Skip to content

Русская изба полотенце: Русская изба: что и как называлось, продолжение | Новгородский строитель

Содержание

Русская изба: что и как называлось, продолжение | Новгородский строитель

В продолжение обширной темы про старинное деревянное домостроение в нашей стране подробнее поговорим о крыше и ее деталях.

В предыдущей статье уже писалось о том, что бревно, которым накрывали сверху крышу (так же, как сейчас закрывают стык откосов доборными элементами), называлось коньком или охлупнем. Название «конек» ему, как считается, дала вырезаемая на конце бревна голова коня. Но почему именно коня? Раскопки древних жилищ наших предков неоднократно обнаруживали кости крупных животных, чаще всего лошадей, под основанием домов. Предположение о том, что при закладке дома приносили в жертву коня и закапывали его кости под домом, а череп ставили на крышу, вполне логично – ведь «добрая душа» этого животного становилась «домовым духом» и должна была охранять жилье. Однако череп – вещь не слишком удобная, да и верования постепенно менялись. Осталась традиция изображать голову коня на охлупне. При этом вырезать крупную фигуру можно было только при наличии утолщения на бревне, поэтому к «челу» дома конек часто разворачивали утолщенной комлевой частью.

Еще один вариант – вырезанная отдельно и закрепленная в на крыше двойная фигура — использовался в Саксонии и соседних областях. Для тех, кто не в курсе — напоминаем, что севернее нынешней Саксонии, на реке Лабе (Эльбе) тоже жили славяне…

Интересно, что некоторые названия, да и сама конфигурация фасада избы четко ассоциируется с человеческим лицом, по некоторым данным — женским.

Отсюда название фронтона «чело», верхняя часть обрамления окна – «очелье», резные доски по краям крыши – «причелины», свисающие с конька и краев крыши плоские резные элементы – «полотенца» (напоминаю, что женщины носили головные уборы, в том числе длинные куски ткани, намотанные на голову и называемые «убрусами», в современном варианте – полотенце), резная доска между крышей и основной частью избы (лобовая доска) – подзор.

Женский головной убор — убрус (полотенце, ширинка), закрепленный очельем и украшенный височными кольцами (колтами)

Женский головной убор — убрус (полотенце, ширинка), закрепленный очельем и украшенный височными кольцами (колтами)

Женские головные уборы с «подборами» или «поднизью» — ажурной сеткой, частично закрывающей лоб и виски

Женские головные уборы с «подборами» или «поднизью» — ажурной сеткой, частично закрывающей лоб и виски

Причелины и полотенца на старинных избах и деревянных храмах дают отличные образцы резьбы. Интересно, что причелины могли монтироваться в один ряд (только одна доска) или в два и больше. Доска полностью или частично декорировалась резным узором. Использовалась технология «глухой» и «сквозной» (ажурной) резьбы. Поскольку в украшении старинных домов ничего не делалось «просто так», а крыша символизировала верхний, небесный мир, знаки орнамента тоже относились к небу и его проявлениям – солнце, ветер, дождь, гром и так далее.

Полотенце закрывало стыки причелин, не позволяло сквознякам гулять в чердачном пространстве. Поскольку эта деталь находилась фактически в самой верхней точке избы (выше только конек), здесь логично помещали солярный символ. Другое название центрального полотенца — «кисть» или «кисти». Позднее, после замены славянской символики на христианскую, на месте изображения солнца или громового знака («перунов цвет», «перунов огонь» — круговой цветок с шестью лепестками) стали крепить лики святых или вырезать крест. Иногда эти символы вполне гармонично сочетались 😊

Еще одно интересное название – подзор. Так именовались резные доски, располагаемые либо под свесом крыши на стене, либо на торце избы как разделитель чердака и основного помещения. Тоже исполнялись как с глухой резьбой, так и со сквозной.

Строчевые и кружевные подзоры русских рукодельниц

Строчевые и кружевные подзоры русских рукодельниц

Подзоры по свесу крыши на современном срубе

Подзоры по свесу крыши на современном срубе

Наборные подзоры ПОД свесом крыши и «очелье» над окном

Наборные подзоры ПОД свесом крыши и «очелье» над окном

И напоследок – еще одно значение слова «очелье» в характерных названиях элементов избы. Так назывались не только верхние части обрамления окон. Иногда «начельником» или «очельем» называли всю совокупность украшений фронтона – «чела».

Очелье, составное из нескольких секций, над окном «горницы», то есть верхнего («горнего») чистого помещения

Очелье, составное из нескольких секций, над окном «горницы», то есть верхнего («горнего») чистого помещения

Очелье на окне и подзоры на стене, перемежаемые кронштейнами, поддерживающими свес крыши

Очелье на окне и подзоры на стене, перемежаемые кронштейнами, поддерживающими свес крыши

Очелья в гораздо более позднем, «европеизированном» исполнении

Очелья в гораздо более позднем, «европеизированном» исполнении

Составные резные очелья с характерным орнаментом в виде веера

Составные резные очелья с характерным орнаментом в виде веера

Это, к сожалению, просто картинка — зато какие шикарные резные очелья и балконы!

Это, к сожалению, просто картинка — зато какие шикарные резные очелья и балконы!

Продолжение 3 — о теремах и хоромах

Продолжение 4 — крыши русских домов

Продолжение 5 — интерьеры изб и хором

Большое спасибо всем читателям канала за их комментарии и полезную информацию!

Причелины и полотенца с архитектурными шаблонами

Памятники архитектуры… И мы сразу представляем себе какие-нибудь величественные, монументальные сооружения, слава которых прошла через столетия и страны…Но помимо грандиозных дворцов и храмов, есть еще один замечательный памятник архитектуры — русская изба. Простая деревенская изба.

О какой избе идет речь?

… О самой обычной деревянной избе русского крестьянина.. На стене нет чугунной доски: «Памятник архитектуры. Охраняется государством»; спокойно проходят мимо нее люди, не догадываясь, что перед ними произвtдение высокого, подлинно народного искусства.

На Севере, как мы знаем, русское деревянное зодчество сохранилось в наиболее чистом виде, не слишком замутненное позднейшими влияниями. И по сей день здесь живы традиции народной культуры, рожденные в далеком прошлом. Даже если изба построена всего лишь в прошлом, XIX веке (а более ранние, к сожалению, почти не сохранились), в ней видится характерный тип русского крестьянского жилища, восходящий к седой старине. Если хотите знать, где и как жили наши предки времен Новгорода Великого и Московской Руси, всмотритесь в северные избы.

В северных избах кровля вынесена далеко вперед, иногда метра на два, образуя нечто вроде защитного навеса. Она поддерживается «помочами» — обычно резными выступами-выпусками верхних бревен продольных стен.

А торцы подкровельных слег прикрываются на фасадах наклонными досками — «причелинами». Стык причелин под коньком отмечен вертикальной доской — «полотенцем».

Не очень-то любил северный плотник витиеватые и затейливые украшения, но здесь, в резьбе причелин и полотенец, он давал волю своей фантазии. Как поразительно тонка и разнообразна их ажурная резьба, сколько мастерства и какой-то наивной, бесхитростной радости жизни в этих сквозных орнаментах!

Что ни изба — какая-нибудь новая выдумка… Но почти всегда на конце причелин и полотенец резная круглая розетка — символическое изображение солнца. В этих символах, ставших давней и прочной традицией, слышатся отголоски далеких времен, когда славяне-язычники поклонялись самому могучему и доброму божеству: Яриле — Солнцу. Вырезая символ солнца — розетку, русский крестьянин словно навсегда овладевал частичкой его вечного живительного тепла.

Потоки и курицы, шеломы и сороки, причелины и подзоры — слова-то какие! — красочные: древние, пропитанные густым ароматом смолистых бревен, духом самобытной строительной культуры русского народа. И это же не только детали конструкции, но и понятия архитектуры как вида искусства.

Источник архитектурных шаблонов http://kizhi.karelia.ru/collection/

Текст: А.В.Ополовников, Г.С.Островский ПРО ИЗБУ (фрагменты из книги «Русь деревянная»)

Традиции оформления интерьера русской избы

Введение    

   В Сибири русское деревянное зодчество со своей обрядностью сохранилось в наиболее чистом виде, не слишком затуманенное позднейшими влияниями. По сей день, здесь живы традиции народной культуры, рожденные в далеком прошлом. Города Салаир, Чебула, Мариинск, село Красное представляют яркие образцы русской деревянной архитектуры. 

    Работа является продолжением исследования по истории русской избы.

    В предыдущей работе объектом исследования стала архитектура избы. Цель данной работы описать интерьер, внутреннее убранство традиционного русского жилища, выяснить какие традиции оформления интерьера сохранились.

    Основным источником при написании работы стали этнографические материалы, опубликованные и собранные в ходе экспедиций сотрудниками КемГУ, а также монографические работы и статьи, помещенные в Интернете.

    В наше время не просто найти полную и точную информацию о культуре России. Отсутствие ее, приводит к безграмотности нового поколения, все меньше людей интересуется историческим достоянием своей страны. Нахождение источников занимает уйму времени, хотя и является интересным процессом. С этой проблемой сталкивается каждый, кто начинает подобную работу. Исчезновение памятников культуры закономерно и ожидаемо, но мы должны постараться сохранить для наших потомков знания о жизни наших предков.

    Сейчас множество людей оформляют свои жилища в одном стиле, например, пытаются следовать Фэн-шуй, аксессуарами добавлять в свою жизнь колорит того или иного народа. Каждому хочется окружить себя интересными, зачастую непонятными ему вещами. Возможно это дань моде. Но в любом случае смена вероисповедания или создание в доме атмосферы какого-то определенного исторического места не делает человека до конца близким с этой народностью. Во всем мире отдается предпочтение определенным направлениям дизайна помещений. Российская культура в этом списке занимает далеко не первое место. Может быть это работа стереотипов, но тогда почему же жители нашей страны редко используют народные мотивы в своих домах? Подражание другим странам? Дороговизна материалов? Недовольство своей страной? Все факторы могут иметь здесь свое место, но пока еще целы предметы истории нашего государства имеет смысл распространения их в массы. Традиции наших предков незаслуженно забываются, остаются лишь на страницах научных трудов и малотиражных изданий. Мир погружается в состояние полнейшей идентичности, он следует образцам и моделям. Российский менталитет медленно изменяется, становится более размытым, появляются «дети» русского народного творчества, люди готовые посветить этому жизнь. Общество в силах привить нынешним детям любовь к родной культуре, научить их уместно применять ее в жизни.

Глава 1.

Печь, устройство русской избы.

    В крестьянских домах было, как правило, одно или два, реже три жилых помещения, соединенных сенями. Наиболее типичным для Росси был дом, состоящий из теплого, отапливаемого печью помещения и сеней.

    В домах зажиточных крестьян кроме отапливаемого русской печью помещения, собственно избы было еще одно, летнее, парадное помещение – горница, которое в больших семьях использовалось и в повседневной жизни. Отапливалась горница в этом случае печью-голландкой.

1

    Сени – своеобразный тамбур между улицей и жилой частью дома, защищавший его от холодного воздуха. Летом в сенях спали. Кроме того, сени соединяли жилую и хозяйственные части дома. Через них можно было выйти в сарай, на скотный двор, на чердак, в подпол. Не случайно сени в деревнях по сей день называют мостом. В другой частит крестьянского дома – клети – хранилась разнообразная крестьянская «рухлядь»: одежда, обувь, домашняя утварь. Но нередко в клети жили молодые семейные пары.2

    Интерьер избы отличался простотой и целесообразным размещением включенных в него предметов. Внутренняя планировка жилой постройки Притомья напоминала северно-среднерусский тип. Пространство избы состояло условно из четырех частей: красный угол, куть или середа, подпорожье и печной угол.

3

    Главной же частью любого крестьянского дома была комната с печью. Она-то и дала название всей постройке – «изба».

    «Догадлив крестьянин, на печи избу поставил», — гласит русская пословица. Действительно, печь – душа крестьянского дома. Она и кормилица, и поилица, и тела согревательница. Без печи нет избы. Само слово «изба» произошло от древнего «истба», «истопка». Изначально избой называли отапливаемую часть дома. (См. приложение 1)

    Русская печь относится к типу духовых печей, в которых огонь разводится внутри печи, а не на открытой сверху площадке. Дым выходит через устье — отверстие, в которое закладывается топливо, или через специально разработанный дымоход. Русская печь в крестьянской избе имела форму куба: обычная ее длина 1,8-2 метра, ширина до 1,6-1,8 метра, высота 1,7 метра. Верхняя часть печи плоская, удобная для лежания. Топка печи сравнительно больших размеров: высотой 1,2-1,4 метра, шириной до 1,5метров, со сводчатым потолком и плоским дном – подом. Устье, обычно прямоугольной формы или с полукруглой верхней частью, закрывалось заслонкой, вырезанным по площадке – шесток, на который ставилась хозяйственная утварь, чтобы ухватом задвинуть ее в печь. Русские печи всегда стояли на опечке, представляющем собой сруб в три – четыре венца из круглых бревен или плах, поверх него делался бревенчатый накат, который мазали толстым слоем глины, это служило подом печи. Русские печи имели один или четыре печных столба. Печи различались по конструкции дымохода. Древнейшим типом русской духовой печи была печь без дымохода, называвшаяся курной печью или черной. Дым выходил наружу через устье и во время топки висел под потолком толстым слоем, отчего верхние венцы бревен в избе покрывались черной смолистой копотью. Для оседания сажи служили полавочники – полки, располагавшиеся по периметру избы выше окон, они отделяли закопченный верх от чистого низа. Для выхода дыма из помещения открывали дверь и небольшое отверстии в потолке или в задней стене избы – дымоволок. После топки это отверстие закрывали деревянным щитком, в южных губ. отверстие затыкали тряпками. Конечно, дым в доме – не самое приятное, но старинная пословица учит: «Горечи дымной не потерпев, тепла не видать». Хотя стены и потолок покрывались сажей, с этим приходилось мириться: печь без трубы была дешевле в строительстве и требовала меньше дров. К тому же дым хорошо дезинфицировал жилище, в нем не заводились насекомые. Курные избы очень редко отсыревали, к тому же прокопченное дерево не гнило.

4 Если же крестьянин занимался рыболовством и под потолком в курной избе развешивали сети, то служили они, прокоптившись, в несколько раз дольше.5

    Другой тип русской печи — полубелая или полукурная — является переходной формой от черной печи к белой печи с трубой. Полубелые печи не имеют кирпичного дымохода, но над шестком устраивается патрубок, а над ним в потолке делается небольшое круглое отверстие, входящее в деревянную трубу. Во время топки между патрубком и отверстием в потолке вставляется железная круглая труба, несколько шире, чем самоварная, После протапливания печи трубу снимают, а отверстие закрывают.

6

    Белая русская печь предполагает трубу для выхода дыма. Над шестком из кирпича выкладывается патрубок, собирающий дым, который выходит из устья печи. Из патрубка дым поступает в горизонтально выложенный на чердаке боров из обожженного кирпича, а оттуда в вертикальную дымовую трубу.7

    В прежние времена печи чаще были из глины, в толщу которой нередко добавляли камни, что позволяло печи сильнее нагреваться и дольше держать тепло. В северорусских губерниях булыжники вбивали в глину слоями, чередуя слои глины и камней.

    Сложить хорошую печь – дело непростое. Лишь специалист-печник брался за эту ответственную работу. Сначала прямо на земле устанавливалось опечье – небольшой деревянный сруб, служивший фундаментом печи. На него настилали доски и выкладывали на них днище печи – под, ровный, без наклона, иначе выпекаемый хлеб получался кособоким. Над подом из камня и глины сооружали свод печи.

    Мастер-печник до тонкостей знал свое дело. Опасно было обидеть его, не накормить как следует или не доплатить при расчете. Возьмет, да из мести вставит в кладку трубы гусиное перо или замурует горшок отверстием наружу. Как затопят печь, так начнет она стонать или свистеть, хоть из дома беги. А то кирпичом еще трубу заложит, и пойдет печь дымить, хозяев морить.

    Русская печь со временем приобрела массу удобных приспособлений. Например, шесток-полочку перед устьем (отверстием) печи, на котором хозяйка могла держать в тепле приготовленную пищу. На шестке в сторонку сгребали раскаленные угли для следующей растопки. В боковой стене печи делали неглубокие ниши – печурки, где обычно сушили мокрые рукавицы, лучину. В теплом опечье в зимнее время держали домашнюю птицу.

    Русская печь – удивительное изобретение. Каких только профессий она не знает. Главная из них – давать людям тепло. Ведь мороз в тридцать градусов был обычным явление на Руси. Печь, занимавшая почти четверть площади жилища, несколько часов протапливалась, но нагревшись, держала тепло и обогревала помещение в течение целых суток. В печи готовили пищу: пекли хлеб и пироги, варили кашу, щи, пиво, тушили мясо, рыбу, овощи. И все получалось удивительно вкусным и питательным. Кроме того, в печи сушили грибы, ягоды, рыбу. На печи, на самом теплом местечке, обычно спали старики, а на пристроенных сбоку полатях – дети. И самое неожиданное применение русской печи – парная. Если у крестьянина не было бани, печь в какой-то степени могла заменить ее. После топки из печи удаляли угли, хорошенько подметали и настилали солому. Любитель париться залезал в печь ногами вперед и ложился на солому. За ним закрывали заслонку. Если надо было поддать пару, прыскали водой на раскаленный свод. Правда, обмываться водой приходилось в сенях.8

    С печью связано немало любопытных преданий и народных обычаев. Расположение печи в северном углу исследователи связывают с тем, что она являлась неодолимою преградой на пути сил смерти и зла, стремящихся ворваться в жилье.9 Считалось, что за печью живет домовой – хранитель домашнего очага. Во время сватовства за печью по традиции прятали невесту. В русских народных сказках печь часто неотъемлемо связана с главным персонажем. Емеля, например, разъезжал на печи, богатырь Илья Муромец много лет просидел на печи, пока не обрел силу.10 В системе поведения, где существенно такое противопоставление, как “свой”- “чужой”, отношение хозяев к гостю или незнакомому человеку изменялось, если ему довелось посидеть на их печи; как человек, отобедавший с семьей хозяина за одним столом, так и тот, кто сиживал на печи, воспринимался уже как “свой».

    Местоположение печи в избе строго регламентировалось. На большей территории Европейской России и в Сибири печь располагалась около входа, справа и слева от дверей. Устье печи в зависимости от местности могло быть повернуто к передней фасадной стене дома или к боковой. В южнорусских губерниях печь обычно находилась в дальнем правом или левом углу избы с устьем, повернутым к боковой стене или входной двери. Угол напротив устья печи считался рабочим местом хозяйки и назывался «бабий кут» (кут – старинное название угла) или середа. Все здесь было приспособлено для приготовления пищи. У печи стояла кочерга, ухват, помело, деревянная лопата. Рядом — ступа с пестом и ручная мельница.

    Кочергой выгребали золу из печи. Ухватом хозяйка ловко цепляла пузатые глиняные горшки и отправляла их в жар. В ступе толкла зерно, очищая его от шелухи, а с помощью мельницы перемалывала в муку. Помело и лопата были необходимы для выпечки хлеба: помелом подметали под печи, а лопатой сажали на него будущий каравай.

    Все эти нехитрые приспособления для выпечки хлеба – ступа, пест, помело и лопата известны нам из русских народных сказок. Баба–Яга в ступе летает, «пестом погоняя, помелом след заметая».

    Рядом с печью обязательно висели полотенце и рукомойник – глиняный кувшин с двумя сливными носиками по сторонам. Под ним стояла деревянная лохань для грязной воды. Здесь же находилась судная лавка или прилавок с полками внутри, используемые в качестве кухонного стола. На стенах располагались наблюдники – полки для столовой посуды, шкафчики. Выше, на уровне полавочников, размещался печной брус, на который ставилась кухонная посуда и укладывались разнообразные хозяйственные принадлежности: горшки, ковши, чашки, миски, ложки, плетеная утварь – корзины, лукошки, короба. Берестяные туеса служили емкостями для воды. Их крестьянин брал с собой в поле. Вода не протекала и сохранялась холодной и вкусной на протяжении всего дня.

    Печной угол считался грязным местом, в отличие от остального чистого пространства избы. Поэтому его отделяли занавесом из пестрого ситца, цветной домотканины или деревянной перегородкой. Таким образом, печной угол образовывал маленькую комнатку, имевшую название «чулан» или «прилуб», или «бабий кут». Он являлся исключительно женским пространством в избе: здесь женщины готовили пищу, отдыхали после работы. Во время праздников, когда в дом приезжало много гостей, у печи ставился второй стол для женщин, где они пировали отдельно от мужчин, сидевших за столом в красном углу. Мужчины даже своей семьи не могли зайти без особой надобности в женскую половину. Появление же там постороннего мужчины считалось вообще недопустимым.11

    Угол напротив печи, слева или справа от двери, был рабочим местом хозяина дома. Здесь же стояла лавка, на которой он спал. Под ней, в ящике, хранился инструмент. В свободное время крестьянин в своем углу занимался поделками и мелким ремонтом: плел лапти и лукошки, резал ложки, чинил сети.

    Всем известно выражение «бить баклуши». А ведь его происхождение связано с изготовлением деревянных ложек. Их производство не требовало особого усердия и мастерства. Отсюда и пошло – «бить баклуши», то есть заниматься безделицей.12(См. приложение 2,11)

Глава 2.

«Красный угол».

    Почетное место в избе – «красный угол» ( «большой», «святой», «Божий») — находилось по диагонали от печи, это пространство, заключенное между стеной с дверью в сени и боковой стеной.

    Красный угол располагался в южной или юго-восточной части помещения. Со сторонами света у наших предков связывались определенные понятия. Восток и юг для них символизировали солнечный восход, «красную» весну, полдень, лето, жизнь и тепло. На юге располагалось Мировое дерево, близ вершины которого помещался ирий – обитель Богов, света и добра. Напротив, запад и север прочно ассоциировались с «гибелью» солнца, смертью, холодом, мраком, лютой зимой, темными Богами. С течением времени христианские священные изображения просто сменили в Божьем углу более древние – языческие.13

    В традиционном жилище почти на всей территории России, за исключением южнорусских губерний, красный угол хорошо освещен, поскольку обе составляющие его стены имели окна.14 Здесь на специальной полке стояли иконы, хранились богословские книги, горела лампада, поэтому «красный угол» еще называют «святым». Иконы ставили на полочку или открытый шкафчик, называемый божницей. Она изготавливалась из дерева, нередко украшалась резьбой или росписью. Божница довольно часто была двухъярусной: в нижнем ярусе ставились новые иконы, в верхнем – старые, поблекшие. Кроме икон на божнице хранились священные предметы: святая вода, верба, пасхальное яйцо, иногда Евангелие. Здесь же лежало крылышко для обметания икон. На божницу часто вешалась занавеска, закрывавшая иконы, — божник. Он представлял собой узкое, длинное полотнище домотканого холста, украшенное вдоль одной стороны и на концах вышивкой, тканым орнаментом, лентами, кружевом. Божник вывешивался так, чтобы прикрыть иконы сверху и с боков, но не закрывать лики.15

    Все крестьяне в старину были верующими. Само слово «крестьянин» произошло от «христианин». Всякий гость, входивший в избу, у порога первым делом находил глазами красный угол, снимал шапку. Трижды осенял себя крестным знамением и низко кланялся образам, а уж потом здоровался с хозяевами.

    Как правило, в красном углу кроме божницы находится стол, который ставят в простенке между окнами – против угла печи. Все значимые события семейной жизни отмечались в красном углу. В обычные дни здесь, за обеденным столом сидел глава семьи. Здесь сватали невесту и выкупали ее у подружек и брата, из красного угла отчего дома ее увозили на венчание в церковь, привозили в дом жениха и вели тоже в красный угол. Во время уборки урожай первый и последний устанавливали в красном углу. Сохранение первых и последних колосьев урожая, наделенных, по народным преданиям, магической силой, сулило благополучие семье, дому, всему хозяйству. В красном углу совершались ежедневные моления, с которых начиналось любое важное дело. Он являлся самым почетным местом в доме. Согласно традиционному этикету, человек, пришедший в избу, мог пройти туда только по особому приглашению хозяев.16

    Красный угол старались держать в чистоте и нарядно украшали. Само название «красный» означает «красивый», «хороший», «светлый». Его убирали вышитыми полотенцами, лубочными картинками, открытками. Красный угол украшали накутником, прямоугольным полотнищем ткани, сшитым из двух кусков белого тонкого холста и ситца. Размеры накутника могут быть различными, обычно 70 сантиметров длиной и 150 сантиметров шириной. Белые накутники украшали по нижнему краю вышивкой, ткаными узорами, лентами, кружевом. Накутник прикреплялся в угол под образами. При этом сверху божницы или иконы были опоясаны божником. Украшение красного угла служили голубки размером от 10 до 25 сантиметров. Их подвешивали к потолку перед образами на нитку или веревку. Голубков изготавливали из дерева (сосны, березы), иногда украшали в красный, синий, белый, зеленый цвета. Хвост и крылья таких голубков выполнялись из лучинной щепы в идее вееров. Также распространены были птицы, туловище которых делали из соломы, а голову, крылья, хвост – из бумаги. Появление образа голубя в качестве украшения красного угла связано с христианской традицией, где голубь символизирует Святой Дух.17

    На полки возле красного угла ставили самую красивую домашнюю утварь, хранили наиболее ценные бумаги, предметы. Повсеместно у русских был распространен обычай при закладке дома класть деньги под нижний венец во все углы, но в красный угол клали более крупную монету.18

    Некоторые авторы связывают религиозное осмысление красного угла исключительно с христианством. По их мнению, единственным священным центром дома в языческие времена была печь. Божий угол и печь трактуются ими как христианский и языческий центры.19(См. приложение 3)

Глава 3.

Неподвижная обстановка и мебель.

    Мебели в избе было немного, да и разнообразием она не отличалась – стол, лавки, скамьи, сундуки, посудные полки. Привычные для нас шкафы, стулья, кровати появились в деревне только в 19 веке.20

    Главным предметом мебели в избе считался обеденный стол. Стол являлся одним из наиболее древних видов передвижной мебели, хотя наиболее ранние столы были глинобитными и неподвижными. Он всегда стоял в самом почетном месте — в красном углу, по диагонали от печи в красном углу. Такое расположение говорит о большом значении стола в обрядовой практике, в сфере норм поведения. Любое перемещение его может быть связано лишь с обрядовой или кризисной ситуацией.

    Исключительная роль стола была выражена практически во всех обрядах, одним из элементов которых являлась трапеза. С особой яркостью это видно в свадебном обряде, где каждый из этапов завершался застольем. Стол в народном сознании – «Божья ладонь», дарующая хлеб насущный, поэтому стучать по столу, за которым едят, считалось грехом. В обычное, незастольное, время на столе могли находиться хлеб, как правило, завернутый в скатерть, и солонка с солью.

    Каждый член семьи знал свое место и за столом. Хозяин дома во время семейной трапезы сидел под образцами. Его старший сын располагался по правую руку от отца, второй сын – по левую, третий – рядом со старшим братом. Детей, не достигших брачного возраста, сажали на лавку, идущую от переднего угла к фасаду. Женщины ели, сидя на приставных скамейках или табуретках. Нарушать заведенный порядок в доме не полагалось без крайней необходимости. Человека, их нарушившего, могли строго наказать.

    В сфере традиционных норм поведения стол всегда был местом, где происходило единение людей: человек, которого приглашали отобедать за хозяйским столом, воспринимался как «свой».

    Покрывался стол скатертью. В крестьянской избе скатерти изготавливались из домотканины как простого полотняного переплетения, так и выполненной в технике бранного и многоремизного ткачества. Используемые повседневно скатерти сшивали из двух полотнищ пестряди, как правило с клеточным узором самой разнообразной расцветки или просто грубого холста. Такой скатертью накрывали стол во время обеда, а после еды или снимали, или покрывали ею хлеб, оставляемый на столе. Праздничные скатерти отличались лучшим качеством полотна, кружевной прошвой между двумя полотнищами, кистями, кружевом или бахромой по периметру, а также узором на ткани.21 В горнице у чалдонов стол покрывался двумя скатертями – домотканой и поверх нее гарусной ажурной скатертью – повелею.

    Вдоль стен избы шли неподвижные лавки, над ними – врезанные в стену полки. В задней части избы от печи до боковой стены под потолком устраивался деревянный настил – полати. В южнорусских районах за боковой стеной печи мог быть деревянный настил для спанья – пол, примост. Вся эта неподвижная обстановка строилась вместе с домом и называлась хоромным нарядом.22

    К неподвижной обстановке прежде всего относились лавки. При скромности обстановке лавки отличались разнообразием в зависимости от функций на них возложенных. Они делались под окнами избы и не принадлежали к мебели, составляли часть пристройки здания, были прикреплены к стенам неподвижно: доску врубали одним концом в стену избы, а на другом делали подпорки: ножки, бабки, подлавники. В старинных избах лавки украшались «опушкой» – доской, прибитой к краю лавки, свисавшей с нее подобно оборке. Такие лавки назывались «опушенными» или «с навесом», «с подзором». В традиционном русском жилище лавки шли вдоль стен вкруговую, начиная от входа, и служили для сидения, спанья, хранения различных хозяйственных мелочей. Каждая лавка в избе имела свое название, связанное либо с ориентирами внутреннего пространства, либо со сложившимися в традиционной культуре представлениями о приуроченности деятельности мужчины или женщины к определенному месту в доме. Под лавками хранили различные предметы, которые в случае необходимости легко было достать – топоры, инструменты, обувь и проч. В традиционной обрядности и в сфере традиционных норм поведение лавка выступает как место, на которое позволено сесть не каждому. Так входя в дом, особенно чужим людям, было принято стоять у порога до тех пор, пока хозяева не пригласят пройти и сесть. То же касается и сватов: они проходили к столу и садились на лавку только по приглашению. В похоронной обрядности покойного клали на лавку, но не на любую, а на расположенную вдоль половиц.

    Долгая лавка – лавка, отличавшаяся от других своей длиной. В зависимости от местных традиций распределение предметов в пространстве дома, долгая лавка могла иметь различное место в избе. В северорусских и среднерусских губерниях, в Поволжье она тянулась от коника к красному углу, вдоль боковой стены дома. В южновеликорусских губерниях она шла от красного угла вдоль стены фасада. С точки зрения пространственного деления дома долгая лавка, подобно печному углу, традиционно считалась женским местом, где в соответствующее время занимались теми или иными женскими работами, такими, как прядение, вязание, вышивание, шитье. На долгую лавку, расположенную всегда вдоль половиц, клали покойников. Поэтому в некоторых губерниях России на эту лавку никогда не садились сваты. В противном случае их дело могло разладиться

    Короткая лавка – лавка, идущая вдоль передней стены дома, выходящей на улицу. Во время семейной трапезы на ней сидели мужчины.

    Лавка, находившаяся около печки, называлась кутной. На нее ставили ведра с водой, горшки, чугунки, укладывали только что выпеченный хлеб.

    Лавка пороговая шла вдоль стены, где расположена дверь. Она использовалась женщинами вместо кухонного стола и отличалась от других лавок в доме отсутствием опушки по краю.

    Лавка судная – лавка, идущая от печи вдоль стены или дверной перегородки к передней стене дома. Уровень поверхности этой лавки выше, чем у других лавок в доме. Лавка спереди имеет створчатые или раздвижные дверцы или закрывается занавеской. Внутри нее расположены полки для посуды, ведер, чугунков, горшков.

    Коником называли мужскую лавку. Она была короткая и широкая. На большей части территории России имела форму ящика с откидной плоской крышкой или ящика с задвижными дверцами. Свое название коник получил, вероятно, благодаря вырезанной из дерева конской голове, украшавшей его боковую сторону. Коник располагался в жилой части крестьянского дома, около дверей. Он считался «мужской» лавкой, так как это было рабочее место мужчин. Здесь они занимались мелким ремеслом: плели лапти, корзины, ремонтировали упряжь, вязали рыболовные сети и т.п. Под коником находились и инструменты, необходимые для этих работ.

    Место на лавке считалось более престижным, чем на скамье; гость мог судить об отношении к нему, по тому, куда его усаживали – на лавку или скамью.23

    К подвижной обстановке относились скамьи, которые различали следующих видов: переметную, переносную, приставную. Скамья переметная – скамья с перекидной спинкой служила для сидения и спанья. В случае необходимости устроить спальное место спинку по верху, по круговым пазам перекидывали на другую сторону скамьи, а последнюю придвигали к лавке, так что образовывалась кровать. Спинка переметной скамьи обычно украшалась сквозной резьбой для уменьшения веса.

    Скамья переносная — это скамья с четырьмя ножками или двумя глухими досками, по мере необходимости приставлялась к столу и использовалась для сидения. Если не хватало места для спанья, скамью можно было перенести и поставить вдоль лавки, чтобы увеличить пространство постели. Переносные скамьи являлись одной из древнейших форм мебели у русских.

    Скамья приставная – скамья с двумя ножками, расположенными лишь на одном конце сиденья, другим концом такую скамью клали на лавку. Нередко такого типа скамьи изготавливались из цельного куска дерева таким образом, что ножками служили два корня дерева, обрубленные на определенной длине.24

    Кроватью в старину служила прикрепленная к стене скамья или лавка, к которой приставляли другую лавку. На них клали постель, состоящую из трех частей: пуховика или перины, изголовья и подушек. Изголовье или подголовник – это подставка под голову, на которую клали подушку. Она представляла собой деревянную покатую плоскость на брусочках, сзади могла быть сплошная или решетчатая спинка, по углам – резные или точеные столбики. Изголовье было два – нижнее называлось бумажным и подкладывалось под верхнее, на верхнее укладывалась подушка. Постель покрывалась простыней из полотна, а сверху закрывалась одеялом, входившим под подушку. В праздники или на свадьбы постели убирались понаряднее, чем в обычные дни. Постели были принадлежностью состоятельных людей. У людей со средним достатком постелью служили войлоки, а бедные люди спали на печах или на лавках.25 (См. приложение 4)

    Одежду крестьяне хранили в сундуках. Чем больше достаток в семье. Тем больше сундуков в избе. Мастерили их из дерева, обивали для прочности железными полосами. Нередко на сундуках делали хитроумные врезные замки. Если в семье росла девочка, то с малых лет в отдельном сундуке ей собирали приданое. Вместе с этим сундуком она и переезжала после свадьбы в дом мужа.

    Посуду хранили в поставцах – это были столбы с многочисленными полками между ними. На нижних полках, более широких, хранили массивную посуду, на верхние полки ставили мелкую посуду. Для хранения отдельно использовавшейся посуды служил посудник – деревянная полка или открытый шкафчик. Посудник мог иметь форму замкнутой рамы или быть открытым сверху, часто его боковые стенки украшались резьбой или имели фигурные формы. Как правило, посудник находился над судной лавкой.

    Важной составляющей интерьера избы являлись свечи, которые освещали помещение. В домах состоятельных крестьян горели восковые свечи. Менее состоятельные люди жгли растительное масло (конопляное, льняное), наливаемое в глиняные круглые сосуды.

    Украшением избы являлись полотенца. Для праздничного убранства избы использовалось полотенце из белой ткани домашнего производства, отделанное вышивкой, тканым цветным узором, лентами, полосами цветного ситца, кружевом, блестками, позументом, тесьмой, бахромой, расположенными по краю. Характер и количество украшений, их расположение, цвет, материал – все это определялось традицией и назначением полотенца. Они вывешивались на стены, иконы к большим праздникам, таким как Пасха, Рождество Христово, Троица, к престольным праздникам. Кроме того, полотенца вывешивались во время свадеб, на крестинном обеде, в день трапезы по случаю возвращения с воинской службы сына или приезда долгожданных родственников. Полотенца развешивали на стенах, составлявших красный угол, и в самом красном углу. Их надевали на деревянные гвозди, вбитые в стену.26

    По обычаю, полотенца являлись необходимой частью девичьего приданного. Их было принято демонстрировать родственникам мужа на второй день свадебного пира. Молодая жена развешивала полотенца в избе поверх полотенец свекрови, чтобы все могли полюбоваться на ее работу. Количество полотенец, качество полотна, мастерство вышивки – все это позволяло оценить трудолюбие, аккуратность и вкус молодой женщины. В день свадьбы полотенце использовалось невестой в качестве фаты. Накинутое на голову, оно должно было предохранить ее от дурного глаза, порчи. Полотенце применялось в обряде «соединение молодых» перед венцом: им связывали руки жениха и невесты «на долгие годы». Полотенцем одаривали бабку-повитуху, принимавшую роды, кума и куму, крестивших младенца. Особую роль играло полотенце в погребально-поминальном обряде. По поверьям русских крестьян в полотенце, вывешенное в день смерти человека на окно, сорок дней находилась его душа. Малейшее движение ткани рассматривалось как знак ее присутствия в доме. В сороковины полотенце встряхивали за околицей деревни, отправляя тем самым душу из «нашего мира» в «иной мир». Все эти действия с полотенцем были широко распространены в русской деревне. В их основе лежали древние мифологические представления славян. Полотенце выступало в них в качестве оберега, знака принадлежности к определенному семейно-родовому коллективу, осмысливалось как предмет, воплощавший души предков «родителей», внимательно наблюдавших за жизнью живых.27

    Такая символика полотенца исключала использование его вытирания рук, лица, пола. Для этих целей использовали рукотерник, утирку, утиральник и так далее.

    В будние дни изба выглядела довольно скромно. В ней не было ничего лишнего: стоял стол без скатерти, стены без украшений. В печном углу и на полках была расставлена будничная утварь.

    В праздничный день изба преображалась: стол выдвигался на середину, накрывался скатертью, на полки выставлялась праздничная утварь, хранившаяся до этого в клетях.

Глава 4.

Утварь русской избы.

    Крестьянский дом трудно было представить без многочисленной утвари, накапливавшейся десятилетиями, если не столетиями, и буквально заполнявшей пространство. В русской деревне утварью называлось «все движимое в доме, жилище», по словам В.И.Даля. Фактически утварь – это вся совокупность предметов, необходимых человеку в его обиходе. Утварь – это посуда для заготовки, приготовления и хранения пищи, подачи ее на стол; различные емкости для хранения предметов домашнего обихода, одежды; предметы для личной гигиены и гигиены жилища; предметы для разжигания огня, хранения и употребления табака и для косметических принадлежностей.

    В русской деревне употреблялась в основном гончарная утварь. Металлическая, стеклянная, фарфоровая была распространена меньше. Деревянная утварь по технике изготовления могла быть долбленой, бондарной, столярной, токарной. В большом употреблении была также утварь, изготовленная из бересты, плетенная из прутьев, соломы, корней сосны. Некоторые из необходимых предметов изготавливались силами мужской половины семьи. Большая же часть предметов приобреталась на ярмарках, торжках, особенно это касалось бондарной и токарной утвари, изготовление которой требовало специальных знаний и инструментов.

    Гончарная посуда применялась в основном для приготовления пищи в духовой печи и подачи ее на стол, иногда для засолки, квашения овощей.(См. приложение 5)

    Металлическая утварь традиционного типа была, главным образом, медная, оловянная или серебряная. Наличие ее в доме было ярким свидетельством зажиточности семьи, ее бережливости, уважения к семейным традициям. Такую утварь продавали только в самые критические моменты жизни семьи.(См. приложение 13)

    Наполнявшая дом утварь изготавливалась, приобреталась, хранилась русскими крестьянами, естественно исходя из чисто практического ее использования. Однако в отдельные, с точки зрения крестьянина важные моменты жизни почти каждый из ее предметов превращался из вещи утилитарной в символическую. Сундук для приданого в один из моментов свадебного обряда из емкости для хранения одежды превращался в символ зажиточности семьи, трудолюбия невесты. Ложка, повернутая выемкой черпака вверх, означала, что она будет использована на поминальной трапезе. Лишняя ложка, оказавшаяся на столе, предвещала приход гостей и т.п. Одни предметы утвари обладали очень высоким семиотическим статусом, другие более низким.28

    Бодня, предмет домашней утвари, представляла собой деревянную емкость для хранения одежды и мелких предметов домашнего обихода. А русской деревне было известно два вида бодней. Первый вид представлял собой длинную выдолбленную деревянную колоду, боковые стены которой изготавливались из цельных досок. Отверстие с крышкой на кожаных петлях находилось в верхней части колоды. Бодня второго типа – это долбленый или бондарный ушат с крышкой, высотой 60-100 см, диаметром дна 54-80см. Бодни обычно запирались на замок, хранились в клетях. Со второй половины XIX в. они стали заменяться сундуками.(См. приложение 6)

    Для хранения громоздких хозяйственных припасов в клетях употреблялись бочки, кадки, лукошки разной величины и объема. Бочки в старину были самым обыкновенным вместилищем жидкостей, и сыпучих тел, например: хлебного зерна, муки, льна рыбы, мяса сушеного, поскони и разного мелкого товара.(См. приложение 7,8)

    Для заготовки впрок солений, Квашений, мочений, кваса, воды, для хранения муки, крупы использовались кадки. Как правило, кадки были бондарной работы, т.е. делались из деревянных дощечек – клепок, стянутых обручами. Они делались в форме усеченного конуса или цилиндра. Они могли иметь три ножки, являвшиеся продолжением клепок. Необходимой принадлежностью кадки были кружок и крышка. Кружком прижимали помещенные в кадку продукты, сверху укладывали гнет. Это делалось для того, чтобы соления и мочения всегда находились в рассоле, не всплывали на поверхность. Крышка берегла продукты от пыли. У кружка и крышки имелись небольшие ручки.

    Лукошком называлась открытая цилиндрическая емкость из луба, дно плоское, из деревянных досочек или коры. Делалось с ручкой-ложкой или без нее. Размеры лукошка определялись назначением и назывались соответственно: «набирка», «мостинка», «ягодница», и т.п. Если лукошко предназначалось для хранения сыпучих продуктов, то закрывалось надевающейся сверху плоской крышкой. 29(См. приложение 12)

    На протяжении многих столетий главным кухонным сосудом на Руси был горшок – утварь для приготовления пищи в виде глиняного сосуда с широким открытым верхом, имеющим низкий венчик, круглым туловом, плавно сужающимся к донцу. Горшки могли быть разных размеров: от маленького горшочка на 200-300 г каши до огромного горшка, вмещавшего до 2-3 ведер воды. Форма горшка не менялась во все время его существования и была приспособлена для приготовления еды в русской духовой печи, Они редко орнаментировались, их украшением служили узкие концентрические круги или цепочки из неглубоких ямочек, треугольников, выдавленных вокруг венчика или на плечиках сосуда. В крестьянском доме было около десятка и более горшков разных размеров. Горшками дорожили, старались обращаться с ними аккуратно. Если он давал трещину, его оплетали берестой и употребляли для хранения продуктов.

    Горшок – предмет бытовой, утилитарный, в обрядовой жизни русского народа приобрел дополнительные ритуальные функции. Ученые считают, что это один из самых ритуализированных предметов домашней хозяйственной утвари. В поверьях народа горшок осмыслялся как живое антропоморфное существо, у которого есть горло, ручка, носик, черепок. Горшки принято делить на горшки, несущие в себе женское начало, и горшки с заложенной в них мужской сущностью. Так, в южных губерниях Европейской России хозяйка, покупая горшок, старалась определить его родополовую принадлежность: является он горшком или горшницей. Считалось, что в горшнице сваренная еда будет вкусней, чем в горшке.

    Интересно также отметить, что в народном сознании четко проводится параллель между судьбой горшка и судьбой человека. Горшок нашел себе широкое применение в погребальной обрядности. Так, на большей части территории России был распространен обычай разбивать горшки при выносе из дома покойников. Этот обычай воспринимался как констатация ухода человека из жизни, дома, деревни. В Олонецкой губернии. Эта идея выражалась несколько иначе. После похорон горшок, наполненный в доме умершего горящими угольям, ставился вверх дном на могилу, при этом угли рассыпались и гасли. Кроме того, покойника через два часа после смерти обмывали водой взятой из нового горшка. После употребления его уносили подальше от дома и закапывали в землю или бросали в воду. Считалось, что в горшке с водой сосредотачивалась последняя жизненная сила человека, которую сливают во время обмывания покойника. Если такой горшок оставить в доме, то покойник будет возвращаться с того света и пугать живущих в избе людей.

    Горшок использовался также как атрибут некоторых обрядовых действий на свадьбах. Так, по обычаю, «свадебщики» во главе с дружкой и свашками утром приходили бить горшки к помещению, где проходила брачная ночь молодых, пока они еще не вышли. Битье горшков воспринималось как демонстрация перелома в судьбе девушки и парня, ставших женщиной и мужчиной.

