-м уже отсутствовала главка, в 2015 купол уже отсутствовал полностью. Теперь над храмом не нарисованное, а настоящее небо. По-прежнему еще на нас глядят евангелисты, сохранившиеся на стенках барабана. Но скоро не будет и их.

Храм находится совсем недалеко от Курбы, в селе Дегтеве. Основано оно было в начале XVIII века, когда князь Алексей Шайдок и его сын Иван развернули здесь добычу дегтя и угля. Этот старинный промысел и дал название селу. Вместе с усадьбой была построена и церковь, которая, естественно, была деревянной. В 1754 году деревянную церковь сломали и несколько раз перестраивали. Нынешний храм, посвященный Корсунской иконе Божьей Матери, был построен в 1819 году.

В чем же уникальность Корсунского храма? Его основной объем представляет собой двухсветную купольную ротонду, что в таком виде также редко встречается в сельской храмовой архитектуре. В Ярославской губернии таких храмов несколько, и дёгтевский — один из них.

Купол, венчавший ротонду, был расписан по классицистской традиции — живописная имитация кессонированного свода с прорывом в небеса, где парят Спаситель с распростертыми руками и Святой Дух в виде голубя в сфере, окруженные Силами Небесными в клубящихся облаках.

 

Троицкий храм в селе Новом

Судьба Троицкого храма в селе Новом Некрасовского района иная, чем у двух предшествующих героев нашего рассказа. Закрывался он только на пятнадцать лет: с 1930–го по 1945-й. За это время его не успели разграбить, и по сей день в храме можно видеть фрески и подлинный иконостас.

Построена Троицкая церковь была в 1776 году и с тех пор «радует глаз богатством и своеобразием барочного декора». Облик церкви удивительно гармоничен, она прекрасно смотрится как с дороги на подъезде к селу, так и от речки Бобровки.

Несмотря на то, что храм еще сохраняет свой первозданный облик, присутствующие утраты уже говорят о том, что и здесь все на грани исчезновения.

Совершенно разрушилась ограда, страдает от намокания северная стена, что, конечно, сказывается на росписи, которая больше осыпается именно с этой стороны. Плохо себя чувствуют иконы с левой стороны иконостаса. Но фрески еще живы, на сводах и стенах бесстолпного летнего храма можно увидеть сцены евангельской истории «Страсти Христовы», «Несение Креста», «Распятие», «Снятие с Креста», «Положение во гроб» и др.

А иконостас сохранил большую часть барочной резьбы, которая по-прежнему придает интерьеру храма праздничное настроение. Сохранились росписи и иконостас и в трапезной, где находится Благовещенский придел. Но фрески совсем почернели и также требуют срочной реставрации.

 

Разрушенным храмам – жить

Пристальное внимание к сельской глубинке позволяет увидеть настоящие жемчужины русского провинциального храмового искусства. Каждая церковь, каждая часовенка строились с любовью будущих прихожан, которые чувствовали в этих храмах необходимость. Они не все еще потеряны, но наступило такое время, что разрушаются они не потому, что их уничтожает власть или идеология. Разрушаются они от своей ветхости на фоне нашего небрежения и очень нуждаются в помощи.

Уже не первый год деятельностью по воссозданию разрушенных храмов в русской глубинке занимается благотворительный фонд «Сохранение культурного наследия “Белый Ирис”», созданный в 2016 году. Рассказывает организатор фонда и его руководитель Ольга Шитова:

Руководитель фонда "Белый Ирис" Ольга Шитова

«В 2014 году в “Фейсбуке” я увидела статью, в которой приводилась статистика сколько храмов было построено в России до революции. Иллюстрацией к этому тексту была фотография Казанского храма в селе Курба Ярославской области. Эта фотография меня зацепила, я впервые увидела храм такой необычной формы. Он как будто был похож на пирожное. Даже захотелось рассмотреть его поближе, обойти со всех сторон. Потрясающий храм.

А в 2015 году, вскоре после того, как мне вновь в “Фейсбуке” на глаза попался пост отца Димитрия Ильина про этот храм, собравший огромное количество лайков, перепостов и комментариев, была создана группа в “Фейсбуке”, посвященная Казанскому храму. И уже появилось понимание того, что храм нужно спасать и как это делать. Стали собирать информацию о храме, связались с местной администрацией. А уж когда появились желающие помочь материально, было принято решение создать фонд».