    В поверьях русского народа горшок часто выступает как оберег. В Вятской губернии, например, чтобы предохранить кур от ястребов и ворон, на забор вешали вверх дном старый горшок. Это делалось обязательно в великий четверг до восхода солнца, когда были особенно сильны колдовские чары. Горшок в этом случае как бы впитывал в себя, получал дополнительную волшебную силу. 30

    Для подачи на стол кушаний использовалась такая столовая утварь как блюдо. Оно было круглой или овальной формы, неглубоким, на невысоком поддоне, с широкими краями. В крестьянском быту были распространены главным образом деревянные блюда. Блюда, предназначенные для праздничных дней, украшали росписью. На них изображались растительные побеги, мелкие геометрические фигуры, фантастические животные и птицы, рыбы и коньки. Блюдо использовалось как в повседневном, так и в праздничном обиходе. В будни на блюде подавалась рыба, мясо, каша, капуста и другие густые кушанья, съедавшиеся после похлебки или щей. В праздничные дни помимо мяса и рыбы на блюде подавались блины, пироги, булочки, ватрушки, пряники, орехи, конфеты и прочие сладости. Кроме того, существовал обычай подносить гостям чарку с вином, медовухой, бражкой, водкой или пивом. Конец праздничной трапезы обозначался выносом пустого блюда, накрытого другим блюдом или тканью.

    Блюда использовались во время народных обрядовых действий, гаданий, магических процедур. В родильных ритуалах блюдо с водой использовалось во время магического очищения роженицы и повитухи, который проводился на третий день после родов. В свадебном обряде блюдо использовалось для всеобщего показа ритуальных предметов и поднесения подарков. Блюдо использовалось и в некоторых обрядах годового цикла. Например, в Курской губернии в день Василия Кесарийского 1 января (14 января) по обычаю на блюдо укладывался жареный поросенок – символ богатства дома, ожидаемого в новом году. Глава семьи три раза поднимал блюло с поросенком к иконам, а все остальные молились cвятому Василию о многочисленном приплоде скота. Блюдо было также атрибутом святочных гаданий девушек, называвшихся «подблюдными». В русской деревне существовал запрет на его использование в некоторые дни народного календаря. Нельзя было подавать блюдо с едой на стол в день Усекновения главы Иоанна Крестителя 29 августа(11 сентября), так как, по христианской легенде, в этот день отрубленную голову Соломея преподнесла на блюде своей матери Иродиаде. В конце XVIII и в XIX в. Блюдо также называли миску, тарелку, чашу, блюдце.

    Для питья и приема пищи служила чаша. Деревянная чаша представляла собой сосуд полусферической формы на небольшом поддоне, иногда с рукоятями или кольцами вместо ручек, без крышки. Часто по краю чаши делали надпись. Либо по венцу или по всей поверхности чаша украшалась росписью, включающей растительный орнамент. Изготавливались чаши различной величины – в зависимости от их использования. Чаши большого размера, имевшие вес до 800 г и более, употреблялись наравне со скобарями, братинами и ковшами во время праздников и канунов для питья пива и браги, когда собиралось много гостей. В монастырях большие чаши использовались для подачи на стол кваса. Небольшие чаши, выдолбленные из глины, употреблялись в крестьянском быту во время обеда – для подачи на стол щей, ухи и т.п. Во время обеда кушанья подавались на стол в общей чаше, отдельная посуда использовалась лишь во время праздников. Есть начинали по знаку хозяина, за едой не разговаривали. Зашедших в дом гостей угощали тем же, что ели сами, и из той же посуды.

    Чашу применяли в различных обрядах, особенно в обрядах жизненного цикла. Ее также употребляли и в календарных обрядах. С    чашей связывались приметы и поверья: в конце праздничного обеда принято было выпивать до дна чашу за здоровье хозяина и хозяйки, не сделавший этого считался врагом. Осушая чашу, желали хозяину: «Удачи, победы, здоровья, и чтобы в его врагах осталось крови не больше, чем в этой чаше». Упоминается чаша и в заговорах.

    Для питья различных напитков применяли кружку. Кружка – это цилиндрическая посуда разного объема с ручкой. Глиняные и выточенные из дерева кружки украшались росписью, а деревянные – резьбой, поверхность некоторых кружек покрывалась плетением из бересты. Их использовали в повседневном и праздничном обиходе, были они и предметом обрядовых действий. 31

Заключение

    В «Повести временных лет» встречается много слов, имеющих отношение к русскому народному жилищу XII века – «изба», «печь», «клеть», «сени», «полати». Прошли столетия, а слова эти по-прежнему живы и знакомы не только сельским жителям. В последние годы все чаще проявляется интерес к национальной культуре. В нашем школьном музее создается коллекция предметов быта. В музеях области проходят этнографические выставки. Но если в архитектуре сохранились традиции русского зодчества, то в интерьере современных квартир утрачены традиции интерьера русской избы.

    Уклад народной жизни формировался столетиями. Крестьянское жилище с его нехитрой утварью было устроено просто и практично. Но даже самые обыденные вещи, сделанные с душой, умелыми руками, становились его украшением. Те, немногие атрибуты старинной деревенской жизни – это наша память, которую мы должны хранить. Неслучайно трепетно хранит моя бабушка самовар, доставшийся ей от родителе. И мы должны не только знать нашу культуру, но и бережно хранить ее.

Список литературы

  1. Байбурин А. Жилище в обрядах и представлениях восточных славян. Л.: Нева, 1983

  2. Белкин И. Как выглядел Черный бог?//Мифы и магия индоевропейцев. М.:1997, вып.4

  3. Ермаков С. Место для дома и обереги дома. «Велесова слобода». М.:1970

  4. Забылин М. Русский дом. М.: Просвещение, 2000

  5. Кимеев В.М. Касминские чалдоны. Кемерово: Кузбассвузиздат, 1997

  6. Пенник Н. Магический алфавит. Киев: София, 1995

  7. Рябцев Ю.С. Путешествие в Древнюю Русь: Рассказы о русской культуре. М.: ВЛАДОС, 1995

  8. Семенова М. Мы – славяне. Санкт — Петербург: Азбука,1997

  9. http: // rus-izba. narod. ru//

  10. Бардина П. Е.Использование бересты русским населением Томской области. Вопросы этнокультурной истории Сибири. – Томск: Изд-во ТГУ, 1980

1 http: // rus-izba. narod. ru//

2 Рябцев Ю. С. Путешествие в Древнюю Русь. М.., «Владос», 1995, с.174

3 Кимеев В. М. Касминские чалдоны. Кемерово, 1997, с.55

4 Семенова М. Мы – славяне. С- П.: «Азбука», 1997, с 176

5 Семенова М. Мы – славяне. С-П.: «Азбука», 1997, с.134

7 Байбурин А. Жилище в обрядах и представлениях восточных славян. Л. : «Нева», 1983, с 57

8 Рябцев Ю. С. Путешествие в Древнюю Русь. М.., «Владос», 1995, с.175

9 http: // rus-izba. narod. ru//

10 Рябцев Ю. С. Путешествие в Древнюю Русь. М.., «Владос», 1995, с.175

11 Байбурин А. Жилище в обрядах и представлениях восточных славян. Л. : «Нева», 1983, с 60

12 Рябцев Ю. С. Путешествие в Древнюю Русь. М.., «Владос», 1995, с.175

13Семенова М. Мы – славяне. С- П.: «Азбука», 1997, с 180 — 182

14 http: // rus-izba. narod. ru//

15 Байбурин А. Жилище в обрядах и представлениях восточных славян. Л. : «Нева», 1983, с 69

16 http: // rus-izba. narod. ru//

17 Байбурин А. Жилище в обрядах и представлениях восточных славян. Л. : «Нева», 1983, с. 123

18 http: // rus-izba. narod. ru//

20 Рябцев Ю. С. Путешествие в Древнюю Русь. М.., «Владос», 1995, с.177

21 Семенова М. Мы – славяне. С-П.: «Азбука», 1997, с.134

22 http: // rus-izba. narod. ru//

23 Семенова М. Мы – славяне. С-П.: «Азбука», 1997, с.179

25 Рябцев Ю. С. Путешествие в Древнюю Русь. М.., «Владос», 1995, с.178

26 Семенова М. Мы – славяне. С-П.: «Азбука», 1997, с.194

27 Пенник Н. Магический алфавит. Киев: «София», 1995, с. 46

28 Бардина П. Е.Использование бересты русским населением Томской области. Вопросы этнокультурной истории Сибири. – Томск: Изд-во ТГУ, 1980, с. 78

29 Бардина П. Е.Использование бересты русским населением Томской области. Вопросы этнокультурной истории Сибири. – Томск: Изд-во ТГУ, 1980, с. 80-84

30 http: // rus-izba. narod. ru//

31 http: // rus-izba. narod. ru//

Интерьер русской избы. Внутреннее убранство славянской избы Надпись русская изба

Русская изба у некоторых ассоциируется с избушкой, в которой находятся сундуки и деревянная мебель. Современное внутреннее убранство русской избы существенно отличается от подобного образа, здесь достаточно комфортно и современно. Несмотря на то что в доме создается деревенский стиль, здесь используется современная техника.

Исторические корни русского дома

Если раньше при строительстве дома крестьяне руководствовались практичностью, например, строили избы вблизи рек, делали у них небольшие окна, которые выходили на поля, луга, лес, то сейчас особое внимание уделяется внутреннему убранству. Кроме того, раньше люди у реки или озера ставили русскую баню, а во дворе строили амбары для хранения зерна, хлев для скота. Но во все времена обязательно выделялся красный угол в русской избе, в котором размещали иконы, устанавливали печь. В то время интерьер русской избы подбирался так, чтобы все предметы были многофункциональными, ни о какой роскоши речи не шло.

Русский дом старались располагать на участке так, чтобы она находилась поближе к северу. Для защиты дома от ветров высаживали деревья и кустарники в саду.

Внимание! Для повышения уровня освещенности русского дома, он должен быть размещен окнами на солнечную сторону.

В старину для строительства русского дома выбирали то место, которое выбирал для своего отдыха крупный рогатый скот.

Интересные факты о русском доме

На болотах, а также вблизи них, дома раньше никто не строил. Русские люди считали, что болото — это «зяблое» место, и в доме, построенном на болоте, никогда не будет счастья и процветания.

Рубку русского дома начинали ранней весной, обязательно в новолуние. Если дерево было срублено на убывающей Луне, оно быстро сгнивало, дом приходил в негодность. Русский дом считался воплощением стабильности, постоянства, спокойствия, поэтому его никогда не ставили на перекрестках, на дороге. Также плохой приметой считалось возведение избы на месте сгоревшего дома. К своим домам крестьяне относились как к живым существам.

У нее выделяли чело (лицо), им считали фронтон русского дома. Наличниками называли украшения на окнах, а лбом именовали доски, используемые при строительстве стен.

Колодец у русской избы звали «журавлем», а доски на кровле называли «коньком».

Внутреннее убранство русской избы было довольно скромным, и соответствовало интерьерному стилю, именуемому в наши дни провансом.

По внешнему виду дома легко было определить вероисповедание, материальное благосостояние владельца, национальность его владельца. Сложно было найти в одной деревне абсолютно одинаковые дома, у каждой русской избы были свои индивидуальные характеристики. Некоторые отличия имел и интерьер русской избы, с помощью определенных предметов быта, люди пытались рассказать о своих интересах, увлечениях.

Считалось, что ребенок, который вырос в чистом и добротном доме, имеет светлые помыслы и намерения. С детства у ребенка формировали представление об особенностях строения русской избы, он изучал и запоминал предметы быта в русской избе. Например, красный угол в русской избе считался святым местом.

Особенности внутреннего убранства русского дома

Внутренним убранством дома всегда занималась женщина, именно она подбирала предметы быта, следила за уютом, наводила порядок. За состоянием фасада, а также за приусадебным участком всегда следил хозяин. В интерьере русского дома выделялась мужская и женская половина, оформление их имело некоторые отличительные черты.

Убранство русской избы — задача женщины. Именно она занималась изготовлением домашнего текстиля, в некоторых русских избах даже были ткацкие станки, на которых женщины ткали половики, полотно для декорирования окон.

Полати в русской избе заменяли современные диваны и кровати, для их отделения от остальной части комнаты использовали льняные занавески. Уже в те далекие времена в избе проводили зонирование, отделяя гостиную от спальной части. Приемы интерьерного искусства, используемые при оформлении русских изб, в настоящее время стали основой русского прованса.

Некоторые отличительные черты были у интерьера русских домов, находящихся на русском Севере. Из-за сложных климатических условий, характерных для этого региона, в одной избе располагали и жилую часть, и хозяйственные постройки, то есть крупный рогатый скот и люди жили под одной крышей. Это отражалось на внутреннем убранстве дома, в нем отсутствовали какие-либо излишества, использовались только добротные и простые элементы мебели. Один из углов комнаты выделялся для сундуков, в которых собиралось приданое для девочки.

Некоторые традиции, связанные с внешним убранством дома, используемые на Руси, сохранились и в наше время. Например, в верхней части фасада крепили резное деревянное солнце. Это декоративный элемент считался неким оберегом, его наличие было гарантией счастья, здоровья, благополучия всех обитателей дома. Резные розы на стенах избы считали символом счастливой и обеспеченной жизни, их и сейчас используют во внешнем декоре собственники загородных домов. Символами языческих оберегов считались львы, которые своим внешним видом должны были отпугивать от дома злых духов.

Массивный конек на крыше избы — это знак солнца. Несмотря на то что с тех пор прошло достаточно много времени, традиция установки на крыше конька сохранилась до наших дней. Среди обязательных элементов древней русской избы необходимо отметить и божницу. Конструкция дома возводилась по закону , строго соблюдались пропорции, чтобы изба имела не только эстетичный вид, но и оставалась добротным и прочным сооружением, выдерживала сильные порывы ветра.

Особенности русского дома

Русский дом принято подразделять на три яруса (мира):

  • подвал, выступающий в качестве нижней части;
  • жилые помещения составляют среднюю часть;
  • чердак и крыша являются верхнюю часть

Для строительства избы использовали бревна, между собой их связывали в венцы. Например, на Русском Севере при строительстве изб не использовали гвозди, получая при этом прочные и добротные дома. Гвозди нужны были только для крепления наличников, иных декоративных элементов.

Крыша — это элемент защиты дома от внешнего мира, атмосферных осадков. В русских избах использовались двускатные виды крыш, которые до сих пор архитекторы считают самыми надежными конструкциями для деревянных зданий.

Верхнюю часть дома украшали солнечными знаками, а на чердаке хранили те предметы, которые использовались в обиходе достаточно редко. Русские избы были двухэтажными, в нижней части дома был подклет, предохраняющий обитателей избы от холода. Все жилые комнаты размещали на втором этаже, выделяя для них минимальное пространство.

Пол старались делать двойным, сначала располагали «черный» пол, который не пропускал в избу холодный воздух. Далее шел «белый» пол, изготовленный из широких досок. Половицы не покрывали краской, оставляя древесину в естественном виде.

Красным углом в древней Руси считали то место, где располагалась печь.

Совет! На даче или в загородном доме вместо печи в интерьере гостиной гармонично будет смотреться камин.

Печь устанавливалась в сторону восхода солнца (на восток), ассоциировалась со светом. Рядом с ней на стене ставили образа, а в храмах это место отводилось алтарю.

Двери изготавливали из натуральной древесины, они были массивными, ассоциировались с надежной защитой дома от злых духов.

Над дверью размещали подкову, которая также считалась символом защиты дома от бед и несчастий.

Окна делали из натурального дерева, они были небольшие, чтобы из избы не уходило тепло. Именно окна считали «глазами» владельца дома, поэтому их располагали с разных сторон избы. Для декорирования оконных проемов использовали натуральный материал, который ткала сама хозяйка. В старину не принято было завешивать окна плотными портьерными тканями, которые не пропускали внутрь помещения солнечный свет. Для избы выбирали три варианта окон:


Современный интерьер русской избы

В настоящее время многие городские жители мечтают о собственной рубленой избе, обставленной в деревенском стиле. Желание быть наедине с природой, отвлечься от городской суеты и проблем.

Среди тех предметов интерьера, которые по-прежнему существуют в убранстве русской избы, выделим печь. Некоторые собственники загородной недвижимости предпочитают вместо него использовать современный камин. Особый интерес представляет оформление стен и потолка в современном деревянном русском доме. В наши дни все чаще можно увидеть резные деревянные украшения на фасаде дома, которые являются типичным проявлением прованса

Совет! При отделке стен русской избы можно использовать светлые обои, имеющие мелкий рисунок. Для прованса нежелательно применять в отделке стен искусственные материалы, поскольку стиль предполагает максимальную гармонию, единение с природой.

Профессиональные стилисты, занимающиеся оформлением деревянных русских изб, советуют подбирать для отделки нейтральные цвета. Особое внимание они предлагают уделять домашнему текстилю, который является визитной карточкой деревенского стиля.

8767

Часть избы от устья до противоположной стены, пространство, в котором выполнялась вся женская работа, связанная с приготовлением пищи, называлась печным углом . Здесь, около окна, против устья печи, в каждом доме стояли ручные жернова, поэтому угол называют еще жерновым .

В печном углу находилась судная лавка или прилавок с полками внутри, использовавшаяся в качестве кухонного стола. На стенах располагались наблюдники — полки для столовой посуды, шкафчики. Выше, на уровне полавочников, размещался печной брус, на который ставилась кухонная посуда и укладывались разнообразные хозяйственные принадлежности.

Печной угол считался грязным местом, в отличие от остального чистого пространства избы. Поэтому крестьяне всегда стремились отделить его от остального помещения занавесом из пестрого ситца, цветной домотканины или деревянной переборкой. Закрытый дощатой перегородкой печной угол образовывал маленькую комнатку, имевшую название «чулан» или «прилуб».

Он являлся исключительно женским пространством в избе: здесь женщины готовили пищу, отдыхали после работы. Во время праздников, когда в дом приезжало много гостей, у печи ставился второй стол для женщин, где они пировали отдельно от мужчин, сидевших за столом в красном углу. Мужчины даже своей семьи не могли зайти без особой надобности в женскую половину. Появление же там постороннего мужчины считалось вообще недопустимым.

Красный угол , как и печь, являлся важным ориентиром внутреннего пространства избы. На большей территории Европейской России, на Урале, в Сибири красный угол представлял собой пространство между боковой и фасадной стеной в глубине избы, ограниченное углом, что расположен по диагонали от печи.

Основным украшением красного угла является божница с иконами и лампадкой, поэтому его называют еще «святым» . Как правило, повсеместно в России в красном углу кроме божницы находится стол . Все значимые события семейной жизни отмечались в красном углу. Здесь за столом проходили как будничные трапезы, так и праздничные застолья, происходило действие многих календарных обрядов. Во время уборки урожая первый и последний колоски устанавливали в красном углу. Сохранение первых и последних колосьев урожая, наделенных, по народным преданиям, магической силой, сулило благополучие семье, дому, всему хозяйству. В красном углу совершались ежедневные моления, с которых начиналось любое важное дело. Он является самым почетным местом в доме. Согласно традиционному этикету, человек, пришедший в избу, мог пройти туда только по особому приглашению хозяев. Красный угол старались держать в чистоте и нарядно украшали. Само название «красный» означает «красивый», «хороший», «светлый». Его убирали вышитыми полотенцами, лубочными картинками, открытками. На полки возле красного угла ставили самую красивую домашнюю утварь, хранили наиболее ценные бумаги, предметы. Повсеместно у русских был распространен обычай при закладке дома класть деньги под нижний венец во все углы, причем под красный угол клали более крупную монету.

Некоторые авторы связывают религиозное осмысление красного угла исключительно с христианством. По их мнению, единственным священным центром дома в языческие времена была печь. Божий угол и печь даже трактуются ими как христианский и языческий центры.

Нижней границей жилого пространства избы был пол . На юге и западе Руси полы чаще устраивали земляные. Такой пол приподнимали на 20-30 см над уровнем земли, тщательно утрамбовывали и покрывали толстым слоем глины, перемешанной с мелко нарезанной соломой. Такие полы известны уже с IX века. Деревянные полы также древни, но встречаются на севере и востоке Руси, где климат суровее и почва более влажная.

Для половиц использовали сосну, ель, лиственницу. Половицы всегда укладывались вдоль избы, от входа к передней стене. Их стелили на толстые бревна, врубленные в нижние венцы сруба — переводины. На Севере пол часто устраивали двойным: под верхним “чистым” полом находился нижний — “черный”. Полы в деревнях не красили, сохраняя естественный цвет дерева. Лишь в XX веке появляются крашенные полы. Зато мыли пол каждую субботу и перед праздниками, застилая его потом половиками.

Верхней же границей избы служил потолок . Основу потолка составляла матица — толстый четырехгранный брус, на который укладывались потолочины. К матице подвешивались различные предметы. Сюда прибивался крюк или кольцо для подвешивания колыбели. За матицу не принято было заходить незнакомым людям. С матицей связывались представления об отчем доме, счастье, удаче. Не случайно, отправляясь в дорогу, нужно было подержаться за матицу.

Потолочины на матицу всегда укладывались параллельно половицам. Сверху на потолок набрасывали опилки, опавшие листья. Нельзя было только на потолок сыпать землю — такой дом ассоциировался с гробом. Появился потолок в городских домах уже в XIII-XV веках, а в деревенских — в конце XVII — начале XVIII века. Но и до середины XIX века, при топке “по черному” во многих местах предпочитали потолка не устраивать.

Важным было освещение избы . Днем изба освещалась с помощью окон . В избе, состоящей из одного жилого помещения и сеней, традиционно прорубалось четыре окна: три на фасаде и одно на боковой стороне. Высота окон равнялась диаметру четырех-пяти венцов сруба. Окна вырубались плотниками уже в поставленном срубе. В проем вставлялась деревянная коробка, к которой крепилась тонкая рама — оконница.

Окна в крестьянских избах не открывались. Помещение проветривалось через печную трубу или дверь. Лишь изредка небольшая част рамы могла подниматься вверх или сдвигаться в сторону. Створчатые рамы, отворявшиеся наружу, появились в крестьянских избах лишь в самом начале XX века. Но и в 40-50 годах XX века многие избы строились с неоткрывающимися окнами. Зимних, вторых рам тоже не делали. А в холода окна просто заваливали снаружи до верху соломой, или покрывали соломенными матами. Зато большие окна избы всегда имели ставни. В старину их делали одностворчатыми.

Окно, как и всякий другой проем в доме (дверь, труба) считалось очень опасным местом. Через окна в избу должен проникать лишь свет с улицы. Все остальное опасно для человека. Потому, если птица влетит в окно — к покойнику, ночной стук в окно — возвращение в дом покойника, недавно отвезенного на кладбище. Вообще, окно повсеместно воспринималось как место, где осуществляется связь с миром мертвых.

Однако окна, при их “слепоте”, давали мало света. И потому даже в самый солнечный день приходилось освещать избу искусственно. Самым древним устройством для освещения считается камелек — небольшое углубление, ниша в самом углу печи (10 Х 10 Х 15 см). В верхней части ниши делали отверстие, соединенное с печным дымоходом. В камелек клали горящую лучину или смолье (мелкие смолистые щепки, поленца). Хорошо просушенные лучина и смолье давали яркий и ровный свет. При свете камелька можно было вышивать, вязать и даже читать, сидя за столом в красном углу. Присматривать за камельком ставили малыша, который менял лучину и добавлял смолье. И лишь значительно позже, на рубеже XIX-XX веков, камельком стали называть маленькую кирпичную печку, пристроенную к основной и соединенную с ее дымоходом. На такой печурке (камельке) готовили пищу в жаркое время года или ее дополнительно топили в холода.

Чуть позже камелька появилось освещение лучиной , вставленной в светцы . Лучиной называли тонкую щепку из березы, сосны, осины, дуба, ясеня, клена. Для получения тонкой (менее 1 см) длинной (до 70 см) щепы полено распаривали в печи над чугуном с кипящей водой и надкалывали с одного конца топором. Надколотое полено затем раздирали на лучины руками. Вставляли лучины в светцы. Простейшим светцом был стержень из кованого железа с развилкой на одном конце и острием на другом. Этим острием светец втыкали в щель между бревнами избы. В развилку вставляли лучину. А для падающих угольков под светец подставляли корыто или другой сосуд с водой. Такие древние светцы, относящиеся к X веку, были найдены при раскопках в Старой Ладоге. Позже появились светцы, в которых горело несколько лучин одновременно. Они оставались в крестьянском быту вплоть до начала XX века.

По большим праздникам для полноты света в избе зажигали дорогие и редкие свечи. Со свечами в темноте ходили в сени, спускались в подпол. Зимой со свечами молотили на гумне. Свечи были сальными и восковыми. При этом восковые свечи использовали в основном в обрядах. Сальными же свечами, появившимися лишь в XVII веке, пользовались в быту.

Сравнительно небольшое пространство избы, около 20-25 кв.м, было организовано таким образом, что в нем с большим или меньшим удобством располагалась довольно большая семья в семь-восемь человек. Это достигалось благодаря тому, что каждый член семьи знал свое место в общем пространстве. Мужчины обычно работали, отдыхали днем на мужской половине избы, включавшей в себя передний угол с иконами и лавку около входа. Женщины и дети находились днем на женской половине возле печи.

Каждый член семьи знал свое место и за столом. Хозяин дома во время семейной трапезы сидел под образами. Его старший сын располагался по правую руку от отца, второй сын — по левую, третий — рядом со старшим братом. Детей, не достигших брачного возраста, сажали на лавку, идущую от переднего угла по фасаду. Женщины ели, сидя на приставных скамейках или табуретках. Нарушать раз заведенный порядок в доме не полагалось без крайней необходимости. Человек, их нарушившего, могли строго наказать.

В будние дни изба выглядела довольно скромно. В ней не было ничего лишнего: стол стоял без скатерти, стены без украшений. В печном углу и на полках была расставлена будничная утварь. В праздничный день изба преображалась: стол выдвигался на середину, накрывался скатертью, на полки выставлялась праздничная утварь, хранившаяся до этого в клетях.

Под окнами избы делались лавки , которые не принадлежали к мебели, но составляли часть пристройки здания и были прикреплены к стенам неподвижно: доску врубали одним концом в стену избы, а на другом делали подпорки: ножки, бабки, подлавники. В старинных избах лавки украшались «опушкой» — доской, прибитой к краю лавки, свисавшей с нее подобно оборке. Такие лавки назывались «опушенными» или «с навесом», «с подзором». В традиционном русском жилище лавки шли вдоль стен вкруговую, начиная от входа, и служили для сидения, спанья, хранения различных хозяйственных мелочей. Каждая лавка в избе имела свое название, связанное либо с ориентирами внутреннего пространства, либо со сложившимися в традиционной культуре представлениями о приуроченности деятельности мужчины или женщины к определенному месту в доме (мужская, женская лавки). Под лавками хранили различные предметы, которые в случае необходимости легко было достать — топоры, инструменты, обувь и проч. В традиционной обрядности и в сфере традиционных норм поведения лавка выступает как место, на которое позволено сесть не каждому. Так входя в дом, особенно чужим людям, было принято стоять у порога до тех пор, пока хозяева не пригласят пройти и сесть. То же касается и сватов: они проходили к столу и садились на лавку только по приглашению. В похоронной обрядности покойного клали на лавку, но не на любую, а на расположенную вдоль половиц. Долгая лавка — лавка, отличавшаяся от других своей длиной. В зависимости от местной традиции распределения предметов в пространстве дома, долгая лавка могла иметь различное место в избе. В севернорусских и среднерусских губерниях, в Поволжье она тянулась от коника к красному углу, вдоль боковой стены дома. В южновеликорусских губерниях она шла от красного угла вдоль стены фасада. С точки зрения пространственного деления дома долгая лавка, подобно печному углу, традиционно считалась женским местом, где в соответствующее время занимались теми или иными женскими работами, такими, как прядение, вязание, вышивание, шитье. На долгую лавку, расположенную всегда вдоль половиц, клали покойников. Поэтому в некоторых губерниях России на эту лавку никогда не садились сваты. В противном случае их дело могло разладится. Короткая лавка — лавка, идущая вдоль передней стены дома, выходящей на улицу. Во время семейной трапезы на ней сидели мужчины.

Лавка, находившаяся около печки, называлась кутной. На нее ставили ведра с водой, горшки, чугунки, укладывали только что выпеченный хлеб.
Лавка пороговая шла вдоль стены, где расположена дверь. Она использовалась женщинами вместо кухонного стола и отличалась от других лавок в доме отсутствием опушки по краю.
Лавка судная — лавка, идущая от печи вдоль стены или дверной перегородки к передней стене дома. Уровень поверхности этой лавки выше, чем других лавок в доме. Лавка спереди имеет створчатые или раздвижные дверцы или закрывается занавеской. Внутри нее расположены полки для посуды, ведер, чугунков, горшков.Коником называли мужскую лавку. Она была короткая и широкая. На большей части территории России имела форму ящика с откидной плоской крышкой или ящика с задвижными дверцами. Свое название коник получил, вероятно, благодаря вырезанной из дерева конской голове, украшавшей его боковую сторону. Коник располагался в жилой части крестьянского дома, около дверей. Он считался «мужской» лавкой, так как это было рабочее место мужчин. Здесь они занимались мелким ремеслом: плели лапти, корзины, ремонтировали упряжь, вязали рыболовные сети и т.п. Под коником находились и инструменты, необходимые для этих работ.Место на лавке считалось более престижным, чем на скамье; гость мог судить об отношении к нему хозяев, смотря по тому, куда его усаживали — на лавку или на скамью.

Необходимым элементом убранства жилья являлся стол, служащий для ежедневной и праздничной трапезы. Стол являлся одним из наиболее древних видов передвижной мебели, хотя наиболее ранние столы были глинобитными и неподвижными. Такой стол с глинобитными же лавками около него были обнаружены в пронских жилищах XI-XIII веков (Рязанская губ.) и в киевской землянке XII века. Четыре ножки стола из землянки в Киеве представляют собой стойки, врытые в землю. В традиционном русском жилище подвижный стол всегда имел постоянное место, он стоял в самом почетном месте — в красном углу, в котором находились иконы. В севернорусских домах стол всегда располагался вдоль половиц, то есть более узкой стороной к фасадной стене избы. В некоторых местах, например в Верхнем Поволжье, стол ставили только на время трапезы, после еды его клали боком на полавочник под образами. Делалось это для того, чтобы в избе было больше места.
В лесной полосе России столы плотничной работы имели своеобразную форму: массивное подстолье, то есть рама, соединяющая ножки стола, забиралось досками, ножки изготовлялись короткими и толстыми, большая столешница всегда делалась съемной и выступала за подстолье для того, чтобы было удобнее сидеть. В подстолье делался шкафчик с двустворчатыми дверками для столовой утвари, хлеба, необходимого на день.В традиционной культуре, в обрядовой практике, в сфере норм поведения и пр. столу придавалось большое значение. Об этом говорит четкая пространственная закрепленность его в красном углу. Любое выдвижение его оттуда может быть связано лишь с обрядовой или кризисной ситуацией. Исключительная роль стола была выражена практически во всех обрядах, одним из элементов которых являлась трапеза. С особенной яркостью она проявлялась в свадебном обряде, в котором практически каждый этап завершался застольем. Стол осмыслялся в народном сознании как «Божья ладонь», дарующая хлеб насущный, поэтому стучать по столу, за которым едят, считалось грехом. В обычное, незастольное, время на столе могли находится лишь хлеб, как правило завернутый в скатерть, и солонка с солью.

В сфере традиционных норм поведения стол всегда был местом, где происходило единение людей: человек, которого приглашали отобедать за хозяйским столом, воспринимался как «свой».
Покрывался стол скатертью. В крестьянской избе скатерти изготавливали из домотканины как простого полотняного переплетения, так и выполненной в технике бранного и многоремизного ткачества. Используемые повседневно скатерти сшивали из двух полотнищ пестряди, как правило с клеточным узором (расцветка самая разнообразная) или просто грубого холста. Такой скатертью накрывали стол во время обеда, а после еды или снимали, или покрывали ею хлеб, оставляемый на столе. Праздничные скатерти отличались лучшим качеством полотна, такими дополнительными деталями как кружевная прошва между двумя полотнищами, кисти, кружево или бахрома по периметру, а также узором на ткани. В русском быту различали следующие виды скамей: переметную, переносную и приставную. Скамья переметная — скамья с перекидной спинкой («переметом») служила для сидения и спанья. В случае необходимости устроить спальное место спинку по верху, по круговым пазам, сделанным в верхних частях боковых ограничителей скамьи, перекидывали на другую сторону скамьи, а последнюю придвигали к лавке, так что образовывалась как бы кровать, ограниченная спереди «переметом». Спинка переметной скамьи нередко украшалась сквозной резьбой, что значительно уменьшало ее вес. Такого типа скамьи использовались главным образом в городском и монастырском быту.

Скамья переносная — скамья с четырьмя ножками или двумя глухими досками, по мере необходимости приставлялась к столу, использовалась для сидения. Если не хватало места для спанья, скамью можно было перенести и поставить вдоль лавки, чтобы увеличить пространство для дополнительной постели. Переносные скамьи являлись одной из древнейших форм мебели у русских.
Скамья приставная — скамья с двумя ножками, расположенные лишь на одном конце сиденья, другим концом такую скамью клали на лавку. Нередко такого типа скамьи изготавливали из цельного куска дерева таким образом, что ножками служили два корня дерева, обрубленные на определенной длине.Посуду ставили в поставцах: это были столбы с многочисленными полками между ними. На нижних полках, более широких, хранили массивную посуду, на верхние полки, более узкие, ставили мелкую посуду.

Для хранения отдельно использовавшейся посуды служил посудник: деревянная полка или открытый шкафчик-полочник. Посудник мог иметь форму замкнутой рамы или быть открытым сверху, нередко его боковые стенки украшались резьбой или имели фигурные формы (например, овальные). Над одной или двумя полочками посудника с наружной стороны могла быть прибита рейка для устой-чивости посуды и для постановки тарелок на ребро. Как правило, посудник находился над судной лавкой, под рукой у хозяйки. Он издавна являлся необходимой деталью в неподвижном убранстве избы.
Красный угол также украшался накутником, прямоугольным полотнищем ткани, сшитого из двух кусков белого тонкого холста или ситца. Размеры накутника могут быть различными, обычно 70 см длиной, 150 см шириной. Белые накутники украшались по нижнему краю вышивкой, ткаными узорами, лентами, кружевом. Накутник прикреплялся в угол под образами. При этом сверху божницы или иконы были опоясаны божником.Для праздничного убранства избы использовалось полотенце — полотнище белой ткани домашнего или реже фабричного производства, отделанное вышивкой, тканым цветным узором, лентами, полосами цветного ситца, кружевом, блестками, позументом, тесьмой, бахромой. Оно украшалось, как правило, на концах. Полотнище полотенца орнаментовалось редко. Характер и количество украшений, расположение их, цвет, материал — это все определялось местной традицией, а также назначением полотенца. Кроме того, полотенца вывешивались во время свадеб, на крестинном обеде, в день трапезы по случаю возвращения с воинской службы сына или приезда долгожданной родни. Полотенца развешивали на стенах, составляющих красный угол избы, и в самом красном углу. Их надевали на деревянные гвозди — «крюки», «спички», вбитые в стены. По обычаю, полотенца являлись необходимой частью девичьего приданого. Их было принято демонстрировать родственникам мужа на второй день свадебного пира. Молодуха развешивала полотенца в избе поверх полотенец свекрови, чтобы все могли полюбоваться на ее работу. Количество полотенец, качество полотна, мастерство вышивки — все это позволяло оценить трудолюбие, аккуратность, вкус молодой женщины. Полотенце вообще играло большую роль в обрядовой жизни русской деревни. Оно было важным атрибутом свадебного, родинного, погребально-поминального ритуалов. Очень часто оно выступало объектом почитания, предметом особой важности, без которого ритуал любого обряда был бы не полон.В день свадьбы полотенце использовалось невестой в качестве фаты. Накинутое на голову, оно должно было предохранить ее от дурного глаза, порчи в самый ответственный момент ее жизни. Полотенце применялось в обряде «соединения молодых» перед венцом: им связывали руки жениха и невесты «на веки вечные, на годы долгие». Полотенцем одаривали бабку-повитуху, принимавшую роды, кума и куму, крестивших младенца. Полотенце присутствовало в обряде «бабина каша», происходившая после рождения ребенка.
Однако особую роль играло полотенце в погребально-поминальном обрядности. По поверьям,в полотенце, вывешенное в день смерти человека на окно, сорок дней находилась его душа. Малейшее движение ткани рассматривалось как знак ее присутствия в доме. В сороковины полотенце встряхивали за околицей деревни, отправляя тем самым душу из «нашего мира» в «иной мир».Все эти действия с полотенцем были широко распространены в русской деревне. В их основе лежали древние мифологические представления славян. Полотенце выступало в них в качестве оберега, знака принадлежности к определенному семейно-родовому коллективу, осмыслялось как предмет, воплощавший души предков «родителей», внимательно наблюдавших за жизнью живых.Такая символика полотенца исключала использование его для вытирания рук, лица, пола. Для этой цели пользовались рукотерником, утиркой, утиральником и т.д.

Утварь

Утварь — это посуда для заготовки, приготовления и хранения пищи, подачи ее на стол; различные емкости для хранения предметов домашнего обихода, одежды; предметы для личной гигиены и гигиены жилища; предметы для разжигания огня, для косметических принадлежностей.В русской деревне употреблялась в основном деревянная гончарная утварь. Металлическая, стеклянная, фарфоровая была распространена меньше. Деревянная утварь по технике изготовления могла быть долбленой, болбленой, бондарной, столярной, токарной. В большом употреблении была также утварь, изготовленная и бересты, плетенная из прутьев, соломы, корней сосны. Некоторые из необходимых в хозяйстве деревянных предметов изготавливались силами мужской половины семьи. Большая же часть предметов приобреталась на ярмарках, торжках, особенно это касалось бондарной и токарной утвари, изготовление которой требовало специальных знаний и инструментов.Гончарная посуда применялась в основном для приготовления пищи в духовой печи и подачи ее на стол, иногда для засаолки, квашения овощей. Металлическая утварь традиционного типа была, главным образом, медная, оловянная или серебряная. Наличие ее в доме было ярким свидетельством зажиточности семьи, ее бережливости, уважения к семейным традициям. Такую утварь продавали только в самые критические моменты жизни семьи.Наполнявшая дом утварь изготавливалась, приобреталась, хранилась русскими крестьянами, естественно исходя из чисто практического ее использования. Однако в отдельные, с точки зрения крестьянина важные моменты жизни почти каждый из ее предметов превращался из вещи утилитарной в символическую. Сундук для приданого в один из моментов свадебного обряда из емкости для хранения одежды превращался в символ зажиточности семьи, трудолюбия невесты. Ложка, повернутая выемкой черпака вверх, означала, что она будет использована на поминальной трапезе. Лишняя ложка, оказавшаяся на столе, предвещала приход гостей и т.п. Одни предметы утвари обладали очень высоким семиотическим статусом, другие более низким.Бодня, предмет домашней утвари, представляла собой деревянную емкость для хранения одежды и мелких предметов домашнего обихода. В русской деревне было известно два вида бодней. Первый вид представлял собой длинную выдолбленную деревянную колоду, боковые стены которой изготавливались из цельных досок. Отверстие с крышкой на кожаных петлях находилось в верхней части колоды. Бодня второго вида — это долбленый или бондарный ушат с крышкой, высотой 60-100 см, диаметром дна 54-80 см. Бодни обычно запирались на замок, хранились в клетях. Со второй половины XIX в. стали заменяться сундуками.

Для хранения громоздких хозяйственных припасов в клетях употреблялись бочки, кадки, лукошки разной величины и объема. Бочки в старину были самым обыкновенным вместилищем и жидкостей, и сыпучих тел, например: хлебного зерна, муки, льну, рыбы, мяса сушеного, поскони и разного мелкого товара.

Для заготовки впрок солений, квашений, мочений, кваса, воды, для хранения муки, крупы использовались кадки. Как правило, кадки были бондарной работы, т.е. делались из деревянных дощечек — клепок, стянутых обручами. они делались в форме усеченного конуса или цилиндра. они могли иметь три ножки, являвшиеся продолжением клепок. Необходимой принадлежностью кадки были кружок и крышка. Кружком прижимали помещенные в кадку продукты, сверху укладывали гнет. Это делалось для того, чтобы соления и мочения всегда находились в рассоле, не всплывали на поверхность. Крышка берегла продукты от пыли. У кружка и крышки имелись небольшие ручки. Лукошком называлась открытая цилиндрическая емкость из луба, дно плоское, из деревянных досочек или коры. Делалось с ручкой-ложкой или без нее. Размеры лукошка определялись назначением и назывались соответственно: «набирка»,»мостинка»,»ягодница», «грибница», и т.п. Если лукошко предназначалось для хранения сыпучих продуктов, то закрывалось надевающейся сверху плоской крышкой.На протяжении многих столетий главным кухонным сосудом на Руси был горшок — утварь для приготовления пищи в виде глиняного сосуда с широким открытым верхом, имеющим низкий венчик, круглым туловом, плавно сужающимся к донцу. Горшки могли быть разных размеров: от маленького горшочка на 200-300 г каши до огромного горшка, вмещавшего до 2-3-х ведер воды. Форма горшка не менялась во все время его существования и была хорошо приспособлена для приготовления еды в русской духовой печи. Они редко орнаментировались, их украшением служили узкие концентрические круги или цепочка из неглубоких ямочек, треугольничков, выдавленных вокруг венчика или на плечиках сосуда. В крестьянском доме было около десятка и более горшков разных размеров. Горшками дорожили, старались обращаться с ними аккуратно. Если он давал трещину, его оплетали берестой и употребляли для хранения продуктов.

Горшок — предмет бытовой, утилитарный, в обрядовой жизни русского народа приобрел дополнительные ритуальные функции. Ученые считают, что это один из самых ритуализированных предметов домашней хозяйственной утвари. В поверьях народа горшок осмыслялся как живое антропоморфное существо, у которого есть горло, ручка, носик, черепок. Горшки принято делить на горшки, несущие в себе женское начало, и горшки с заложенной в них мужской сущностью. так, в южных губерниях Европейской России хозяйка, покупая горшок, старалась определить его родо-половую принадлежность: является он горшком или горшницей. Считалось, что в горшнице сваренная еда будет более вкусной, чем в горшке. Интересно также отметить, что в народном сознании четко проводится параллель между судьбой горшка и судьбой человека. Горшок нашел себе довольно широкое применение в погребальной обрядности. Так, на большей части территории Европейской России был распространен обычай разбивать горшки при вынос из дома покойников. Этот обычай воспринимался как констатация ухода человека из жизни, дома, деревни. В Олонецкой губ. эта идея выражалась несколько иначе. После похорон горшок, наполненный в доме умершего горячими углями, ставился вверх дном на могилу, при этом угли рассыпались и гасли. Кроме того, покойника через два часа после смерти обмывали водой, взятой из нового горшка. После употребления его уносили подальше от дома и закапывали в землю или бросали в воду. Считалось, что в горшке с водой сосредотачивается последняя жизненная сила человека, которую сливают во время обмывания покойника. Если такой горшок оставить в доме, то покойник будет возвращается с того света и пугать живущих в избе людей.Горшок использовался также как атрибут некоторых обрядовых действий на свадьбах. Так, по обычаю, «свадебщики» во главе с дружкой и свашками утром приходили бить горшки к помещению, где проходила брачная ночь молодых, пока они еще не вышли. Битье горшков воспринималось как демонстрация перелома в судьбе девушки и парня, ставших женщиной и мужчиной. В русского народа горшок часто выступает как оберег. В Вятской губ., например, чтобы предохранить кур от ястребов и ворон, на забор вешали вверх дном старый горшок. Это делалось обязательно в Великий четверг до восхода солнца, когда были особенно сильны колдовские чары. Горшок в этом случае как бы впитывал их в себя, получал дополнительную волшебную силу.

Для подачи на стол кушаний исполь-зовалась такая сто-ловая утварь как блюдо. Оно было обычно круглой или овальной формы, неглубоким, на невысоком поддоне, с широкими краями. В быту были распространены главным образов деревянные блюда. Блюда, предназначенные для праздничных дней, украшались росписью. На них изображались растительные побеги, мелкие геометрические фигуры, фантастические животные и птицы, рыбы и коньки. Блюдо использовалось как в повседневном, так и в праздничном обиходе. В будни на блюде подавалась рыба, мясо, каша, капуста, огурцы и другие «густые» кушанья, съедавшиеся после похлебки или щей. В праздничные дни помимо мяса и рыбы на блюде подавались блины, пироги, булочки, ватрушки, пряники, орехи, конфеты и прочие сладости. Кроме того, существовал обычай подносить на блюде гостям чарку с вином, медовухой, бражкой, водкой или пивом. коней праздничной трапезы обозначался выносом пустого блюда, накрытого другим или тканью.Блюда использовались во время народных обрядовых действий, гаданий, магических процедур. В родильных ритуалах блюдо с водой использовалось во время обряда магического очищения роженицы и повитухи, который проводился на третий день после родов. Роженица «серебрила бабку», т.е. бросала в налитую повивальной бабкой воду серебряные монеты, а повитуха омывала ей лицо, грудь и руки. В свадебном обряде блюдо использовалось для всеобщего показа ритуальных предметов и поднесения подарков. Блюдо использовалось и в некоторых обрядах годового цикла. Блюдо было также атрибутом святочных гаданий девушек, называвшихся «подблюдными». В русской деревне существовал запрет на его использование в некоторые дни народного календаря. Для питья и приема пищи служила чаша. Деревянная чаша представляет собой сосуд полусферической формы на небольшом поддоне, иногда с рукоятями или кольцами вместо ручек, без крышки. Часто по краю чаши делали надпись. Либо по венцу или по всей поверхности чаша украшалась росписью, включающей растительный и зооморфный орнамент (широко известны чаши с северодвинской росписью). Изготовлялись чаши различной величины — в зависимости от их использования. Чаши большого размера, имевшие вес до 800 г и более, употреблялись наравне со скобарями, братинами и ковшами во время праздников и канунов для питья пива и браги, когда собиралось много гостей. В монастырях большие чаши использовались для подачи на стол кваса. Небольшие чаши, выдолбленные из глины, употреблялись в крестьянском быту во время обеда — для подачи на стол щей, похлебки, ухи и т.п. Во время обеда кушанья подавались на стол в общей чаше, отдельная посуда использовалась лишь во время праздников. Есть начинали по знаку хозяина, за едой не разговаривали. Зашедших в дом гостей угощали тем же, что ели сами, и из той же посуды.

Чашу применяли в различных обрядах, особенно в обрядах жизненного цикла. Ее также употребляли и в календарных обрядах. С чашей связывались приметы и поверья: в конце праздничного обеда принято было выпивать до дна чашу за здоровье хозяина и хозяйки, не сделавший этого считался врагом. Осушая чашу, желали хозяину: «Удачи, победы, здоровья, и чтобы в его врагах осталось крови не больше, чем в этой чаше». Упоминается чаша и в заговорах. Для питья различных напитков применяли кружку.

Кружка — это цилиндрическая посуда разного объема с ручкой. Глиняные и выточенные из дерева кружки украшались росписью, а деревянные — резьбой, поверхность некоторых кружек покрывалась плетением из бересты. Их использовали в повседневном и праздничном обиходе, были они и предметом обрядовых действий.Для питья хмельных напитков пользовались чаркой. Она представляет собой небольшой сосуд круглой формы, имеющий ножку и плоское дно, иногда могла быть ручка и крышка. Чарки обычно расписывались или украшались резьбой. Этот сосуд употреблялся как индивидуальная посуда для питья браги, пива, хмельного меда, а позднее — вина и водки в праздничные дни, так как пить разрешалось только по праздникам и подобного рода напитки были праздничным угощением для гостей. Пить было принято за здоровье других людей, а не за себя. Поднося гостю чарку вина, хозяин ждал от него ответной чарки.Чарку чаще всего использовали в свадебном обряде. Чарку с вином предлагал новобрачным священник после венчания. По очереди они отпивали из этой чарки по три глотка. Допив вино, муж бросал чарку под ноги и топтал ее одновременно с женой, приговаривая: «Пусть так под ногами нашими будут потоптаны те, которые станут посевать между нами раздор и нелюбовь». Считалось, что кто из супругов первым наступит на нее, тот и будет главенствовать в семье. Первую чарку с водкой хозяин подносил на свадебном пиру колдуну, которого приглашали на свадьбу в качестве почетного гостя, чтобы избавить молодых от порчи. Вторую чарку колдун просил сам и лишь после этого начинал защищать новобрачных от недобрых сил.

Единственным приспособлением для еды, пока не появились вилки, служили ложки. В основном они были деревянными. Ложки украшались росписью или резьбой. Соблюдались различные приметы, связанные с ложками. Нельзя было ставить ложку так, чтобы она опиралась черенком на стол, а другим концом на тарелку, так как по ложке, как по мосту, в миску может проникнуть нечистая сила. Не разрешалось стучать ложками по столу, так как от этого «лукавый радуется» и «скликаются на обед злыдни» (существа, олицетворяющие собой бедность и несчастье). считалось грехом убирать ложки со стола в заговенье, накануне положенных церковью постов, поэтому ложки оставались на столе до утра. Нельзя класть лишнюю ложку, иначе будет лишний рот или сядет за стол нечистая сила. В качестве подарка нужно было принести ложку на новоселье, вместе с караваем хлеба, солью и деньгами. Широко применялась ложка в обрядовых действиях.

Традиционной утварью для русского застолья являлись ендовы, ковши, братины, скобкари. Ендовы не считались ценными предметами, которые необходимо выставлять на самое лучшее место в доме, как это, например, делалось с братиной или ковшами.

Кочерга, ухват, сковородник, хлебная лопата, помело — это предметы, связанные с очагом и печью.

Кочерга — это короткий толстый железный прут с загнутым концом, который служил для размешивания углей в печи и сгребания жара. С помощью ухвата передвигали горшки и чугунки в печи, их также можно было вынуть или установить в печь. Он представляет собой металлическую дужку, укрепленную на длинной деревянной рукояти. Перед посадкой хлебов в печь под печи очищали от угля и золы, подметая его помелом. Помело представляет собой длинную деревянную рукоять, к концу которой привязывались сосновые, можжевеловые ветки, солома, мочало или тряпка. При помощи хлебной лопаты в печь сажали хлеба и пироги, а также вынимали их оттуда. Вся эта утварь участвовала в тех или иных обрядовых действиях.Таким образом, русская изба, с ее особым, хорошо организованным пространством, неподвижным нарядом, подвижной мебелью, убранством и утварью, была единым целым, составляющим целый мир.

Изба была основным жилым помещением русского дома. Ее интерьер отличался строгими, издавна установившимися формами, простотой и целесообразным расположением предметов. Ее стены, потолок и пол, как правило ничем не окрашенные и не оклеенные, имели приятный теплый цвет древесины, светлый в новых домах, темный — в старых.

Главное место в избе занимала русская печь. В зависимости от местной традиции она стояла справа или слева от входа, устьем к боковой или передней стене. Это было удобно для обитателей дома, так как теплая печь преграждала путь холодному воздуху, проникавшему из сеней (только в южной, центрально-черноземной полосе Европейской России печь находилась в дальнем от входа углу).

По диагонали от печи стоял стол, над которым висела божница с иконами. Вдоль стен шли неподвижные лавки, а над ними были врезаны в стены такой же ширины полки — полавочники. В задней части избы от печи до боковой стены под потолком устраивали деревянный настил — полати. В южнорусских районах за боковой стеной печи мог быть деревянный настил для спанья — пол (помост). Вся эта неподвижная обстановка избы строилась плотниками вместе с домом и называлась хоромным нарядом.

Пространство русской избы было поделено на части, имевшие свое определенное назначение. Передний угол с божницей и столом назывался также большим, красным, святым: здесь устраивали семейные трапезы, читали вслух молитвенники, Евангелие, Псалтирь. Здесь же на полках стояла красивая столовая утварь. В домах, где отсутствовала горница, передний угол считался парадной частью избы, местом приема гостей.

Пространство около двери и печи называлось бабий угол, печной угол, средний угол, середа, середь. Это было место, где женщины готовили еду, занимались различными работами. На полках стояли горшки, миски, около печи — ухваты, кочерга, помело. Мифологическое сознание народа определяло печной угол как место темное, нечистое. В избе было как бы два сакральных центра, расположенных по диагонали: центр христианский и центр языческий, в равной степени важные для крестьянской семьи.

Достаточно ограниченное пространство русской избы было организовано таким образом, что в нем с большим или меньшим удобством размещалась семья в семь-восемь человек. Это достигалось благодаря тому, что каждый член семьи знал свое место в общем пространстве. Мужчины обычно работали и отдыхали днем на мужской половине избы, включавшей в себя передний угол с иконами и лавку около входа. Женщины и дети находились днем на женской половине возле печи.

Места для сна также были строго распределены: дети, парни и девушки спали на полатях; хозяин с хозяйкой дома — под полатями на специальном настиле или лавке, к которой придвигалась широкая скамья; старики на печи или голбце. Нарушать заведенный в доме порядок не полагалось без крайней необходимости. Человек, его нарушающий, считался не знающим заповедей отцов. Организация внутреннего пространства избы нашла свое отражение в свадебной песне:

Я войду ли в родительскую светлую горницу,
Помолюсь на все на четыре стороны,
Еще первый поклон углу переднему,
Попрошу у Господа благословеньица,
В тело белое — здоровьица,
Во головушку ума-разума,
В белы рученьки уменьица,
Чтоб суметь угодить во чужой семье.
Я другой поклон отдам углу среднему,
За хлеб ему за соль,
За вспоеньице, за вскормленьице,
За теплое одеваньице.
А третий поклон отдам углу теплому
За его-то согреваньице,
За уголечки каленые,
За кирпичики горячие.
А в последний поклонюсь
Углу кутному
За его-то постелюшку мягкую,
За сголовице пуховое,
За сон, за дремоту сладкую.

Избу по возможности держали в чистоте, что было наиболее характерно для северных и сибирских деревень. Полы в избе мыли раз в неделю, а на Пасху, Рождество и к престольным праздникам голиком с песком скоблили не только пол, но и стены, потолок, лавки. Русские крестьяне старались украсить свою избу. В будние дни ее убранство было довольно скромным: полотенце на божнице, домотканые половики на полу.

В праздничный день русская изба преображалась, особенно если в доме не имелось горницы: стол накрывали белой скатертью; на стены, ближе к переднему углу, и на окна вывешивали вышитые или затканные цветными узорами полотенца; лавки и стоявшие в доме сундуки прикрывали нарядными дорожками. Интерьер горницы несколько отличался от внутреннего убранства избы.

Горница была парадным помещением дома и не предназначалась для постоянного проживания семьи. Соответственно, ее внутреннее пространство решалось иначе — в ней отсутствовали полати и помост для спанья, вместо русской печи стояла облицованная изразцами голландка, приспособленная только для отопления помещения, лавки были накрыты красивыми постилками, на полавочниках расставлена парадная столовая утварь, на стенах около божницы развешены лубочные картинки религиозного и светского содержания и полотенца. В остальном хоромный наряд горницы повторял неподвижный наряд избы: в дальнем от двери углу божница с иконами, вдоль стен лавки, над ними полки-полавочники, множество сундуков, иногда поставленных один на другой.

Крестьянский дом трудно представить без многочисленной утвари, накапливавшейся десятилетиями, если не столетиями, и буквально заполонявшей его пространство. Утварь — это посуда для заготовки, приготовления и хранения пищи, подачи ее на стол — горшки, латки, лоханки, кринки, миски, блюда, ендовы, ковши2, корчики и т. д.; всевозможные емкости для сбора ягод и грибов — корзинки, кузова, туеса и др.; различные сундуки, ларцы, шкатулки для хранения предметов домашнего обихода, одежды и косметических принадлежностей; предметы для разжигания огня и внутреннего освещения дома — огнива, светцы, подсвечники и мн. др. Все эти необходимые для ведения домашнего хозяйства предметы в большем или меньшем количестве имелись в каждой крестьянской семье.

Домашняя утварь была сравнительно однотипна на всем пространстве расселения русского народа, что объясняется общностью домашнего уклада жизни русских крестьян. Локальные варианты предметов утвари практически отсутствовали или, во всяком случае, были менее очевидны, чем в одежде и пище. Различия проявлялись только в утвари, подаваемой на стол в праздничные дни. При этом местное своеобразие находило свое выражение не столько в форме столовой посуды, сколько в ее декоративном оформлении.

Характерной особенностью русской крестьянской утвари было изобилие местных названий одного и того же предмета. Сосуды одинаковой формы, единого назначения, выполненные из одного материала, одним и тем же способом, по-своему называли в разных губерниях, уездах, волостях и далее деревнях. Название предмета менялось в зависимости от его использования конкретной хозяйкой: горшок, в котором варили кашу, в одном доме называли «кашником», такой же горшок, использовавшийся в другом доме для варки похлебки, называли «щенником».

По-разному называлась утварь одного назначения, но изготовленная из разного материала: сосуд из глины — горшок, из чугуна — чугунок, из меди — медник. Терминология часто менялась в зависимости от способа изготовления сосуда: сосуд бондарной работы для квашения овощей — кадка, долбленный из дерева — долбенка, выделанный из глины — корчага. Убранство внутреннего пространства крестьянского дома стало претерпевать заметные изменения в последней трети XIX в. В первую очередь изменения коснулись интерьера горницы, которая воспринималась русскими как символ богатства крестьянской семьи.

Обладатели горниц стремились обставлять их предметами, характерными для городского образа жизни: вместо лавок — появились стулья, табуреты, канапели — диваны с решетчатыми или глухими спинками, вместо старинного стола с подстольем — стол городского типа, покрытый скатертью-«филейкой». Непременной принадлежностью горницы стал комоде выдвижными ящиками, горка для праздничной посуды и нарядно убранная, с большим количеством подушек кровать, а около божницы висели в рамах фотографии родни и часы-ходики.

Через некоторое время новшества коснулись и избы: деревянная перегородка отделила печь от остального пространства, предметы городского быта начали активно вытеснять традиционную неподвижную мебель. Так, полати постепенно заменила кровать. В первом десятилетии XX в. убранство избы пополнилось шкафами, буфетами, зеркалами и мелкой скульптурой. Традиционный набор утвари сохранялся значительно дольше, вплоть до 30-х гг. XX в., что объяснялось устойчивостью крестьянского уклада жизни, функциональностью предметов обихода. Исключение составляла только праздничная столовая, а точнее — чайная утварь: со второй половины XIX в. в крестьянском доме наряду с самоваром появились фарфоровые чашки, блюдца, сахарницы, вазочки для варенья, молочники, металлические чайные ложки.

В зажиточных семьях во время праздничных трапез использовали индивидуальные тарелки, формы для студня, стеклянные рюмки, стаканы, бокалы, бутылки и т. п. Изменение образа жизни крестьян в XX в., ориентация на стиль и образ жизни большого города привели к почти полной замене прежних представлений о внутреннем убранстве дома и постепенному отмиранию традиционной бытовой культуры.

Русская изба всегда была ладной, добротной и самобытной. Архитектура её свидетельствует о верности многовековым традициям, их стойкости и уникальности. Её планировка, конструкция и внутреннее убранство создавались на протяжении многих лет. Не так много традиционных русских домов сохранилось по сей день, но всё же в некоторых регионах их можно встретить.

Изначально избы в России строили из дерева, частично заглубляя их фундамент под землю. Это обеспечивало большую надёжность и долговечность сооружения. Чаще всего в ней была всего одна комната, которую владельцы делили на несколько отдельных частей. Обязательной частью русской избы был печной угол, для отделения которого использовали занавеску. Кроме этого выделялись отдельные зоны для мужчин и женщин. Все углы в доме выстраивались в соответствии со сторонами света и самым главным среди них был восточный (красный), где семья организовывала иконостас. Именно на иконы гости должны были обратить внимание сразу же после входа в избу.

Крыльцо русской избы

Архитектура крыльца всегда была тщательно продумана, ей владельцы дома уделяли достаточно много времени. В ней сочетался отличный художественный вкус, многовековые традиции и изобретательность зодчих. Именно крыльцо соединяло избу с улицей и открывалось всем гостям или прохожим. Интересно, что на крыльце вечерами после тяжёлой работы часто собиралась вся семья, а также соседи. Здесь гости и владельцы дома танцевали, пели песни, а дети бегали и резвились.

В разных областях России форма и размеры крыльца кардинально отличались. Так, на севере страны оно было достаточно высоким и большим, а для установки выбирался южный фасад дома. Благодаря такому ассиметричному размещению и уникальной архитектуре фасада весь дом смотрелся очень своеобразно и красиво. Также достаточно часто можно было встретить крыльца, поставленные на столбы и украшенные ажурными деревянными столбиками. Они были настоящим украшением дома, делая его фасад ещё более серьёзным и добротным.

На юге России крыльца устанавливали со стороны передней части дома, привлекая внимание прохожих и соседей ажурной резьбой. Они могли быть как на две ступеньки, так и с целой лестницей. Некоторые владельцы дома украшали своё крыльцо навесом, а другие оставляли открытым.

Сени

Для того, чтобы сохранить в доме максимальное количество тепла от печи владельцы отделяли жилую зону от улицы. Сени — это именно то пространство, которое сразу же видели гости при входе в избу. Кроме сохранения тепла сени также использовались для хранения коромысла и других нужных вещей, именно здесь многие делали чуланы для продуктов.

Для разделения сеней и отапливаемой жилой зоны также делали высокий порог. Он делался для предотвращения проникновения холода в дом. Кроме этого по многовековым традициям каждый гость должен был поклониться при входе в избу, а зайти внутрь не приклонившись перед высоким порогом было невозможно. В противном случае гость просто ударялся голой об косяк.

Русская печь

Быт русской избы вращался вокруг печи. Она служила местом для приготовления пищи, отдыха, обогрева и даже банных процедур. Наверх вели ступени, в стенах имелись ниши для разной утвари. Топка всегда была с железными заслонами. Устройство русской печи – сердца любой избы – удивительно функциональное.

Печь в традиционных русских избах всегда размещалась в основной зоне, справа или слева от входа. Именно её считали главным элементом дома, поскольку на печи готовили еду, спали, она обогревала весь дом. Доказано, что приготовленная в печи еда самая полезная, поскольку в ней сохраняются все полезные витамины.

С древних времён с печкой связывали множество поверий. Наши предки верили, что именно на печи обитает домовой. Мусор никогда не выносили из избы, а сжигали в печи. Люди верили, что так вся энергия остаётся в доме, что способствует увеличению достатка семьи. Интересно, что в некоторых областях России в печи парились и мылись, а также использовали для лечения серьёзных заболеваний. Лекари того времени утверждали, что вылечить болезнь можно просто полежав на печи несколько часов.

Печной угол

Его также называли «бабий угол», поскольку именно сделать находилась вся кухонная утварь. Его отделяла занавеска или даже деревянная перегородка. Сюда практически никогда не заходили мужчины из своей семьи. Огромным оскорблением владельцев дома был приход чужого мужчины за занавеску в печной угол.

Здесь женщины стирали и сушили вещи, готовили еду, лечили детей и гадали. Практически каждая женщина занималась рукоделием, а самым спокойным и удобным местом для этого был именно печной угол. Вышивка, шитьё, роспись — это самые популярные виды рукоделия девушек и женщин того времени.

Лавки в избе

В русской избе стояли подвижные и неподвижные лавки, а уже с 19 века начали появляться стулья. Вдоль стен дома владельцы устанавливали неподвижные лавки, которые крепились с помощью поставок или ножек с резными элементами. Подстава могла быть плоской или сужаться к середине, в её декоре часто присутствовали резные узоры и традиционные орнаменты.

Также в каждом доме были передвижные лавки. Такие скамьи имели по четыре ножки или устанавливались на глухие доски. Спинки часто делали так, чтобы их можно было перекинуть на противоположный край лавки, а для украшения использовали резной декор. Скамью всегда делали более длинной чем стол, а также часто покрывали плотной тканью.

Мужской угол (Коник)

Он находился справа от входа. Здесь обязательно стояла широкая лавка, которую с обеих сторон ограждали деревянными досками. Их вырезали в форме конской головы, поэтому мужской угол часто называют «коник». Под скамьёй мужчины хранили свои инструменты, предназначенные для ремонта и других мужских работ. В этом углу мужчины ремонтировали обувь и утварь, а также плели корзины и другие изделия из лозы.

На скамью в мужском углу присаживались все гости, пришедшие к владельцам дома на короткое время. Именно здесь мужчина спал и отдыхал.

Женский угол (Середа)

Это было важное в женской судьбе пространство, поскольку именно из-за печной занавески девушка выходила во время смотрин в нарядном одеянии, а также ждала жениха в день свадьбы. Здесь женщины рожали детей и кормили их подальше от посторонних глаз, скрываясь за занавеской.

Также именно в женском углу дома понравившегося парня девушка должна была спрятать обметалочку, чтобы в скором времени выйти замуж. Верили, что такая обметалочка поможет невестке скорее подружиться со свекровью и стать хорошей хозяйкой в новом доме.

Красный угол

Это самый светлый и важный угол, поскольку именно его считали священным местом в доме. По традиции при строительстве ему выделяли место на восточной стороне, где два смежных окна образуют угол, таким образом свет падает, делая угол самым светлым местом в избе. Здесь обязательно висели иконы и вышитые рушники, а также в некоторых избах — лики предков. Обязательно в красном углу ставили большой стол и принимали пищу. Под иконами и рушниками всегда хранили свежеиспечённый хлеб.

И по сей день известны некоторые традиции связанные со столом. Так, молодым людям не желательно сидеть на углу, чтобы в будущем создать семью. Дурная примета оставлять грязную посуду на столе или сидеть на нём.

Крупы, муку и другие продукты наши предки хранили в сенниках. Благодаря этому хозяйка всегда могла быстро приготовить еду из свежих продуктов. Кроме этого были предусмотрены дополнительные постройки: погреб для хранения овощей и фруктов зимой, хлев для скота и отдельные сооружения для сена.

Часть избы от устья до противоположной стены, пространство, в котором выполнялась вся женская работа, связанная с приготовлением пищи, называлась печным углом. Здесь, около окна, против устья печи, в каждом доме стояли ручные жернова, поэтому угол называют еще жерновым. В печном углу находилась судная лавка или прилавок с полками внутри, использовавшаяся в качестве кухонного стола. На стенах располагались наблюдники — полки для столовой посуды, шкафчики. Выше, на уровне полавочников, размещался печной брус, на который ставилась кухонная посуда и укладывались разнообразные хозяйственные принадлежности.


Печной угол считался грязным местом, в отличие от остального чистого пространства избы. Поэтому крестьяне всегда стремились отделить его от остального помещения занавесом из пестрого ситца, цветной домотканины или деревянной переборкой. Закрытый дощатой перегородкой печной угол образовывал маленькую комнатку, имевшую название «чулан» или «прилуб». Он являлся исключительно женским пространством в избе: здесь женщины готовили пищу, отдыхали после работы. Во время праздников, когда в дом приезжало много гостей, у печи ставился второй стол для женщин, где они пировали отдельно от мужчин, сидевших за столом в красном углу. Мужчины даже своей семьи не могли зайти без особой надобности в женскую половину. Появление же там постороннего мужчины считалось вообще недопустимым.


Традиционная неподвижная обстановка жилища дольше всего удерживалась около печи в женском углу.Красный угол, как и печь, являлся важным ориентиром внутреннего пространства избы. На большей территории Европейской России, на Урале, в Сибири красный угол представлял собой пространство между боковой и фасадной стеной в глубине избы, ограниченное углом, что расположен по диагонали от печи. В южнорусских районах Европейской России красный угол — пространство, заключенное между стеной с дверью в сени и боковой стеной. Печь находилась в глубине избы, по диагонали от красного угла. В традиционном жилище почти на всей территории России, за исключением южнорусских губерний, красный угол хорошо освещен, поскольку обе составляющие его стены имели окна. Основным украшением красного угла является божница с иконами и лампадкой, поэтому его называют еще «святым».

Как правило, повсеместно в России в красном углу кроме божницы находится стол, лишь в ряде мест Псковской и Великолукской губ. его ставят в простенке между окнами — против угла печи. В красном углу подле стола стыкаются две лавки, а сверху, над божницей, — две полки полавочника; отсюда западно-южнорусское название угла «сутки» (место, где стыкаются, соединяются элементы убранства жилища).Все значимые события семейной жизни отмечались в красном углу. Здесь за столом проходили как будничные трапезы, так и праздничные застолья, происходило действие многих календарных обрядов. В свадебном обряде сватание невесты, выкуп ее у подружек и брата совершались в красном углу; из красного угла отчего дома ее увозили на венчание в церковь, привозили в дом жениха и вели тоже в красный угол.

Во время уборки урожая первый и последний устанавливали в красном углу. Сохранение первых и последних колосьев урожая, наделенных, по народным преданиям, магической силой, сулило благополучие семье, дому, всему хозяйству. В красном углу совершались ежедневные моления, с которых начиналось любое важное дело. Он является самым почетным местом в доме. Согласно традиционному этикету, человек, пришедший в избу, мог пройти туда только по особому приглашению хозяев. Красный угол старались держать в чистоте и нарядно украшали. Само название «красный» означает «красивый», «хороший», «светлый». Его убирали вышитыми полотенцами, лубочными картинками, открытками. На полки возле красного угла ставили самую красивую домашнюю утварь, хранили наиболее ценные бумаги, предметы. Повсеместно у русских был распространен обычай при закладке дома класть деньги под нижний венец во все углы, причем под красный угол клали более крупную монету.

Некоторые авторы связывают религиозное осмысление красного угла исключительно с христианством. По их мнению, единственным священным центром дома в языческие времена была печь. Божий угол и печь даже трактуются ими как христианский и языческий центры. Эти ученые видят в их взаимном расположении своеобразную иллюстрацию к русскому двоеверию просто сменили в Божьем углу более древние — языческие, а на первых порах несомненно соседствовали там с ними.Что же до печки… подумаем серьезно, могла ли «добрая» и «честная» Государыня Печь, в присутствии которой не смели сказать бранного слова, под которой, согласно понятиям древних, обитала душа избы — Домовой,- могла ли она олицетворять «тьму»? Да никоим образом. С гораздо большей вероятностью следует предположить, что печь ставилась в северном углу в качестве неодолимой преграды на пути сил смерти и зла, стремящихся ворваться в жилье.Сравнительно небольшое пространство избы, около 20-25 кв.м, было организовано таким образом, что в нем с большим или меньшим удобством располагалась довольно большая семья в семь-восемь человек. Это достигалось благодаря тому, что каждый член семьи знал свое место в общем пространстве.

Мужчины обычно работали, отдыхали днем на мужской половине избы, включавшей в себя передний угол с иконами и лавку около входа. Женщины и дети находились днем на женской половине возле печи. Места для ночного сна также были распределены. Старые люди спали на полу около дверей, печи или на печи, на голбце, дети и холостая молодежь — под полатями или на полатях. Взрослые брачные пары в теплое время ночевали в клетях, сенях, в холодное — на лавке под полатями или на помосте около печи.Каждый член семьи знал свое место и за столом. Хозяин дома во время семейной трапезы сидел под образами. Его старший сын располагался по правую руку от отца, второй сын — по левую, третий — рядом со старшим братом. Детей, не достигших брачного возраста, сажали на лавку, идущую от переднего угла по фасаду. Женщины ели, сидя на приставных скамейках или табуретках. Нарушать раз заведенный порядок в доме не полагалось без крайней необходимости. Человек, их нарушившего, могли строго наказать. В будние дни изба выглядела довольно скромно. В ней не было ничего лишнего: стол стоял без скатерти, стены без украшений. В печном углу и на полках была расставлена будничная утварь.

В праздничный день изба преображалась: стол выдвигался на середину, накрывался скатертью, на полки выставлялась праздничная утварь, хранившаяся до этого в клетях. Интерьер горницы отличался от интерьера внутреннего пространства избы присутствием голландки вместо русской печи или вообще отсутствием печи. В остальном хоромный наряд, за исключением полатей и помоста для спанья, повторял неподвижный наряд избы. Особенностью горницы было то, что она всегда была готова к приему гостей. Под окнами избы делались лавки, которые не принадлежали к мебели, но составляли часть пристройки здания и были прикреплены к стенам неподвижно: доску врубали одним концом в стену избы, а на другом делали подпорки: ножки, бабки, подлавники. В старинных избах лавки украшались «опушкой» — доской, прибитой к краю лавки, свисавшей с нее подобно оборке. Такие лавки назывались «опушенными» или «с навесом», «с подзором».

В традиционном русском жилище лавки шли вдоль стен вкруговую, начиная от входа, и служили для сидения, спанья, хранения различных хозяйственных мелочей. Каждая лавка в избе имела свое название, связанное либо с ориентирами внутреннего пространства, либо со сложившимися в традиционной культуре представлениями о приуроченности деятельности мужчины или женщины к определенному месту в доме (мужская, женская лавки). Под лавками хранили различные предметы, которые в случае необходимости легко было достать — топоры, инструменты, обувь и проч. В традиционной обрядности и в сфере традиционных норм поведения лавка выступает как место, на которое позволено сесть не каждому. Так входя в дом, особенно чужим людям, было принято стоять у порога до тех пор, пока хозяева не пригласят пройти и сесть. То же касается и сватов: они проходили к столу и садились на лавку только по приглашению.

В похоронной обрядности покойного клали на лавку, но не на любую, а на расположенную вдоль половиц.Долгая лавка — лавка, отличавшаяся от других своей длиной. В зависимости от местной традиции распределения предметов в пространстве дома, долгая лавка могла иметь различное место в избе. В севернорусских и среднерусских губерниях, в Поволжье она тянулась от коника к красному углу, вдоль боковой стены дома. В южновеликорусских губерниях она шла от красного угла вдоль стены фасада. С точки зрения пространственного деления дома долгая лавка, подобно печному углу, традиционно считалась женским местом, где в соответствующее время занимались теми или иными женскими работами, такими, как прядение, вязание, вышивание, шитье.

На долгую лавку, расположенную всегда вдоль половиц, клали покойников. Поэтому в некоторых губерниях России на эту лавку никогда не садились сваты. В противном случае их дело могло разладится.

Короткая лавка — лавка, идущая вдоль передней стены дома, выходящей на улицу. Во время семейной трапезы на ней сидели мужчины.Лавка, находившаяся около печки, называлась кутной. На нее ставили ведра с водой, горшки, чугунки, укладывали только что выпеченный хлеб.

Лавка пороговая шла вдоль стены, где расположена дверь. Она использовалась женщинами вместо кухонного стола и отличалась от других лавок в доме отсутствием опушки по краю.

Лавка судная — лавка, идущая от печи вдоль стены или дверной перегородки к передней стене дома. Уровень поверхности этой лавки выше, чем других лавок в доме. Лавка спереди имеет створчатые или раздвижные дверцы или закрывается занавеской. Внутри нее расположены полки для посуды, ведер, чугунков, горшков. Коником называли мужскую лавку. Она была короткая и широкая. На большей части территории России имела форму ящика с откидной плоской крышкой или ящика с задвижными дверцами. Свое название коник получил, вероятно, благодаря вырезанной из дерева конской голове, украшавшей его боковую сторону. Коник располагался в жилой части крестьянского дома, около дверей. Он считался «мужской» лавкой, так как это было рабочее место мужчин. Здесь они занимались мелким ремеслом: плели лапти, корзины, ремонтировали упряжь, вязали рыболовные сети и т.п.

Под коником находились и инструменты, необходимые для этих работ. Место на лавке считалось более престижным, чем на скамье; гость мог судить об отношении к нему хозяев, смотря по тому, куда его усаживали — на лавку или на скамью. Необходимым элементом убранства жилья являлся стол, служащий для ежедневной и праздничной трапезы. Стол являлся одним из наиболее древних видов передвижной мебели, хотя наиболее ранние столы были глинобитными и неподвижными. Такой стол с глинобитными же лавками около него были обнаружены в пронских жилищах XI-XIII веков (Рязанская губ.) и в киевской землянке XII века. Четыре ножки стола из землянки в Киеве представляют собой стойки, врытые в землю.

В традиционном русском жилище подвижный стол всегда имел постоянное место, он стоял в самом почетном месте — в красном углу, в котором находились иконы. В севернорусских домах стол всегда располагался вдоль половиц, то есть более узкой стороной к фасадной стене избы. В некоторых местах, например в Верхнем Поволжье, стол ставили только на время трапезы, после еды его клали боком на полавочник под образами. Делалось это для того, чтобы в избе было больше места. В лесной полосе России столы плотничной работы имели своеобразную форму: массивное подстолье, то есть рама, соединяющая ножки стола, забиралось досками, ножки изготовлялись короткими и толстыми, большая столешница всегда делалась съемной и выступала за подстолье для того, чтобы было удобнее сидеть. В подстолье делался шкафчик с двустворчатыми дверками для столовой утвари, хлеба, необходимого на день.

В традиционной культуре, в обрядовой практике, в сфере норм поведения и пр. столу придавалось большое значение. Об этом говорит четкая пространственная закрепленность его в красном углу. Любое выдвижение его оттуда может быть связано лишь с обрядовой или кризисной ситуацией. Исключительная роль стола была выражена практически во всех обрядах, одним из элементов которых являлась трапеза. С особенной яркостью она проявлялась в свадебном обряде, в котором практически каждый этап завершался застольем. Стол осмыслялся в народном сознании как «Божья ладонь», дарующая хлеб насущный, поэтому стучать по столу, за которым едят, считалось грехом. В обычное, незастольное, время на столе могли находится лишь хлеб, как правило завернутый в скатерть, и солонка с солью.

В сфере традиционных норм поведения стол всегда был местом, где происходило единение людей: человек, которого приглашали отобедать за хозяйским столом, воспринимался как «свой».

Покрывался стол скатертью. В крестьянской избе скатерти изготавливали из домотканины как простого полотняного переплетения, так и выполненной в технике бранного и многоремизного ткачества. Используемые повседневно скатерти сшивали из двух полотнищ пестряди, как правило с клеточным узором (расцветка самая разнообразная) или просто грубого холста. Такой скатертью накрывали стол во время обеда, а после еды или снимали, или покрывали ею хлеб, оставляемый на столе. Праздничные скатерти отличались лучшим качеством полотна, такими дополнительными деталями как кружевная прошва между двумя полотнищами, кисти, кружево или бахрома по периметру, а также узором на ткани.

Презентация к уроку по изобразительному искусству для 5 класса

Русская изба

Единство конструкции и декора в народном жилище.

Дом – космос Древние славяне представляли мир в виде трех составляющих:

  • Верхний мир- правь (мир добра, богов, неиссякаемый источник воды- «хлябей небесных»), в нём живут птицы
  • Средний мир- явь (живой мир людей и животных)
  • Нижний мир- навь (мир зла, тьмы и мертвых)

Дом человека представлялся как защита от навьих душ, нечисти и представлял собой модель мироздания.

Тип русской избы

Охлупень (конек)

Щипец (чело)

Сруб

Элементы оформления избы

  • Полотенце
  • Причелина
  • Слуховое окно
  • Кисть
  • Подзор (лобовая доска)
  • Очелье наличника
  • Низ наличника
  • Торцовая доска

Символика в оформлении избы

Солярные знаки- символ света, начала жизни, жизненных сил.

Конек

Полотенце

Окончание причелины

Водные знаки- символ текущего времени, долголетия.

Земляные знаки- символ богатства, плодородия.

Элементы смыслового геометрического орнамента

Символика образов в оформлении избы

  • Конь -символ достатка, силы и доброты.
  • Дерево жизни- символ растительных сил природы, продолжения рода.
  • Берегиня — символ единства сил земли и неба, от которых зависит жизнь человека.
  • Птица — символ света и тепла, радости и счастья, охраняющий покой в доме.
  • Птица сирин- символ счастья.
  • Русалка –символ водной стихии.
  • Лев – символ силы и власти.

Смысловое оформление окна

Фасад- лицо избы, окна- ее глаза.

Наличник — декоративное оформление окна.

Очелье

Ставни

Низ

Рисование наличника

Помощь по Теле2, тарифы, вопросы

Деревянная крестьянская изба многие века была преобладающим жилищем 90% населения России. Это легко изнашиваемая постройка, и до нас дошли избы не старше середины XIX в. Но в своем устройстве они сохранили древние строительные традиции. Возводили их обычно из мелкослойной сосны, а в некоторых районах рек Мезени и Печоры из лиственницы.

Русская изба на высоком подклете с галереей. Подклет использовался для хранения припасов. Изба находится в музее деревянного зодчества Витославицы под Новгордом.

Изба объединена под общей кровлей с хозяйственными постройками. Крестьянское жилище состояло из клети, избы, сеней, горницы, подклети и чулана. Основное жилое помещение — изба с русской печью. Внутренняя обстановка избы: неподвижные широкие лавки, плотно прикрепленные к стенам, полки над ними; примыкающие к печи деревянные элементы; открытый посудный шкаф-блюдник, люлька и другие детали домашней обстановки имеют историю многих веков.

ПЕЧЬ . Особенно интересно в интерьере русской избы устройство печи. Объединенная своими деревянными частями с внутренней архитектурой избы в одно целое она воплощает в себе идею домашнего очага. Вот почему столько любви вложено народными мастерами в архитектурную обработку печи и ее деревянных деталей.

Иногда у печи устраивался угол для стряпни, отделенный деревянной филенчатой ярко расписанной перегородкой, шедшей не до самого верха. Часто эта перегородка превращалась в двусторонний и расписной встроенный шкаф. Роспись носила либо геометрический характер (мотив солнца), либо изображала цветы. В росписи преобладали зеленый, белый, красный, розовый, желтый, черные цвета.

ЛАВКИ . Неподвижные лавки обыкновенно устраивали вдоль стен всего помещения. Одной стороной они плотно примыкали к стене, а с другой поддерживались или подставками, выпиленными из толстой доски, или же резными и точеными столбиками-ножками. Такие ножки суживались к середине, которую украшало круглое точеное яблоко.

Если подставку делали плоской, выпиливая из толстой доски, то ее рисунок сохранял силуэт подобной же точеной ножки. К краю лавки пришивали тесину, украшенную какой-нибудь несложной резьбой. Лавка, украшенная таким образом, называлась опушенной, а ее ножки — стамишками. Иногда между стамишками устраивали задвижные дверцы, превращая пристенные лавки в своеобразные лари для хранения домашних вещей.

Переносная лавка с четырьмя ножками или с заменяющими их по бокам глухими досками, на которых было утверждено сиденье, называлась скамьей. Спинки могли перекидываться с одного края скамьи на противоположный. Такие скамьи с перекидной спинкой называли переметными, а саму спинку — перемет. Резьбой главным образом украшали спинки, которые делали глухими или же сквозными — столярно-решетчатой, резной или токарной работы. Длина скамьи несколько больше длины стола. Скамьи в горницах обычно покрывали специальной тканью — полавочником. Встречаются скамьи с одной боковиной — резной или расписной доской. Боковина была опорой для подушки или ее использовали как прялку.

Стулья в крестьянском жилище распространились позже, в XIX в. В решении стула наиболее заметно отразилось влияние города. В народном искусстве преобладает устойчивая симметричная форма стула с квадратным дощатым сиденьем, квадратной сквозной спинкой и слегка выгнутыми ножками. Иногда стул украшали деревянной бахромой, иногда узорной спинкой. Стулья красили в два-три цвета, например в голубой и малиновый. Для стульев характерна некоторая жесткость, что роднит их по форме со скамьей.

СТОЛ — обычно был значительных размеров в расчете на большую семью. Крышка стола прямоугольная, делали ее из хороших досок без сучков и тщательно обрабатывали до особой гладкости. Подстолье решалось по-разному: в виде дощатых боковин с выемкой внизу, соединенных проножкой; в виде ножек, соединенных двумя проножками или кругом; без царги или с царгой; с одним или двумя выдвижными ящиками. Иногда резьбой покрывали края столовой доски и грани массивных ножек, оканчивающихся в своей нижней части резными перехватцами.

Помимо обеденных изготовляли кухонные столы для приготовления пищи — поставцы, которые размещали около печи. Поставцы были выше обеденных столов, чтобы за ними удобно было работать стоя, и имели внизу полки с закрывающимися дверцами и выдвижные ящики. Были распространены также небольшие столики, на которых стоял ларец или лежала книга, они имели более декоративное решение.

СУНДУКИ — обязательная принадлежность избы. В них хранили одежду, холсты и другую домашнюю утварь.

Сундуки делали большие — длиной до 2 м и маленькие 50-60 см (укладки). Иногда сундуки обивали со всех сторон звериной шкурой с коротким ворсом (лося, оленя). Укрепляли сундуки металлическими деталями, которые одновременно служили и украшениями.

В металлических полосках делали прорезной орнамент, отчетливо выступающий на фоне покрашенного в яркий цвет (зеленого или красного) сундука. Затейливо украшали ручки, размещенные с боков сундука, личины замков и ключи. Замки делали со звоном, даже мелодией и хитрым способом замыкания и отмычки. Резьбой и росписью сундуки украшали и внутри, наиболее распространенной темой был растительный узор. Особенно богато и ярко расписывали свадебные сундуки. Высоко ценились сундуки из древесины кедра, специфический запах которой отпугивает моль.

ПОЛКИ . Широко применили в избе полки, закрепляемые к стене наглухо. Полки, примыкавшие к стене по всей длине, назывались вислыми (от слова висеть), полки, опирающиеся только концами, — воронцы.

Полки-воронцы разделяли помещение избы на самостоятельные части. К полкам можно также отнести и навесной настил — полати, которые делали над входной дверью; между печкой и стеной. Над лавками размещалась полка-надлавочник, которая находилась немного выше окон. Такие полки поддерживались кронштейнами фигурной формы.

ШКАФЫ-ПОСТАВЦЫ . С течением времени (XVIII-XIX вв.) в крестьянском жилище начинают появляться шкафы различных размеров и видов. Небольшие шкафчики разнообразны по художественному оформлению (резьба, токарные детали, профили, роспись). Узоры носят геометрический или растительный характер, чаще вазон с цветами. Иногда встречаются изображения жанровых сцен. Часто в шкафчиках применяли сквозную резьбу, что делалось для проветривания продуктов.

Шкафы-поставцы состояли из двух частей: нижняя снабжалась полками с закрывающимися дверцами или выдвижными ящиками (два-пять) и имела откидную доску, которую использовали как крышку стола. В верхней меньшей части были расположены полки, закрываемые глухими или остекленными дверцами.

ПОСТЕЛИ . Для сна использовали лавки, скамейки, сундуки с плоской крышкой, встроенные и передвижные кровати. Встроенная кровать размещалась в углу, наглухо крепилась к стенам с двух сторон и имела одну спинку. Для грудных детей предназначались подвесные люльки, зыбки или колыбели, которые украшали резьбой, токарными деталями, росписью, фигурными вырезами в досках.

Ведущей цветовой гаммой была золотисто-охристая с введением белого и красного цветов. Золотисто-охристые тона характерны для стен избы, деревянной мебели, посуды, утвари. Белыми были полотенца на иконах, красный цвет небольшими пятнами сверкал в одежде, полотенцах, в растениях на окнах, в росписях домашней утвари.

Современный вариант русского дома в исполнении компании «Русский дом»

Крестьянская изба из бревна испокон веков считается символом России. По мнению археологов, первые избы появились на Руси еще 2 тысячи лет назад до нашей эры. В течение многих столетий архитектура деревянных крестьянских домов оставалась практически неизменной, соединяя в себе всё, что было необходимо каждой семье: крышу над головой и место, где можно отдыхать после тяжелого трудового дня.

В XIX веке самый распространённый план русской избы включал в себя жилое помещение (хату), сени и клеть. Главным помещением была хата – отапливаемое жилое помещение квадратной или прямоугольной формы. В качестве складочного помещения выступала клеть, которая была соединена с избой за счёт сеней. В свою очередь, сени представляли собой хозяйственное помещение. Их никогда не отапливали, поэтому использовать их в качестве жилого помещения можно было только летом. Среди бедных слоёв населения была распространена двухкамерная планировка избы, состоящая из хаты и сеней.

Потолки в деревянных домах были плоскими, их часто подшивали крашеным тёсом. Полы изготавливались из дубового кирпича. Отделку стен проводили при помощи красного теса, при этом в богатых домах отделка дополнялась красной кожей (менее зажиточные люди обычно использовали рогожу). В XVII веке потолки, своды и стены начали украшать росписью. Вокруг стен под каждым окном ставили лавки, которые надёжно крепили непосредственно к самой конструкции дома. Примерно на уровне человеческого роста над лавками вдоль стен обустраивали длинные полки из древесины, которые назывались воронцы. На полках, расположенных вдоль помещения, хранили кухонные принадлежности, а на других – инструменты для мужской работы.