Первым храмом, которым занялся вновь созданный фонд, и был храм в селе Курба. В первые поездки познакомились с местной администрацией, с батюшкой, местными жителями. Проводились первые субботники. Тогда же стало понятно и отношение местных жителей: хотят ли они участвовать в возрождении храма, или они хотят, чтобы кто-то пришел, дал им денег и храм восстановили.

Архитекторы-добровольцы оценивают состояние свода храма

Со временем в область интересов фонда попали еще несколько храмов. Это удивительный по своей красоте храм Спаса Нерукотворного Образа в селе Аксиньино Тульской области, над куполом которого парит ангел. Это храм в селе Новое Ярославской области, в котором сохранился уникальный барочный иконостас, и еще несколько храмов в разных областях нашей родины. Как говорит Ольга Шитова, «не мы выбираем храм, храмы выбирают нас». Фонд собирает средства на восстановление, привлекает специалистов — архитекторов, строителей, художников. Организуются регулярные поездки добровольцев.

Готовится к запуску квадрокоптер, чтобы рассмотреть храм сверху

«Там, где Фонд включается в работу по восстановлению сельского храма, мы видим положительные перемены и в людях, и в преображении самого села, и в изменении окружающего пространства. На село начинают обращать внимание власти, местные и региональные, увеличивается количество приезжающих туристов. Местные жители тоже начинают задумываться, о чем-то мечтать, у них появляется надежда, что жизнь как-то изменится, что она может наладиться, что, может быть, когда-то они увидят свой восстановленный храм».

И пусть эта надежда сбудется.

 

Посмотреть все фотографии:

 

 

Фото Владимира Ештокина

Материал подготовлен при поддержке фонда «"Сохранение культурного наследия “Белый Ирис”» в рамках проекта «Культурный код» с использованием гранта Президента РФ на развитие гражданского общества, предоставленного Фондом президентских грантов.

Поддержать деятельность фонда можно, приняв участие в работе по восстановлению храмов в качестве добровольца, либо сделать денежный перевод на счет фонда. Как это сделать, можно посмотреть на этой странице nasledie-iris.org/kak-pomoch.

 

Читайте также:
Дединово: как восстанавливают уникальный храмовый комплекс
Молитва вместо трактора: в полуразрушенном храме Курбы совершили Литургию
Храм Вознесения в елпатьевском лесу
Благовещенский погост Нагих
8 храмов на два села

 

 

Серия «Сельские храмы России» Солодовникова Елена

Солодовникова Елена

Москва, Россия

В портфолио 4 831 изображение, 1 061 продажа.

3 847 изображений продаются эксклюзивно в фотобанке Лори.

1600 работ с указанием точного места съёмки (посмотреть на карте).

На сайте с октября 2007 г.