Изначально окна в русских избах были волоковыми, то есть смотровыми окнами, которые были вырублены в смежных брёвнах на половину бревна вниз и вверх. Они выглядели, как небольшая горизонтальная щель и иногда украшались резьбой. Закрывали проём («заволакивали») при помощи досок или рыбьих пузырей, оставляя в центре задвижки маленькое отверстие («гляделку»).

Спустя какое-то время стали популярны так называемые красные окна, с рамой, обрамлённые косяками. Они обладали более сложной конструкцией, нежели волоковые, и всегда украшались. Высота красных окон составляла не менее трёх диаметров бревна в срубе.

В бедных домах окна были настолько маленькими, что, когда их закрывали, в помещении становилось очень темно. В богатых домах окна с наружной стороны закрывали при помощи железных ставней, часто используя вместо стекол куски слюды. Их этих кусочков можно было создать различные орнаменты, расписывая их при помощи красок изображениями травы, птиц, цветов и т.д.

Внутреннее убранство русской избы

Примерно с XVI до конца XIX века планировка русской избы оставалась практически неизменной: у задней стены жилья располагалась русская печь, обычно в левом или правом углу, повернутая челом в сторону окон. Спальное место для членов семьи обустраивалось на печи, а под потолком от печи устраивали полати (настил для хранения вещей или нары для сна). По диагонали от печи располагался передний, «красный» угол, где обычно ставили стол. Место напротив печи называлось упечью и предназначалось для приготовления еды, отделялось, как правило, при помощи дощатой доски или занавеси. Вдоль стен ставили длинные лавки, а над ними на стене обустраивали полки.

Читайте также

Расположение комнат в частном доме по сторонам света

У каждого угла было своё предназначение. Красный угол в русской избе, где находился обеденный стол и иконостас, считался самым почётным местом в доме. Самые важные праздники и торжества отмечались именно в красном углу. В качестве женской половины избы выступало пространство от устья печи до передней стены (называлось оно «середа», «упечь», «путь», «чулан»). Здесь занимались приготовлением пищи и хранили необходимую для этого утварь. В северных регионах русскую печь часто располагали на значительном расстоянии от задней и боковой стен, закрывая образованное пространство дверцей и используя для хранения прочей домашней утвари.

С одной из боковых сторон печи пристраивали ящик из досок, откуда по лестнице можно было попасть в подполье. От боковой стены до входной двери располагалась широкая лавка, которая с боков была забрана досками. Очень часто её широкая боковая доска была вырезана в форме конской головы, благодаря чему такая лавка получила название коник. Коник предназначался для хозяина дома, поэтому считался мужской лавкой. Резьба украшала не только коник, но и многие другие элементы интерьера.


Стандартная планировка жилой части русской избы

Задняя часть избы, которая находилась под полатями, служила прихожей. В холодное время года в этой части помещения содержался домашний скот (поросята, овцы, телята), незнакомые люди обычно за полати никогда не заходили. Между полатями и обеденным столом, как правило, ставили ткацкий станок, что позволяло женщинам заниматься различными видами рукоделия. Во многих русских избах вплоть до XIX века кровати, как таковые, отсутствовали, и их роль выполняли лавки, полати, печи и другие подходящие для этого элементы меблировки.

Полная планировка русской избы

Русская народная изба в современном строительстве

Во время строительства русских домов часто используются приёмы, которые были распространены на древней Руси: рубки углов, способы крепления перерубов для пола и потолочных балок, методы обработки и возведения срубов, последовательность сборки и рубки бруса и т.д. При рубке часто используют круглые бревна или бревна, распиленные вдоль. Помимо этого, в западных регионах страны часто применяются брёвна, которые обтёсаны с четырёх сторон (пластины, брусья). Такой способ был известен ещё кубанскому и донскому казачеству.

Соединение брёвен в срубе осуществляется при помощи глубоких выемок, расположенных на углах. Испокон веков самым распространённым способом у русских было врубание одного бревна в другое, при этом с концов брёвен оставалось небольшое расстояние (в чашу, в угол, в обло).

Читайте также

Планировка дома с мансардой

Конструкция рубленой избы

На сегодняшний день не менее популярным способом является рубка угла на концах брёвен «в лапу», то есть без остатка. Использование такого приёма позволяет увеличить размеры жилья (при тех же самых затратах материала). Чтобы брёвна прилегали друг к другу плотнее, в верхнем бревне необходимо прорубить продольный паз, который в дальнейшем конопатят просушенным мхом или паклей. Реже применяют столбовой метод сооружения стен, подразумевающий выкладывание стен из горизонтально уложенных досок или брёвен. В этом случае, крепление их концов происходит в пазах вертикальных столбов. Больше всего такая технология распространена в южных районах страны.

Схема соединения брёвен в избе без остатка

Значительные изменения претерпели конструкции и материал покрытия. На сегодняшний день при обустройстве русских изб часто используют двускатные или четырёхскатные типы крыш, стропильные конструкции, кроме этого, распространены карнизы, защищающие стены дома от воздействия осадков. Всё больше находят применение современные кровельные материалы (шифер, черепица, железо), хотя, в зависимости от той или иной местности, люди не забывают об использовании традиционных кровельных материалов (например, камыш в южных регионах).

К ак сильно влечет нас путешествие. Как хочется уехать подальше от городской суеты. Чем дальше место, тем оно таинственнее и притягательнее. Глухие урочища и заброшенные деревни манят старыми полуразрушенными храмами, древними каменными плитами. Прикосновением к истории наших далеких предков…

Но сорваться с места и уехать в дальние леса удается не всегда. Часто надо просто поехать на дачу, срочно вскопать грядки, отвезти родителей и детей с множеством громоздких вещей и так далее и тому подобное. И, кажется, что для таинственных путешествий очередные выходные потеряны. А как жаль…

Но на самом деле это не так, надо только уметь смотреть по сторонам. Даже не столько смотреть, сколько видеть. И тогда привычная дорога, примелькавшаяся и изъезженная, словно через дверной глазок откроет вам невероятные сокровища, огромный пласт древнейшей культуры и истории наших далеких предков. Именно так случилось и со мной, когда однажды, в привычной картине проступила удивительная находка, увлекшая меня в интереснейшее путешествие.

Проезжая вдоль домов, выстроившихся по дороге, невольно вглядываешься и, дабы не скучать, ищешь в них отличительные черты. Вот тут сделали модный нынче сайдинг и закрыли под безликим пластиком старые бревна. Вот новый кирпичный дом за высоким забором. Вот еще один, побогаче, с коваными решетками на окнах. Но все это обыденный, безликий пейзаж. И вот взгляд останавливается на старой избушке, которая смотрится несколько убого на фоне соседних каменных домов. И что-то в ней есть такое, что заставляет остановиться, что-то осмысленное, как будто видишь лицо, живое и выразительное.


Наличник. Дмитрова Гора. Дом с фигурными берегинями и светелка.
(фот. Филиппова Елена)


Наличники на окнах , вот что остановило взгляд. Резные, разных цветов, с простыми и замысловатыми узорами. И в каком бы состоянии дом не находился, часто видишь — за наличниками его хозяин следит в первую очередь. Смотришь, избенка покосилась, но наличники-то свежевыкрашенные! Наличники на окне — словно лицо дома, его визитная карточка. Они делают каждый дом не похожим на своих соседей.

Что же заставило в старину русского крестьянина, загнанного нелегкой жизнью в утилитарность своего бытия, уделять столь трепетное внимание к таким непрактичным мелочам, как резьба на доме и наличники в частности?


Дерево испокон веков играло в жизни русского человека огромную роль. Многочисленные верования, связанные с деревом имеют глубокие корни. Привычная нам береза, негласно считающаяся символом России, когда-то была тотемным деревом восточных славян. Не оттуда ли досталась нам память о своем священном дереве и такая непонятная любовь к нему?

Считалось, что дерево сохраняло свои магические силы при любой обработке и могло передавать их мастерам-плотникам. У плотников были свои поверья и приметы, дошедшие до нас в народных сказках и деревенских историях. У каждого дерева была собственная сила, и не всякое дерево можно было использовать для строительства дома. К примеру, нельзя было брать для строительства домов деревья, растущие на перекрестках и на заброшенных старых дорогах.

Вид на Медведеву Пустынь со стороны Тверского берега.


Символ дерева, изначально полностью языческий, органично вписался в систему христианских представлений о мире. Священными могли быть и целые рощи и отдельные деревья — на таких деревьях находили явленные чудотворные иконы.

Вера в священную силу дерева не исчезла с течением времени, она изменялась, вплетаясь в сознание человека, и дошла до нас в виде домовой резьбы. Наличник на окне в русской избе — это материализованные магические заклинания, уходящие корнями в глубокую древность. Сможем ли понять смысл этих заклинаний?


Вслушайтесь в это слово: «наличник» — «находящийся на лице». Фасад дома — это его лицо, обращенное к внешнему миру. Лицо должно быть умытым и красивым. Но внешний мир не всегда добр и, порой, от него надо защищаться. Двери и окна — это не только выход наружу, это возможность попасть внутрь. Каждый хозяин старался защитить свой дом, обеспечить семье сытость и тепло, безопасность и здоровье. Как он мог это сделать? Один из способов защиты — окружить себя охранными знаками и заклинаниями. И наличники не только закрывали щели в оконном проеме от сквозняков и холода, они защищали дом от нечистой силы.

Несмотря на огромное разнообразие узоров домовой резьбы, в ней выделяются отдельные повторяющиеся образы. Самое интересное, что эти же образы можно найти в русской народной вышивке. Полотенца и рубахи, подготовленные для рождения ребенка, свадьбы или похорон, имели для наших предков огромное значение и были частью ритуалов. Чтобы ребенок был здоров, семья крепка и богата, женщина плодовита, необходимо было оградить их магическими заклинаниями. Именно эти заклинания и прорисованы в узорах вышивальщиц.

Петушки на фронтоне
(фот. Филиппова Елена)


Но если это так, значит и узоры на наличниках несут в себе ту же магическую силу?

Язычество русской деревни, тесно переплетенное с православным христианством, не явилось следствием темноты и необразованности русского крестьянина. Просто, в отличие от горожанина, он жил настолько тесно с окружающей его природой, что ему пришлось научиться с ней договариваться. Упрекать крестьян в отходе от православия наивно. Уж кто-то, а они сохранили его в большей степени. Наоборот, это мы, городские жители потеряли ту важную архаичную связь с матушкой-природой, на которой и строится вся жизнь за пределами города.


Что было одним из самых важных событий в жизни наших древних предков? Наверное, рождение. И женщина-мать должна была стать главной фигурой.

Фигурка с раскинутыми руками и ногами — фигурка женщины, дарующей жизнь, олицетворяющая женское начало, один из самых частых образов, занимающих важное место, как и на старых вышивках, так и на резных наличниках. Одно из ее имен — берегиня.

Очень интересно искать фигурки берегинь в резных узорах: иногда она определяется очень четко, а иногда так сильно искажена, что выглядит как удивительное переплетение цветов и змей. Но в любом случае ее можно узнать — центральная симметрия фигурки, голова, раскинутые руки и ноги.

Стилизованные фигурки берегинь, разные вариации одной темы


Еще один важный символ магических знаков наших предков — это солнце. Солнечный круг изображался в разных видах, можно найти восход и заход солнца. Все знаки, имеющие отношение к ходу солнца, к его положению на небосводе, называются солярными и считаются очень сильными, мужскими знаками.

Восходящее и заходящее солнце
(фот. Филиппова Елена)


Без воды нет жизни, от нее зависит урожай и, как следствие, жизнь и благосостояние семьи. Воды бывают небесными и подземными. И все эти знаки есть на наличниках. Волнообразные узоры в верхней и нижней части наличника, бегущие ручейки по его боковым полочкам — это все знаки воды, дающей жизнь всему живому на земле.

Не оставлена без внимания и сама земля, дарующая человеку урожай. Знаки аграрной магии, пожалуй, самые простые, одни из самых распространенных. Ромбики с точками внутри, перекрещивающиеся двойные полосы — так рисовали наши предки вспаханное и засеянное поле.

Наличник. Город Конаково Тверской области. Змеиный узор. Дом перевезен из города Корчева в 1936 г.
(фот. Филиппова Елена)


А сколько звериных мотивов можно найти на наших окошках! Дух захватывает от коней и птиц, змей и драконов. Каждый образ имел свое значение в магическом мире древних славян. Отдельное место в звериных мотивах занимают змеи, тесно связанные с понятием воды, а значит и плодородия. Культ змей-хранителей, ужей-господариков, имеет глубокие корни и заслуживает отдельного рассказа.

Чудо-юдо
(фот. Филиппова Елена)


Все эти узоры и образы когда-то имели определенный смысл, являясь по своей сути охранными знаками. Ими украшены старинные обрядовые предметы, они же красуются и на наличниках. Народная традиция пронесла эти знаки сквозь века. Но со временем они утратили для нас магическое значение и суть их забыта. Древние архаичные узоры превратились в декоративные элементы, разбавленные современным орнаментом, не связанным с прошлым их смыслом. Прочесть эти орнаменты, понять их глубинный смысл и разгадать магические заклинания уже практически невозможно. Именно поэтому они так к себе манят…


Согласно некоторым русским народным преданиям, человеку окно подарил Ангел. Дело было так.

Первые дома, которые строили люди, были без окон. Одна женщина, чтобы осветить свой дом, стала бегать с решетом со двора в дом, надеясь в решете принести солнечный свет. Тогда к ней явился ангел и сказал: «Вот дурная баба!», взял топор и прорубил в стене окно.

Женщина ответила: «Все это хорошо, но теперь у меня в доме будет холодно». Ангел пошел на реку, поймал рыбу и ее пузырем затянул проем окна. В избе стало светло и тепло. С тех пор люди строят свои дома с окнами.

При первом знакомстве с этой красивой легендой у меня возник странный вопрос: сколько же рыб понадобилось, чтобы затянуть их пузырями одно окно?

Но оказалось, что привычные нам окна в избах появились относительно недавно, лишь в 18 веке. И то, поначалу в доме было только одно такое окно, называлось оно красным. В красное окно вставлялось стекло, у него были рама и ставни.

А что же тогда прорубил ангел?

Самые первые окошки были очень простыми и небольшими по размеру, назывались они волоковыми окнами. Такое окно прорубалось в двух смежных бревнах и изнутри закрывалось дощечкой-задвижкой. Окно было маленькое, чтобы его открыть, нужно было отодвинуть задвижку. Считается, что от слова «волочить» и пошло название волоковое окно.

Волоковое окошко в Истринском музее деревянного зодчества.
(фот. Филиппова Елена)

Начиная с 19 века, когда стекольное производство в России стало распространенным, красные окна повсеместно заменили древние волоковые окошки.

Но и сейчас их можно найти в деревнях, на хозяйственных постройках, в амбарах и скотных дворах. Присмотритесь, вдруг найдете ангельское окошко там, где и не ждали.

Но как же так? Если красные окна появились только в 18 веке, то как на наличники могли попасть архаичные магические знаки? Значит все наши умозаключения вот так легко рушатся?

А вот и ничего подобного. На наличники красных окон были перенесены древние традиции, сохранившиеся в домовой резьбе. Подзоры на крышах домов, причелины (доски по краям избы), все они несли и сейчас несут на себе те же знаки, что мы читаем и на наличниках. Да и кто сказал, что волоковые окошки не защищались от нечистой силы?

Например, в Кижах сохранилось, по крайней мере одно, очень и очень старое волоковое окошко, украшенное резным солнечным диском. Наличник на волоковом окошке есть и в Нижегородском музее-заповеднике деревянного зодчества.

Музей деревянного зодчества на Щёлоковском хуторе в Нижнем Новгороде. Дом Пашковой, середина 19 века.
(фот. Бобылькова Ирина)


В музеях бережно хранится деревянная посуда, прялки, резные ковши и гребни. А резных наличников практически нет. Единичные и не очень старые экземпляры — максимум, что можно найти.

Ответ удивительно прост. Когда люди переходили из дома в дом, они брали с собой прабабушкину прялку, но не забирали наличники с окон. Когда приходилось спасать дом от пожара, уж точно никто не отдирал старые доски. И резные наличники с магическими символами умирали вместе с домом. Такова жизнь. Положение изменилось не более двухсот лет назад, с появлением первых собирателей древностей и создателей музеев.


Дома в старину русские плотники не строили, а рубили. Именно этот термин встречается в архивных документах и древних летописях. Рубили избы, храмы и целые города, мастерски используя для этого топор. Такой инструмент как пила пришел в Россию из Европы только в 18 веке при Петре I.

Однако это вовсе не значит, что русские мужики были такими темными. Уж в чем-чем, а в плотницких делах им не было равных. Дело в том, что при рубке дерева топором его волокна как бы сминаются, закрывая поры от губительной для деревянной постройки влаги. А при обработке пилой, волокна, наоборот, раздираются и легко пропускают влагу внутрь дерева.

Но при Петре I встает иная задача — строить очень быстро. Задачу эту нельзя было решить топором.

Подавляющее большинство нынешней домовой резьбы выполнено в технике выпиливания, появившейся вместе с новым инструментом. Новая техника внесла большое разнообразие в старые узоры, переплетая и видоизменяя их. Начиная с 18 века, старые магические знаки стали зарастать новыми орнаментами. Мастера плотники целыми артелями ходили по России, ставили дома, украшенные наличниками, перенося свой стиль от села к селу. Со временем стали издаваться целые альбомы узоров деревянной резьбы.

Улица в Кушалино. Дома с резными наличниками.
(фот. Филиппова Елена)


Конечно, резчики не выпиливали специально солярных узоров или берегинь, ни в 19 веке, ни столетием раньше. Как впрочем, и вышивальщицы не вышивали никаких магических знаков. Они делали так, как делали их прадеды и прабабки, как было принято в их семье, в их деревне. Они не задумывались о магических свойствах своих узоров, но бережно пронесли эти знания, полученные ими в наследство, дальше во времени. Именно это и называется памятью предков.

Вот в какие таинственные дали можно забрести, не уезжая в далекие края. Достаточно иным взглядом посмотреть на привычную дорогу. И ведь это не единственные ее чудеса, что-то еще ждет нас за поворотом?

Филиппова Елена


Деревенский дом — это своеобразная колыбель крестьянской России. Еще в начале 20 века большинство населения страны жили в селах и многочисленных деревнях в деревянных домах. В деревенских избах рождались и прожили свои жизни десятки поколений простых русских людей, трудом которых создавалось и приумножалось богатство России.

Естественно, что в нашей стране, изобиловавшей лесом, самым подходящим материалом для строительства были обычные деревянные бревна. Деревянного дома, построенного по всем правилам, хватало для жизни двух, а то и трех поколений. Считается, что время жизни деревянного дома не менее ста лет. На территории Ивановской области, к сожалению, сохранилось не так уж много деревенских домов 19 в. Это драгоценные образцы деревенского уклада жизни русского народа. Можно отметить, что самым старым жилым деревянным домом не только в Иванове, но и в области является дом резчика манер В. Е. Курбатова 1800 г., что на улице Маяковского.

Дом резчика В. Е. Курбатова. Классическй солярный знак.
(фот. Побединский Владимир)


В наше время, когда глубинка интенсивно заселяется дачниками не только из Иванова, но и из Москвы, многие дома утрачивают свой первозданный вид. Вместо изумительных деревянных наличников зачастую вставляются пластиковые окна, режущие взгляд и уродующие исторический облик деревенских домов. Поэтому очень важно сохранить их первозданный вид, если не в натуре, то хотя бы в фотографиях, что бы подрастающее поколение имело представление, в каких домах жили их пращуры.

На бескрайних просторах России крестьянский дом в разных областях может существенно отличаться по форме, конструкции, строительным традициям его внешней отделки, разными декоративными деталями, рисунками резьбы и т.д. Талантливым Ивановским краеведом-писателем Дмитрием Александровичем Ивановым, потратившим более двадцати лет на изучение этнографии Ивановской земли, был составлен обобщенный портрет крестьянского дома, преобладающего на территории Ивановской области. Он представляет собой небольшой дом в 3-4 окна, с одной светлой комнатой впереди. Сзади теплой части дома располагается кухня и широкий коридор, а за ними к дому примыкают хозяйственные помещения. Таким образом, дом представляет собой совмещенную конструкцию сени — двор, вытянутую от улицы, сбоку пристраивается крыльцо. Главная черта такого дома — пропорциональный фасад и определенная отделка: резное кружево, наличники, отделяющие окна от стены дома, с резными или накладными деталями, светелка, реже мезонин, трехчастные лопатки, загораживающие угловые выносы бревен, сложенных в «обло». Фронтон светелки выдвинут далеко вперед и поддерживается двумя парами резных столбов, перед которыми устраивается решетка, создающая впечатление балкончика. Фронтон этот разорван фигурным пиковым изображением, являющимся как раз основным местечковым элементом художественного оформления фасада жилого дома. Местные плотники называют этот вырез «червой». Балконная решетка, причелины, подзоры фронтона украшаются ажурной пропильной резьбой. Дома описанной конструкции составляют большинство сельской застройки на территории Ивановской области.

(фот. Побединский Владимир)


Традиция украшать резьбой элементы конструкции жилых домов возникли достаточно давно. Мотивы рисунков несут в себе народную память о бытовавших в древности языческих символах, оберегах. Нужно отметить, что в России начала 19 в. несколько регионов, население которых славилось искусством строительства из дерева. Один из таких народных промыслов существовал и на территории Ивановской области. Его центром было село Якуши современного Пестяковского района. Жители этого села и прилегающей территории были очень искусными плотниками. Ежегодно отсюда на заработки уходили до семисот крестьян, в совершенстве владеющих плотницким мастерством. Их искусство было настолько известным и признанным в России того времени, что имя села Якуши вошло в историю. Возникло даже слово, вошедшее в словарь В.И. Даля — «якушничать», т.е. строить, украшать из дерева. Это были не просто ремесленники, а художники, украшавшие жилые дома особым видом декора — «корабельной» рельефной резьбой. Суть якушевской резьбы состояла в том, что декоративные элементы выдалбливались в толстой доске и делались выпуклым по сравнению с деревянной поверхностью. Чаще всего такая доска занимает фриз переднего фасада дома. Сюжетами рисунков обычно служили растительный орнамент, цветы, обереги в виде изображений русалок, львов, лебедей. Наибольшее количество домов, украшенных «корабельной» резьбой, сохранилось в Пестяковском, Верхнеланднховском, Савинском районах, деревни и села которых хранят прекрасные образцы плотницкого искусства якушей, они являются бесценными памятниками старинной народной культуры. В настоящее время таких домов сохранилось совсем не много, их можно буквально пересчитать по пальцам. Этому во многом способствовало то, что в 80-х годах 19 в. глухая рельефная резьба начинает вытесняться сквозной прорезью доски — так называемой пропильной резьбой, которой в настоящее время украшено абсолютное большинство сельских домов.

Утром светило солнце, да только воробьи шибко раскричались — верная примета к метели. В сумерках повалил частый снег, а когда поднялся ветер, запорошило так, что и протянутой руки не разглядеть. Бушевало всю ночь, и на следующий день буран не растерял силы. Избу замело до верха подклета , на улице сугробы в человеческий рост — не пройти даже к соседям, а за околицу села и вовсе не выбраться, но идти никуда особо и не нужно, разве что за дровами в сарай-дровяник. Припасов в избе хватит на всю зиму.

В подклете — бочки и кадушки с солёными огурцами, капустой, грибами и брусникой, мешки с мукой, зерном и отрубями для птицы и другой живности, на крючьях сало да колбасы, вяленая рыба; в погребе в бурты засыпаны картошка и прочие овощи. И на скотном дворе порядок: две коровы пережёвывают сено, которым до крыши завален ярус над ними, свиньи похрюкивают за загородкой, птица дремлет на насесте в выгороженном в углу курятнике. Прохладно здесь, но мороза нет. Сложенные из толстых брёвен, тщательно проконопаченные стены сквозняков не пропускают и сохраняют тепло животных, преющего навоза и соломы.


А в самой избе о морозе и вовсе не помнится — жарко натопленная печь остывает долго. Вот только детишкам скучно: пока буран не кончится, из дому поиграть, побегать не выйдешь. Лежат малыши на полатях, слушают сказки, что рассказывает дед…

Самые древние русские избы — до XIII века — строили без фундамента , почти на треть зарывая в землю, — так было проще сберечь тепло. Выкапывали яму, в которой принимались собирать венцы из брёвен . До дощатых полов было ещё далеко, и их оставляли земляными. На тщательно утрамбованном полу из камней выкладывали очаг. В такой полуземлянке люди проводили зимы вместе с домашней живностью, которую держали ближе к входу. Да, и дверей не было, а небольшое входное отверстие – только бы протиснуться — прикрывали от ветров и холодов щитом из полубрёвен и матерчатым пологом.

Прошли века, и русская изба выбралась из-под земли. Теперь её ставили на каменном фундаменте. А если на столбах-сваях, то углы опирали на массивные колоды. Те, кто побогаче, делали крыши из тёса, селяне победнее крыли избы щепой-дранкой. И двери появились на кованых петлях, и окошки прорубались, и размеры крестьянских строений заметно увеличились.

Лучше всего знакомы нам традиционные избы, какими они сохранились в сёлах России от западных до восточных пределов. Это изба-пятистенка, состоящая из двух помещений — сеней и жилой комнаты, или шестистенка , когда собственно жилое помещение делится ещё одной поперечной стеной на-двое. Такие избы ставили в деревнях вплоть до самого последнего времени.

Крестьянская изба Русского Севера строилась иначе.

По сути, северная изба — это не просто дом, а модуль полного жизненного обеспечения семьи из нескольких человек в течение долгой, суровой зимы и холодной весны. Этакий космический корабль на приколе, ковчег, путешествующий не в пространстве, а во времени — от тепла до тепла, от урожая до урожая. Человеческое жильё, помещение для скота и птицы, хранилища припасов — всё находится под одной крышей, всё под защитой мощных стен. Разве что дровяной сарай да амбар-сеновал отдельно. Так они тут же, в ограде, пробить к ним в снегу тропу нетрудно.

Северная изба строилась в два яруса. Нижний — хозяйственный , там скотный двор и хранилище припасов — подклет с погребом. Верхний — жильё людей, горница, от слова горний, то есть высокий, потому что наверху. Тепло скотного двора поднимается вверх, это люди знали с незапамятных времён. Чтобы попасть в горницу с улицы, крыльцо делали высоким. И, взбираясь на него, приходилось одолеть целый лестничный пролёт. Зато как бы ни навалил буран сугробы, вход в дом они не заметут.
С крыльца дверь ведёт в сени — просторный тамбур, он же — переход в другие помещения. Здесь хранится разная крестьянская утварь, а летом, когда приходит тепло, в сенях спят. Потому что прохладно. Через сени можно спуститься на скотный двор, отсюда же — дверь в горницу. Только входить в горницу нужно осторожно. Для сохранения тепла дверь делали низкой, а порог высоким. Поднимай ноги повыше да пригнуться не забудь — неровён час набьёшь шишку о притолоку.

Просторный подклет находится под горницей, вход в него — со скотного двора. Делали подклеты высотой в шесть, восемь, а то и десять рядов брёвен — венцов. А начав заниматься торговлей, хозяин превращал подклет не только в хранилище, но и в деревенскую торговую лавку — прорубал на улицу окно-прилавок для покупателей.

Строили, впрочем, по-разному. В музее «Витославлицы» в Великом Новгороде есть изба внутри, как океанское судно : за уличной дверью начинаются ходы и переходы в разные отсеки, а чтобы в горницу попасть, нужно по лестнице-трапу взбираться под самую крышу.

В одиночку такой дом не построишь, потому в северных сельских общинах избу для молодых — новой семьи — ставили всем миром. Строили все селяне: вместе рубили и возили лес, пилили огромные брёвна, укладывали венец за венцом под крышу, вместе радовались построенному. Только когда появились бродячие артели мастеровых-плотников, строить жильё стали нанимать их.

Северная изба снаружи кажется огромной, а жилое помещение в ней одно — горница площадью метров двадцать, а то и меньше. Все там живут вместе, и старые и малые. Есть в избе красный угол, где висят иконы да лампадка. Здесь садится хозяин дома, сюда же приглашают почётных гостей.

Главное место хозяйки — напротив печи, называется кут. А узенькое пространство за печкой — закут. Отсюда и пошло выражение «ютиться в закутке» — в тесном углу или крохотной комнатушке.

«В горнице моей светло…» — поётся в популярной не так давно песне. Увы, долгое время это было совсем не так. Ради сохранения тепла окошки в горнице рубили маленькие, затягивали их бычьим или рыбьим пузырём либо промасленной холстиной, с трудом пропускавшими свет. Лишь в богатых домах можно было увидеть слюдяные окна. Пластинки этого слоистого минерала закрепляли в фигурных переплётах, отчего окно становилось похожим на витраж. К слову, из слюды были даже окошки в возке Петра I, который хранится в собрании «Эрмитажа». Зимой в окна вставляли пластины из льда. Их вырезали на замёрзшей реке или намораживали в форме прямо во дворе. Выходило светлее. Правда, готовить новые «ледяные стёкла» взамен тающих приходилось часто. Стекло появилось в Средние века, но как строительный материал русская деревня узнала его лишь в ХIХ столетии.

Долгое время в сельских, да, и в городских избах печи клали без труб . Не потому, что не умели или не додумались, а всё по тем же соображениям — как бы лучше сберечь тепло. Трубу как ни перекрывай заслонками, а морозный воздух всё равно проникает снаружи, выстуживая избу, и печь приходится топить гораздо чаще. Дым из печи попадал в горницу и выходил на улицу лишь через маленькие окошки-дымницы под самым потолком, которые открывали на время топки. Хотя печь топили хорошо высушенными «бездымными» поленьями, дыма в горнице хватало. Оттого избы назывались чёрными или курными.

Печные трубы на крышах сельских домов появились только в XV-XVI веках , да, и то там, где зимы были не слишком суровыми. Избы с трубой именовались белыми. Но поначалу делали трубы не каменными, а сбивали из дерева, что нередко становилось причиной пожара. Лишь в начале XVIII века Пётр I специальным указом повелел в городских домах новой столицы — Санкт-Петербурга, каменных или деревянных, ставить печи с каменными трубами .

Позднее в избах зажиточных крестьян кроме русских печей, в которых готовилась еда, стали появляться привезённые в Россию Петром I печи-голландки , удобные своими небольшими размерами и очень высокой теплоотдачей. Тем не менее печи без труб продолжали класть в северных сёлах вплоть до конца XIX века.

Печь — самое тёплое спальное место — лежанка , принадлежащая по традиции самым старшим и самым младшим в семье. Между стеной и печью тянется широкая полка — полати. Там тоже тепло, поэтому на полати клали спать детей. Родители располагались на лавках, а то и на полу; время кроватей ещё не настало.

Почему детей на Руси наказывая, ставили в угол?

Что сам по себе на Руси означал угол? Каждый дом в старину был маленькой церковью, в котором имелся свой Красный Угол (Передний Угол, Святой Угол, Божница), с иконами.
Именно в этот Красный Угол родители ставили своих детей чтобы они молились Богу за свои проступки и в надежде, что Господь сможет вразумить непослушного ребёнка.

Архитектура русской избы постепенно менялась и усложнялась. Жилых помещений становилось больше. Кроме сеней и горницы появилась в доме светлица — действительно светлое помещение с двумя-тремя большими окнами уже с настоящими стёклами. Теперь в светлице проходила большая часть жизни семьи, а горница выполняла роль кухни. Обогревалась светлица от задней стенки печи.

А зажиточные крестьяне делили обширный жилой сруб избы двумя стенами крест-накрест, разгораживая таким образом четыре комнаты. Даже большая русская печь обогреть всё помещение не могла, вот тут и приходилось ставить в самую дальнюю от неё комнату дополнительно печь-голландку.

Непогода бушует неделю, а под крышей избы её почти не слышно. Всё идёт своим чередом. У хозяйки хлопот больше всех: ранним утром подоить коров и насыпать зерна птицам. Потом распарить отруби для свиней. Воды принести из деревенского колодца — два ведра на коромысле, полтора пуда общим весом, да, и еду надо готовить, семью кормить! Детишки, понятно, помогают чем могут, так исстари повелось.

У мужчин зимой забот меньше, чем весной, летом и осенью. Хозяин дома — кормилец — трудится без устали всё лето от зари до зари. Пашет, косит, жнёт, молотит на поле, рубит, пилит в лесу, строит дома, рыбу добывает и лесного зверя. Как хозяин дома наработает, так и будет жить его семья всю зиму до следующей теплой поры, потому зима для мужчин — время отдыха. Конечно, без мужских рук в сельском доме не обойтись: починить то, что нуждается в починке, наколоть и принести в дом дров, почистить хлев, сделать сани, и устроить выездку лошадям, семью свозить на ярмарку. Да, в деревенской избе много дел, требующих крепких мужских рук и смекалки, что ни женщине, ни детям не по силам.

Срубленные умелыми руками северные избы стояли века. Сменялись поколения, а дома-ковчеги по-прежнему оставались надёжным убежищем в суровых природных условиях. Только могучие брёвна темнели от времени.

В музеях деревянного зодчества «Витославлицы» в Великом Новгороде и «Малые Корелы» под Архангельском есть избы, возраст которых перевалил за полтора столетия. Их разыскивали в заброшенных деревнях учёные-этнографы и выкупали у перебравшихся в города владельцев.

Потом бережно разбирали, перевозили на музейную территорию и восстанавливали в первозданном виде. Такими и предстают они перед многочисленными экскурсантами, приезжающими в Великий Новгород и Архангельск.
***
Клеть — прямоугольный однокомнатный бревенчатый дом без пристроек размером чаще всего 2×3 м.
Клеть с печкой — изба.
Подклет (подклеть, подызбица) — нижний этаж здания, расположенный под клетью и используемый в хозяйственных целях.

Традиция украшать дома резными деревянными наличниками и другими декоративными элементами возникла в России не на пустом месте. Первоначально деревянная резьба, как и древнерусская вышивка, носила культовый характер. Древние славяне наносили на свое жилище языческие знаки призванные оберегать жилище, обеспечивать плодородие и защиту от врагов и природных стихий. Недаром в стилизованных орнаментах до сих пор можно угадать знаки обозначающие солнце, дождь, женщин воздевших руки к небу , морские волны, изображали животных — коней, лебедей, уточек или причудливое переплетение растений и диковинных райских цветов. В дальнейшем, религиозный смысл деревянной резьбы утрачивался , но традиция придавать различным функциональным элементам фасада дома художественный вид осталась до сих пор.

Практически в каждом селе, деревне или городе можно встретить удивительные образцы деревянного кружева, украшающего дом. Причем, в различных областях существовали совершенно различные стили деревянной резьбы для оформления домов. В одних районах используется преимущественно глухая резьба, в других скульптурная, но в основном, дома украшены прорезной резьбой, а также её разновидностью — резной декоративной деревянной накладной.

В старину, в различных районах России, и даже в разных деревнях резчики использовали определенные виды резьбы и элементов орнамента. Это хорошо заметно, если рассматривать фотографии резных наличников изготовленных в 19 и начале 20 веках. В одном селе традиционно использовали определенные элементы резьбы на всех домах, в другом селе мотивы резных наличников могли быть уже совсем другими. Чем дальше друг от друга находились эти населенные пункты, тем сильнее отличались по внешнему виду резные наличники на окнах. Изучение старинной домовой резьбы и наличников в частности, даёт этнографам много материала для изучения.

Во второй половине 20 века, с развитием транспорта, печати, телевидения и других средств коммуникации, орнаменты и виды резьбы, присущие ранее одному какому-либо региону, стали использоваться и в соседних сёлах. Началось повсеместное смешение стилей деревянной резьбы. Рассматривая фотографии современных резных наличников находящихся в одном населенном пункте можно удивляться их разнообразию. Может быть это и не так уж плохо? Современные города и посёлки становятся более яркими и неповторимыми. Резные наличники на окнах современных коттеджей часто вбирают в себя элементы лучших образцов деревянного декора.

Борис Руденко. Подробнее см.: http://www.nkj.ru/archive/articles/21349/ (Наука и жизнь, Русская изба: ковчег среди лесов)

5762

Часть избы от устья до противоположной стены, пространство, в котором выполнялась вся женская работа, связанная с приготовлением пищи, называлась печным углом . Здесь, около окна, против устья печи, в каждом доме стояли ручные жернова, поэтому угол называют еще жерновым . В печном углу находилась судная лавка или прилавок с полками внутри, использовавшаяся в качестве кухонного стола. На стенах располагались наблюдники — полки для столовой посуды, шкафчики. Выше, на уровне полавочников, размещался печной брус, на который ставилась кухонная посуда и укладывались разнообразные хозяйственные принадлежности.

Печной угол считался грязным местом, в отличие от остального чистого пространства избы. Поэтому крестьяне всегда стремились отделить его от остального помещения занавесом из пестрого ситца, цветной домотканины или деревянной переборкой. Закрытый дощатой перегородкой печной угол образовывал маленькую комнатку, имевшую название «чулан» или «прилуб».

Он являлся исключительно женским пространством в избе: здесь женщины готовили пищу, отдыхали после работы. Во время праздников, когда в дом приезжало много гостей, у печи ставился второй стол для женщин, где они пировали отдельно от мужчин, сидевших за столом в красном углу. Мужчины даже своей семьи не могли зайти без особой надобности в женскую половину. Появление же там постороннего мужчины считалось вообще недопустимым.

Красный угол , как и печь, являлся важным ориентиром внутреннего пространства избы. На большей территории Европейской России, на Урале, в Сибири красный угол представлял собой пространство между боковой и фасадной стеной в глубине избы, ограниченное углом, что расположен по диагонали от печи.

Основным украшением красного угла является божница с иконами и лампадкой, поэтому его называют еще «святым» . Как правило, повсеместно в России в красном углу кроме божницы находится стол . Все значимые события семейной жизни отмечались в красном углу. Здесь за столом проходили как будничные трапезы, так и праздничные застолья, происходило действие многих календарных обрядов. Во время уборки урожая первый и последний колоски устанавливали в красном углу. Сохранение первых и последних колосьев урожая, наделенных, по народным преданиям, магической силой, сулило благополучие семье, дому, всему хозяйству. В красном углу совершались ежедневные моления, с которых начиналось любое важное дело. Он является самым почетным местом в доме. Согласно традиционному этикету, человек, пришедший в избу, мог пройти туда только по особому приглашению хозяев. Красный угол старались держать в чистоте и нарядно украшали. Само название «красный» означает «красивый», «хороший», «светлый». Его убирали вышитыми полотенцами, лубочными картинками, открытками. На полки возле красного угла ставили самую красивую домашнюю утварь, хранили наиболее ценные бумаги, предметы. Повсеместно у русских был распространен обычай при закладке дома класть деньги под нижний венец во все углы, причем под красный угол клали более крупную монету.

Некоторые авторы связывают религиозное осмысление красного угла исключительно с христианством. По их мнению, единственным священным центром дома в языческие времена была печь. Божий угол и печь даже трактуются ими как христианский и языческий центры.

Нижней границей жилого пространства избы был пол . На юге и западе Руси полы чаще устраивали земляные. Такой пол приподнимали на 20-30 см над уровнем земли, тщательно утрамбовывали и покрывали толстым слоем глины, перемешанной с мелко нарезанной соломой. Такие полы известны уже с IX века. Деревянные полы также древни, но встречаются на севере и востоке Руси, где климат суровее и почва более влажная.

Для половиц использовали сосну, ель, лиственницу. Половицы всегда укладывались вдоль избы, от входа к передней стене. Их стелили на толстые бревна, врубленные в нижние венцы сруба — переводины. На Севере пол часто устраивали двойным: под верхним “чистым” полом находился нижний — “черный”. Полы в деревнях не красили, сохраняя естественный цвет дерева. Лишь в XX веке появляются крашенные полы. Зато мыли пол каждую субботу и перед праздниками, застилая его потом половиками.

Верхней же границей избы служил потолок . Основу потолка составляла матица — толстый четырехгранный брус, на который укладывались потолочины. К матице подвешивались различные предметы. Сюда прибивался крюк или кольцо для подвешивания колыбели. За матицу не принято было заходить незнакомым людям. С матицей связывались представления об отчем доме, счастье, удаче. Не случайно, отправляясь в дорогу, нужно было подержаться за матицу.

Потолочины на матицу всегда укладывались параллельно половицам. Сверху на потолок набрасывали опилки, опавшие листья. Нельзя было только на потолок сыпать землю — такой дом ассоциировался с гробом. Появился потолок в городских домах уже в XIII-XV веках, а в деревенских — в конце XVII — начале XVIII века. Но и до середины XIX века, при топке “по черному” во многих местах предпочитали потолка не устраивать.

Важным было освещение избы . Днем изба освещалась с помощью окон . В избе, состоящей из одного жилого помещения и сеней, традиционно прорубалось четыре окна: три на фасаде и одно на боковой стороне. Высота окон равнялась диаметру четырех-пяти венцов сруба. Окна вырубались плотниками уже в поставленном срубе. В проем вставлялась деревянная коробка, к которой крепилась тонкая рама — оконница.

Окна в крестьянских избах не открывались. Помещение проветривалось через печную трубу или дверь. Лишь изредка небольшая част рамы могла подниматься вверх или сдвигаться в сторону. Створчатые рамы, отворявшиеся наружу, появились в крестьянских избах лишь в самом начале XX века. Но и в 40-50 годах XX века многие избы строились с неоткрывающимися окнами. Зимних, вторых рам тоже не делали. А в холода окна просто заваливали снаружи до верху соломой, или покрывали соломенными матами. Зато большие окна избы всегда имели ставни. В старину их делали одностворчатыми.

Окно, как и всякий другой проем в доме (дверь, труба) считалось очень опасным местом. Через окна в избу должен проникать лишь свет с улицы. Все остальное опасно для человека. Потому, если птица влетит в окно — к покойнику, ночной стук в окно — возвращение в дом покойника, недавно отвезенного на кладбище. Вообще, окно повсеместно воспринималось как место, где осуществляется связь с миром мертвых.

Однако окна, при их “слепоте”, давали мало света. И потому даже в самый солнечный день приходилось освещать избу искусственно. Самым древним устройством для освещения считается камелек — небольшое углубление, ниша в самом углу печи (10 Х 10 Х 15 см). В верхней части ниши делали отверстие, соединенное с печным дымоходом. В камелек клали горящую лучину или смолье (мелкие смолистые щепки, поленца). Хорошо просушенные лучина и смолье давали яркий и ровный свет. При свете камелька можно было вышивать, вязать и даже читать, сидя за столом в красном углу. Присматривать за камельком ставили малыша, который менял лучину и добавлял смолье. И лишь значительно позже, на рубеже XIX-XX веков, камельком стали называть маленькую кирпичную печку, пристроенную к основной и соединенную с ее дымоходом. На такой печурке (камельке) готовили пищу в жаркое время года или ее дополнительно топили в холода.

Чуть позже камелька появилось освещение лучиной , вставленной в светцы . Лучиной называли тонкую щепку из березы, сосны, осины, дуба, ясеня, клена. Для получения тонкой (менее 1 см) длинной (до 70 см) щепы полено распаривали в печи над чугуном с кипящей водой и надкалывали с одного конца топором. Надколотое полено затем раздирали на лучины руками. Вставляли лучины в светцы. Простейшим светцом был стержень из кованого железа с развилкой на одном конце и острием на другом. Этим острием светец втыкали в щель между бревнами избы. В развилку вставляли лучину. А для падающих угольков под светец подставляли корыто или другой сосуд с водой. Такие древние светцы, относящиеся к X веку, были найдены при раскопках в Старой Ладоге. Позже появились светцы, в которых горело несколько лучин одновременно. Они оставались в крестьянском быту вплоть до начала XX века.

По большим праздникам для полноты света в избе зажигали дорогие и редкие свечи. Со свечами в темноте ходили в сени, спускались в подпол. Зимой со свечами молотили на гумне. Свечи были сальными и восковыми. При этом восковые свечи использовали в основном в обрядах. Сальными же свечами, появившимися лишь в XVII веке, пользовались в быту.

Сравнительно небольшое пространство избы, около 20-25 кв.м, было организовано таким образом, что в нем с большим или меньшим удобством располагалась довольно большая семья в семь-восемь человек. Это достигалось благодаря тому, что каждый член семьи знал свое место в общем пространстве. Мужчины обычно работали, отдыхали днем на мужской половине избы, включавшей в себя передний угол с иконами и лавку около входа. Женщины и дети находились днем на женской половине возле печи.

Каждый член семьи знал свое место и за столом. Хозяин дома во время семейной трапезы сидел под образами. Его старший сын располагался по правую руку от отца, второй сын — по левую, третий — рядом со старшим братом. Детей, не достигших брачного возраста, сажали на лавку, идущую от переднего угла по фасаду. Женщины ели, сидя на приставных скамейках или табуретках. Нарушать раз заведенный порядок в доме не полагалось без крайней необходимости. Человек, их нарушившего, могли строго наказать.

В будние дни изба выглядела довольно скромно. В ней не было ничего лишнего: стол стоял без скатерти, стены без украшений. В печном углу и на полках была расставлена будничная утварь. В праздничный день изба преображалась: стол выдвигался на середину, накрывался скатертью, на полки выставлялась праздничная утварь, хранившаяся до этого в клетях.

Под окнами избы делались лавки , которые не принадлежали к мебели, но составляли часть пристройки здания и были прикреплены к стенам неподвижно: доску врубали одним концом в стену избы, а на другом делали подпорки: ножки, бабки, подлавники. В старинных избах лавки украшались «опушкой» — доской, прибитой к краю лавки, свисавшей с нее подобно оборке. Такие лавки назывались «опушенными» или «с навесом», «с подзором». В традиционном русском жилище лавки шли вдоль стен вкруговую, начиная от входа, и служили для сидения, спанья, хранения различных хозяйственных мелочей. Каждая лавка в избе имела свое название, связанное либо с ориентирами внутреннего пространства, либо со сложившимися в традиционной культуре представлениями о приуроченности деятельности мужчины или женщины к определенному месту в доме (мужская, женская лавки). Под лавками хранили различные предметы, которые в случае необходимости легко было достать — топоры, инструменты, обувь и проч. В традиционной обрядности и в сфере традиционных норм поведения лавка выступает как место, на которое позволено сесть не каждому. Так входя в дом, особенно чужим людям, было принято стоять у порога до тех пор, пока хозяева не пригласят пройти и сесть. То же касается и сватов: они проходили к столу и садились на лавку только по приглашению. В похоронной обрядности покойного клали на лавку, но не на любую, а на расположенную вдоль половиц. Долгая лавка — лавка, отличавшаяся от других своей длиной. В зависимости от местной традиции распределения предметов в пространстве дома, долгая лавка могла иметь различное место в избе. В севернорусских и среднерусских губерниях, в Поволжье она тянулась от коника к красному углу, вдоль боковой стены дома. В южновеликорусских губерниях она шла от красного угла вдоль стены фасада. С точки зрения пространственного деления дома долгая лавка, подобно печному углу, традиционно считалась женским местом, где в соответствующее время занимались теми или иными женскими работами, такими, как прядение, вязание, вышивание, шитье. На долгую лавку, расположенную всегда вдоль половиц, клали покойников. Поэтому в некоторых губерниях России на эту лавку никогда не садились сваты. В противном случае их дело могло разладится. Короткая лавка — лавка, идущая вдоль передней стены дома, выходящей на улицу. Во время семейной трапезы на ней сидели мужчины.

Лавка, находившаяся около печки, называлась кутной. На нее ставили ведра с водой, горшки, чугунки, укладывали только что выпеченный хлеб.
Лавка пороговая шла вдоль стены, где расположена дверь. Она использовалась женщинами вместо кухонного стола и отличалась от других лавок в доме отсутствием опушки по краю.
Лавка судная — лавка, идущая от печи вдоль стены или дверной перегородки к передней стене дома. Уровень поверхности этой лавки выше, чем других лавок в доме. Лавка спереди имеет створчатые или раздвижные дверцы или закрывается занавеской. Внутри нее расположены полки для посуды, ведер, чугунков, горшков.Коником называли мужскую лавку. Она была короткая и широкая. На большей части территории России имела форму ящика с откидной плоской крышкой или ящика с задвижными дверцами. Свое название коник получил, вероятно, благодаря вырезанной из дерева конской голове, украшавшей его боковую сторону. Коник располагался в жилой части крестьянского дома, около дверей. Он считался «мужской» лавкой, так как это было рабочее место мужчин. Здесь они занимались мелким ремеслом: плели лапти, корзины, ремонтировали упряжь, вязали рыболовные сети и т.п. Под коником находились и инструменты, необходимые для этих работ.Место на лавке считалось более престижным, чем на скамье; гость мог судить об отношении к нему хозяев, смотря по тому, куда его усаживали — на лавку или на скамью.

Необходимым элементом убранства жилья являлся стол, служащий для ежедневной и праздничной трапезы. Стол являлся одним из наиболее древних видов передвижной мебели, хотя наиболее ранние столы были глинобитными и неподвижными. Такой стол с глинобитными же лавками около него были обнаружены в пронских жилищах XI-XIII веков (Рязанская губ.) и в киевской землянке XII века. Четыре ножки стола из землянки в Киеве представляют собой стойки, врытые в землю. В традиционном русском жилище подвижный стол всегда имел постоянное место, он стоял в самом почетном месте — в красном углу, в котором находились иконы. В севернорусских домах стол всегда располагался вдоль половиц, то есть более узкой стороной к фасадной стене избы. В некоторых местах, например в Верхнем Поволжье, стол ставили только на время трапезы, после еды его клали боком на полавочник под образами. Делалось это для того, чтобы в избе было больше места.
В лесной полосе России столы плотничной работы имели своеобразную форму: массивное подстолье, то есть рама, соединяющая ножки стола, забиралось досками, ножки изготовлялись короткими и толстыми, большая столешница всегда делалась съемной и выступала за подстолье для того, чтобы было удобнее сидеть. В подстолье делался шкафчик с двустворчатыми дверками для столовой утвари, хлеба, необходимого на день.В традиционной культуре, в обрядовой практике, в сфере норм поведения и пр. столу придавалось большое значение. Об этом говорит четкая пространственная закрепленность его в красном углу. Любое выдвижение его оттуда может быть связано лишь с обрядовой или кризисной ситуацией. Исключительная роль стола была выражена практически во всех обрядах, одним из элементов которых являлась трапеза. С особенной яркостью она проявлялась в свадебном обряде, в котором практически каждый этап завершался застольем. Стол осмыслялся в народном сознании как «Божья ладонь», дарующая хлеб насущный, поэтому стучать по столу, за которым едят, считалось грехом. В обычное, незастольное, время на столе могли находится лишь хлеб, как правило завернутый в скатерть, и солонка с солью.

В сфере традиционных норм поведения стол всегда был местом, где происходило единение людей: человек, которого приглашали отобедать за хозяйским столом, воспринимался как «свой».
Покрывался стол скатертью. В крестьянской избе скатерти изготавливали из домотканины как простого полотняного переплетения, так и выполненной в технике бранного и многоремизного ткачества. Используемые повседневно скатерти сшивали из двух полотнищ пестряди, как правило с клеточным узором (расцветка самая разнообразная) или просто грубого холста. Такой скатертью накрывали стол во время обеда, а после еды или снимали, или покрывали ею хлеб, оставляемый на столе. Праздничные скатерти отличались лучшим качеством полотна, такими дополнительными деталями как кружевная прошва между двумя полотнищами, кисти, кружево или бахрома по периметру, а также узором на ткани. В русском быту различали следующие виды скамей: переметную, переносную и приставную. Скамья переметная — скамья с перекидной спинкой («переметом») служила для сидения и спанья. В случае необходимости устроить спальное место спинку по верху, по круговым пазам, сделанным в верхних частях боковых ограничителей скамьи, перекидывали на другую сторону скамьи, а последнюю придвигали к лавке, так что образовывалась как бы кровать, ограниченная спереди «переметом». Спинка переметной скамьи нередко украшалась сквозной резьбой, что значительно уменьшало ее вес. Такого типа скамьи использовались главным образом в городском и монастырском быту.

Скамья переносная — скамья с четырьмя ножками или двумя глухими досками, по мере необходимости приставлялась к столу, использовалась для сидения. Если не хватало места для спанья, скамью можно было перенести и поставить вдоль лавки, чтобы увеличить пространство для дополнительной постели. Переносные скамьи являлись одной из древнейших форм мебели у русских.
Скамья приставная — скамья с двумя ножками, расположенные лишь на одном конце сиденья, другим концом такую скамью клали на лавку. Нередко такого типа скамьи изготавливали из цельного куска дерева таким образом, что ножками служили два корня дерева, обрубленные на определенной длине.Посуду ставили в поставцах: это были столбы с многочисленными полками между ними. На нижних полках, более широких, хранили массивную посуду, на верхние полки, более узкие, ставили мелкую посуду.

Для хранения отдельно использовавшейся посуды служил посудник: деревянная полка или открытый шкафчик-полочник. Посудник мог иметь форму замкнутой рамы или быть открытым сверху, нередко его боковые стенки украшались резьбой или имели фигурные формы (например, овальные). Над одной или двумя полочками посудника с наружной стороны могла быть прибита рейка для устой-чивости посуды и для постановки тарелок на ребро. Как правило, посудник находился над судной лавкой, под рукой у хозяйки. Он издавна являлся необходимой деталью в неподвижном убранстве избы.
Красный угол также украшался накутником, прямоугольным полотнищем ткани, сшитого из двух кусков белого тонкого холста или ситца. Размеры накутника могут быть различными, обычно 70 см длиной, 150 см шириной. Белые накутники украшались по нижнему краю вышивкой, ткаными узорами, лентами, кружевом. Накутник прикреплялся в угол под образами. При этом сверху божницы или иконы были опоясаны божником.Для праздничного убранства избы использовалось полотенце — полотнище белой ткани домашнего или реже фабричного производства, отделанное вышивкой, тканым цветным узором, лентами, полосами цветного ситца, кружевом, блестками, позументом, тесьмой, бахромой. Оно украшалось, как правило, на концах. Полотнище полотенца орнаментовалось редко. Характер и количество украшений, расположение их, цвет, материал — это все определялось местной традицией, а также назначением полотенца. Кроме того, полотенца вывешивались во время свадеб, на крестинном обеде, в день трапезы по случаю возвращения с воинской службы сына или приезда долгожданной родни. Полотенца развешивали на стенах, составляющих красный угол избы, и в самом красном углу. Их надевали на деревянные гвозди — «крюки», «спички», вбитые в стены. По обычаю, полотенца являлись необходимой частью девичьего приданого. Их было принято демонстрировать родственникам мужа на второй день свадебного пира. Молодуха развешивала полотенца в избе поверх полотенец свекрови, чтобы все могли полюбоваться на ее работу. Количество полотенец, качество полотна, мастерство вышивки — все это позволяло оценить трудолюбие, аккуратность, вкус молодой женщины. Полотенце вообще играло большую роль в обрядовой жизни русской деревни. Оно было важным атрибутом свадебного, родинного, погребально-поминального ритуалов. Очень часто оно выступало объектом почитания, предметом особой важности, без которого ритуал любого обряда был бы не полон.В день свадьбы полотенце использовалось невестой в качестве фаты. Накинутое на голову, оно должно было предохранить ее от дурного глаза, порчи в самый ответственный момент ее жизни. Полотенце применялось в обряде «соединения молодых» перед венцом: им связывали руки жениха и невесты «на веки вечные, на годы долгие». Полотенцем одаривали бабку-повитуху, принимавшую роды, кума и куму, крестивших младенца. Полотенце присутствовало в обряде «бабина каша», происходившая после рождения ребенка.
Однако особую роль играло полотенце в погребально-поминальном обрядности. По поверьям,в полотенце, вывешенное в день смерти человека на окно, сорок дней находилась его душа. Малейшее движение ткани рассматривалось как знак ее присутствия в доме. В сороковины полотенце встряхивали за околицей деревни, отправляя тем самым душу из «нашего мира» в «иной мир».Все эти действия с полотенцем были широко распространены в русской деревне. В их основе лежали древние мифологические представления славян. Полотенце выступало в них в качестве оберега, знака принадлежности к определенному семейно-родовому коллективу, осмыслялось как предмет, воплощавший души предков «родителей», внимательно наблюдавших за жизнью живых.Такая символика полотенца исключала использование его для вытирания рук, лица, пола. Для этой цели пользовались рукотерником, утиркой, утиральником и т.д.

Утварь

Утварь — это посуда для заготовки, приготовления и хранения пищи, подачи ее на стол; различные емкости для хранения предметов домашнего обихода, одежды; предметы для личной гигиены и гигиены жилища; предметы для разжигания огня, для косметических принадлежностей.В русской деревне употреблялась в основном деревянная гончарная утварь. Металлическая, стеклянная, фарфоровая была распространена меньше. Деревянная утварь по технике изготовления могла быть долбленой, болбленой, бондарной, столярной, токарной. В большом употреблении была также утварь, изготовленная и бересты, плетенная из прутьев, соломы, корней сосны. Некоторые из необходимых в хозяйстве деревянных предметов изготавливались силами мужской половины семьи. Большая же часть предметов приобреталась на ярмарках, торжках, особенно это касалось бондарной и токарной утвари, изготовление которой требовало специальных знаний и инструментов.Гончарная посуда применялась в основном для приготовления пищи в духовой печи и подачи ее на стол, иногда для засаолки, квашения овощей. Металлическая утварь традиционного типа была, главным образом, медная, оловянная или серебряная. Наличие ее в доме было ярким свидетельством зажиточности семьи, ее бережливости, уважения к семейным традициям. Такую утварь продавали только в самые критические моменты жизни семьи.Наполнявшая дом утварь изготавливалась, приобреталась, хранилась русскими крестьянами, естественно исходя из чисто практического ее использования. Однако в отдельные, с точки зрения крестьянина важные моменты жизни почти каждый из ее предметов превращался из вещи утилитарной в символическую. Сундук для приданого в один из моментов свадебного обряда из емкости для хранения одежды превращался в символ зажиточности семьи, трудолюбия невесты. Ложка, повернутая выемкой черпака вверх, означала, что она будет использована на поминальной трапезе. Лишняя ложка, оказавшаяся на столе, предвещала приход гостей и т.п. Одни предметы утвари обладали очень высоким семиотическим статусом, другие более низким.Бодня, предмет домашней утвари, представляла собой деревянную емкость для хранения одежды и мелких предметов домашнего обихода. В русской деревне было известно два вида бодней. Первый вид представлял собой длинную выдолбленную деревянную колоду, боковые стены которой изготавливались из цельных досок. Отверстие с крышкой на кожаных петлях находилось в верхней части колоды. Бодня второго вида — это долбленый или бондарный ушат с крышкой, высотой 60-100 см, диаметром дна 54-80 см. Бодни обычно запирались на замок, хранились в клетях. Со второй половины XIX в. стали заменяться сундуками.

Для хранения громоздких хозяйственных припасов в клетях употреблялись бочки, кадки, лукошки разной величины и объема. Бочки в старину были самым обыкновенным вместилищем и жидкостей, и сыпучих тел, например: хлебного зерна, муки, льну, рыбы, мяса сушеного, поскони и разного мелкого товара.

Для заготовки впрок солений, квашений, мочений, кваса, воды, для хранения муки, крупы использовались кадки. Как правило, кадки были бондарной работы, т.е. делались из деревянных дощечек — клепок, стянутых обручами. они делались в форме усеченного конуса или цилиндра. они могли иметь три ножки, являвшиеся продолжением клепок. Необходимой принадлежностью кадки были кружок и крышка. Кружком прижимали помещенные в кадку продукты, сверху укладывали гнет. Это делалось для того, чтобы соления и мочения всегда находились в рассоле, не всплывали на поверхность. Крышка берегла продукты от пыли. У кружка и крышки имелись небольшие ручки. Лукошком называлась открытая цилиндрическая емкость из луба, дно плоское, из деревянных досочек или коры. Делалось с ручкой-ложкой или без нее. Размеры лукошка определялись назначением и назывались соответственно: «набирка»,»мостинка»,»ягодница», «грибница», и т.п. Если лукошко предназначалось для хранения сыпучих продуктов, то закрывалось надевающейся сверху плоской крышкой.На протяжении многих столетий главным кухонным сосудом на Руси был горшок — утварь для приготовления пищи в виде глиняного сосуда с широким открытым верхом, имеющим низкий венчик, круглым туловом, плавно сужающимся к донцу. Горшки могли быть разных размеров: от маленького горшочка на 200-300 г каши до огромного горшка, вмещавшего до 2-3-х ведер воды. Форма горшка не менялась во все время его существования и была хорошо приспособлена для приготовления еды в русской духовой печи. Они редко орнаментировались, их украшением служили узкие концентрические круги или цепочка из неглубоких ямочек, треугольничков, выдавленных вокруг венчика или на плечиках сосуда. В крестьянском доме было около десятка и более горшков разных размеров. Горшками дорожили, старались обращаться с ними аккуратно. Если он давал трещину, его оплетали берестой и употребляли для хранения продуктов.

Горшок — предмет бытовой, утилитарный, в обрядовой жизни русского народа приобрел дополнительные ритуальные функции. Ученые считают, что это один из самых ритуализированных предметов домашней хозяйственной утвари. В поверьях народа горшок осмыслялся как живое антропоморфное существо, у которого есть горло, ручка, носик, черепок. Горшки принято делить на горшки, несущие в себе женское начало, и горшки с заложенной в них мужской сущностью. так, в южных губерниях Европейской России хозяйка, покупая горшок, старалась определить его родо-половую принадлежность: является он горшком или горшницей. Считалось, что в горшнице сваренная еда будет более вкусной, чем в горшке. Интересно также отметить, что в народном сознании четко проводится параллель между судьбой горшка и судьбой человека. Горшок нашел себе довольно широкое применение в погребальной обрядности. Так, на большей части территории Европейской России был распространен обычай разбивать горшки при вынос из дома покойников. Этот обычай воспринимался как констатация ухода человека из жизни, дома, деревни. В Олонецкой губ. эта идея выражалась несколько иначе. После похорон горшок, наполненный в доме умершего горячими углями, ставился вверх дном на могилу, при этом угли рассыпались и гасли. Кроме того, покойника через два часа после смерти обмывали водой, взятой из нового горшка. После употребления его уносили подальше от дома и закапывали в землю или бросали в воду. Считалось, что в горшке с водой сосредотачивается последняя жизненная сила человека, которую сливают во время обмывания покойника. Если такой горшок оставить в доме, то покойник будет возвращается с того света и пугать живущих в избе людей.Горшок использовался также как атрибут некоторых обрядовых действий на свадьбах. Так, по обычаю, «свадебщики» во главе с дружкой и свашками утром приходили бить горшки к помещению, где проходила брачная ночь молодых, пока они еще не вышли. Битье горшков воспринималось как демонстрация перелома в судьбе девушки и парня, ставших женщиной и мужчиной. В русского народа горшок часто выступает как оберег. В Вятской губ., например, чтобы предохранить кур от ястребов и ворон, на забор вешали вверх дном старый горшок. Это делалось обязательно в Великий четверг до восхода солнца, когда были особенно сильны колдовские чары. Горшок в этом случае как бы впитывал их в себя, получал дополнительную волшебную силу.

Для подачи на стол кушаний исполь-зовалась такая сто-ловая утварь как блюдо. Оно было обычно круглой или овальной формы, неглубоким, на невысоком поддоне, с широкими краями. В быту были распространены главным образов деревянные блюда. Блюда, предназначенные для праздничных дней, украшались росписью. На них изображались растительные побеги, мелкие геометрические фигуры, фантастические животные и птицы, рыбы и коньки. Блюдо использовалось как в повседневном, так и в праздничном обиходе. В будни на блюде подавалась рыба, мясо, каша, капуста, огурцы и другие «густые» кушанья, съедавшиеся после похлебки или щей. В праздничные дни помимо мяса и рыбы на блюде подавались блины, пироги, булочки, ватрушки, пряники, орехи, конфеты и прочие сладости. Кроме того, существовал обычай подносить на блюде гостям чарку с вином, медовухой, бражкой, водкой или пивом. коней праздничной трапезы обозначался выносом пустого блюда, накрытого другим или тканью.Блюда использовались во время народных обрядовых действий, гаданий, магических процедур. В родильных ритуалах блюдо с водой использовалось во время обряда магического очищения роженицы и повитухи, который проводился на третий день после родов. Роженица «серебрила бабку», т.е. бросала в налитую повивальной бабкой воду серебряные монеты, а повитуха омывала ей лицо, грудь и руки. В свадебном обряде блюдо использовалось для всеобщего показа ритуальных предметов и поднесения подарков. Блюдо использовалось и в некоторых обрядах годового цикла. Блюдо было также атрибутом святочных гаданий девушек, называвшихся «подблюдными». В русской деревне существовал запрет на его использование в некоторые дни народного календаря. Для питья и приема пищи служила чаша. Деревянная чаша представляет собой сосуд полусферической формы на небольшом поддоне, иногда с рукоятями или кольцами вместо ручек, без крышки. Часто по краю чаши делали надпись. Либо по венцу или по всей поверхности чаша украшалась росписью, включающей растительный и зооморфный орнамент (широко известны чаши с северодвинской росписью). Изготовлялись чаши различной величины — в зависимости от их использования. Чаши большого размера, имевшие вес до 800 г и более, употреблялись наравне со скобарями, братинами и ковшами во время праздников и канунов для питья пива и браги, когда собиралось много гостей. В монастырях большие чаши использовались для подачи на стол кваса. Небольшие чаши, выдолбленные из глины, употреблялись в крестьянском быту во время обеда — для подачи на стол щей, похлебки, ухи и т.п. Во время обеда кушанья подавались на стол в общей чаше, отдельная посуда использовалась лишь во время праздников. Есть начинали по знаку хозяина, за едой не разговаривали. Зашедших в дом гостей угощали тем же, что ели сами, и из той же посуды.

Чашу применяли в различных обрядах, особенно в обрядах жизненного цикла. Ее также употребляли и в календарных обрядах. С чашей связывались приметы и поверья: в конце праздничного обеда принято было выпивать до дна чашу за здоровье хозяина и хозяйки, не сделавший этого считался врагом. Осушая чашу, желали хозяину: «Удачи, победы, здоровья, и чтобы в его врагах осталось крови не больше, чем в этой чаше». Упоминается чаша и в заговорах. Для питья различных напитков применяли кружку.

Кружка — это цилиндрическая посуда разного объема с ручкой. Глиняные и выточенные из дерева кружки украшались росписью, а деревянные — резьбой, поверхность некоторых кружек покрывалась плетением из бересты. Их использовали в повседневном и праздничном обиходе, были они и предметом обрядовых действий.Для питья хмельных напитков пользовались чаркой. Она представляет собой небольшой сосуд круглой формы, имеющий ножку и плоское дно, иногда могла быть ручка и крышка. Чарки обычно расписывались или украшались резьбой. Этот сосуд употреблялся как индивидуальная посуда для питья браги, пива, хмельного меда, а позднее — вина и водки в праздничные дни, так как пить разрешалось только по праздникам и подобного рода напитки были праздничным угощением для гостей. Пить было принято за здоровье других людей, а не за себя. Поднося гостю чарку вина, хозяин ждал от него ответной чарки.Чарку чаще всего использовали в свадебном обряде. Чарку с вином предлагал новобрачным священник после венчания. По очереди они отпивали из этой чарки по три глотка. Допив вино, муж бросал чарку под ноги и топтал ее одновременно с женой, приговаривая: «Пусть так под ногами нашими будут потоптаны те, которые станут посевать между нами раздор и нелюбовь». Считалось, что кто из супругов первым наступит на нее, тот и будет главенствовать в семье. Первую чарку с водкой хозяин подносил на свадебном пиру колдуну, которого приглашали на свадьбу в качестве почетного гостя, чтобы избавить молодых от порчи. Вторую чарку колдун просил сам и лишь после этого начинал защищать новобрачных от недобрых сил.

Единственным приспособлением для еды, пока не появились вилки, служили ложки. В основном они были деревянными. Ложки украшались росписью или резьбой. Соблюдались различные приметы, связанные с ложками. Нельзя было ставить ложку так, чтобы она опиралась черенком на стол, а другим концом на тарелку, так как по ложке, как по мосту, в миску может проникнуть нечистая сила. Не разрешалось стучать ложками по столу, так как от этого «лукавый радуется» и «скликаются на обед злыдни» (существа, олицетворяющие собой бедность и несчастье). считалось грехом убирать ложки со стола в заговенье, накануне положенных церковью постов, поэтому ложки оставались на столе до утра. Нельзя класть лишнюю ложку, иначе будет лишний рот или сядет за стол нечистая сила. В качестве подарка нужно было принести ложку на новоселье, вместе с караваем хлеба, солью и деньгами. Широко применялась ложка в обрядовых действиях.

Традиционной утварью для русского застолья являлись ендовы, ковши, братины, скобкари. Ендовы не считались ценными предметами, которые необходимо выставлять на самое лучшее место в доме, как это, например, делалось с братиной или ковшами.

Кочерга, ухват, сковородник, хлебная лопата, помело — это предметы, связанные с очагом и печью.

Кочерга — это короткий толстый железный прут с загнутым концом, который служил для размешивания углей в печи и сгребания жара. С помощью ухвата передвигали горшки и чугунки в печи, их также можно было вынуть или установить в печь. Он представляет собой металлическую дужку, укрепленную на длинной деревянной рукояти. Перед посадкой хлебов в печь под печи очищали от угля и золы, подметая его помелом. Помело представляет собой длинную деревянную рукоять, к концу которой привязывались сосновые, можжевеловые ветки, солома, мочало или тряпка. При помощи хлебной лопаты в печь сажали хлеба и пироги, а также вынимали их оттуда. Вся эта утварь участвовала в тех или иных обрядовых действиях.Таким образом, русская изба, с ее особым, хорошо организованным пространством, неподвижным нарядом, подвижной мебелью, убранством и утварью, была единым целым, составляющим целый мир.

Русская изба внутри карандашом. Внутренний мир русской избы

6850

Часть избы от устья до противоположной стены, пространство, в котором выполнялась вся женская работа, связанная с приготовлением пищи, называлась печным углом . Здесь, около окна, против устья печи, в каждом доме стояли ручные жернова, поэтому угол называют еще жерновым .

В печном углу находилась судная лавка или прилавок с полками внутри, использовавшаяся в качестве кухонного стола. На стенах располагались наблюдники — полки для столовой посуды, шкафчики. Выше, на уровне полавочников, размещался печной брус, на который ставилась кухонная посуда и укладывались разнообразные хозяйственные принадлежности.

Печной угол считался грязным местом, в отличие от остального чистого пространства избы. Поэтому крестьяне всегда стремились отделить его от остального помещения занавесом из пестрого ситца, цветной домотканины или деревянной переборкой. Закрытый дощатой перегородкой печной угол образовывал маленькую комнатку, имевшую название «чулан» или «прилуб».

Он являлся исключительно женским пространством в избе: здесь женщины готовили пищу, отдыхали после работы. Во время праздников, когда в дом приезжало много гостей, у печи ставился второй стол для женщин, где они пировали отдельно от мужчин, сидевших за столом в красном углу. Мужчины даже своей семьи не могли зайти без особой надобности в женскую половину. Появление же там постороннего мужчины считалось вообще недопустимым.

Красный угол , как и печь, являлся важным ориентиром внутреннего пространства избы. На большей территории Европейской России, на Урале, в Сибири красный угол представлял собой пространство между боковой и фасадной стеной в глубине избы, ограниченное углом, что расположен по диагонали от печи.

Основным украшением красного угла является божница с иконами и лампадкой, поэтому его называют еще «святым» . Как правило, повсеместно в России в красном углу кроме божницы находится стол . Все значимые события семейной жизни отмечались в красном углу. Здесь за столом проходили как будничные трапезы, так и праздничные застолья, происходило действие многих календарных обрядов. Во время уборки урожая первый и последний колоски устанавливали в красном углу. Сохранение первых и последних колосьев урожая, наделенных, по народным преданиям, магической силой, сулило благополучие семье, дому, всему хозяйству. В красном углу совершались ежедневные моления, с которых начиналось любое важное дело. Он является самым почетным местом в доме. Согласно традиционному этикету, человек, пришедший в избу, мог пройти туда только по особому приглашению хозяев. Красный угол старались держать в чистоте и нарядно украшали. Само название «красный» означает «красивый», «хороший», «светлый». Его убирали вышитыми полотенцами, лубочными картинками, открытками. На полки возле красного угла ставили самую красивую домашнюю утварь, хранили наиболее ценные бумаги, предметы. Повсеместно у русских был распространен обычай при закладке дома класть деньги под нижний венец во все углы, причем под красный угол клали более крупную монету.

Некоторые авторы связывают религиозное осмысление красного угла исключительно с христианством. По их мнению, единственным священным центром дома в языческие времена была печь. Божий угол и печь даже трактуются ими как христианский и языческий центры.

Нижней границей жилого пространства избы был пол . На юге и западе Руси полы чаще устраивали земляные. Такой пол приподнимали на 20-30 см над уровнем земли, тщательно утрамбовывали и покрывали толстым слоем глины, перемешанной с мелко нарезанной соломой. Такие полы известны уже с IX века. Деревянные полы также древни, но встречаются на севере и востоке Руси, где климат суровее и почва более влажная.

Для половиц использовали сосну, ель, лиственницу. Половицы всегда укладывались вдоль избы, от входа к передней стене. Их стелили на толстые бревна, врубленные в нижние венцы сруба — переводины. На Севере пол часто устраивали двойным: под верхним “чистым” полом находился нижний — “черный”. Полы в деревнях не красили, сохраняя естественный цвет дерева. Лишь в XX веке появляются крашенные полы. Зато мыли пол каждую субботу и перед праздниками, застилая его потом половиками.

Верхней же границей избы служил потолок . Основу потолка составляла матица — толстый четырехгранный брус, на который укладывались потолочины. К матице подвешивались различные предметы. Сюда прибивался крюк или кольцо для подвешивания колыбели. За матицу не принято было заходить незнакомым людям. С матицей связывались представления об отчем доме, счастье, удаче. Не случайно, отправляясь в дорогу, нужно было подержаться за матицу.

Потолочины на матицу всегда укладывались параллельно половицам. Сверху на потолок набрасывали опилки, опавшие листья. Нельзя было только на потолок сыпать землю — такой дом ассоциировался с гробом. Появился потолок в городских домах уже в XIII-XV веках, а в деревенских — в конце XVII — начале XVIII века. Но и до середины XIX века, при топке “по черному” во многих местах предпочитали потолка не устраивать.

Важным было освещение избы . Днем изба освещалась с помощью окон . В избе, состоящей из одного жилого помещения и сеней, традиционно прорубалось четыре окна: три на фасаде и одно на боковой стороне. Высота окон равнялась диаметру четырех-пяти венцов сруба. Окна вырубались плотниками уже в поставленном срубе. В проем вставлялась деревянная коробка, к которой крепилась тонкая рама — оконница.

Окна в крестьянских избах не открывались. Помещение проветривалось через печную трубу или дверь. Лишь изредка небольшая част рамы могла подниматься вверх или сдвигаться в сторону. Створчатые рамы, отворявшиеся наружу, появились в крестьянских избах лишь в самом начале XX века. Но и в 40-50 годах XX века многие избы строились с неоткрывающимися окнами. Зимних, вторых рам тоже не делали. А в холода окна просто заваливали снаружи до верху соломой, или покрывали соломенными матами. Зато большие окна избы всегда имели ставни. В старину их делали одностворчатыми.

Окно, как и всякий другой проем в доме (дверь, труба) считалось очень опасным местом. Через окна в избу должен проникать лишь свет с улицы. Все остальное опасно для человека. Потому, если птица влетит в окно — к покойнику, ночной стук в окно — возвращение в дом покойника, недавно отвезенного на кладбище. Вообще, окно повсеместно воспринималось как место, где осуществляется связь с миром мертвых.

Однако окна, при их “слепоте”, давали мало света. И потому даже в самый солнечный день приходилось освещать избу искусственно. Самым древним устройством для освещения считается камелек — небольшое углубление, ниша в самом углу печи (10 Х 10 Х 15 см). В верхней части ниши делали отверстие, соединенное с печным дымоходом. В камелек клали горящую лучину или смолье (мелкие смолистые щепки, поленца). Хорошо просушенные лучина и смолье давали яркий и ровный свет. При свете камелька можно было вышивать, вязать и даже читать, сидя за столом в красном углу. Присматривать за камельком ставили малыша, который менял лучину и добавлял смолье. И лишь значительно позже, на рубеже XIX-XX веков, камельком стали называть маленькую кирпичную печку, пристроенную к основной и соединенную с ее дымоходом. На такой печурке (камельке) готовили пищу в жаркое время года или ее дополнительно топили в холода.

Чуть позже камелька появилось освещение лучиной , вставленной в светцы . Лучиной называли тонкую щепку из березы, сосны, осины, дуба, ясеня, клена. Для получения тонкой (менее 1 см) длинной (до 70 см) щепы полено распаривали в печи над чугуном с кипящей водой и надкалывали с одного конца топором. Надколотое полено затем раздирали на лучины руками. Вставляли лучины в светцы. Простейшим светцом был стержень из кованого железа с развилкой на одном конце и острием на другом. Этим острием светец втыкали в щель между бревнами избы. В развилку вставляли лучину. А для падающих угольков под светец подставляли корыто или другой сосуд с водой. Такие древние светцы, относящиеся к X веку, были найдены при раскопках в Старой Ладоге. Позже появились светцы, в которых горело несколько лучин одновременно. Они оставались в крестьянском быту вплоть до начала XX века.

По большим праздникам для полноты света в избе зажигали дорогие и редкие свечи. Со свечами в темноте ходили в сени, спускались в подпол. Зимой со свечами молотили на гумне. Свечи были сальными и восковыми. При этом восковые свечи использовали в основном в обрядах. Сальными же свечами, появившимися лишь в XVII веке, пользовались в быту.

Сравнительно небольшое пространство избы, около 20-25 кв.м, было организовано таким образом, что в нем с большим или меньшим удобством располагалась довольно большая семья в семь-восемь человек. Это достигалось благодаря тому, что каждый член семьи знал свое место в общем пространстве. Мужчины обычно работали, отдыхали днем на мужской половине избы, включавшей в себя передний угол с иконами и лавку около входа. Женщины и дети находились днем на женской половине возле печи.

Каждый член семьи знал свое место и за столом. Хозяин дома во время семейной трапезы сидел под образами. Его старший сын располагался по правую руку от отца, второй сын — по левую, третий — рядом со старшим братом. Детей, не достигших брачного возраста, сажали на лавку, идущую от переднего угла по фасаду. Женщины ели, сидя на приставных скамейках или табуретках. Нарушать раз заведенный порядок в доме не полагалось без крайней необходимости. Человек, их нарушившего, могли строго наказать.

В будние дни изба выглядела довольно скромно. В ней не было ничего лишнего: стол стоял без скатерти, стены без украшений. В печном углу и на полках была расставлена будничная утварь. В праздничный день изба преображалась: стол выдвигался на середину, накрывался скатертью, на полки выставлялась праздничная утварь, хранившаяся до этого в клетях.

Под окнами избы делались лавки , которые не принадлежали к мебели, но составляли часть пристройки здания и были прикреплены к стенам неподвижно: доску врубали одним концом в стену избы, а на другом делали подпорки: ножки, бабки, подлавники. В старинных избах лавки украшались «опушкой» — доской, прибитой к краю лавки, свисавшей с нее подобно оборке. Такие лавки назывались «опушенными» или «с навесом», «с подзором». В традиционном русском жилище лавки шли вдоль стен вкруговую, начиная от входа, и служили для сидения, спанья, хранения различных хозяйственных мелочей. Каждая лавка в избе имела свое название, связанное либо с ориентирами внутреннего пространства, либо со сложившимися в традиционной культуре представлениями о приуроченности деятельности мужчины или женщины к определенному месту в доме (мужская, женская лавки). Под лавками хранили различные предметы, которые в случае необходимости легко было достать — топоры, инструменты, обувь и проч. В традиционной обрядности и в сфере традиционных норм поведения лавка выступает как место, на которое позволено сесть не каждому. Так входя в дом, особенно чужим людям, было принято стоять у порога до тех пор, пока хозяева не пригласят пройти и сесть. То же касается и сватов: они проходили к столу и садились на лавку только по приглашению. В похоронной обрядности покойного клали на лавку, но не на любую, а на расположенную вдоль половиц. Долгая лавка — лавка, отличавшаяся от других своей длиной. В зависимости от местной традиции распределения предметов в пространстве дома, долгая лавка могла иметь различное место в избе. В севернорусских и среднерусских губерниях, в Поволжье она тянулась от коника к красному углу, вдоль боковой стены дома. В южновеликорусских губерниях она шла от красного угла вдоль стены фасада. С точки зрения пространственного деления дома долгая лавка, подобно печному углу, традиционно считалась женским местом, где в соответствующее время занимались теми или иными женскими работами, такими, как прядение, вязание, вышивание, шитье. На долгую лавку, расположенную всегда вдоль половиц, клали покойников. Поэтому в некоторых губерниях России на эту лавку никогда не садились сваты. В противном случае их дело могло разладится. Короткая лавка — лавка, идущая вдоль передней стены дома, выходящей на улицу. Во время семейной трапезы на ней сидели мужчины.

Лавка, находившаяся около печки, называлась кутной. На нее ставили ведра с водой, горшки, чугунки, укладывали только что выпеченный хлеб.
Лавка пороговая шла вдоль стены, где расположена дверь. Она использовалась женщинами вместо кухонного стола и отличалась от других лавок в доме отсутствием опушки по краю.
Лавка судная — лавка, идущая от печи вдоль стены или дверной перегородки к передней стене дома. Уровень поверхности этой лавки выше, чем других лавок в доме. Лавка спереди имеет створчатые или раздвижные дверцы или закрывается занавеской. Внутри нее расположены полки для посуды, ведер, чугунков, горшков.Коником называли мужскую лавку. Она была короткая и широкая. На большей части территории России имела форму ящика с откидной плоской крышкой или ящика с задвижными дверцами. Свое название коник получил, вероятно, благодаря вырезанной из дерева конской голове, украшавшей его боковую сторону. Коник располагался в жилой части крестьянского дома, около дверей. Он считался «мужской» лавкой, так как это было рабочее место мужчин. Здесь они занимались мелким ремеслом: плели лапти, корзины, ремонтировали упряжь, вязали рыболовные сети и т.п. Под коником находились и инструменты, необходимые для этих работ.Место на лавке считалось более престижным, чем на скамье; гость мог судить об отношении к нему хозяев, смотря по тому, куда его усаживали — на лавку или на скамью.

Необходимым элементом убранства жилья являлся стол, служащий для ежедневной и праздничной трапезы. Стол являлся одним из наиболее древних видов передвижной мебели, хотя наиболее ранние столы были глинобитными и неподвижными. Такой стол с глинобитными же лавками около него были обнаружены в пронских жилищах XI-XIII веков (Рязанская губ.) и в киевской землянке XII века. Четыре ножки стола из землянки в Киеве представляют собой стойки, врытые в землю. В традиционном русском жилище подвижный стол всегда имел постоянное место, он стоял в самом почетном месте — в красном углу, в котором находились иконы. В севернорусских домах стол всегда располагался вдоль половиц, то есть более узкой стороной к фасадной стене избы. В некоторых местах, например в Верхнем Поволжье, стол ставили только на время трапезы, после еды его клали боком на полавочник под образами. Делалось это для того, чтобы в избе было больше места.
В лесной полосе России столы плотничной работы имели своеобразную форму: массивное подстолье, то есть рама, соединяющая ножки стола, забиралось досками, ножки изготовлялись короткими и толстыми, большая столешница всегда делалась съемной и выступала за подстолье для того, чтобы было удобнее сидеть. В подстолье делался шкафчик с двустворчатыми дверками для столовой утвари, хлеба, необходимого на день.В традиционной культуре, в обрядовой практике, в сфере норм поведения и пр. столу придавалось большое значение. Об этом говорит четкая пространственная закрепленность его в красном углу. Любое выдвижение его оттуда может быть связано лишь с обрядовой или кризисной ситуацией. Исключительная роль стола была выражена практически во всех обрядах, одним из элементов которых являлась трапеза. С особенной яркостью она проявлялась в свадебном обряде, в котором практически каждый этап завершался застольем. Стол осмыслялся в народном сознании как «Божья ладонь», дарующая хлеб насущный, поэтому стучать по столу, за которым едят, считалось грехом. В обычное, незастольное, время на столе могли находится лишь хлеб, как правило завернутый в скатерть, и солонка с солью.

В сфере традиционных норм поведения стол всегда был местом, где происходило единение людей: человек, которого приглашали отобедать за хозяйским столом, воспринимался как «свой».
Покрывался стол скатертью. В крестьянской избе скатерти изготавливали из домотканины как простого полотняного переплетения, так и выполненной в технике бранного и многоремизного ткачества. Используемые повседневно скатерти сшивали из двух полотнищ пестряди, как правило с клеточным узором (расцветка самая разнообразная) или просто грубого холста. Такой скатертью накрывали стол во время обеда, а после еды или снимали, или покрывали ею хлеб, оставляемый на столе. Праздничные скатерти отличались лучшим качеством полотна, такими дополнительными деталями как кружевная прошва между двумя полотнищами, кисти, кружево или бахрома по периметру, а также узором на ткани. В русском быту различали следующие виды скамей: переметную, переносную и приставную. Скамья переметная — скамья с перекидной спинкой («переметом») служила для сидения и спанья. В случае необходимости устроить спальное место спинку по верху, по круговым пазам, сделанным в верхних частях боковых ограничителей скамьи, перекидывали на другую сторону скамьи, а последнюю придвигали к лавке, так что образовывалась как бы кровать, ограниченная спереди «переметом». Спинка переметной скамьи нередко украшалась сквозной резьбой, что значительно уменьшало ее вес. Такого типа скамьи использовались главным образом в городском и монастырском быту.

Скамья переносная — скамья с четырьмя ножками или двумя глухими досками, по мере необходимости приставлялась к столу, использовалась для сидения. Если не хватало места для спанья, скамью можно было перенести и поставить вдоль лавки, чтобы увеличить пространство для дополнительной постели. Переносные скамьи являлись одной из древнейших форм мебели у русских.
Скамья приставная — скамья с двумя ножками, расположенные лишь на одном конце сиденья, другим концом такую скамью клали на лавку. Нередко такого типа скамьи изготавливали из цельного куска дерева таким образом, что ножками служили два корня дерева, обрубленные на определенной длине.Посуду ставили в поставцах: это были столбы с многочисленными полками между ними. На нижних полках, более широких, хранили массивную посуду, на верхние полки, более узкие, ставили мелкую посуду.

Для хранения отдельно использовавшейся посуды служил посудник: деревянная полка или открытый шкафчик-полочник. Посудник мог иметь форму замкнутой рамы или быть открытым сверху, нередко его боковые стенки украшались резьбой или имели фигурные формы (например, овальные). Над одной или двумя полочками посудника с наружной стороны могла быть прибита рейка для устой-чивости посуды и для постановки тарелок на ребро. Как правило, посудник находился над судной лавкой, под рукой у хозяйки. Он издавна являлся необходимой деталью в неподвижном убранстве избы.
Красный угол также украшался накутником, прямоугольным полотнищем ткани, сшитого из двух кусков белого тонкого холста или ситца. Размеры накутника могут быть различными, обычно 70 см длиной, 150 см шириной. Белые накутники украшались по нижнему краю вышивкой, ткаными узорами, лентами, кружевом. Накутник прикреплялся в угол под образами. При этом сверху божницы или иконы были опоясаны божником.Для праздничного убранства избы использовалось полотенце — полотнище белой ткани домашнего или реже фабричного производства, отделанное вышивкой, тканым цветным узором, лентами, полосами цветного ситца, кружевом, блестками, позументом, тесьмой, бахромой. Оно украшалось, как правило, на концах. Полотнище полотенца орнаментовалось редко. Характер и количество украшений, расположение их, цвет, материал — это все определялось местной традицией, а также назначением полотенца. Кроме того, полотенца вывешивались во время свадеб, на крестинном обеде, в день трапезы по случаю возвращения с воинской службы сына или приезда долгожданной родни. Полотенца развешивали на стенах, составляющих красный угол избы, и в самом красном углу. Их надевали на деревянные гвозди — «крюки», «спички», вбитые в стены. По обычаю, полотенца являлись необходимой частью девичьего приданого. Их было принято демонстрировать родственникам мужа на второй день свадебного пира. Молодуха развешивала полотенца в избе поверх полотенец свекрови, чтобы все могли полюбоваться на ее работу. Количество полотенец, качество полотна, мастерство вышивки — все это позволяло оценить трудолюбие, аккуратность, вкус молодой женщины. Полотенце вообще играло большую роль в обрядовой жизни русской деревни. Оно было важным атрибутом свадебного, родинного, погребально-поминального ритуалов. Очень часто оно выступало объектом почитания, предметом особой важности, без которого ритуал любого обряда был бы не полон.В день свадьбы полотенце использовалось невестой в качестве фаты. Накинутое на голову, оно должно было предохранить ее от дурного глаза, порчи в самый ответственный момент ее жизни. Полотенце применялось в обряде «соединения молодых» перед венцом: им связывали руки жениха и невесты «на веки вечные, на годы долгие». Полотенцем одаривали бабку-повитуху, принимавшую роды, кума и куму, крестивших младенца. Полотенце присутствовало в обряде «бабина каша», происходившая после рождения ребенка.
Однако особую роль играло полотенце в погребально-поминальном обрядности. По поверьям,в полотенце, вывешенное в день смерти человека на окно, сорок дней находилась его душа. Малейшее движение ткани рассматривалось как знак ее присутствия в доме. В сороковины полотенце встряхивали за околицей деревни, отправляя тем самым душу из «нашего мира» в «иной мир».Все эти действия с полотенцем были широко распространены в русской деревне. В их основе лежали древние мифологические представления славян. Полотенце выступало в них в качестве оберега, знака принадлежности к определенному семейно-родовому коллективу, осмыслялось как предмет, воплощавший души предков «родителей», внимательно наблюдавших за жизнью живых.Такая символика полотенца исключала использование его для вытирания рук, лица, пола. Для этой цели пользовались рукотерником, утиркой, утиральником и т.д.