Альбомы Солодовникова Елена

Серии

  • Россия избранное (331 шт.) Купить «Бородинское поле», эксклюзивное фото № 3516747, снято 22 мая 2011 г. (c) Солодовникова Елена / Фотобанк Лори Купить «Третьяковская галерея в Москве на Крымском валу», эксклюзивное фото № 3513910, снято 8 мая 2012 г. (c) Солодовникова Елена / Фотобанк Лори Купить «Старинная деревянная церковь в селе Ширков Погост, Тверская область», эксклюзивное фото № 3466224, снято 16 августа 2009 г. (c) Солодовникова Елена / Фотобанк Лори Купить «Старообрядческая церковь Покрова Пресвятой Богородицы в Москве», эксклюзивное фото № 3459939, снято 15 июля 2007 г. (c) Солодовникова Елена / Фотобанк Лори Купить «Вид в Лужецком монастыре. Город Можайск Московской области», эксклюзивное фото № 3348594, снято 22 мая 2011 г. (c) Солодовникова Елена / Фотобанк Лори
  • Город Киров (58 шт.) Купить «Цирк в городе Кирове», эксклюзивное фото № 32298651, снято 6 августа 2013 г. (c) Солодовникова Елена / Фотобанк Лори Купить «Ночной клуб "Гауди холл" в городе Кирове», эксклюзивное фото № 31292423, снято 2 августа 2013 г. (c) Солодовникова Елена / Фотобанк Лори Купить «Гостиница "Центральная" в городе Кирове», эксклюзивное фото № 31132988, снято 9 августа 2013 г. (c) Солодовникова Елена / Фотобанк Лори Купить «Фонтан в городе Кирове на Театральной площади», эксклюзивное фото № 31090615, снято 8 августа 2013 г. (c) Солодовникова Елена / Фотобанк Лори Купить «Троицкая церковь в городе Кирове в слободе Макарье», эксклюзивное фото № 31085705, снято 6 августа 2013 г. (c) Солодовникова Елена / Фотобанк Лори
  • Город Слободской (Кировская область) (16 шт.) Купить «Город Слободской (Кировская область), вид на территории Екатерининского собора», эксклюзивное фото № 302376, снято 26 июля 2006 г. (c) Солодовникова Елена / Фотобанк Лори Купить «Город Слободской (Кировская область), здание торговых рядов 19 века», эксклюзивное фото № 253234, снято 26 июля 2006 г. (c) Солодовникова Елена / Фотобанк Лори Купить «Неасфальтированная улица в городе Слободском (Кировская область) со старыми домами», эксклюзивное фото № 185608, снято 26 июля 2006 г. (c) Солодовникова Елена / Фотобанк Лори Купить «Вид в городе Слободском (Кировская область) с угловой башней монастыря и колокольней на заднем плане», эксклюзивное фото № 171501, снято 26 июля 2006 г. (c) Солодовникова Елена / Фотобанк Лори Купить «Кладбищенские ворота в стиле вятского барокко и Троицкая церковь 18 века.  Город Слободской (Кировская область)», эксклюзивное фото № 162635, снято 26 июля 2006 г. (c) Солодовникова Елена / Фотобанк Лори
  • Виды Москвы (119 шт.) Купить «Ряд старинных домов в Москве на Николоямской улице», эксклюзивное фото № 32724847, снято 9 мая 2014 г. (c) Солодовникова Елена / Фотобанк Лори Купить «Улица Гиляровского в Москве», эксклюзивное фото № 31918964, снято 19 октября 2014 г. (c) Солодовникова Елена / Фотобанк Лори Купить «Вид с Тверского бульвара на здание "Известий". Город Москва», эксклюзивное фото № 30948508, снято 27 июля 2017 г. (c) Солодовникова Елена / Фотобанк Лори Купить «Усадьба Алтуфьево, город Москва», эксклюзивное фото № 30242732, снято 2 августа 2017 г. (c) Солодовникова Елена / Фотобанк Лори Купить «Улица Спиридоновка в своём начале. Город Москва», эксклюзивное фото № 30225214, снято 27 июля 2017 г. (c) Солодовникова Елена / Фотобанк Лори
Другие серии Солодовникова Елена

Трагическая судьба сельских храмов - Волжская коммуна

Храм, похожий на белый корабль

- Как возникла идея этой книги?
- Изучая этнографические особенности нашего края, я всегда интересовалась судьбой сельских церквей. Ранее не было ни одного издания, которое системно рассказало бы об этом. Мы решили восполнить этот пробел. Мы – это творческий коллектив, в который, помимо меня, вошли и.о. ректора Самарской духовной семинарии протоиерей Максим Кокарев (руководитель проекта), доктор исторических наук, профессор Михаил Курмаев и директор Церковно-исторического музея Ольга Радченко. Нас интересовала судьба храмов, построенных до революции и сохранившихся хотя бы в каком-то виде до сегодняшнего дня. Практически каждый из этих храмов пережил три эпохи - созидания, разрушения и восстановления. Мы подали заявку в фонд «Православная инициатива». И там нашу идею поддержали. Проект предполагал полевое исследование нескольких районов Самарской области, а дальше - работу в архивах.
- Поделитесь, пожалуйста, самыми яркими впечатлениями от увиденных сельских храмов…
- Помню храм в Клявлинском районе, похожий на плывущий по степи белый корабль. Рядом - никакой жизни. Благодаря архивным изысканиям мы определили, что здесь было село Иваново-Подбельское. Еще один красивый белокаменный пятикупольный храм в том же районе - в селе Сходнево. Рядом – русское село Добрино, где жили староверы, и уникальное село Назаровка, в котором и сейчас живут крещеные татары. Жители всех этих трех сел были прихожанами храма. Сейчас верх храма разрушен. Трудно сказать, подлежит ли он восстановлению. Или вот еще - мощный, но полуразрушенный храм в селе Троицкое Похвистневского района, где были владения помещика Куроедова. Села уже нет, оно исчезло в 1960-е годы. Степь да степь кругом. Стены храма крепки. Восстановить его, наверное, было бы несложно. Вопрос – для кого. Другая история связана c вымершим селом Новая Хмелевка в Елховском районе. Прямо в поле стоит отреставрированный храм. Нашелся меценат, который вложил деньги в это богоугодное дело. И в наши дни верующие совершают туда паломничество. Но чаще бывало наоборот. Когда люди бездумно разрушали святыни. И не только во времена борьбы с религией в двадцатые и тридцатые годы. Пример – село Покровка Борского района, где в старину жили православные, молокане и мормоны. Мы нашли у старожилов села фотографию 1950-х годов. Величественный деревянный пятикупольный храм. Его разрушение происходило на глазах одного поколения, в 1950-1960-е годы. И разрушали, как это ни печально, сами жители.
- Какие еще наши храмы наиболее интересны с эстетической точки зрения? Меня, например, недавно поразил огромный 22-главый храм в Мусорке...
- В Мусорке на самом деле уникальный храм. Жаль, что там никак не удается завершить восстановление. Верующие для богослужения собирались в бывшем деревянном магазинчике, оборудованном под временный храм. Но вот беда - на днях он сгорел. Еще один редкой красоты храм, изображение которого размещено на обложке нашей книги, во имя Сергия Радонежского в Чапаевске, построенный по проекту архитектора Дмитрия Вернера. Перед Великой Отечественной войной храм превратили в Дом обороны. Срезали купола, а вместо них поставили трубы. В пятидесятые годы здание стало Дворцом пионеров. На каждом барабане, где раньше возвышался купол, располагалась скульптура пионера с горном.
- Знаю, что в некоторых селах в начале тридцатых годов прихожане смогли отстоять свои храмы. Например, храм Вознесения Христова в Кинель-Черкассах, где службы никогда не прерывались…
- Такие случаи были единичны. Ряд храмов, к примеру, во Владимировке Хворостянского района и в селе Высокое Пестравского района, закрывались, но не подвергались разрушению и не использовались как склад или мастерская. Они открывались почти сразу после войны, в 1947-1948 годах.

Воз с иконами

- Какие архивные документы помогали вам в работе над книгой?
- Самые ранние из них датируются 1795 годом. Это материалы пятой ревизии населения России, используемые в Экономических примечаниях к Генеральному межеванию. Там говорится о наличии в селе церкви и на чьи средства она была построена - прихожан или помещика. Хорошо нам помогли клировые ведомости Государственного архива Самарской области, а также публикации в «Самарских епархиальных ведомостях» и других изданиях.
- Помню, в храме Рождества Христова в селе Волжское мне говорили о том, что сохранилась Церковная летопись этого храма…
- Это редкий случай, к сожалению. В фонде духовной консистории в областном архиве таких документов единицы. В них церковная жизнь расписана подробно по годам. Когда я знакомилась с Церковной летописью Троицкого храма в селе Царевщина, у меня вызывало восхищение, как сельские жители воспринимали события Русско-турецкой вой­ны на Балканах. Видимо, перед службой батюшка говорил об этом с прихожанами. Битва под Плевной, на Шипкинском перевале - все это горячо обсуждалось. У всех на устах были имена русских полководцев. Сельчане через церковную кассу собирали деньги на помощь славянским народам.
- Сейчас в некоторых селах храмы пытаются восстановить. Можно ли найти описание их первоначальных проектов, чертежи?
- В некоторых случаях – да. Описание есть, например, в тех же клировых ведомостях. Там сказано, как храм выглядел - снаружи и изнутри, из чего он был построен, по проекту какого архитектора. Когда готовилась книга, я нашла проект строительства храма в Воскресенке Волжского района. Вообще, то, что строятся новые храмы – это хорошо. Но лучше было бы, если бы они возводились на месте утраченных. И, конечно, нужно искать источники – фотографии, чертежи. Восстановление храмов – дело сложное и дорогое. Когда это удается, можно только восхищаться упорством людей, которые принимают в этом участие. Меня, например, поразила история храма в селе Абашево Хворостянского района. Возводил его граф Василий Пустошкин, когда обустраивал эти земли. В храме два престола – нижний, во имя святого благоверного князя Александра Невского, и верхний – во имя святой великомученицы Софии и трех ее дочерей – Веры, Надежды, Любови. Когда мы туда приехали в 1998 году, там была полная разруха. С 1999 года над возрождением храма трудится отец Олег Ребишунг, ему многое удалось сделать. В нижнем престоле идут службы.
- Среди храмов, которые не подлежат восстановлению, есть уникальная старинная церковь в селе Осиновка…
- Несмотря на это, люди в храм по-прежнему приходят. Приносят бумажные иконки, цветочки, на Пасху - крашеные яйца. И это не единичный случай, когда прихожане приходят в полуразрушенные намоленные храмы.
- В селах мне часто рассказывали о том, что старинные иконы местные жители долгое время хранили у себя, где-то на чердаках. А потом передавали в восстановленные храмы...
- Такая история была с храмом в селе Заплавное Борского района. Когда приехали красноармейцы, чтобы закрыть храм, иконы было предписано снять. Один из крестьян подъехал к церкви в повозке, запряженной лошадью, и нагрузил целый воз икон. Над ним подшучивали: «Ну, теперь тебе дров хватит на целый год печь топить». А когда в 1948 году храм вернули верующим, крестьянский сын на той же телеге привез обратно эти иконы.
- Недавно у вас вышла еще одна книга – о вятской земле. Как она родилась?
- Книга посвящена моему родному краю, моей малой родине - Сунскому району Кировской области. А написала я ее вместе с местным краеведом Вениамином Изместьевым. Здесь прослеживается история пяти сел и пяти уникальных храмов – с семнадцатого века по нынешнее время. Этот край тесно связан с судьбами художников Васнецовых. Краеведы задались целью создать здесь новый туристический маршрут - Васнецовское Золотое кольцо. Изучая прошлое деревень нашего района, я с ужасом обнаружила, что деревень-то там почти не осталось. В книге я пишу не только о селах и храмах, но и о замечательных людях нашего района. Один из них - предприниматель Олег Шатков. Недавно он уехал с семьей из Кирово-Чепецка в свою родную деревню Шатки, где к тому времени не осталось ни одного дома, и только вешки тополей напоминали о былой жизни. Олег Петрович вернул сюда жизнь. Теперь здесь несколько домов, огороды, пасека. А еще он с друзьями поставил часовню во имя Святой Троицы, в память обо всех исчезнувших деревнях Сунского района.