Утварь

Утварь — это посуда для заготовки, приготовления и хранения пищи, подачи ее на стол; различные емкости для хранения предметов домашнего обихода, одежды; предметы для личной гигиены и гигиены жилища; предметы для разжигания огня, для косметических принадлежностей.В русской деревне употреблялась в основном деревянная гончарная утварь. Металлическая, стеклянная, фарфоровая была распространена меньше. Деревянная утварь по технике изготовления могла быть долбленой, болбленой, бондарной, столярной, токарной. В большом употреблении была также утварь, изготовленная и бересты, плетенная из прутьев, соломы, корней сосны. Некоторые из необходимых в хозяйстве деревянных предметов изготавливались силами мужской половины семьи. Большая же часть предметов приобреталась на ярмарках, торжках, особенно это касалось бондарной и токарной утвари, изготовление которой требовало специальных знаний и инструментов.Гончарная посуда применялась в основном для приготовления пищи в духовой печи и подачи ее на стол, иногда для засаолки, квашения овощей. Металлическая утварь традиционного типа была, главным образом, медная, оловянная или серебряная. Наличие ее в доме было ярким свидетельством зажиточности семьи, ее бережливости, уважения к семейным традициям. Такую утварь продавали только в самые критические моменты жизни семьи.Наполнявшая дом утварь изготавливалась, приобреталась, хранилась русскими крестьянами, естественно исходя из чисто практического ее использования. Однако в отдельные, с точки зрения крестьянина важные моменты жизни почти каждый из ее предметов превращался из вещи утилитарной в символическую. Сундук для приданого в один из моментов свадебного обряда из емкости для хранения одежды превращался в символ зажиточности семьи, трудолюбия невесты. Ложка, повернутая выемкой черпака вверх, означала, что она будет использована на поминальной трапезе. Лишняя ложка, оказавшаяся на столе, предвещала приход гостей и т.п. Одни предметы утвари обладали очень высоким семиотическим статусом, другие более низким.Бодня, предмет домашней утвари, представляла собой деревянную емкость для хранения одежды и мелких предметов домашнего обихода. В русской деревне было известно два вида бодней. Первый вид представлял собой длинную выдолбленную деревянную колоду, боковые стены которой изготавливались из цельных досок. Отверстие с крышкой на кожаных петлях находилось в верхней части колоды. Бодня второго вида — это долбленый или бондарный ушат с крышкой, высотой 60-100 см, диаметром дна 54-80 см. Бодни обычно запирались на замок, хранились в клетях. Со второй половины XIX в. стали заменяться сундуками.

Для хранения громоздких хозяйственных припасов в клетях употреблялись бочки, кадки, лукошки разной величины и объема. Бочки в старину были самым обыкновенным вместилищем и жидкостей, и сыпучих тел, например: хлебного зерна, муки, льну, рыбы, мяса сушеного, поскони и разного мелкого товара.

Для заготовки впрок солений, квашений, мочений, кваса, воды, для хранения муки, крупы использовались кадки. Как правило, кадки были бондарной работы, т.е. делались из деревянных дощечек — клепок, стянутых обручами. они делались в форме усеченного конуса или цилиндра. они могли иметь три ножки, являвшиеся продолжением клепок. Необходимой принадлежностью кадки были кружок и крышка. Кружком прижимали помещенные в кадку продукты, сверху укладывали гнет. Это делалось для того, чтобы соления и мочения всегда находились в рассоле, не всплывали на поверхность. Крышка берегла продукты от пыли. У кружка и крышки имелись небольшие ручки. Лукошком называлась открытая цилиндрическая емкость из луба, дно плоское, из деревянных досочек или коры. Делалось с ручкой-ложкой или без нее. Размеры лукошка определялись назначением и назывались соответственно: «набирка»,»мостинка»,»ягодница», «грибница», и т.п. Если лукошко предназначалось для хранения сыпучих продуктов, то закрывалось надевающейся сверху плоской крышкой.На протяжении многих столетий главным кухонным сосудом на Руси был горшок — утварь для приготовления пищи в виде глиняного сосуда с широким открытым верхом, имеющим низкий венчик, круглым туловом, плавно сужающимся к донцу. Горшки могли быть разных размеров: от маленького горшочка на 200-300 г каши до огромного горшка, вмещавшего до 2-3-х ведер воды. Форма горшка не менялась во все время его существования и была хорошо приспособлена для приготовления еды в русской духовой печи. Они редко орнаментировались, их украшением служили узкие концентрические круги или цепочка из неглубоких ямочек, треугольничков, выдавленных вокруг венчика или на плечиках сосуда. В крестьянском доме было около десятка и более горшков разных размеров. Горшками дорожили, старались обращаться с ними аккуратно. Если он давал трещину, его оплетали берестой и употребляли для хранения продуктов.

Горшок — предмет бытовой, утилитарный, в обрядовой жизни русского народа приобрел дополнительные ритуальные функции. Ученые считают, что это один из самых ритуализированных предметов домашней хозяйственной утвари. В поверьях народа горшок осмыслялся как живое антропоморфное существо, у которого есть горло, ручка, носик, черепок. Горшки принято делить на горшки, несущие в себе женское начало, и горшки с заложенной в них мужской сущностью. так, в южных губерниях Европейской России хозяйка, покупая горшок, старалась определить его родо-половую принадлежность: является он горшком или горшницей. Считалось, что в горшнице сваренная еда будет более вкусной, чем в горшке. Интересно также отметить, что в народном сознании четко проводится параллель между судьбой горшка и судьбой человека. Горшок нашел себе довольно широкое применение в погребальной обрядности. Так, на большей части территории Европейской России был распространен обычай разбивать горшки при вынос из дома покойников. Этот обычай воспринимался как констатация ухода человека из жизни, дома, деревни. В Олонецкой губ. эта идея выражалась несколько иначе. После похорон горшок, наполненный в доме умершего горячими углями, ставился вверх дном на могилу, при этом угли рассыпались и гасли. Кроме того, покойника через два часа после смерти обмывали водой, взятой из нового горшка. После употребления его уносили подальше от дома и закапывали в землю или бросали в воду. Считалось, что в горшке с водой сосредотачивается последняя жизненная сила человека, которую сливают во время обмывания покойника. Если такой горшок оставить в доме, то покойник будет возвращается с того света и пугать живущих в избе людей.Горшок использовался также как атрибут некоторых обрядовых действий на свадьбах. Так, по обычаю, «свадебщики» во главе с дружкой и свашками утром приходили бить горшки к помещению, где проходила брачная ночь молодых, пока они еще не вышли. Битье горшков воспринималось как демонстрация перелома в судьбе девушки и парня, ставших женщиной и мужчиной. В русского народа горшок часто выступает как оберег. В Вятской губ., например, чтобы предохранить кур от ястребов и ворон, на забор вешали вверх дном старый горшок. Это делалось обязательно в Великий четверг до восхода солнца, когда были особенно сильны колдовские чары. Горшок в этом случае как бы впитывал их в себя, получал дополнительную волшебную силу.

Для подачи на стол кушаний исполь-зовалась такая сто-ловая утварь как блюдо. Оно было обычно круглой или овальной формы, неглубоким, на невысоком поддоне, с широкими краями. В быту были распространены главным образов деревянные блюда. Блюда, предназначенные для праздничных дней, украшались росписью. На них изображались растительные побеги, мелкие геометрические фигуры, фантастические животные и птицы, рыбы и коньки. Блюдо использовалось как в повседневном, так и в праздничном обиходе. В будни на блюде подавалась рыба, мясо, каша, капуста, огурцы и другие «густые» кушанья, съедавшиеся после похлебки или щей. В праздничные дни помимо мяса и рыбы на блюде подавались блины, пироги, булочки, ватрушки, пряники, орехи, конфеты и прочие сладости. Кроме того, существовал обычай подносить на блюде гостям чарку с вином, медовухой, бражкой, водкой или пивом. коней праздничной трапезы обозначался выносом пустого блюда, накрытого другим или тканью.Блюда использовались во время народных обрядовых действий, гаданий, магических процедур. В родильных ритуалах блюдо с водой использовалось во время обряда магического очищения роженицы и повитухи, который проводился на третий день после родов. Роженица «серебрила бабку», т.е. бросала в налитую повивальной бабкой воду серебряные монеты, а повитуха омывала ей лицо, грудь и руки. В свадебном обряде блюдо использовалось для всеобщего показа ритуальных предметов и поднесения подарков. Блюдо использовалось и в некоторых обрядах годового цикла. Блюдо было также атрибутом святочных гаданий девушек, называвшихся «подблюдными». В русской деревне существовал запрет на его использование в некоторые дни народного календаря. Для питья и приема пищи служила чаша. Деревянная чаша представляет собой сосуд полусферической формы на небольшом поддоне, иногда с рукоятями или кольцами вместо ручек, без крышки. Часто по краю чаши делали надпись. Либо по венцу или по всей поверхности чаша украшалась росписью, включающей растительный и зооморфный орнамент (широко известны чаши с северодвинской росписью). Изготовлялись чаши различной величины — в зависимости от их использования. Чаши большого размера, имевшие вес до 800 г и более, употреблялись наравне со скобарями, братинами и ковшами во время праздников и канунов для питья пива и браги, когда собиралось много гостей. В монастырях большие чаши использовались для подачи на стол кваса. Небольшие чаши, выдолбленные из глины, употреблялись в крестьянском быту во время обеда — для подачи на стол щей, похлебки, ухи и т.п. Во время обеда кушанья подавались на стол в общей чаше, отдельная посуда использовалась лишь во время праздников. Есть начинали по знаку хозяина, за едой не разговаривали. Зашедших в дом гостей угощали тем же, что ели сами, и из той же посуды.

Чашу применяли в различных обрядах, особенно в обрядах жизненного цикла. Ее также употребляли и в календарных обрядах. С чашей связывались приметы и поверья: в конце праздничного обеда принято было выпивать до дна чашу за здоровье хозяина и хозяйки, не сделавший этого считался врагом. Осушая чашу, желали хозяину: «Удачи, победы, здоровья, и чтобы в его врагах осталось крови не больше, чем в этой чаше». Упоминается чаша и в заговорах. Для питья различных напитков применяли кружку.

Кружка — это цилиндрическая посуда разного объема с ручкой. Глиняные и выточенные из дерева кружки украшались росписью, а деревянные — резьбой, поверхность некоторых кружек покрывалась плетением из бересты. Их использовали в повседневном и праздничном обиходе, были они и предметом обрядовых действий.Для питья хмельных напитков пользовались чаркой. Она представляет собой небольшой сосуд круглой формы, имеющий ножку и плоское дно, иногда могла быть ручка и крышка. Чарки обычно расписывались или украшались резьбой. Этот сосуд употреблялся как индивидуальная посуда для питья браги, пива, хмельного меда, а позднее — вина и водки в праздничные дни, так как пить разрешалось только по праздникам и подобного рода напитки были праздничным угощением для гостей. Пить было принято за здоровье других людей, а не за себя. Поднося гостю чарку вина, хозяин ждал от него ответной чарки.Чарку чаще всего использовали в свадебном обряде. Чарку с вином предлагал новобрачным священник после венчания. По очереди они отпивали из этой чарки по три глотка. Допив вино, муж бросал чарку под ноги и топтал ее одновременно с женой, приговаривая: «Пусть так под ногами нашими будут потоптаны те, которые станут посевать между нами раздор и нелюбовь». Считалось, что кто из супругов первым наступит на нее, тот и будет главенствовать в семье. Первую чарку с водкой хозяин подносил на свадебном пиру колдуну, которого приглашали на свадьбу в качестве почетного гостя, чтобы избавить молодых от порчи. Вторую чарку колдун просил сам и лишь после этого начинал защищать новобрачных от недобрых сил.

Единственным приспособлением для еды, пока не появились вилки, служили ложки. В основном они были деревянными. Ложки украшались росписью или резьбой. Соблюдались различные приметы, связанные с ложками. Нельзя было ставить ложку так, чтобы она опиралась черенком на стол, а другим концом на тарелку, так как по ложке, как по мосту, в миску может проникнуть нечистая сила. Не разрешалось стучать ложками по столу, так как от этого «лукавый радуется» и «скликаются на обед злыдни» (существа, олицетворяющие собой бедность и несчастье). считалось грехом убирать ложки со стола в заговенье, накануне положенных церковью постов, поэтому ложки оставались на столе до утра. Нельзя класть лишнюю ложку, иначе будет лишний рот или сядет за стол нечистая сила. В качестве подарка нужно было принести ложку на новоселье, вместе с караваем хлеба, солью и деньгами. Широко применялась ложка в обрядовых действиях.

Традиционной утварью для русского застолья являлись ендовы, ковши, братины, скобкари. Ендовы не считались ценными предметами, которые необходимо выставлять на самое лучшее место в доме, как это, например, делалось с братиной или ковшами.

Кочерга, ухват, сковородник, хлебная лопата, помело — это предметы, связанные с очагом и печью.

Кочерга — это короткий толстый железный прут с загнутым концом, который служил для размешивания углей в печи и сгребания жара. С помощью ухвата передвигали горшки и чугунки в печи, их также можно было вынуть или установить в печь. Он представляет собой металлическую дужку, укрепленную на длинной деревянной рукояти. Перед посадкой хлебов в печь под печи очищали от угля и золы, подметая его помелом. Помело представляет собой длинную деревянную рукоять, к концу которой привязывались сосновые, можжевеловые ветки, солома, мочало или тряпка. При помощи хлебной лопаты в печь сажали хлеба и пироги, а также вынимали их оттуда. Вся эта утварь участвовала в тех или иных обрядовых действиях.Таким образом, русская изба, с ее особым, хорошо организованным пространством, неподвижным нарядом, подвижной мебелью, убранством и утварью, была единым целым, составляющим целый мир.

Все фотографии защищены авторским правом. Любое воспроизведение фотографий без письменного разрешения автора запрещено. Приобрести лицензию на воспроизведение фото, заказать полноразмерное фото, фотографию в RAW формате можно у Андрея Дачника или приобрести на Shutterstock .
2014-2016 Андрей Дачник

Изба в виде клетского деревянного сруба различной конфигурации является традиционным русским жилищем для сельской местности. Традиции избы восходят к землянкам и домам с земляными стенами из которых постепенно стали подниматься чисто деревянные срубы без наружного утепления.

Русская деревенская изба обычно представляла собой не только дом для жилья людей, но целый комплекс построек, включавший в себя все необходимое для автономной жизни большой русской семьи: это и жилые помещения, и помещения для хранения, помещения для скота и птицы, помещения для запасов корма (сеновалы), помещения-мастерские, которые были интегрированы в один огороженный и хорошо защищенный от непогоды и чужаков крестьянский двор. Иногда часть помещений была интегрирована под единой кровлей с домом или входила в состав крытого двора. Только бани, почитавшиеся местом обитания нечистой силы (и источников пожаров) строили отдельно от крестьянской усадьбы.

Долгое время в России строили избы исключительно только при помощи топора. Такие приспособления как пилы и сверла появлялись только в XIX веке, что в некоторой степени снизило долговечность русских деревянных изб, так как пилы и сверла, во отличие от топора, оставляли «открытой» для проникновения влаги и микроорганизмов структуру дерева. Топор же «запечатывал» дерево, сминая его структуру. Металл практически не использовался при строительстве изб, так как был достаточно дорогим из-за его кустарной добычи (болотный металл) и производства.

С пятнадцатого века центральным элементом интерьера избы стала русская печь, которая могла занимать до одной четверти площади жилой части избы. Генетически русская печь восходит к византийской хлебной печи , которую заключили в короб и засыпали песком, чтобы дольше сохранять тепло.

Выверенная веками русской жизни конструкция избы не претерпевала сильных изменений со времен средневековья до XX века. И по сей день сохраняются деревянные постройки, которым насчитывается по 100-200-300 лет. Основной урон деревянному домостроению России нанесла не природа, а человеческий фактор: пожары, войны, революции, регулярные пределы собственности и «современная» реконструкция и ремонт русских изб . Поэтому с каждым днем все меньше и меньше становится вокруг уникальных деревянных построек, украшающих собой Русскую Землю, имеющих свою собственную душу и неповторимое своеобразие.

Русская изба символизирует собой Россию в малом. Ее архитектура представляет собой стойкость традиций, которые дошли до нас благодаря верности крестьян заповедям прошлого. На протяжении нескольких веков вырабатывались стиль, планировка и декор русской избы. Интерьер всех домов практически ничем не отличается, он вмещает в себе несколько элементов: несколько жилых комнат, сени, чулан и горницу, а также террасу.

Изба в России: история

Изба представляет собой деревянное строение, которое до трети своей части уходит под землю, напоминающее полуземлянку. Те дома, где не было печной трубы, именовались курными. Дым из печи выходил на улицу через входные двери, поэтому во время топки он висел над потолком. Чтобы сажа не падала на людей, сооружались специальные полки по всему периметру стен. Немного позже начали делать отверстия в стене, а потом и в потолке, которое закрывалось задвижкой. Декор русской избы курной был непримечательным. Полов как таковых не было, они были земляные, окон также дом не имел, были только небольшие окошки для освещения. В ночное время пользовались для освещения помещения лучиной. Через несколько столетий начали появляться белые избы, в которых были печи с трубами. Именно такой дом считается классической русской избой. Она делилась на несколько зон: печной угол, отделяемый от других занавесом, справа у входа располагался угол женский, а возле очага — мужской. С восточной стороны горизонта в доме располагался так называемый красный угол, где на специальной полке под вышитыми полотенцами в определенном порядке размещался иконостас.

Внутренняя отделка

Потолок в доме был из жердей, которые предварительно раскалывали пополам. На мощную балку выкладывали брусья, щели замазывали глиной. Сверху потолка насыпали землю. К балке подвешивали колыбель на специальное кольцо. Такой внутри предполагал обшивку внутренних стен досками из липы. Возле стен размещали лавки, на которых спали, и сундуки, где хранили вещи. На стены прибивали полки. Особой роскоши внутри избы не было. Каждая вещь, которую там можно было увидеть, была нужна в хозяйстве, лишнего ничего не было. В женском углу размещали предметы, необходимые для приготовления пищи, также здесь была прялка.

Элементы декора русской избы

В избах все блистало чистотой. На стены вывешивали вышитые полотенца. Мебели было мало, кровати и шкафы появились только в девятнадцатом столетии. Главным элементом был обеденный стол, который размещался в красном углу. Каждый член семьи всегда садился на свое место, хозяин сидел под иконами. В стол скатертью не накрывали, на стены не вывешивали никаких украшений. В праздники изба преображалась, стол выдвигали на середину комнаты, накрывали скатертью, на полки выставляли праздничную посуду. Еще одним элементом декора служил большой сундук, который был в каждой избе. В нем хранилась одежда. Сделан он был из дерева, оббит полосами из железа и имел большой замок. Также декор русской избы предполагал наличие лавок, где спали, и для грудных детей, которую передавали из поколения в поколение.

Порог и сени

Первое, с чем сталкивались, когда входили в избу, — это сени, что представляли собой помещение между улицей и отапливаемой комнатой. Они были очень холодными и применялись в хозяйственных целях. Здесь висело коромысло и прочие необходимые предметы. Хранили в этом месте и продукты питания. Перед входом в теплое помещение был выстроен высокий порог, где гость должен был поклониться хозяевам дома. Со временем поклон дополнился крестным знамением перед иконами.

Русская печь

Когда попадали в основную комнату, первое, на что обращали внимание, — это была печь. Так, предполагает наличие такого главного элемента, как русская печь, без которой помещение считалось нежилым. На ней также готовили пищу, в ней сжигали мусор. Она была массивной и долго сохраняла тепло, в ней было несколько заслонок для дыма. Здесь размещалось много полок и ниш для хранения посуды и прочих предметов быта. Для приготовления пищи применяли чугунки, которые ставились в печь при помощи рогачей, а также сковородки, глиняные горшки и кувшины. Здесь стоял самовар. Поскольку печь стояла в центре комнаты, она прогревала дом равномерно. На ней размещали лежанку, на которой могли помещаться до шести человек. Иногда сооружение было такого размера, что в нем могли мыться.

Красный угол

Неотъемлемой частью внутреннего декора избы считался который находился в восточной части дома. Он считался священным местом, здесь размещали вышитые полотенца, иконы, священные книги, свечи, святую воду, пасхальное яйцо и так далее. Под иконами находился стол, где принимали пищу, на нем всегда стоял хлеб. Иконы символизировали алтарь православного храма, а стол — церковный престол. Здесь принимали самых почетных гостей. Из икон в каждой избе были обязательными лики Богородицы, Спасителя и Николая Угодника. К красному углу были обращены изголовья постелей. В этом месте проводили множество обрядов, которые связаны с рождением, свадьбой или похоронами.

Лавки и сундуки

Сундук также являлся важным элементом декора. Он переходил по наследству от матери к дочке и размещался возле печи. Все убранство дома было очень гармоничным. Здесь присутствовало несколько видов лавок: длинные, короткие, кутные, судные и так называемые нищие. На них размещались различные предметы хозяйственного назначения, а на «нищую» лавку мог присесть незваный гость или нищий, который без приглашения вошел в дом. Лавки символизировали дорогу во многих старых обрядах.

Таким образом, перед нами представляется уютная русская изба, единство конструкции и декора которой является прекрасным творением, которое создал крестьянин. В доме не было ничего лишнего, все предметы интерьера использовались в повседневной жизни хозяев. На праздники изба преображалась, ее украшали предметами, сделанными своими руками: вышитыми рушниками, вытканными скатертями и многим другим. Это нужно помнить, если нужно принести в школу рисунок на эту тему. В 5-м классе на ИЗО «декор русской избы» — одно из предусмотренных программой заданий.

Люди обустраивали свои избы, сопоставляя их мироустройству. Здесь каждый угол и деталь наполнены особым смыслом, они показывают взаимоотношения человека с внешним миром.

Интерьер русских изб в большинстве своем очень похож и включает в себя ряд элементов, которые можно встретить в любом доме. Если говорить об устройстве избы, то она состоит из:

  • 1-2 жилых помещений
  • горница
  • чулан
  • терраса

Первое с чем сталкивался гость, зайдя в дом — это сени. Это своего рода зона между отапливаемым помещением и улицей. Весь холод задерживался в сенях и не поступал в основное помещение . Сени использовались славянами в хозяйственных целях. В этом помещении держали коромысло и другие вещи. В сенях располагался чулан . Это помещение, которое отделялось от сеней перегородкой. В нем располагался ларь с мукой, яйца и другие продукты .

Отапливаемое помещение и сени отделяли дверь и высокий порог. Такой порог делался для того, чтобы холодному воздуху было сложнее проникать в теплое помещение. Кроме этого, существовала традиции, согласно которой гость, входя в помещение, должен был кланяться, приветствую хозяев и домового . Высокий порог как раз «принуждал» гостей преклоняться, входя в основную часть дома. Так как вход без преклонения обеспечивал удар головы об косяк. С приходом на Русь христианства поклон домовому и хозяевам дополнился осенением себя крестным знамением и поклоном иконам в красном углу .

Переступая через порог, гость попадал в основное помещение избы. Первое, что попадало на глаза — печь. Располагалась она сразу слева или справа от двери . Русская печь — основной элемент избы. Отсутствие печи говорит о том, что строение является нежилым. Да и свое название русская изба получила именно благодаря печи, которая позволяет топить помещение. Еще одна важная функция данного устройства — приготовление пищи . До сих пор нет более полезного способа приготовления еды, чем в печи. В настоящее время существуют различные пароварки, которые позволяет сохранить максимум полезных элементов в пище. Но все это не сравнимо с приготовленной едой из печки. С печью связано много поверий. Например, считали, что она являлась любимым местом отдыха для домового. Или, когда ребенок терял молочный зуб, его учили бросать зуб под печку и говорить:

«Мышка, мышка, на тебе репяной зуб, а ты дай мне костяной зуб»

Также считалось, что мусор из дому нужно сжигать в печи, чтобы энергия не уходила наружу, а оставалась внутри помещения.

Красный угол в русской избе


Красный угол — неотъемлемая составляющая внутреннего убранства русской избы
. Он располагался по диагонали от печи (чаще всего это место выпадало на восточную часть дома — на заметку тем, кто не знает куда установить красный угол в современном жилище). Это было священное место, где находились рушники, иконы, лики предков и божественные книги. Необходимой частью красного угла являлся стол. Именно в этом углу вкушали пищу наши предки. Стол же считался неким алтарем, на котором всегда находился хлеб:

«Хлеб на стол, так стол престол, а хлеба ни куска – так и стол доска»

Поэтому даже сегодня традиция не позволяет сидеть на столе. А оставлять ножи и ложки считается дурной приметой. До сегодняшних дней сохранилось еще одно поверье связанное со столом: молодёжи запрещалось сидеть на углу стола, дабы избежать участи безбрачия.

Лавка с сундуком в избе

Предметы быта в русской избе играли каждая свою роль . Скрыня или сундук для одежды являлся важным элементов дома. Скрыня переходила по наследству от матери к дочери . В него складывалось приданное девушки, которое она получала после замужества. Располагался этот элемент интерьера русской избы чаще всего рядом с печкой.

Лавки также являлись важным элементов интерьера русской избы. Условно они делились на несколько видов:

  • долгая — отличается от остальных длиной. Считалась женским местом, где занимались вышиванием, вязанием и т. д.
  • короткая — во время трапезы на ней сидели мужчины.
  • кутная — устанавливалась около печи. На ней ставились вёдра с водой, полки для посуды, горшки.
  • пороговая — шла вдоль стены, где расположена дверь. Использовалась в качестве кухонного стола.
  • судная — лавка выше, чем другие. Предназначалась для хранения полок с посудой и горшков.
  • коник — мужская лавка квадратной формы с вырезанной конской головой сбоку. Располагалась около двери. На ней мужчины занимались мелким ремеслом, поэтому под лавкой хранились инструменты.
  • «нищая» также располагалась у двери. На нее мог садиться любой гость, вошедший в избу без разрешения хозяев. Связано это с тем, что гость не может пройти в избу далее матицы (бревно, служащее основанием для потолка). Визуально матица выглядит как выступающее бревно поперек основных уложенных досок на потолке.

Горница — это еще одно жилое помещение в избе. Имелось оно у зажиточных крестьян, ибо подобное помещение мог позволить себе не каждый. Горница чаще всего устраивалась на втором этаже . Отсюда её название горница — «гора» . В ней находилась другая печь, называемая голландкой . Это печь округлой формы. Во многих деревенских домах они стоят до сих пор, являясь украшением. Хотя даже сегодня можно встретить избы, которые отапливаются этими старинными приборами.

О печи уже сказано достаточно. Но нельзя не упомянуть и те инструменты, которые использовались в работе с русскими печами. Кочерга — самый известный предмет. Представляет собой железный прут с загнутым концом. Применялась кочерга для размешивания и сгребания углей . Помело же использовалось для очищения печи от углей .

С помощью ухвата можно было перетаскивать или передвигать горшки и чугунки. Он представлял собой металлическую дугу, которая позволяла захватывать горшок и переносить его с места на место. Ухват позволял ставить чугунок в печь без боязни обжечься .

Еще одним предметом, используемым в работе с печкой, является хлебная лопата . С помощью неё хлеб помещают в печь и вытаскивают после приготовления. А вот слово «чапля » знают не многие. Этот инструмент по другому называют сковородник. Использовался он для захвата сковороды .

Колыбель на Руси имели различные формы. Были и выдолбленные, и плетеные, и подвесные, и «ваньки-встаньки». Названия же их были на удивление разнообразны: люлька, зыбка, колиска, качалки, баюкалка. Но с колыбелью связан ряд традиций, который оставался неизменным. Так, например, считалось необходимым устанавливать колыбель в том месте, где младенец может наблюдать рассвет . Качать пустую колыбель считалось плохой приметой. В эти и многие другие поверья мы верим и по сегодняшний день. Ведь все традиции предков основывались на их личном опыте, который новое поколение приняло у своих пращуров.


Русское жилище — это не отдельный дом, а огражденный двор, в котором сооружалось несколько строений, как жилых, так и хозяйственных. Изба было общее название жилого строения. Слово «изба» произошло от древнего «истба», «истопка». Изначально так называлась основная отапливаемая жилая часть дома с печью.

Как правило, жилища богатых и бедных крестьян в деревнях практически отличались добротностью и количеством построек, качеством отделки, но состояли из одних и тех же элементов. Наличие таких хозяйственных построек, как амбар, рига, сарай, баня, погреб, хлев, выход, мшаник и др., зависело от уровня развития хозяйства. Все постройки в буквальном смысле слова рубились топором от начала до конца строительства, хотя были известны и применялись продольные и поперечные пилы. В понятие «крестьянский двор» включались не только строения, но и участок земли, на котором они располагались, включая огород, сад, гумно и т.п.

Основным строительным материалом было дерево. Количество лесов с прекрасным «деловым» лесом намного превосходило то, что сохранилось сейчас в окрестностях Саитовки. Лучшими породами дерева для построек считались сосна и ель, но сосне всегда отдавалось предпочтение. Дуб ценился за прочность древесины, но он был тяжел и труден в обработке. Его применяли только в нижних венцах срубов, для устройства погребов или в сооружениях, где нужна была особая прочность (мельницы, колодцы, соляные амбары). Другие породы деревьев, особенно лиственные (береза, ольха, осина), применялись в строительстве, как правило, хозяйственных построек

Для каждой надобности деревья выбирались по особым признакам. Так, для стен сруба стремились подобрать особые «теплые» деревья, поросшие мхом, прямые, но не обязательно прямослойные. В то же время для теса на кровлю обязательно выбирались не просто прямые, но именно прямослойные деревья. Чаще срубы собирали уже на дворе или поблизости от двора. Тщательно выбирали и место для будущего дома

Для возведения даже самых крупных построек срубного типа обычно не сооружали специального фундамента по периметру стен, но по углам изб закладывались опоры — крупные валуны или так называемые «стулья» из дубовых пней. В редких случаях, если протяженность стен была много больше обычной, опоры ставили и в середине таких стен. Сам характер срубной конструкции зданий позволял ограничиться опорой на четыре основные точки, так как сруб представлял собой цельносвязанную конструкцию.

Крестьянские избы

В основе подавляющего большинства построек лежала «клетка», «венец», — связка из четырех бревен, концы которых были рублены в связь. Способы такой рубки могли быть различными по технике исполнения.

Основными конструктивными типами рубленых крестьянских жилых строений были «крестовик», «пятистенок», дом с прирубом. Для утепления между венцами бревен прокладывался мох вперемежку с паклей.

но назначение связи было всегда одним — скрепить бревна межу собой в квадрат прочным узлами без каких-либо дополнительных элементов соединения (скоб, гвоздей, деревянных штырей или спиц и т.п.). Каждое бревно имело строго определенное место в конструкции. Срубив первый венец, на нем рубили второй, на втором третий и т.д., пока сруб не достигал заранее определенной высоты.

Крыши у изб были в основном покрыты соломой, которая, особенно в неурожайные годы, нередко служила кормом для скота. Иногда более зажиточные крестьяне возводили крыши тесовые или из драни. Тес изготавливался вручную. Для этого двумя работниками использовались высокие козлы и длинная продольная пила.

Повсеместно, как все русские, крестьяне Саитовки по распространенному обычаю при закладке дома клали деньги под нижний венец во все углы, причем красному углу полагалась более крупная монета. А там, где ставилась печь, не клали ничего, поскольку этот угол по народным представлениям, предназначался для домового.

В верхней части сруба поперек избы располагалась матка — четырехгранная деревянная балка, служащая опорой для потолочин. Матка врубалась в верхние венцы сруба и часто использовалась для подвешивания к потолку предметов. Так, к ней прибивалось кольцо, через которое проходил очеп (гибкая жердь) колыбели (зыбки). Посредине для освещения избы подвешивался фонарь со свечой, а позднее — керосиновая лампа с абажуром.

В обрядах, связанных с завершением строительства дома, существовало обязательное угощение, которое называлось «матичное». Кроме того, укладка самой матки, после которой оставалось еще достаточно большой объем строительных работ, рассматривалась как особый этап в возведении дома и обставлялась своими обрядами.

В свадебном обряде для благополучного сватовства сваты никогда не проходили в дом за матку без специального на то приглашения хозяев дома. В народном языке выражение «сидеть под маткой» означало «быть сватом». С маткой связывалось представление об отчем доме, удаче, счастье. Так, уходя из дома, нужно было подержаться за матку.

Для утепления по всему периметру нижние венцы избы засыпались землей, образуя завалинку, перед которой устанавливалась скамейка. Летом на завалинке и скамейке коротали вечернее время старики. Сверху на потолок обычно укладывалась опавшая листва с сухой землей. Пространство между потолком и кровлей — чердак в Саитовке называлось еще иставкой. На ней обычно хранили отслужившие свой век вещи, утварь, посуду, мебель, веники, пучки травы и пр. Детвора же устраивала на ней свои нехитрые тайники.

К жилой избе обязательно пристраивались крыльцо и сени — небольшое помещение, предохранявшее избу от холода. Роль сеней был разнообразной. Это и защитный тамбур перед входом, и дополнительное жилое помещение летом, и хозяйственное помещение, где держали часть запасов продовольствия.

Душой всего дома была печь. Нужно отметить, что так называемая «русская», а правильнее всего духовая печь — изобретение сугубо местное и достаточно древнее. Она ведет свою историю еще из трипольских жилищ. Но в конструкции самой духовой печи в течение второго тысячелетия нашей эры произошли весьма значительные изменения, позволившие гораздо полнее использовать топливо.

Сложить хорошую печь — дело непростое. Сначала прямо на земле устанавливали небольшой деревянный сруб (опечек), служивший фундаментом печи. На него настилали расколотые пополам небольшие бревна и выкладывали на них днище печи — под, ровный, без наклона, иначе выпекаемый хлеб получится кособоким. Над подом из камня и глины сооружали свод печи. Боковая часть печи имела несколько неглубоких отверстий, называемых печурками, в которых просушивали варежки, рукавицы, носки и т.д. В старину избы (курные) топились по-черному — печь не имела трубы. Дым уходил через маленькое волоковое окно. Хотя стены и потолок становились закопченными, с этим приходилось мириться: печь без трубы была дешевле в строительстве и требовала меньше дров. Впоследствии в соответствии с правилами сельского благоустройства, обязательными для государственных крестьян, над избами стали выводиться печные трубы.

Прежде всех вставала «большуха» — жена хозяина, если была еще не стара, или одна из невесток. Она затопляла печь, открывала настежь дверь и дымарь. Дым и холод поднимали всех. Малых ребят сажали греться на шесток. Едкий дым наполнял всю избу, полз кверху, висел под потолком выше человеческого роста. В древней русской пословице, известной с XIII века, говорится: «Дымные горести не терпев, тепла не видали». Прокопченные бревна домов меньше подвергались гниению, поэтому курные избы были более долговечны.

Печь занимала почти четверть площади жилища. Она протапливалась несколько часов, но, нагревшись, держала тепло и обогревала помещение в течение суток. Печь служила не только для обогрева и приготовления пищи, но и как лежанка. В печи пекли хлеб и пироги, варили кашу, щи, тушили мясо, овощи. Кроме того, в ней также сушили грибы, ягоды, зерно, солод. Нередко в печи, заменявшей баню, парились.

Во всех случаях жизни печь приходила крестьянину на помощь. И топить печь приходилось не только зимой, но в течение всего года. Даже летом нужно было хотя бы раз в неделю хорошо вытопить печь, чтобы испечь достаточный запас хлеба. Используя свойство духовой печи накапливать, аккумулировать тепло, крестьяне готовили пищу раз в день, утром, оставляли приготовленное внутри печей до обеда — и пища оставалась горячей. Лишь в летний поздний ужин приходилось пищу подогревать. Эта особенность духовой печи оказала решающее влияние на русскую кулинарию, в которой преобладают процессы томления, варения, тушения, причем не только крестьянскую, так как образ жизни многих мелкопоместных дворян не сильно отличался от крестьянской жизни.

Печь служила логовищем целому семейству. На печи, самом теплом месте избы спали старики, которые взбирались туда по приступкам — приспособлению в виде 2-3 ступеней. Одним из обязательных элементов интерьера были полати — деревянный настил от боковой стенки печи до противоположной стороны избы. На полатях спали, залезая с печи, сушили лен, пеньку, лучину. На день туда закидывали постельные принадлежности и ненужную одежду. Полати делали высокие, на уровне высоты печи. Свободный край полатей нередко ограждался невысокими перильцами-балясинами, чтобы с полатей ничего не падало. Полати были излюбленным местом детей: и как место для спанья, и как самый удобный наблюдательный пункт во время крестьянских праздников и свадеб.

Расположение печи определяло планировку всей жилой комнаты. Обычно печь ставили в углу справа или слева от входной двери. Угол напротив устья печи был рабочим местом хозяйки. Все здесь было приспособлено для приготовления пищи. У печи стояла кочерга, ухват, помело, деревянная лопата. Рядом — ступа с пестом, ручные жернова и кадка-квашня для закваски теста. Кочергой выгребали золу из печи. Ухватом стряпуха цепляла пузатые глиняные или чугунные горшки (чугуны), и отправляла их в жар. В ступе она толкла зерно, очищая его от шелухи, А с помощью мельницы перемалывала в муку. Помело и лопата были необходимы для выпечки хлеба: помелом крестьянка подметала под печи, а лопатой сажала на него будущий каравай.

Рядом с печью обязательно висел утиральник, т.е. полотенце и рукомойник. Под ним стояла деревянная лохань для грязной воды. В печном углу также находилось судная лавка (судно) или прилавок с полками внутри, использовавшаяся в качестве кухонного стола. На стенах располагались наблюдники — шкафчики, полки для нехитрой столовой посуды: горшков, ковшей, чашек, мисок, ложек. Мастерил их из дерева сам хозяин дома. В кухне нередко можно было увидеть глиняную посуду в «одежде» из бересты — экономные хозяева не выбрасывали треснувшие горшки, корчаги, миски, а оплетали их для прочности полосами березовой коры. Выше размещался печной брус (шест), на который ставилась кухонная утварь и укладывались разнообразные хозяйственные принадлежности. Полновластной хозяйкой печного угла была старшая женщина в доме.

Печной угол

Печной угол считался грязным местом, в отличие от остального чистого пространства избы. Поэтому крестьяне всегда стремились отделить его от остального помещения занавеской из пестрого ситца или цветной домотканины, высоким шкафом или деревянной переборкой. Закрытый, таким образом, печной угол образовывал маленькую комнатку, имевшую название «чулан». Печной угол считался исключительно женским пространством в избе. Во время праздником, когда в доме собиралось много гостей, у печи ставился второй стол для женщин, где они пировали отдельно от мужчин, сидевших за столом в красном углу. Мужчины даже своей семьи не могли зайти без особой надобности на женскую половину. Появление же там постороннего мужчины считалось вообще недопустимым.

Во время сватовства будущая невеста должна была находиться все время в печном углу, имея возможность слышать весь разговор. Из печного угла она выходила нарядно одетая во время смотрин — обряда знакомства жениха и его родителей с невестой. Там же невеста ожидала жениха в день отъезда под венец. В старинных свадебных песнях печной угол осмыслялся как место, связанное с отцовским домом, семьей, счастьем. Выход невесты из печного угла в красный угол воспринимался как уход из дома, прощание с ним.

В то же время печной угол, откуда имеется выход в подполье, на мифологическом уровне воспринимался как место, где может произойти встреча людей с представителями «иного» мира. Через печную трубу, по поверью, может прилетать к тоскующей по умершему мужу вдове огненный змей-дьявол. Принято было считать, что в особо торжественные для семьи дни: во время крещения детей, дней рождения, свадеб — к печи приходят умершие родители — «предки», чтобы принять участие в важном событии жизни своих потомков.

Почетное место в избе — красный угол — находилось наискосок от печи между боковой и фасадной стеной. Он, как и печь, важный ориентир внутреннего пространства избы хорошо освещен, поскольку обе составляющие его стены имели окна. Основным украшением красного угла являлась божница с иконами, перед которыми горела лампада, подвешенная к потолку, поэтому его называли еще «святым».

Красный угол

Красный угол старались держать в чистоте и нарядно украшали. Его убирали вышитыми полотенцами, лубочными картинками, открытками. С появлением обоев красный угол нередко обклеивали или выделяли из остального пространства избы. На полки возле красного угла ставили самую красивую домашнюю утварь, хранили наиболее ценные бумаги и предметы.

Все значимые события семейной жизни отмечались в красном углу. Здесь, как главный предмет мебели, стоял стол на массивных ножках, на которые установливались полозья. Полозья позволяли легко передвигать стол по избе. Его ставили к печи, когда пекли хлеб, перемещали во время мытья пола и стен.

За ним проходили как будничные трапезы, так и праздничные застолья. Каждый день в обеденный час за столом собиралась вся крестьянская семья. Стол был такого размера, чтобы каждому хватило места. В свадебном обряде сватание невесты, выкуп ее у подружек и брата совершались в красном углу; из красного угла отчего дома ее увозили на венчание в церковь, привозили в дом жениха и вели тоже в красный угол. Во время уборки урожая первый и последний сжатый сноп торжественно несли с поля и устанавливали в красном углу.

«Первый сжатый сноп называли именинником. С него начинали осеннюю молотьбу, соломой его кормили больную скотину, зерна первого снопа считались целебными для людей и птиц. Первый сноп обычно зажинала старшая в семье женщина. Он украшался цветами, его несли в дом с песнями и ставили в красный угол под иконы». Сохранение первых и последних колосьев урожая, наделенных, по народным представлениям, магической силой сулило благополучие семье, дому, всему хозяйству.

Всякий, входивший в избу первым делом снимал шапку, крестился и кланялся образам в красном углу, произнося: «Мир дому сему». Крестьянский этикет предписывал гостью, вошедшему в избу, оставаться в половине избы у дверей, не заходя за матку. Самовольное, без приглашения вторжение в «красную половину», где ставился стол, считалось крайне неприличным и могло быть воспринято как оскорбление. Пришедший в избу человек мог пройти туда только по особому приглашению хозяев. В красный угол сажали самых дорогих гостей, а во время свадьбы — молодых. В обычные дни здесь за обеденным столом восседал глава семьи.

Последний из оставшихся углов избы, слева или справа от двери, был рабочим местом хозяина дома. Здесь стояла лавка, на которой он спал. Под ней в ящике хранился инструмент. В свободное время крестьянин в своем углу занимался разными поделками и мелким ремонтом: плел лапти, лукошки и веревки, резал ложки, выдалбливал чашки и т.п.

Хотя большинство крестьянских изб состояло всего из одной комнаты, не деленной перегородками, негласная традиция предписывала соблюдение определенных правил размещения для членов крестьянской избы. Если печной угол был женской половиной, то в одном из углов дома специально отводилось место для сна старшей супружеской пары. Это место считалось почетным.


Лавка


Большая часть «мебели» составляла часть конструкции избы и была неподвижной. Вдоль всех стен, не занятых печью, тянулись широкие лавки, тесанные из самых крупных деревьев. Предназначены они были не столько для сиденья, сколько для сна. Лавки намертво прикреплялись к стене. Другой важной мебелью считались скамьи и табуретки, которые можно было свободно переносить с места на место, когда приходили гости. Над лавками, вдоль всех стен устраивали полки — «полавочники», на которых хранили предметы домашнего обихода, мелкие инструменты и т.п. В стене вбивались и специальные деревянные колышки для одежды.

Неотъемлемым атрибутом почти каждой избы Саитовки был шест — брус, вделанный в противоположные стены избы под потолком, который посредине, напротив простенка, подпирался двумя сохами. Второй шест одним концом упирался в первый шест, а другим — в простенок. Означенная конструкция в зимнее время являлась опорой стана для тканья рогож и других подсобных операций, связанных с данным промыслом.


Прялка


Особой гордостью хозяек были точеные, резные и расписные прялки, которые обычно ставили на видное место: они служили не только орудием труда, но и украшением жилища. Обычно с нарядными прялками крестьянские девушки ходили на «посиделки» — веселые сельские сборища. «Белая» изба убиралась предметами домашнего ткачества. Полати и лежанку закрывали цветные занавеси из льняной клетчатины. На окнах — занавески из домотканой кисеи, подоконники украшала милая крестьянскому сердцу герань. Особенно тщательно убиралась изба к праздникам: женщины мыли с песком и скоблили добела большими ножами — «косарями»- потолок, стены, лавки, полки, полати.

Одежду крестьяне хранили в сундуках. Чем больше достаток в семье, тем и сундуков в избе больше. Мастерили их из дерева, обивали для прочности железными полосами. Нередко сундуки имели хитроумные врезные замки. Если в крестьянской семье росла девочка, то с малых лет в отдельном сундуке ей собирали приданое.

В этом пространстве жил бедный русский мужик. Часто в зимнюю стужу в избе содержались домашние животные: телята, ягнята, козлята, поросята, а иногда и домашняя птица.

В украшении избы сказывались художественный вкус и мастерство русского крестьянина. Силуэт избы венчали резной

конек (охлупень) и кровля крыльца; фронтон украшали резные причелины и полотенца, плоскости стен — наличники окон, зачастую отражавшие влияние архитектуры города (барокко, классицизм и т.д.). Потолок, дверь, стены, печь, реже наружный фронтон расписывали.

Подсобное помещение

Нежилые крестьянские постройки составляли хозяйственный двор. Часто их собирали вместе и ставили под одной крышей с избой. Строили хозяйственный двор в два яруса: в нижнем находились хлева для скотины, конюшня, а в верхнем — огромный сенник, забитый душистым сеном. Значительную часть хозяйственного двора занимал сарай для хранения рабочего инвентаря — сохи, бороны, а также телеги и саней. Чем зажиточней крестьянин, тем больше по размеру был его хозяйственный двор.

Отдельно от дома обычно ставили баню, колодец, да амбар. Вряд ли тогдашние бани сильно отличались от тех, что и сейчас ещё можно встретить — маленький сруб,

иногда без предбанника. В одном углу — печь-каменка, рядом с ней — полки или полати, на которых парились. В другом углу — бочка для воды, которую нагревали, бросая туда раскалённые камни. Позднее для подогрева воды в печи-каменки стали вделываться чугунные котлы. Для смягчения воды в бочку добавляли древесную золу, приготавливая, таким образом, щелок. Все убранство бани освещалось маленьким окошечком, свет из которого тонул в черноте закопчённых стен и потолков, так как с целью экономии дров бани топились «по-черному» и дым выходил через приоткрытую дверь. Сверху такое сооружение часто имело почти плоскую односкатную кровлю, крытую соломой, берестой и дерном.

Амбар, а нередко под ним и погреб, ставили на виду против окон и поодаль от жилья, чтобы в случае возгорания избы сохранить годовой запас зерна. На двери амбара вешали замок — пожалуй, единственный во всем хозяйстве. В амбаре в огромных ящиках (сусеках) хранилось главное богатство земледельца: рожь, пшеница, овес, ячмень. Недаром на селе говаривали: «Каково в амбаре, таково и в кармане».

Для обустройства погреба выбирали более возвышенное и сухое место, которое не затоплялось полой водой. Котлован для погреба рыли достаточно глубокий, чтобы в лютые морозы не промерзали хранящиеся в погребе овощи. В качестве стенок погреба — тына использовались половинки дубовых бревен. Перекрытие погреба также изготовлялось из таких же половинок, но более мощных. Сверху погреб засыпался землей. В погреб вел лаз, который назвался творилами и в зимнее время сверху как всегда утеплялся. В погребе, как и в амбаре, оборудовались также сусеки для хранения картофеля, свеклы, моркови и т.д. В летнее время погреб использовался как холодильник, в котором размещали молоко и скоропортящие продукты.

https://www..html

QR код страницы

Больше нравится читать с телефона или планшета? Тогда сканируйте этот QR-код прямо с монитора своего компа и читайте статью. Для этого на вашем мобильном устройстве должно быть установлено любое приложение «Сканер QR кода».

Люди полотенца и воды (DVD) — Madonna House Publications, США

Этот DVD-видео, показанный в сетях EWTN и Salt + Light, рассказывает историю Madonna House, его основателей и членов, «людей полотенца и воды».

Идеальное введение в Дом Мадонны…

… община мирян, мирян и священников, основанная покойной русской Кэтрин Доэрти в Комбермире, Онтарио, Канада. Сообщество, которое последние полвека вело духовную жизнь, которая следует Малому Завету — простой, но самый прямой путь к Иисусу, «идти к бедным», «будучи бедным», «делать мелочи очень хорошо для всех». любовь к Нему.”Духовное посвящение Иисусу через Марию.

Иисус налил воды в таз и начал омывать ноги ученикам и вытирать их полотенцем… Он сказал им: «Вы знаете, что Я сделал с вами? Если я, ваш Господь и Учитель, умыл ваши ноги, вы также должны умыть ноги друг другу. Ибо я привел вам пример, что и вы должны поступать так, как я поступил с вами ». — Иоанна 13: 5–15

Фильм рассказывает историю Дома Мадонны, его основателей и членов, «людей полотенца и воды.«Он исследует их повседневный опыт, их бесстрашного свидетеля в мире. Свидетельствуя об истинном потенциале жизни, фильм раскрывает удивительно украшенные реальности, которые скрыты и ждут своего открытия в каждый священный момент нашей жизни. Добро пожаловать в Madonna House, насладитесь кусочком его восстановленной и обновленной жизни — жизнью молитвы и поклонения, работы и отдыха.

Профессионально созданный Arcadia Films, этот проницательный и трогательный новый DVD-видео получил высокую оценку среди сотрудников и друзей Madonna House, и он был показан на EWTN , глобальной католической телевизионной сети, и на Salt + Light , Канадская католическая телекомпания.

«Обыденность рутинной повседневной жизни — основа бескомпромиссной жизни по Евангелию. Никакая часть Евангелия не является абстрактной. Каждая часть требует воплощения, взывает к нему. Духовность должна воплощаться. Если это не так, это не настоящая духовность ». — Кэтрин Доэрти

DVD-видео (без ограничений по регионам), 47 мин. — Публикации Madonna House, 2002 — ISBN 0-921440-88-X

Примечание для наших зарубежных клиентов: некоторые из наших видеороликов доступны в формате PAL или SECAM, но не могут быть заказаны онлайн.Позвоните по телефону 1-613-756-3728, чтобы узнать цену и доступность для вашей страны.

Роман: Towles, Amor: 9780670026197: Amazon.com: Books

Из Джентльмен в Москве :

В отеле «Метрополь» было два ресторана: «Боярский», легендарное убежище на втором этаже, которое у нас уже есть посетил, и большую столовую рядом с вестибюлем, официально известную как «Метрополь», но с любовью именуемую графом «Пьяцца».

По общему признанию, Piazza не могла бросить вызов элегантности декора Боярского, изысканности обслуживания или тонкости кухни.Но Piazza не стремилась к элегантности, обслуживанию или утонченности. С восемьюдесятью столиками, разбросанными вокруг мраморного фонтана, и меню, в котором предлагалось все, от пирогов из капусты до котлет из телятины, Piazza задумывалась как продолжение города — его садов, рынков и всевозможных закусок. Это было место, куда русские, вырезанные из любой ткани, могли прийти, чтобы задержаться за чашкой кофе, встретиться с друзьями, спорить или увлечься игрой, и где одинокий посетитель, сидящий под большим стеклянным потолком, мог предаться восхищению, негодованию, подозрению. , и смех, не вставая со стула.

А официанты? Как и в парижском кафе, официантов Piazza лучше всего похвалить как «эффективных». Привыкшие перемещаться по толпе, они могут легко усадить вашу группу из восьми человек за стол на четверых. Отметив ваши предпочтения относительно звука оркестра, через несколько минут они возвращались с различными напитками, сбалансированными на подносе, и быстро разливали их по столу, не теряя стакан. Если с меню в руке вы колебались хотя бы на секунду, чтобы сделать заказ, они наклонились бы вам через плечо и ткнули бы в фирменное блюдо дома.А когда вкусили последний кусочек десерта, они уносили вашу тарелку, предъявляли чек и вносили сдачу менее чем за минуту. Другими словами, официанты на Пьяцце знали свое дело крошкам, ложкам и копейкам.

По крайней мере, так было до войны. . . .

Сегодня столовая была почти пуста, и графа обслуживал кто-то, кто казался не только новичком на площади, но и новичком в искусстве ожидания. Высокий и худой, с узкой головой и высокомерным поведением, он выглядел скорее как слон, сорванный с шахматной доски.Когда граф занял свое место с газетой в руке — международным символом обеда в одиночестве, — парень не стал убирать вторую сервировку; когда граф закрыл свое меню и поставил его рядом с тарелкой — международным символом готовности к порядку, — нужно было поманить парня мановением руки; и когда граф заказал окрошку и филе подошвы, тот спросил, не хочет ли он стакан сотерна. Без сомнения, прекрасное предложение, если бы только граф заказал фуа-гра!

— Возможно, бутылка Шато Бодлер, — вежливо поправил граф.

«Конечно», — ответил епископ с церковной улыбкой.

Конечно, бутылка Бодлера была чем-то вроде экстравагантности для обеда в одиночестве, но, проведя еще одно утро с неутомимым Мишелем де Монтенем, граф почувствовал, что его боевой дух нуждается в подъёме. Фактически, в течение нескольких дней он отбивался от состояния беспокойства. На своем обычном спуске в вестибюль он поймал себя на том, что считает шаги. Просматривая заголовки в своем любимом кресле, он обнаружил, что поднимает руки, чтобы покрутить кончики усов, которых больше не было.Он обнаружил, что проходил через дверь на площадь в 12:01 на обед. И в 1:35, когда он поднялся по 110 ступеням в свою комнату, он уже считал минуты, пока не сможет спуститься вниз, чтобы выпить. Если он продолжит идти этим курсом, потолок не заставит себя долго ждать, стены — внутрь, а пол — вверх, пока весь отель не превратится в форму с печеньем.

Пока граф ждал своего вина, он оглядел ресторан, но его товарищи по обеду не принесли облегчения.Напротив стоял стол, за которым сидели двое отставших из дипломатического корпуса, которые выбирали себе еду в ожидании эры дипломатии. Вон там, в углу, сидел в очках житель второго этажа с четырьмя огромными документами, разложенными на его столе, и сравнивал их слово в слово. Никто не выглядел особенно веселым; и никто не обращал внимания на графа. То есть, за исключением молодой девушки со склонностью к желтому, которая, похоже, шпионила за ним со своего столика за фонтаном.По словам Василия, эта девятилетняя девочка с прямыми светлыми волосами была дочерью овдовевшего украинского чиновника. Как обычно, она сидела со своей гувернанткой. Когда она поняла, что граф смотрит в ее сторону, она скрылась за своим меню.

«Ваш суп, — сказал епископ. Спасибо, мой добрый человек. Это выглядит вкусно. Но не забывай вино! »

«Конечно».

Обратив внимание на свою окрошку, граф с первого взгляда понял, что казнь похвальна — тарелка супа, которую любому русскому в комнате могла бы подать его бабушка.Закрыв глаза, чтобы уделить должное внимание первой ложке, граф заметил, что температура воздуха уместно понизилась, немного пересолили, чуть-чуть кваса было мало, но зато было совершенное выражение укропа — того предвестника лета, который напоминает песни. сверчков и успокоения души.

Но когда граф открыл глаза, он чуть не уронил ложку. Ибо на краю его стола стояла молодая девушка со склонностью к желтому, изучающая его с тем непримиримым интересом, который свойственен детям и собакам.Шок от ее внезапного появления усугубил тот факт, что ее сегодняшнее платье было лимонного оттенка.

«Куда они пошли?» — спросила она, не сказав ни слова.

«Прошу прощения. Куда кто пошел? »

Она наклонила голову, чтобы ближе рассмотреть его лицо.

«Да ну твои усы».

У графа не было особых причин общаться с детьми, но он был достаточно хорошо воспитан, чтобы знать, что ребенок не должен праздно приближаться к незнакомцу, не должен прерывать его во время еды и, конечно же, не должен задавать ему вопросы. о его внешности.Разве забота о собственном бизнесе больше не является предметом, преподаваемым в школах?

«Как ласточки, — ответил граф, — они ездили на лето в другое место».

Затем он поднял руку со стола в воздух, чтобы имитировать полет ласточек и предположить, как ребенок может последовать за ним. костюм

Она кивнула, чтобы выразить удовлетворение его ответом

«Я тоже буду путешествовать в другом месте на часть лета».

Граф склонил голову в знак поздравления.

«К Черному морю», — добавила она.

Затем она отодвинула пустой стул и села.

«Хочешь присоединиться ко мне?» он спросил.

В качестве ответа она покачивалась взад и вперед, чтобы устроиться поудобнее, затем оперлась локтями о стол. На шее у нее висел небольшой кулон на золотой цепочке, какой-нибудь талисман или медальон. Граф посмотрел на гувернантку молодой леди в надежде привлечь ее внимание, но она, очевидно, на собственном опыте научилась держать нос в своей книге.

Девушка еще раз наклонила голову клыком.

«Правда ли, что вы граф?»

«Это правда».

Ее глаза расширились.

«Вы когда-нибудь знали принцессу?»

«Я знал много принцесс».

Ее глаза расширились, затем сузились.

«Было ли ужасно тяжело быть принцессой?»

«Ужасно».

В этот момент, несмотря на то, что половина окрошки осталась в чаше, появился епископ с графским филе подошвы и поменял одну на другую.

«Спасибо», — сказал граф, все еще держа ложку в руке.

«Конечно».

Граф открыл рот, чтобы узнать, где находится Бодлер, но епископ уже исчез. Когда граф повернулся к своему гостю, она смотрела на его рыбу.

«Что это?» она хотела знать.

«Это? Это филе подошвы ».

«Это хорошо?»

«Разве вы сами не обедали?»

«Мне это не понравилось».

Граф перенес вкус рыбы на боковую тарелку и протянул ее через стол.«С моими комплиментами».

Она засунула все это в рот.

«Это вкусно», — сказала она, и это, если не самое элегантное выражение, было, по крайней мере, фактически правильным. Затем она немного грустно улыбнулась и вздохнула, устремив свой яркий синий взгляд на остаток его обеда.

«Хм, — сказал граф.

Получив боковую пластину, он перенес половину подошвы вместе с равной долей шпината и молодой моркови и вернул ее. Она снова пошевелилась взад и вперед, по-видимому, чтобы успокоиться на некоторое время.Затем, осторожно прижав овощи к краю тарелки, она разрезала рыбу на четыре равные части, сунула в рот правый верхний квадрант и возобновила свои исследования.

«Как бы принцесса провела свой день?»

«Как всякая барышня», — ответил граф.

Кивнув головой, девушка призвала его продолжить.

«Утром у нее были уроки французского, истории, музыки. После уроков она может навестить друзей или прогуляться в парке.А за обедом она ела свои овощи ».

«Мой отец говорит, что принцессы олицетворяют упадок эпохи побежденных».

Граф опешил.

«Возможно, несколько», — признал он. «Но не все, уверяю вас».

Она взмахнула вилкой.

«Не волнуйтесь. Папа замечательный, и он знает все, что нужно знать о работе тракторов. Но он абсолютно ничего не знает о том, как устроены принцессы ».

Граф выразил облегчение.

«Вы когда-нибудь были на балу?» — продолжила она после минутного размышления.

«Конечно».

«Вы танцевали?»

«Известно, что я натирал паркет». Граф сказал это со знаменитым блеском в глазах — той маленькой искрой, которая утихала жаркие разговоры и бросалась в глаза красавицам всех салонов Петербурга.

«Потереть паркет?»

— Гм, — сказал граф. «Да, я танцевал на балах».

«А вы жили в замке?»

«Замки у нас не так распространены, как в сказках», — пояснил граф.«Но я пообедал в замке. . . . »

Приняв этот ответ как достаточный, если не идеальный, девушка теперь нахмурилась. Она сунула в рот еще один квадрант рыбы и задумчиво жевала. Затем она внезапно наклонилась вперед.

«Вы когда-нибудь были на дуэли?»

«Дело почетного?» Граф заколебался. «Полагаю, я участвовал в своего рода дуэли. . . . »

«С пистолетами на тридцать два шага?»

«В моем случае это была скорее дуэль в переносном смысле.

Когда гость графа выразил свое разочарование по поводу этого неудачного разъяснения, он обнаружил, что утешает его:

«Мой крестный отец не раз был вторым».

«Секунду?»

«Когда джентльмен обиделся и требует удовлетворения на поле чести, он и его коллега назначают секундантов — по сути, своих лейтенантов. Именно секунданты устанавливают правила ведения боя ».

«Какие правила ведения боевых действий?»

«Время и место поединка.Какое оружие будет использовано. Если это будут пистолеты, то сколько шагов будет сделано и будет ли более одного обмена выстрелами ».

«Ты говоришь, твой крестный отец. Где жили и ? »

«Здесь, в Москве».

«Были ли его дуэли в Москве?»

«Один из них был. Фактически, это возникло из-за спора, произошедшего в этом отеле — между адмиралом и принцем. Насколько я понимаю, они уже довольно долгое время конфликтовали, но однажды ночью все достигло апогея, когда их пути столкнулись в вестибюле, и перчатка была брошена именно в это место.»

» Какое именно место? »

«У консьержа».

«Прямо там, где я сижу!»

«Да, я полагаю, что да».

«Они любили одну и ту же женщину?»

«Не думаю, что в этом замешана женщина».

Девушка недоверчиво посмотрела на графа.

«Женщина всегда вовлечена», — сказала она.

«Да. Хорошо. Какова бы ни была причина, за оскорблением следовало требование принести извинения, отказ в их предоставлении и шлепок перчаткой.В то время отелем управлял немец по имени Кеффлер, который, по общему мнению, был полноправным бароном. И было общеизвестно, что он хранил пару пистолетов, спрятанных за панелью в своем офисе, чтобы в случае инцидента секунданты могли поговорить наедине, можно было вызвать экипажи и увести враждующие стороны с оружием в руках. . »

«В предрассветные часы. . . »

«В предрассветные часы».

«В какую-то глухую точку. . .

«В какое-то отдаленное место».

Она наклонилась вперед.

«Ленский был убит Онегиным на дуэли».

Она сказала это приглушенным голосом, как будто цитирование событий из стихотворения Пушкина требовало осмотрительности.

«Да», — прошептал в ответ граф. «И Пушкин тоже».

Она серьезно кивнула.

«В Санкт-Петербурге», — сказала она. «На берегу Черной речки».

«На берегу Черной речки».

Рыбы молодой леди уже не было.Положив салфетку на тарелку и кивнув головой, чтобы предположить, насколько хорошо граф проявил себя в качестве компаньона на обеде, она поднялась со стула. Но прежде чем повернуться, она остановилась.

«Я предпочитаю тебя без усов», — сказала она. «Их отсутствие улучшает ваше. . . лицо. »

Затем она сделала необычный реверанс и скрылась за фонтаном.

Амор Таулз отвечает на вопросы о своем романе «Джентльмен в Москве»

ДЖЕНТЛЬМЕН В МОСКВЕ рассказывает историю русского аристократа, живущего под домашним арестом в роскошном отеле более тридцати лет.Как возникла идея?

За два десятилетия работы в инвестиционном бизнесе я много путешествовал по своей фирме. Каждый год я проводил недели в отелях далеких городов, встречаясь с клиентами и потенциальными клиентами. В 2009 году, приехав в свой отель в Женеве (восьмой год подряд), я узнал некоторых людей, задержавшихся в вестибюле с прошлого года. Как будто они никогда не уходили. Наверху в своей комнате я начал обдумывать идею романа, в котором человек застрял в большом отеле.Думая, что он должен быть там силой, а не по собственному желанию, я сразу же подумал о России, где домашний арест существует со времен царей. В следующие несколько дней я обрисовал большинство ключевых событий Джентльмен в Москве ; в течение следующих нескольких лет я построил подробный план; затем в 2013 году я уволился со своей основной работы и начал писать книгу.

Какова природа вашего увлечения Россией?

Вряд ли я русолог.Я не говорю на этом языке, я не изучал историю в школе и был в деревне всего несколько раз. Но когда мне было двадцать, я влюбился в писателей золотого века России: Гоголя, Тургенева, Толстого, Достоевского. Позже я открыл для себя дикие, изобретательные и самоуверенные стили письма авангарда России начала 20-го -х годов -го века, включая поэта Маяковского, танцора Нижинского, художника Малевича и режиссера Эйзенштейна. Просматривая эти работы, стало казаться, что у каждого состоявшегося художника в России есть свой манифест.Чем глубже я погружался в идиосинкразическую психологию страны, тем больше меня увлекало.

Казанский собор — идеальный символ загадочности России в советское время. Построенный в 1636 году на Красной площади в ознаменование освобождения Москвы от вторжений и начала правления династии Романовых, Казань была одним из старейших и наиболее почитаемых соборов России. В 1936 году большевики отметили 300- годовщину его освящения, сравняв с землей.Частично они сровняли собор, чтобы освободить Красную площадь для военных парадов, но также чтобы отметить конец христианства в России. Но Петр Барановский, архитектор, которому поручили руководить демонтажем, тайно составил подробные чертежи собора и спрятал их. Более пятидесяти лет спустя, когда коммунистическое правление подошло к концу, русские использовали рисунки Барановского, чтобы превратить церковный камень в камень.

Я нахожу увлекательным каждый аспект этой истории. Сам собор — напоминание о наследии России — древнем, гордом и благочестивом.Разрушая святыню, мы получаем представление о том, насколько безжалостным и несентиментальным может быть русский народ. Создавая его точную копию, мы видим их почти донкихотскую веру в то, что путем тщательной реставрации действия прошлого можно эффективно стереть. Но самое главное, в основе этой истории лежит одинокий человек, который, подвергаясь огромному личному риску, тщательно задокументировал то, что он разрушал, с маловероятной вероятностью того, что когда-нибудь это может быть восстановлено. Советская эпоха изобилует радикальными культурными изменениями и героями-стойкостью, которые работали изолированно, вразрез с историческим импульсом к более светлому будущему.

Это ваш второй роман, действие которого происходит в первой половине 20-го -го века. Можете ли вы рассказать о своем интересе к этому периоду?

Мой интерес к написанию о начале двадцатого века не является ни отражением любви к истории, ни ностальгией по ушедшей эпохе. Что привлекло меня в этом периоде, так это то, что он находится недалеко от настоящего. Это достаточно близко по времени, что кажется знакомым большинству читателей, но достаточно далеко, чтобы они не поняли из первых рук, что произошло на самом деле.Это дает мне свободу исследовать узкую границу между невероятно реальным и убедительно воображаемым.

Обычно мне нравится смешивать проблески истории с полетами фантазии, пока читатель не будет точно уверен в том, что реально, а что нет. Что касается «Джентльмен в Москве », например, запуск первой в мире атомной электростанции в России в 1954 году является историческим фактом, но собрание партийных лидеров, чтобы наблюдать за отключением света в Москве, — это изобретение.Точно так же маленькие медные пластинки на дне антиквариата, обозначающие их как собственность Народа, являются фактом, а винные бутылки без этикеток — фикцией.

Какие исследования вы проводили для книги?

Вместо того, чтобы заниматься исследовательскими проектами, мне нравится писать в тех областях, которые уже интересны. Даже в молодости я был поклонником 1920-х и 1930-х годов, с нетерпением читал романы, смотрел фильмы и слушал музыку той эпохи.Я использовал это глубоко укоренившееся знакомство в качестве основы для изобретения моей версии Нью-Йорка 1938 года в Rules of Civility . Точно так же я решил написать Джентльмен в Москве из-за моего давнего увлечения русской литературой, культурой и историей. Большая часть фактуры романа проистекает из союза моего воображения с этим интересом. Для обоих романов, когда я закончил первый набросок, я провел некоторые прикладные исследования, чтобы уточнить детали.

Что было самым сложным при написании книги?

Изначально я представлял, что главная проблема, поставленная книгой, заключается в том, что я запираю себя, своего героя и своих читателей в одном здании на тридцать два года.Но мой опыт написания романа в конечном итоге оказался похож на опыт графа под домашним арестом: отель продолжал открываться передо мной, открывая все новые и новые аспекты жизни.

В конце концов, геометрия романа вызвала гораздо более серьезную проблему. По сути, Джентльмен в Москве принимает форму ромба на своей стороне. С того момента, как граф проходит через вращающуюся дверь отеля, повествование постепенно разворачивается наружу. На следующих двухстах страницах накапливаются подробные описания людей, комнат, предметов, воспоминаний и второстепенных событий, многие из которых кажутся почти случайными.Но затем, когда книга переходит во вторую половину, повествование начинает сужаться, и все разрозненные элементы из первой половины сходятся. Битовые персонажи, мимолетные замечания, случайные объекты сливаются воедино и играют важную роль в приведении повествования к его резкому завершению.

Когда такая книга эффективна, она может доставить много неожиданного удовлетворения читателю. Проблема в том, что обилие элементов в первой половине может утомлять читателей, заставляя их так расстраиваться или скучать, что они бросают книгу.Итак, моя задача заключалась в том, чтобы сформулировать рассказ, точку зрения и язык таким образом, чтобы читатели получали удовольствие от первой части и чувствовали себя обязанными продолжить, несмотря на их неуверенность в том, к чему все идет. Удастся ли мне это сделать, решать вам.

Есть ли в книге центральная тема?

Надеюсь, что нет. Создавая роман, у меня нет существенного сообщения, которое я пытаюсь передать. Скорее, я надеюсь создать произведение искусства, которое, будучи удовлетворительно связным, содержит такое богатство образов, идей и личностей, что оно может вызывать различные реакции от читателя к читателю и от чтения к чтению.

По сути, я хочу собрать кучу ярких осколков стекла. Но вместо того, чтобы собирать эти осколки в мозаику с фиксированным изображением, я хочу бросить их на дно калейдоскопа, где благодаря блеску солнечного света и взаимодействию зеркал они создают замысловатую красоту, которую читатель может перенастроить. малейший поворот запястья.

Вы можете описать свой процесс?

Мой процесс написания Джентльмен в Москве был очень похож на мой процесс написания Правил вежливости .В обоих случаях я разрабатывал книгу в течение нескольких лет — в конечном итоге создав план, в котором подробно описаны настройки, события и взаимодействия персонажей, а также эволюция личностей и тем, глава за главой. Когда я буду готов начать писать, моя цель — закончить первый черновик за относительно короткий период времени. Таким образом, я написал первый черновик Правил вежливости за год и первый черновик Джентльмен в Москве за восемнадцать месяцев.

Пока я работаю над своим первым черновиком, я не делюсь своей работой.Но как только я закончил этот черновик, я в тот же день передаю его жене, редактору в Нью-Йорке, редактору в Лондоне, агенту и четырем друзьям с просьбой дать мне отзыв в течение трех недель. Затем я использую их различные отзывы, чтобы начать процесс пересмотра. Для обеих книг я трижды редактировал первоначальный черновик от начала до конца за три года.

Пока я работаю с очень подробным планом, когда работа идет хорошо, это преподносит мне множество сюрпризов. Я как раз писал сцену с буйабесом в « Джентльмен в Москве », когда, например, обнаружил, что Андрей был жонглером.Я была в процессе примерки Софии, когда обнаружила (вместе с графом), что Марина разработала платье без платья. И я был в разгаре второго или третьего наброска, когда я впервые заметил тот момент в Casablanca , когда Рик устанавливает вертикально опрокинутый бокал для коктейля.

Вы можете прокомментировать структуру книги?

Как вы могли заметить, у книги несколько необычная структура. Со дня домашнего ареста графа главы продвигаются по принципу удвоения: один день после ареста, два дня после, пять дней, десять дней, три недели, шесть недель, три месяца, шесть месяцев, один год, два года, четыре года, восемь лет и шестнадцать лет после ареста.В этой середине начинается разделение на половину принципа, при этом повествование увеличивается до восьми лет до побега графа, четырех лет до, двух лет, одного года, шести месяцев, трех месяцев, шести недель, трех недель, десяти дней, пяти дней, двух дни, один день и, наконец, поворот вращающейся двери.

Как ни странно, эта структура аккордеона, кажется, хорошо подходит для истории, поскольку мы получаем очень подробное описание первых дней заключения; затем мы прыгаем сквозь время через эпохи, определяемые карьерой, отцовством и изменениями в политическом ландшафте; и, наконец, по мере приближения к развязке мы возвращаемся к неотложной детализации.В стороне, я думаю, что это очень верно для жизни, потому что мы вспоминаем так много событий одного года в нашем раннем взрослом возрасте, но затем внезапно вспоминаем целое десятилетие как этап нашей карьеры или нашей жизни как родителей.

Как вы относитесь к ПРАВИЛАМ ГРАЖДАНСКОГО ДЖЕНТЛЬМЕНА В МОСКВЕ?

Когда я решал, что делать после Rules , я выбрал A Gentleman из нескольких проектов, которые я рассматривал.Оглядываясь назад, я вижу, что на мой выбор, вероятно, повлияло бессознательное желание перемен, потому что два романа — это исследование контрастов. Если первое происходит в течение одного года, то второе — тридцать два. Если первый бродит по городу, второй происходит в одном здании. Если первое — с точки зрения молодой женщины из рабочего класса, находящейся на подъеме, то второе — с точки зрения стареющего джентльмена, потерявшего все. И там, где первый практически свободен от детей и родителей, второй очень озабочен взаимоотношениями поколений.Последнее отличие состоит в том, что «Джентльмен в Москве» намного длиннее, чем Правила вежливости ; но у него такая же цена покрытия, так что вы получите на 50% больше слов за свои деньги!

Расскажите немного о гостинице Метрополь.

«Метрополь» — это настоящая гостиница, построенная в центре Москвы в 1905 году и принимающая гостей по сей день. Вопреки тому, что можно было ожидать, отель был настоящим оазисом свободы и роскоши в советские времена, несмотря на то, что он находился в двух шагах от Кремля и в нескольких кварталах от штаб-квартиры тайной полиции.

Поскольку «Метрополь» был одним из немногих прекрасных отелей в Москве в то время, почти все известные люди, посещавшие город, либо пили, либо обедали, либо ночевали в «Метрополе». В результате у нас есть ряд свидетельств о жизни в отеле из первых рук от известных американцев, включая Джона Стейнбека, e. е. Каммингс и Лилиан Хеллман. Вы можете просмотреть эти отчеты и прочитать краткую историю отеля в разделе Метрополь на этом веб-сайте.

Карта Москвы 1922 года из кн.Воспроизведено с любезного разрешения Алекса Колтера.

Созданы ли персонажи романа на реальных людях?

Ни один из главных героев романа не основан на исторических личностях или людях, которых я знал. Тем не менее, я присвоил свою жизнь мелочам, чтобы включить их в книгу, например, эти три примера:

Игра в наперстки, в которую граф играет с Софией, была из моего детства. Моя прабабушка была бостонским брамином и прожила до ста лет в роскошном доме.Когда мы с кузенами приходили к ней (в наших маленьких синих пиджаках), она приветствовала нас в своей гостиной. После соответствующего количества вежливого разговора она сообщала нам, что спрятала в комнате несколько наперстков и что тот, кто их найдет, получит доллар, что побуждает много суетиться.

Когда мне было десять лет, я бросил бутылку с запиской в ​​Атлантический океан в конце лета. Когда через несколько недель мы вернулись домой, на канцелярских товарах New York Times меня ждало письмо.Оказалось, что мою бутылку нашел Харрисон Солсбери, главный редактор « Times » и создатель ее Op-Ed page . Мы с ним переписывались много лет, и в конце концов я встретил его во время моего первого визита в Нью-Йорк, когда мне было семнадцать. Так получилось, что Солсбери был главой московского бюро Times с 1949 по 1954 год. Несколько ярких деталей в Джентльмен в Москве проистекают из его мемуаров; он также играет эпизодическую роль в конце романа, и именно его шляпу и плащ граф крадет, чтобы замаскировать свой побег.

Наконец, сцена, в которой яростная Анна Урбанова отказывается поднять свою одежду, выбрасывает ее из окна на улицу, а затем робко крадется среди ночи, чтобы забрать ее, была сцена, которая разыгралась между моими родители вскоре после замужества. Хотя это мама не собиралась забирать свою одежду, а отец выбросил ее в окно. Я оставлю вам угадывать, кто вышел посреди ночи, чтобы забрать их обратно.

Над чем вы сейчас работаете?

В прошлом году «Викинг / Пингвин» заключил со мной контракт на публикацию моих следующих двух романов; теперь мне просто нужно их написать. Как отмечалось выше, мне нравится тщательно проектировать свои книги, начиная процесс написания только после того, как у меня будет подробный план. Я все еще готовлю набросок своей следующей книги, но подозреваю, что она будет следовать за тремя восемнадцатилетними мальчиками на пути со Среднего Запада в Нью-Йорк в начале 1950-х годов …

Amor Towles

Нью-Йорк

Май 2016


Три наиболее часто задаваемых вопроса, которые я получаю…

В прошлом году, когда я встречался с читателями или переписывался с ними, снова и снова возникали два очень конкретных вопроса.Для читателей, которые уже дочитали книгу, вот:

Что за слова в заголовках глав?

Как вы, наверное, заметили, все главы книги озаглавлены словами, начинающимися на A. Почему так? Честно говоря, у меня нет хорошего ответа. В начале работы над романом у меня возник инстинкт, что я должен следовать правилу, и я доверял этому инстинкту. Один читатель предположил, что это была моя собственная версия игры «Зут»; другой предположил, что это дань первым буквам в именах Александр и Амор; третий предположил, что это произошло потому, что книга о новых начинаниях.Все эти ответы кажутся мне превосходными!

Как граф финансировал свое пребывание в «Метрополе»?

Из-за стихотворения « Где это сейчас», «» у графа есть друзья в верхних рядах партии (именно поэтому он был приговорен к домашнему аресту, а не тюрьме). В советское время льготники получали жилье от государства нередко. Максиму Горькому, например, подарили особняк Степана Рябушинского, бывшего миллионера (шедевр модерна, который стоит посетить, когда вы будете в Москве).Итак, я думаю, мы можем предположить, что чердак графа предоставляется бесплатно. В начале романа граф использует свое золото на дополнительные расходы. День, когда он решает прекратить использовать золото, — это тот самый день, когда он подходит к Андрею с просьбой о работе официантом.

На последней странице книги…

На последней странице книги человек сидит в таверне. Некоторые читатели не уверены, кто этот человек. Все, что я могу вам сказать, это то, что человек, сидящий в этой таверне, описывается определенным прилагательным, которое использовалось на протяжении всего романа для описания определенного персонажа.Итак, если вы внимательно читали, вы должны знать ответ сами.

AHT

Сентябрь 2017

История полотенца в России. Полотенце

Сегодня я хочу поговорить о полотенцах, истории их происхождения, значениях и связанных с ними народных традициях на Руси. Меня безумно интересует история народной вышивки, с удовольствием расскажу и покажу фото. Мы никогда не узнаем, кто первым начал вышивать, но возникшее в древности искусство вышивки крестом стало излюбленным рукоделием русских женщин.Особый трепет, желание узнать больше вызывают у меня народные традиции, связанные с любовью и творчеством.

Полотенца — история происхождения

В разное время вышивали нитками из конопли, хлопка, льна, шелка и натурального волоса. Не так давно на территории России археологи обнаружили фрагменты одежды IX-XII веков, расшитые золотом.

Рукодельницы вышивали полотенца, постельное белье, головные уборы, повседневную одежду и праздничные наряды.

Но вышитые крестиком полотенца — это не только предметы домашнего обихода. На протяжении веков вышивка неразрывно связана с древними обрядами и обычаями русского народа. Каждое полотенце имело свое значение.

Значение полотенец — фото

С раннего детства девочек обучали искусству вышивки, а к 13-15 годам они стали настоящими мастерицами. По вышивке судили, насколько экономна и трудолюбива будущая невеста. Приданое девушки вышивали сами, и во время сватовства будущие родственники внимательно его осматривали.

Ни одна свадьба на Руси не обходилась без полотенец, свято соблюдали традиции.

Молодых встречали с караваем, украшенным полотенцем, вышитым красными и золотыми нитями. Во время свадьбы молодые стояли на белом свадебном полотенце. Руки жениха и невесты связывали «союзным» полотенцем, на котором были вышиты имена жениха и невесты, слова «Совет и любовь», «На счастье». Как символ жизненного пути, по которому вместе пройдут муж и жена.

Свадебные полотенца хранились в семье, передавались из поколения в поколение, от матери к дочери.

Вышитые крестиком полотенца использовались для украшения икон, это были длинные домотканые полотна с узорами на концах или вышивкой на одной стороне. Божник обычно вышивали с преобладанием синего цвета — цвета Богородицы. Обязательно вышейте две начальные буквы от имени Б.М. (Богородица) или И.С. (Иисус Христос).

Были и специальные полотенца для выпечки хлеба.На них клали хлеб, так как положить хлеб на открытый стол считалось большим грехом.

Выездные полотенца говорили о достатке в доме, защищенном жилище от нечистой силы. Их вешали в горнице, украшали двери, окна, уголки.

Вышитые крестильные полотенца обязательно вышивала крестная мать. Она вышила их светлыми и яркими красками, чтобы жизнь ребенка была счастливой и радостной. Черный никогда не использовался.

Помню, в детстве у нас в доме было полотенце, от старости оно стало тонким, мама вырезала серединку и сшила. Сколько ему было лет и кто вышивал, я не знаю, и мне очень жаль. Интересно, есть ли в вашей семье полотенца и связанные с ними традиции. ? А вы знаете историю их происхождения и их значение?

информации] Интересных поделок:

История русского полотенца уходит

корни в глубокой древности.

Это теперь полотенце на кухне — вполне привычный предмет домашнего обихода или декора. Но на самом деле — раньше все было совсем иначе. В период великого Домостроя девушка с юных лет сама готовила себе приданое: шила, кроила и вышивала полотна, мечтая о том, каким уютным будет ее дом и каким счастливым будет ее семейное будущее.


«Полотенце» — послушайте это слово! Это уменьшительное от слова «Canvas».По принципу: полотно-полотенце, окно-окно, низ-низ. Полотенца вырезали из большого куска полотна, они были разных размеров, и каждое имело свое значение.

Наверное, поэтому так ценилось приданое, приготовленное невестой. Молодую хозяйку в семье мужа оценили по мастерству, аккуратности и мастерству вышивки полотенец.
Полотенца, изготовленные в девичестве и развешанные в новом доме на следующий день после свадьбы, были для молодой жены посвящением новой жизни и вкладом в общее дело создания большой и дружной семьи — очень счастливой семьи. о котором мечтала каждая девушка.

Иконы украшались вышитыми полотенцами, это полотенце называлось «Божник». Это были длинные домотканые полотна с узорами на концах или вышивкой на одной стороне. Божник обычно вышивали с преобладанием синего цвета — цвета Богородицы. На нем должны быть вышиты две начальные буквы имени Б.М. (Богородица) или И.С. (Иисус Христос).

Выездные полотенца говорили о достатке в доме, защищали жилище от нечистой силы. Их вешали в горнице, украшали двери, окна, уголки.

Вышитые полотенца для крестин должны были быть вышиты крестной матерью. Она вышила их светлыми и яркими красками, чтобы жизнь ребенка была счастливой и радостной.

Ни одна свадьба на Руси не обходилась без полотенец, свято соблюдали народные традиции. Во время свадьбы они, по народной традиции, стояли на белом свадебном полотенце. Руки жениха и невесты связывали «союзным» рушником, на котором были вышиты имена жениха и невесты.

Были также специальные вышитые хлебные полотенца — хлебопечки.Они кладут на них хлеб, потому что положить хлеб на открытый стол считалось большим грехом.

Современные полотенца часто изготавливаются в технике набивного узора на ткани и не идут ни в какое сравнение с теми древними полотенцами, пусть и грубыми, но с любовью отделанными и вышитыми разноцветным узором. Сколько часов вечерами мастерицы при свете факела работали над каждым таким полотенцем, сколько души и тепла вложено в каждое такое полотенце! Возможно, прогресс, который нас сейчас повсюду окружает, еще не так хорош, как о нем принято думать ?!

Текст работы размещается без изображений и формул.
Полная версия работы доступна во вкладке «Рабочие файлы» в формате PDF

Введение

Из всех предметов русского быта одно из почетных мест — полотенце. Их убранству в русской деревне всегда придавалось особое значение. Эти узоры и сегодня поражают своей гармонией и красотой. Чаще всего они ярко-красные, со строгим рельефным рисунком, свободно растекающиеся по серебристому льну. Сколько вкуса, умения, работы! Каждая мелочь говорит о том, что у нас действительно великое искусство.

К сожалению, мы о нем почти ничего не знаем. Где его истоки? Как и когда возникли эти удивительные узоры? Почему именно они, а не некоторые другие? Что, наконец, значили для наших далеких предков «украшения» полотенец? Все это неизвестно современному человеку. Поэтому наш взгляд скользит только по поверхности вещей, а суть древнего искусства остается загадкой. Итак, давайте попробуем вникнуть в это. Всего лишь немного — всего лишь один шаг….

Русские мастерицы — наши прабабушки — владели сложной техникой ручного ткачества и вышивки.Сегодня нам предстоит собирать этот навык буквально по крупицам, по крошечным старым обрывкам. В музеях перед каждым экспонатом трепещут — трогать не дают! Но не все можно понять по фотографиям. И еще одна печаль — практически не осталось людей, которые могли бы передать это умение. Это не просто кусочки ткани — это многовековой опыт наших предков, это вера, сохраненная в образах или даже их мировоззрении. Безграмотные (в нашем понимании) русские женщины на очень простом ткацком станке создавали ткани, подчиняющиеся всем законам геометрии.

Приступая к работе, среди старшеклассников был проведен опрос, который показал, что школьники мало знакомы с использованием старинных полотенец в народных обрядах, их ролью в жизни наших предков. Они знают цвета и материалы, из которых делали северные полотенца (Приложение № 1). Студенты не знают видов северной вышивки, узоров, которые вышивали на полотенцах.

Актуальность выбора темы: к сожалению, во многих современных семьях древние полотенца-обереги не сохранились, мастерство северной вышивки не передается из поколения в поколение, забыты традиции и ритуалы родного края.

Задача: изучить старые полотенца, сохранившиеся в моей семье.

✓ изучить литературу по данной теме;

✓ познакомиться с историей и особенностями северной народной вышивки;

✓ познакомиться с технологией изготовления полотенец;

✓ рассмотреть ритуальную роль полотенец в традиционной культуре;

✓ проанализировать орнаментальные мотивы северной вышивки;

✓ Сшейте полотенце, используя северные мотивы вышивки.

Объект исследования: Русские народные полотенца.

Предмет исследования : Ритуальная ценность полотенца, особенности северной вышивки.

Глава 1. История рушника, северной вышивки

1.1. Ритуально-обрядовое значение полотенца

Слово рушник происходит от корня «порвать» — рвать, рвать, то есть рушник — это рваный кусок ткани, в нашем сегодняшнем понимании — разрез. В славянских языках мы находим корень с этим значением в словах, означающих рубашка, лохмотья.Возникает вопрос: а почему рвали, а не порезали? Дело в том, что ткачество появилось задолго до изобретения ножниц по металлу. Они разрезают ее по мере необходимости, делая надрез чем-то острым, а затем рвут ткань руками по нитке. Созвучие со словом рука приводит к ошибочной интерпретации слова «полотенце» как полотенца для рук. Однако для протирки используются дворники — это кусочки ткани небольшой длины. Настоящее полотенце размером примерно 35-40 см и длиной 3-5 метров и более, богато украшено вышивкой, вышивкой, лентами, кружевом, тесьмой.Таким декоративным изделием невозможно протереть руки.

Рушник на Руси имел прежде всего ритуальное и обрядовое значение, а вовсе не повседневное. Существовало большое количество разновидностей полотенец, каждое из которых несло свое сакральное значение и имело четкое предназначение (Приложение № 2). В старину это было одним из самых важных дел в жизни и сопровождало человека от рождения до смерти, как бы отмечая главные моменты его судьбы. Новорожденного вытирали специальным полотенцем.Во время свадебной церемонии жениха и невесту поместили рядом и связали полотенцем, символизирующим брачные узы. Умирал человек — его гроб накрыли полотенцем. Полотенце часто использовалось для оплаты работы или покупки.

Фирменные красные узоры на выбеленном полотне полотенец — излюбленное украшение интерьера северных избы. Полотенцами украсили красный угол, вешали богиню, окна, позже стали украшать рамы с фотографиями, настенные зеркала, на них приносили хлеб-соль, накрывали ими ритуальную посуду.Один из старинных свадебных обычаев заключался в том, что невеста показывала свои изделия ручной работы. В доме была устроена своеобразная выставка ее работ, по которой оценивалось мастерство и трудолюбие невесты.

Были специальные повседневные полотенца, созданные коллективными усилиями жителей села за один день или одну ночь. По словам Г. Масловой, такие работы сотканы в знак сопротивления «нечистой силе». Их создавали по случаю любой катастрофы: эпидемии, засухи, града. Связь с аграрной магией вполне определенно выражалась, прежде всего, в содержании мотивов.

1.2. Особенности северной вышивки

Народная вышивка Архангельской области имеет много общего с вышивкой других северных регионов России и в то же время отличается от них оригинальностью, цветовым решением, композиционными приемами построения узоров.

Для вышивки брали тонкое льняное или пеньковое беленое домотканое полотно, поверх которого вышивали тканевые нити счетными нитками, что позволяло точно повторять даже самые сложные узоры.Вышивается льняными или шерстяными нитками собственного изготовления, окрашенными специально приготовленными натуральными красками. С появлением фабричных тканей и ниток в вышивке стали использовать импортные хлопковые, шелковые и шерстяные нити.

Почти все известные швы принадлежали северным мастерицам. Самые древние античные образцы выполнены двусторонним «росписью» швом. В вышивке сочетаются всего 2 цвета: серебристая льняная канва и ярко-красная нить узора. Позже стали вышивать «набором».Распространены счетные «потайные» швы, узор которых выполняется по всей ткани: «роспись», «набор», «крест», «счетная поверхность». Реже была прострочка — «белая линия» и переплетение цветов, когда вышивка идет на ткань предварительно вытянутыми нитками. И только в начале 20 века в изделиях северных мастериц появляется свободный цепной шов.

Глава 2. Основная часть

2.1. Роль цвета в вышивке, символике и семантике

Живая потребность в красоте, желание украсить свой дом и, наконец, сила традиций вынуждали женщин «выбирать» узоры на полотенцах, которые имели глубоко символическое значение.Образцы передавались вместе с навыками из поколения в поколение, от матери к дочери. Начнем с того, что так щедро украсили полотенце, конечно, не случайно. Делали это не только для красоты: по старинному поверью, эти узоры несли в себе силу добра и защищали от всякого зла. Это любопытный разговор, произошедший в то время, когда Б.А. Рыбаков в своей книге. Одна деревенская девушка готовила себе приданое, и ее мать внимательно наблюдала за работой.Увидев, что в кайме полотенца юная ткачиха поставила два ряда треугольников вершиной к вершине, она остановила ее: «Ты не можешь этого сделать, доченька! Вы получаете зубы дракона. Прикладываешь выкройки подошвы к подошве — будут выходить солнечные лучи. И они будут сиять на вас, пока живое полотенце. «Не правда ли, интересно? Как будто не полотенце украшают, а сказку рассказывают …

Б.А. Рыбаков в книге «Язычество древних славян» говорит, что «Рушник — продукт глубоко символичный и многозначный.Созданный по законам искусства, он не только украшает повседневную жизнь, но и является символическим напоминанием о невидимых связях, связывающих каждого человека с Богом, его семьей и предками. Узоры вышитых полотенец — это зашифрованный рассказ о жизни людей, природе, людях. «В начале 19 века создатели вышивки еще помнили о смысловом значении украшения, был жив и обряд чтения узоров.

Среди орнаментальных мотивов северной русской вышивки следует выделить зооморфные, растительные, бытовые, геометрические и культовые мотивы.Зооморфные мотивы представлены стилизованными изображениями птиц и животных. Изображение петуха и курицы чаще всего встречается в тамбуре, линейной вышивке, а также в изделиях золотого шитья Русского Севера. Растительные мотивы в орнаменте вышивки представлены деревьями, цветами, а также травами и плодами.

Среди привычных мотивов народного ткачества и вышивки особенно распространены кресты и ромбы — их бесконечное разнообразие незаменимо для любого тканого орнамента.Что они могли значить? (Приложение № 3).

Фон на тканях мастерицы называли «землей», поскольку льняной холст олицетворял землю Матери Сиру. Неслучайно он белый — у наших предков этот цвет ассоциировался с понятием добра, а кто на свете добрее матери? Если само полотно имеет прямое переплетение нитей, то узор как бы закрывает его косой сеткой и создает впечатление движения! Перед нами видимый образ огня, спускающегося на серебристую равнину земли и преображающего ее.Это самый общий и важнейший образ узорного ткачества и вышивки. Древняя славянская легенда гласит, что все на свете начало жить после того, как на земле загорелся огонь. Разве украшения не говорят то же самое? Мастерицы садились за работу только весной, но до начала полевых работ. Создавая свои огненные узоры, крестьянки как бы просили солнце светить все горячее и быстрее прогонять холод и тьму с земли, чтобы оно приносило сочные плоды на радость людям.Вот секреты узоров старинных полотенец. И это казалось просто красивым.

2.2. Отличительные особенности полотенец в разных направлениях

Наши предки воспринимали полотенце как холст, на котором красной нитью изображали прошлое, настоящее и будущее. Посетив музей Великого Устюга, школу ремесел в Сольвычегодске, осмотрев наборы открыток художественных музеев, прочитав необходимую литературу, был сделан вывод: несмотря на то, что произведения народного искусства, например полотенце, имеют общие черты. Тем не менее, каждый из районов, районов имеет свои отличительные особенности.

Например, полотенца «Каргаполя» — красочные, разноцветные, декоративные. Полотенца южных районов Архангельской области и приграничной Вологодской области богаты геометрической вышивкой, им свойственна горизонтальная и вертикальная симметрия. Для полотенец северных районов Архангельской области характерен зооморфный и растительный мотив .

2.3. Характеристики старых полотенец

К счастью, в моей семье сохранилось 4 старинных полотенца, которые сделала моя прабабушка.Эти полотенца бережно хранит моя бабушка Тамара Васильевна. Из воспоминаний бабушки: «Сначала ткань ткали, потом садились вышивать. С 5-7 лет крестьянские девушки были вынуждены постигать это ремесло, готовя собственное приданое к свадьбе. Схемы вышивки переходили от мамы к дочери . Что они означают? Так что кто об этом знает. Но я точно помню, что так и должно быть. Вышивать узоры было непросто, девушке требовалось внимание и усидчивость.Если вы просчитаете хотя бы один поток, ошибка сразу заметна. И дело идет не скоро. О хозяйке судили по умению вышивать. «Также из разговора с бабушкой мы узнали, что вышитые полотенца служат оберегом для дома и семьи, несут в себе энергию добра, счастья, благополучия, благополучия и любви.

В нашей работе мы рассмотрим ритуальную роль уцелевших полотенец и символическое значение вышивки.

Полотенце №1 : полотенце льняное с пришитым фабричным шнурком (размер 230 х 36 см).Вышивка выполнена красными и черными нитками на белом фоне в технике «крест». Цветочный узор выполнен в строгом геометрическом стиле, небольшие кустики ягод вышиты. Это один из самых распространенных мотивов вологодской вышивки, где любили вышивать ягоды: клюкву, бруснику, рябину, которые в народе называют «северным виноградом».

Полотенце №2 : полотенце льняное с пришитым фабричным шнурком (размер 230 х 38см). Вышивка выполнена красными и черными нитками на белом фоне в технике «крест».Цветочный узор состоит из ритмично повторяющихся цветов, которые являются центральным узором. Есть краевой орнамент — ритмично повторяющиеся листья.

Полотенце №3 : полотенце льняное потертое с пришитым фабричным кружевом (размер 260 х 36 см). В центральном узоре изображены повторяющиеся геометрические символы: ромбы, овалы, которые по своему смысловому значению обозначают изобилие, плодородие, жизнь, тепло. На кромочном узоре только ромбики. Между краем и центром рисунка вплетаются прямые красные линии, между которыми находится символ зигзага.Символическое значение этого узора вверху: небо с облаками, внизу: земля, пропитанная водой.

Скорее всего, распространены ритуальные полотенца №1, №2 и №3. Такие полотенца использовали в различных ритуалах, например, когда начиналась засуха или эпидемия скота.

Полотенце № 4 : Льняное полотенце с пришитым вручную кружевом (размер 260 х 40 см). Вышивка выполнялась красными, черными и бежевыми нитками по белому фону (скорее всего, использовались бежевые нити из-за отсутствия красных нитей).В центральном узоре вышит весь сюжет застолья: танцующие мужчина и женщина, а также мужчина, играющий на балалайке под склонившейся рябиной. По верхнему краю узора вышита надпись: «Обычная Варюшка на мою сторону». По нижнему краю вышиты ряд крестов и чередующихся ромбов, что означает земной небосвод и изобилие, плодородие. Я считаю, что это полотенце для свадебной церемонии, которое вышили для сестры или подруги невесты. Таким образом, это дружеское свадебное полотенце, которое подарили свидетелям — друзьям.

2.4. Изготовление ритуального полотенца

Изучив узоры на старых полотенцах, мы решили сделать ритуальное полотенце по мотивам северной вышивки. Для работы выбраны льняная ткань, канва (для облегчения работы), красные и черные нити мулине, яркая тесьма. Вышивая полотенце счетными стежками (роспись, набор, счетный шов), цепным швом, я узнал технологию их выполнения. Вышивая узоры на ритуальном полотенце, мы подбирали определенные мотивы по их значению.

Получилось льняное полотенце с пришитым вручную кружевом (160 х 34 см). На полотне вышиты ромбы, кресты, прямые и зигзагообразные линии, рога. Эти символы представляют собой плодородие, тепло, солнце, изобилие, жизнь, здоровье. На концах полотенца вышита женская фигура, защищающая от войн и уберегающая от напастей, и петухи, которых почитали на Руси, как птицы, пророчествующие, отгоняющие тьму и приветствующие восход солнца.

Так в моей семье появилось еще одно полотенце, которое можно использовать в различные семейные и религиозные праздники (свадьба, крестины, именины, карнавал и т. Д.).) и передавались из поколения в поколение.

Заключение

При выполнении работы изучали историю и роль цвета в северной вышивке, символику и семантику, ритуальное значение полотенец, характерные особенности полотенец Вологодской и Архангельской областей, исследовали четыре старинных полотенца, изготовили ритуальное полотенце на основе древних полотенец. мотивы. В исследовании использована информация из историко-краеведческого музея Великого Устюга, школы ремесел города Сольвычегодска, воспоминания моей бабушки и литература по данной теме.

Проведенное исследование позволяет утверждать, что в древнерусской культуре полотенца с нанесенным на них орнаментом играют особую роль. Древний орнамент никогда не содержал ни одной праздной линии: каждая черточка здесь имеет свое значение, является словом, словосочетанием, выражением общеизвестных понятий, идей.

К сожалению, современное поколение недостаточно осведомлено о народных традициях, обрядах, не знает видов и особенностей северной вышивки. Мы рекомендуем организовывать в школах кружки народных промыслов, в которых учащиеся постигают свои корни.Это означает, что есть надежда, что память предков останется в стремительно меняющемся мире, который не даст вам забыть свою историю. В нашей школе преподавался курс «Северная вышивка», который был интересен ученикам. Рушник в России всегда считался залогом счастья. Сейчас есть много разных полотенец. Их цвета, размер, форма, материал разнообразны. А вот полотенце ручной работы всегда интересно и необычно по старинным причинам. Глядя на прямые и загадочные вышитые узоры, по праву получаешь эстетическое удовольствие и прекрасное, доброе настроение.

Материал данной научно-исследовательской работы может быть использован в работе творческого объединения «Мастерица», кружка «Умелые руки», выставках декоративно-прикладного искусства, при разработке элективных курсов и подготовке семинаров по истории, традициям, обрядам. полотенец, особенности их реализации.

Библиография

    Дурасов Г.С., Яковлева Г.А. Изящные мотивы в русской народной вышивке / Г.С.Дурасов, Г.А. Яковлева. — М .: Советская Россия, 1990.- 126 с.

    Еременко Т.И. Волшебная игла: книга для студентов / Т.И. Еременко. — М .: Просвещение, 1988. — 158 с.

    Еременко Т.И. Рукоделие — 3-е изд. / Т. Еременко. — М .: Легпромбытиздат, 1992. — 151 с.

    Кришталева В.С. Узоры для вязания крючком / В.С. Кришталева. — М .: Легпромбытиздат, 1987. — 168 с.

    Лебедева А.А. Значение пояса и полотенец в русских семейно-бытовых обычаях и обрядах XIX — XX веков./ А.А. Лебедева. — М, 1989

    Маслова Г.С. Русская вышивка 17-20 веков / Г.С. Маслова. — М., 1978. —

    Рыбаков Б.А. Язычество древних славян / Б.А. Рыбаков. — М., 1981. —

    Ципилева И.В. Технология. Северная народная вышивка / И.В. Ципилев. — Архангельск, 2001. — 59 с.

Приложение № 1. Ответы учащихся

    Знаете ли вы, какую роль в повседневной жизни наших предков играли полотенца?

Самый частый ответ учеников 8-10 классов: «Наши предки использовали полотенца для украшения крестьянского быта.«

2. Есть ли в вашей семье старинные полотенца, созданные вашими прабабушками?

3. Из каких материалов были изготовлены полотенца?

Все опрошенные респонденты ответили, что использовали льняные ткани.

    Какие узоры были вышиты на полотенцах?

Самые повторяющиеся ответы: разные, геометрические, солнечные знаки, петушки.

    В современном обществе используются полотенца в любых традициях

(ритуалы)?

Самый популярный ответ — да.Несколько человек объяснили, что полотенце используют на свадьбах, крестинах и при встрече с почетными гостями.

    Какие виды вышивки использовали для изготовления полотенец на нашем Севере? Практически все респонденты затруднились ответить на этот вопрос, некоторые назвали его «крестиком».

    В какой цветовой гамме мастерицы шили полотенца?

Все опрошенные респонденты ответили, что мастерицы использовали два цвета: красный и белый.

Приложение №2. Разновидности полотенец

Виды полотенец

Назначение полотенца

Обычные полотенца

Таким полотенцам приписывают защитно-защитные свойства. Они создавались исключительно в светлое время суток, когда злые силы тьмы не могли им навредить. Такие полотенца использовались в различных ритуалах.

Дорожное полотенце

Маленькие, со скромной вышивкой, их дарили в дорогу тем, кто выходил из дома, отправляясь в путь: воинам, купцам, путешественникам они олицетворяли желание легкого пути и скорейшего возвращения.

Полотенце для беременных

Акушерка приняла новорожденного

Крестильное полотенце

На этом полотенце ребенка отнесли в храм и вытерли после того, как окунулись в купель. После крещения из этого полотенца могли сшить первую детскую рубашку, а можно было хранить до свадьбы, а то и до похорон.

Пасхальные полотенца

Предназначены для выпечки тортов, часто содержат аббревиатуры ХВ (Христос Воскрес) и символы яиц.

Пекарские полотенца

Предназначен для выпечки хлеба.

Блинный рулет

Их подарили им на Масленицу в благодарность за угощения хозяев.

«Божник»

Так называли полотенце, обрамляющее иконы.

Свадебные полотенца

Издревле изготовление свадебных рушников считалось обязанностью невесты.Считалось, что, вышивая свадебный рушник, невеста вышивает будущее своей семьи.

Приложение № 3. Символы и семантика в северной вышивке.

Изображение, символ

Название символа

Смысловое значение паттерна

Конец 19 века. Тарногский район.

Женщина с поднятыми руками

Защищает от войн и оберегает от несчастий.

Начало ХХ века. Сокольский район

В тамбуре часто встречаются изображения петуха и курицы, вышивка

Петуха на Руси почитали как птицу, пророческую, отгоняющую тьму и приветствующую восход солнца

Леопард олицетворяет храбрость, отвагу

Амулет, защита

Начало 19 века.Бабушкинский район.

Солнечная колесница

Середина 19 века. Белозерский район.

Древо жизни

Желание изобильной жизни

Середина 19 века. Никольский район.

Ромб — символ засеянного поля

Символ плодородия

Середина 19 века.Красноборский район.

Птицы на деревьях

Посредники между миром живых и миром мертвых.

Середина 19 века Тарногский район.

Живое солнце

Дарит тепло, жизнь

Твердь небесная и земная

В засушливое лето просили дождя

Вверху: небо с облаками; Внизу: земля, пропитанная водой

Начало 19 века Тарногский район.

Птица счастья, образ жар-птицы, на которой «перо горит, как жар»

Дружеская жизнь, единство мужа и жены

Районная конференция НИР

TOWEL STORY

Россия, Челябинская область,

Чебаркульский район, село Мельниково

Заварницына Елена Александровна, Лукина Анастасия

Зюзина Анна

Научный руководитель:

А.А.А. Заварницына

Учитель дополнительного образования

Мельниково

2009

  1. Введение ……………………………………………………………… 3
  2. Из истории полотенец ………………………………… …………. … 4
  3. Вышитые полотенца Евгении Григорьевны …………. … 7
  4. Полотенца для приданого ………………………………………………………………………………
  5. Заключение ………………… ………………………………………………… 1 0
  6. Описание практической части ………………………………… .. 11
  7. Использованные материалы и литература… …………….12
  1. ВВЕДЕНИЕ

Каждый день нас окружает огромное количество вещей, о происхождении которых мы даже не задумываемся. Среди этого количества вещей есть такой предмет, как полотенце. Их очень много в каждом современном доме. Вытираем полотенцем лицо и руки, идем в душ, в баню. Также обязательно на кухне полотенце.

Мы решили провести исследование, откуда такой необходимый предмет повседневного обихода, как полотенце, попал в наш современный дом.В своей работе мы использовали материал энциклопедии «Русская изба», а также рассказы местных жителей.

Цель работы:

Узнать, откуда в жизни русской деревни попал к нам такой необходимый предмет домашнего обихода, как полотенце.

Цели исследования:

  1. Найти и изучить литературу, в которой упоминается происхождение и использование полотенец.
  2. Провести опрос местных жителей о древнем использовании полотенец.
  3. Найдите винтажные вышитые полотенца.
  4. Восстановите одно из найденных полотенец для сохранения и передачи будущим поколениям.

ИЗ ИСТОРИИ ПОЛОТЕНЦЕВ

Предполагается, что полотенце произошло из тканого пояса. Поверхность ленты, изготовленной на ткацкой фабрике, увеличилась, и горизонтальный орнамент стал заменять более старый, вертикальный. Постепенно пояс стал шире и превратился в полотно. Самая простая форма полотна — полотенце.

Полотенце — кусок ткани белого цвета, самодельный или реже фабричный, обшитый вышивкой, тканым узором, лентами, полосами цветного ситца, кружевом, пайетками, тесьмой, бахромой.

Рукотка — кусок брезентовой ткани белого цвета для вытирания лица и рук после умывания, а также для протирания после мытья в ванне. В отличие от полотенца, ручная стиральная машина была короткой и мало украшенной.

Полотенце, то же, что и полотенце. Из дымохода из побеленного полотна снесли (отрезали) полосу длиной 4 метра, отсюда и название «пошлая».

Полотенце в доме царь. Каждое полотенце имеет свой узор, каждый узор имеет свое значение.

Молитвенное полотенце — полотенце с вышитой молитвой висело над иконами в красном углу.

Крестильное полотенце, вышитое для крещения ребенка.

Посадили свежий хлеб из печи — на плохом полотенце вышили маки через поле.

Полотенце ручного плетения было вышито для заговора молодежи.

Молодые люди в церкви преклоняли колени на свадебном рушнике, на нем вышивали кресты и голуби.

Полотенца чтили на Руси, переходили от дедов к внукам, вытаскивали из костров.Красивые полотенца вышивали годами. Вышивальщицы знали более двухсот строчных стежков. Чтобы скорей на праздник — вышивают одностороннюю, а девушку на свадьбу — двустороннюю. Узлы в вышивке оставлять нельзя, считалось, что они могут привести к ссоре.

Мелкие недоработки тоже не удавалось удвоить, чтобы не навредить судьбе.

Красная изба не с уголками, а с пирогами. Русская изба тоже красная с углами.

Полотенца пошли на праздничное убранство избы. Их вешали на стены, зеркала, иконы к большим праздникам, таким как Пасха, Рождество. Кроме того, полотенца развешивали на свадьбах, на крестинах, в день трапезы по случаю возвращения с военной службы или приезда долгожданной семьи.

Полотенца обычно изготавливали дома и очень редко покупали в магазинах или на ярмарках. Каждая крестьянская девушка могла сплести необходимое для полотенец тонкое белое полотно и украсить его, как это было принято в ее деревне.

По обычаю, полотенца были необходимой частью приданого девушки. Полотенцами украсили арку коня свадебного кортежа. При входе в церковь было положено длинное полотно, по нему ходили молодые люди. Сваха накрывала плечи невесты «поколенческим полотенцем», то есть присутствовавшей на свадьбах матери и бабушки. Полотенце использовалось невестой как фата. Накинутая через голову должна уберечь ее от сглаза, порчи в самый ответственный момент жизни.Полотенце использовалось в церемонии «присоединения к молодым» перед вином: невесте и жениху связывали руки «на веки веков, на долгие годы».

Полотенце было подарено бабушке — акушерке, которая родила ребенка, крестному и крестному отцу, крестившим младенца. Полотенце присутствовало на обряде «Бабы каша», который проходил через несколько дней после рождения ребенка. Накрыли горшок с кашей, совместное поедание которой было воспринято как укрепление семейного союза и включение в него новорожденного.

Однако полотенце играло особую роль в похоронных и поминальных ритуалах. Вышитые полотенца накидывали на голову покойного, которую кладут в красный угол. Он должен был висеть под иконами сорок дней. В траурном поезде к конской арке были привязаны полотенца. На них в могилу опустили гроб.

Все эти действия с полотенцем были широко распространены в русской деревне, основываясь на древних мифологических представлениях славян. Полотенце выступало в роли талисмана, знака принадлежности к определенному семейно-родовому коллективу, интерпретировалось как предмет, воплощающий души предков «родителей», пристально следивших за жизнью живых.

Этот символизм полотенца исключал его использование для вытирания рук, лица, пола, посуды. Для этого использовали носовой платок, протирочную машинку, скребок и т.д. село Мельниково и село Травники.

Первым, кого мы посетили, был житель села. Травники Шумихина Евгения Григорьевна.

Юность Евгении Григорьевны прошла в селе Туманы Кировской области. Ее семья сама шила ткань для полотенец. Ткань была соткана настолько широкой, насколько это было необходимо для изготовления полотенца. Евгения Григорьевна показала домотканое сукно, сшитое на ткацкой фабрике ее мамой. Анна Федоровна Астраханцева, 1910 года рождения (жила в селе Туманы Кировской области). Евгения Григорьевна не помнит точную дату написания картины, но предполагает, что это было около 40-х годов. Готовое полотно было украшено вышивкой и кружевом.

Дом украшали вышитые полотенца. Перед большими праздниками (Пасхой, Рождеством и т. Д.) Избы обязательно белили, либо только после этого по всей избе развешивали полотенца. Самые красивые полотенца были развешаны в красном углу. Зеркала, старые фотографии или просто развешанные на стенах избы тоже украшали полотенцами.

На свадьбу девушке пришлось вышить большое количество полотенец. По количеству полотенец и красоте вышивки на них судили о мастерстве невесты и достатке семьи.Полотенца принесли в дом жениха и повесили на стены, чтобы люди могли полюбоваться творчеством невесты, оценить ее вкус и трудолюбие. На свадьбе невеста подарила полотенца тестю и свекрови, родственникам и парням жениха, а также подругам.

С древних времен до наших дней полотенца остаются белыми, без вышитых полотен. Гроб несли на полотенцах, отдавая последнюю дань усопшим, на них опускали гроб в могилу.После похорон односельчанам раздавали полотенца, а вышитое полотенце повесили на крест и оставили на кладбище.

В будние дни для вытирания лица и рук использовались простые полотенца без вышивки. И только в редких случаях, в большие праздники, гостям могли подать вышитое полотенце, но вышивка на таком полотенце была довольно простой. Полотенца, используемые на кухне для мытья посуды, тоже не вышивали.

Евгения Григорьевна показала полотенца.

Одно из полотенец связано с помощью крючка «тамбурная вышивка». Евгения Григорьевна рассказывала … что вышивала это полотенце вместе с мамой в 8-10 лет, когда они еще жили в Кировской области. На этом полотенце Евгения Григорьевна обучалась искусству вышивки. Вышивка выполнена светлыми нитками на ярко-красном поле ткани, которое вставлено в белую основу для полотенца, отделанную фабричным кружевом. Этому полотенцу примерно 60 лет.

Следующее полотенце вышили чуть позже.Ткань вышита сложной вышивкой крестиком, края полотенца обработаны филейной вязкой. Полотенце использовалось для украшения избы.

Еще одно полотенце, которое нам показала Евгения Григорьевна, выглядит очень скромно. Вышивка на нем выполняется простым крестиком и растягивается в узкую линию, расположенную по самому краю полотна. Возможно, это были полотенца, которыми вытирали лицо и руки. Все полотенца, показанные нам Евгенией Григорьевной, изготовлены из домотканого полотна.

Мы нашли очень интересное полотенце у Лебедевой Анны Ивановны, она жила в селе Русская Теча Красноармейского района Челябинской области.

Полотенце изготовлено специально для украшения красных угловых икон. Края полотенца соединяются. Низ полотенца украшен двумя полосками вышивки. Вышивка выполнена сложной вышивкой крестиком. Между полосами вышивки и по низу полотенца вставляются схемы филейного вязания, вышивка также расположена по бокам.Основа полотенца изготовлена ​​из ткани фабричного производства.

ПОЛОТЕНЦА В СПАЛЬНЕЙ

Евдокия Петровна достала несколько полотенец с дальней полки шкафа. «Раньше молодые люди немного гуляли, девочки оставались дома, занимались рукоделием, готовили себе приданое.

Мы с подругой Валентиной Печенкиной (1935 года рождения) помогали друг другу собирать приданое. Моя подруга хорошо вышивала, а я умела вязать кружева крючком. Когда я выходила замуж, подруга вышила мне два полотенца в подарок, и я связал их крючком.»

Полотенца, подаренные Евгенией Петровной Кашигиной, вышиты двусторонней гладью, основа полотенец изготовлена ​​из ткани, купленной в магазине, края полотенца обработаны вырезной вязкой. 1957 г., на свадьбу Евдокии Петровны.

Евдокия Петровна разворачивает очередное полотенце. «Это полотенце принадлежало моей свекрови Наталье Михайловне Кашигиной, 193 г.р. свадебная церемония и перешла к ней от матери.А свадьба Натальи Михайловны была необычной, она состоялась в тот самый день, когда умер Ленин. В стране объявлен траур, запрещены все зрелищные мероприятия. Но поскольку к свадьбе все было уже готово, родители решили не отменять свадьбу. Свадьба прошла скромно, тихо, без лишнего шума и веселья, в кругу семьи.

Полотенце Натальи Михайловны Кашигиной, скорее всего, тоже из ткани, купленной в магазине. Вышивка на полотенце выполнена простым крестиком в традиционных для старинной вышивки цветах: красном и черном.В центре вышивки — корона с инициалами внутри. Мы предположили, что корона с буквенными инициалами внутри предполагает, что полотенце действительно имеет какое-то отношение к свадебной церемонии. Веня выполнен вышивкой «сложный крест», также в красном и черном цветах. Края полотенца обработаны фабричным кружевом.

У полотенец Евдокии Петровны есть еще одна интересная особенность, на протяжении многих лет они пользуются большим спросом у жителей нашего села.Редкая свадьба проходит без полотенец Евдокии Петровны. На некоторых свадьбах полотенца завязывают свидетели, сопровождающие жениха и невесту, а иногда их подают с хлебом-солью при встрече молодых людей.

Примерно в 60-х годах полотенца фабричного производства начали входить в сельский быт, постепенно вытесняя вышитые полотенца, они прочно вошли в современную жизнь человека. Но культура использования полотенец сохранилась. С большими мягкими и красивыми полотенцами идем в душ, ванну.Более простыми полотенцами мы протираем лицо, а для рук и на кухне используем вафельные полотенца. Но в нашей современной жизни не забыты и старые вышитые полотенца. Их до сих пор используют на современных свадьбах. Полотенца остаются неизменными при проведении поминального обряда.

ВЫВОД: таким образом, полотенца заняли особое место в культуре русской деревни, они сопровождали человека всю его жизнь. Новорожденного принимали на полотенце, а в последний путь человека проводили на полотенцах.Особенно много полотенец должно быть в приданом девушки. Каждое старинное полотенце читается по-своему, имеет свое значение, но все они несут в себе солнечную энергию радости, счастья, добра, любви и благополучия.

ОПИСАНИЕ ПРАКТИЧЕСКОЙ ЧАСТИ

В практической части работы мы попытались восстановить одно из найденных полотенец, принадлежащее Наталье Михайловне Кашигиной. В ходе работы освоили декоративные стежки, используемые при вышивании простым крестиком, применили навык вязания крючком.

Перед тем, как приступить к работе, мы изучили рисунок на полотенце и предположили, что рисунок сделан путем подсчета ниток, без использования холста.

Затем мы постарались максимально точно перенести схему рисунка на бумагу в клетке, немного поправив ее и сделав более симметричной.

В основу полотенца положен бязь, купленная в магазине. Для того, чтобы более правильно и аккуратно вышить узор выкройки, по краям полотенца была пришита канва.

Рисунок на полотенце выполнен в традиционных красных и черных тонах.

Края полотенца отделаны кружевами, связанными крючком. Кружево связано крючком в технике «вырезка крючком».

Вышивка на полотенце выполнена Зюзиной Аннв и Лукиной Анастасией. Вязание крючком по краю полотенца выполняла Елена Заварницына.

Сегодня трудно представить себе значение вышивки в жизни старинного русского села. Все, что окружало человека в повседневной жизни, было тщательно украшено трудолюбивыми руками.Особенно нарядной была женская праздничная одежда. Вышивали также верхнюю одежду, пояс, варежки, обувь.

Крестьянский дом украшали вышитыми тканями: на столе расстилали скатерти, накрывали ложе простыней с изящным краем или развешивали широкий балдахин. В праздники и дни семейных торжеств по стенам развешивали красивейшие полотенца, вешали на окна, на богиню.

В древности полотенце, вышитое соответствующими узорами-символами, было неотъемлемым атрибутом многих ритуалов.На протяжении веков ему придали важное образное и символическое значение. Важные события в жизни людей никогда не обходились без полотенец. Наверное, во всем декоративном искусстве нет другого такого, что концентрировало бы в себе столько разных символических значений.

Что именно сделало полотенце постоянным участником всех традиций? Отчасти это связано с тем, что благодаря своей форме полотенце является символом пути, дороги жизни, поэтому оно неизменно использовалось во всех ритуалах, связанных с обрядами перехода — будь то рождение, крещение. , свадьба, проводы в дальнее путешествие или погребальные обряды.

Полотенце всегда ассоциировалось с чистотой, очищением, святостью, добром и, как следствие, защитой от всего плохого. Это придавало полотенцу нотку святости, внушало почтительное и трепетное отношение, делало его талисманом и символом удачи в любом деле. Вышитые на ней орнаменты, символы несли особый смысл и глубокий смысл.

Каждая девушка должна была приготовить для своего приданого не менее сорока вышитых полотенец. Самый большой и нарядный — жениху в знак согласия невесты и ее родителей на свадьбу.А когда в день свадьбы он пришел за невестой, жениху в шапке положили украшенное полотенце. Невеста дарила родственникам жениха полотенца, ими украшали свадебный шлейф: вместо поводьев заворачивали дуги, укладывали их по спинам лошадей. И всех, кто участвовал в поездке, они тоже «очертили»: жених и невеста держали в руках полотенца, парень повязывал их крест-накрест на груди, путешественники — на головных уборах.Во время свадебной церемонии жениха и невесту ставили рядом и связывали полотенцами.

Он играл особую роль в обрядах родов и крещения. А когда человек умирал, ему на шею обвязывали полотенце и вкладывали в правую руку, накрывали гроб полотенцем и опускали в могилу на полотенцах. Сорок дней после смерти полотенце раскладывали на подоконнике, считая, что в нем «отдыхает» душа умершего. А в дни поминовения развешивали полотенце за окном, чтобы «пришедшие» умершие родители использовали его для входа в дом.

С принятием христианства возникла традиция украшать иконы рушниками, которых называли богами («благочестивые», «монархи»). Как правило, иконы вешали на покут, поэтому полотенца назывались «покутными». Их длина достигала трех и более метров.

В большие праздники — Рождество, Пасху, храмовый праздник, на свадьбу — избы обвешивали более украшенными рушниками — праздничными, а во время поста — «стражниками», чисто белыми или с украшенными краями, чаще темных тонов.

Русские традиции — Путеводитель по русской культуре и обычаям

На главную / Русская культура и этнография / Путеводитель по русским традициям, культуре, обычаям и этикету

Если вы готовы приложить немного усилий, чтобы узнать о русских традициях, уникальной культуре и обычаях России, а также о многих странных и замечательных особенностях личности, присущих русской психике, вы найдете путешествие по России бесконечно более полезным.

Взаимодействие с местными жителями дает вам возможность по-настоящему проникнуться русским образом жизни через общее понимание и понимание их культуры, а также того, что она поразительно схожа и сильно отличается от собственной.Хотя это руководство призвано охватить основные правила, которые можно и нельзя делать во время путешествий по России, важно помнить, что россияне — очень гордые люди. Любая попытка принять язык и культуру, которыми они так дорожат, скорее всего, будет встречена с большим энтузиазмом и воодушевлением.

Русские традиции и культура — Обзор

Русские традиции и культурная жизнь складываются из множества вещей, основанных на богатой, увлекательной и древней истории, прочных связях с традициями и чрезвычайно влиятельной совокупности русского искусства и литературы.Русские по понятным причинам гордятся своей культурой. В советское время многие обычаи и традиции имперского прошлого России были подавлены, а жизнь строго контролировалась и регулировалась государством.

После реформ Михаила Горбачева в 1980-х годах российские традиции начали возрождаться, и обычаи, искусство и образование снова стали важной частью российской идентичности. В русской душе укоренилось великое почитание стойкости национальной культуры, несмотря на ее многочисленные невзгоды и неудачи.Русские гордятся тем, что могут выжить там, где другие не смогли, а патриотические песни с энтузиазмом поет почти каждый россиянин.

Понятно, что существует растущий культурный разрыв между пожилыми людьми в России, которые пережили советские времена, и молодым поколением, принявшим новую космополитическую Россию. Несмотря на это, существуют традиционные русские ценности и основные убеждения, разделяемые на всех уровнях общества, в том числе обожание детей, уважение к пожилым людям, чувство юмора, важность дружбы, щедрость, гордость, патриотизм, любовь к искусству. , ностальгия, самопожертвование, консерватизм, осторожность, коллективизм и в определенной степени пессимизм и цинизм .

Русский язык

Более 80% из 150-миллионного населения России говорят на русском как на первом и единственном языке. Большинство людей, говорящих на языке меньшинства, также двуязычно говорят по-русски.

русских теперь изучают английский как второй язык в школе, и вы найдете много англоговорящих в Москве в Санкт-Петербурге, особенно среди молодого поколения. За пределами крупных городов встреча со свободно говорящими по-английски менее распространена, и вам будет очень полезно знать несколько ключевых слов и фраз на русском языке.

Русские традиции, манеры и этикет

Привет

Типичное русское приветствие — крепкое рукопожатие при сохранении прямого зрительного контакта. Мужчины будут чуть менее твердо пожать руку женщине. При встрече подруги целуются в щеку. Встреча между близкими друзьями-мужчинами часто начинается с похлопывания по спине и объятия.

Российские правила именования

Русские имена состоят из:

  • Имя, которое является именем
  • Отчество, которое является отчеством или версией имени отца.Он образуется путем добавления «-вич» или «-ович» для мужчин и «-авна» или «-овна» для женщин. Сыном отчества Михаила будет Михайлович. Отчество его дочери будет Михайловна.
  • Фамилия, которая является фамилией или фамилией. В формальных ситуациях к людям обращаются по всем трем именам. Друзья и близкие знакомые могут обращаться друг к другу по имени и отчеству.
  • Близкие друзья и члены семьи называют друг друга только по имени.

Этикет подарков

  • Если вас пригласили в русский дом на обед, принесите небольшой подарок.
  • Ожидается, что гости мужского пола приносят цветы. Не приносите желтые цветы, поскольку некоторые россияне считают их символом разлуки или предательства.
  • Не дарите ребенку подарок, пока он не родится. Не повезло делать это раньше.
  • Россияне часто протестуют, когда им предлагают подарок. Если вы ответите, что «это просто что-то маленькое», предложите подарок еще раз, и он будет любезно принят.

Обеденный этикет

Если вас пригласили в русский дом:

  • Придите вовремя или не более чем на 15 минут позже приглашенного.
  • Снимите обувь. Вам могут дать тапочки.
  • Одевайтесь хорошо — повседневно элегантно или по-деловому. Хорошо одевшись, вы демонстрируете уважение к хозяевам.
  • Ожидайте, что к вам будут относиться с почетом, уважением и щедростью.
  • Предложите помощь хозяйке с подготовкой и уборкой после еды.Это может быть отклонено из вежливости, но немного легкой настойчивости — это нормально, чтобы заставить ее принять ее предложение.
  • За столом континентальные манеры — вилка в левой руке и нож в правой.
  • Самый старый или самый почетный гость обслуживается первым
  • Не начинайте есть, пока хозяин не предложит вам начать — Не кладите локти на стол.
  • Русские, как правило, кладут очень щедрую порцию, и вас часто просят взять вторую порцию
  • Используйте хлеб, чтобы впитать дополнительную подливку или соус
  • Мужчины наливают напитки женщинам, сидящим рядом с ними
  • Оставляя небольшой количество еды на вашей тарелке указывает на то, что ваши хозяева ее накормили.Пустая тарелка означает, что вы все еще голодны.
  • Не вставайте, пока вас не пригласят выйти из-за стола. На официальных обедах первым встает почетный гость.

Do’s & Dont’s When in Russia

До

  • Выучите ключевые слова и фразы на русском языке. Освежите в памяти приветствия, цифры, слова для покупок и торга, а также то, как спрашивать дорогу. Несколько простых разговорных фраз, которые позволят вам говорить о себе и спрашивать о других, могут иметь большое значение для установления контакта с местными жителями.
  • Возьмите с собой более элегантную одежду, чем обычно. Русские обращают внимание на свою внешность и более уважительно относятся к хорошо одетым людям. Слишком непринужденный вид может идентифицировать вас как туриста.
  • Принесите или купите длинное черное пальто, если вы едете в Россию зимой. Это незаменимый предмет для согрева и помогает вам гармонировать с местными жителями! Нарядиться на ночь в городе просто необходимо.
  • Принесите небольшой подарок, например, шоколадные конфеты, цветы, маленькую игрушку для ребенка или сувенир из дома, если вас пригласили в российскую семью.
  • Возьмите салфетки и жидкое мыло / дезинфицирующее средство, когда вас нет дома, и примерно столько же общественные ванные комнаты не оборудованы такими удобствами.
  • Одевайтесь скромно при посещении церквей и других религиозных мест.Женщинам следует покрыть голову перед входом в русскую православную церковь, а мужчинам следует снять шляпы, если они носят шляпу

Не

  • Не снимайте обувь, входя в чей-то дом. Русские дома, даже квартиры, часто украшают дорогими коврами, а русские улицы часто бывают пыльными. Обувь и дорогие напольные покрытия нельзя смешивать! Хозяин обычно предлагает пару тапочек (тапочки) для ношения внутри, а женщины иногда берут с собой отдельную пару «домашней» обуви.
  • Познакомьтесь с пожилыми людьми в общественном транспорте. Уважение к старшим остается сильной традицией в России, и не уступить свое место стоящему пожилому человеку рассматривается как тяжкое преступление — ожидайте, что весь автобус будет смотреть на вас, как на преступника! То же правило применяется к беременным женщинам, и русские мужчины часто уступают место женщине, несмотря ни на что.
  • Отрыжка на публике! Ваши телесные функции считаются личным делом, поэтому постарайтесь держать их при себе и не обижаться.
  • Делайте снимки внутри церквей, если вы не попросили персонал, что это нормально.
  • Попросите миксер с водкой. Водка — это практически священный эликсир в России, и идея пить ее с апельсиновым соком или содовой граничит с кощунством. Если вам нужно что-то запить, можно добавить в воду лимон, соленые огурцы или стакан воды.
  • Бойтесь отказываться от водки! Просто имейте под рукой оправдание, связанное с религией или здоровьем. Имейте в виду, что когда русские пьют водку, от вас ждут, что они не отстают от них, и они обычно пьют, пока бутылка не опустеет.
  • Удивитесь, если вас остановит полиция. Носите с собой ксерокопию паспорта, визы и регистрации и будьте готовы предоставить их, если офицер спросит.
  • Бойтесь открыться русскому гостеприимству и испытайте уникальные российские впечатления. Попробуйте местную еду и напитки, попейте в бане, откройте для себя классический балет и театр, посетите местное спортивное мероприятие, примите участие в культурном фестивале и исследуйте яркую ночную жизнь российских городов, желательно с местным гидом. .

Чаевые по России

Когда дело доходит до чаевых в России, нет жестких правил. Чаевые традиционно не одобрялись, особенно в советские времена, и многие россияне до сих пор не дают чаевых. Однако культура чаевых выросла вместе с туризмом в России, и как турист или посетитель в некоторых местах ожидают, что вы оставите чаевые. Однако сумма чаевых должна зависеть от уровня предоставляемых услуг, и вы не должны чувствовать себя обязанным давать чаевые, если услуга не на должном уровне.

Такси

Обычно цена оговаривается, когда садись в такси, так что давать чаевые не нужно. Если вы этого не сделаете, просто округлите стоимость проезда.

Отели

Посыльным и носильщикам нужно давать чаевые около 50 рублей за сумку. Вы можете оставить чаевые горничной отеля около 90 рублей в сутки, оставленные у кровати.

Рестораны

Для обслуживания столиков уместны чаевые в размере от 10% до 15%, если вас устраивает обслуживание.

Барс

Если официанта нет, то чаевых не предвидится.Если вы все-таки получаете обслуживание столов, приемлемо от 10% до 15%.

Гиды и водители

Если услуги гида или водителя оправдали ваши ожидания, дайте им чаевые около 5-15% от стоимости тура (в зависимости от стоимости тура).

Этнические культуры и религии в России

Хотя Россия — многонациональная и многоконфессиональная страна, большинство россиян считают себя христианами, причем около 75% населения принадлежат к Русской православной церкви.Однако подавляющее большинство православных верующих не посещают храм регулярно.

Хотя большинство россиян ценят христианские моральные ценности, они не склонны придерживаться их как строгих руководящих принципов, и большинство россиян живут в основном в светском обществе. Христианские традиции наиболее заметны в России во время святых дней и фестивалей, таких как Пасха и Рождество, которые связаны как с общением с семьей и друзьями, так и с религией.

В России проживает множество различных религиозных меньшинств, в том числе мусульманское население составляет около 5%.Коренные жители Сибири исповедуют множество древних религий, формы шаманизма и буддизма все еще процветают здесь спустя сотни поколений.

Кто русский?

Как выглядит русский? Задайте себе этот вопрос, и вы, вероятно, сразу же представите себе светлокожего европейца, который говорит по-русски, посещает православную мессу по воскресеньям и является безумным фанатом футбола. Хотя футбольный фанатизм может быть общей нитью, которая связывает россиян любого происхождения, правда в том, что Россия — многонациональное, многокультурное и многонациональное государство.

Хотя сторонние наблюдатели склонны рассматривать Россию как вполне социальную и культурную гегемонию, они не принимают во внимание многочисленные региональные автономные государства, приграничные районы и древние иммиграционные пути, пересекающие эту огромную страну. Фактически, в России