Архивы сельские церкви – Узнавай про

Когда патриарх Адриан увидел этот храм, то отказался его освящать. Церковь Знамения Пресвятой Богородицы в Дубровицах — один из самых необычных храмов России. Храм в Дубровицах: история и фото Почему этот храм получил такую необычную архитектуру? Отчасти потому, что строился… Читать далее →

Московская область. Село Новоникольское Талдомского района. Несколько километров от Вербилок. Когда-то именно Новоникольское, а не Вербилки, было главным населенным пунктом в округе, и «главным» храмом был именно этот — в честь Вознесения Господня. Это сейчас все знают только про Вербилки… Читать далее →

Судьба большинства сельских храмов в России одинакова. Когда-то их построили на деньги богатого помещика или предпринимателя, затем — после революции они были полностью или частично разрушены, а после распада СССР может быть восстановлены. Церковь в селе Селихово Тверской области имеет… Читать далее →

На снимке: храм Рождества Пресвятой Богородицы в Руднево. Это небольшая деревня в Подмосковье — Киевское направление железной дороги, платформа Рассудово. Фотографии сделаны летом 2017 года. Мы с супругой возвращались пешком из Зосимовой пустыни и по пути, минуя деревню Руднево, увидели… Читать далее →

Совершили с супругой в отпуск небольшое путешествие. На две недели уехали в район города Нея Костромской области. Что мы видели? Посетили замечательный храм святителя Спиридона в Нее; старую церковь святителя Николая в селе Коткишево, которая известна тем, что никогда не… Читать далее →

Храм Усекновения главы Иоанна Предтечи в подмосковном селе Новогуслево — история храма в общих чертах понятна из фотографии. Церковь была построена до революции (в 1833 году), в 30-х годах XX века была закрыта и частично разрушена, сейчас понемногу восстанавливается. Отстраивается… Читать далее →

Поселок Вербилки — 90 километров от Москвы, Талдомский район. Храм в Вербилках построен в память святого благоверного князя Александра Невского. Он небольшой, и с точки зрения архитектуры — очень выдержанный. Одна из самых красивых сельских церквей, что мне приходилось видеть… Читать далее →

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *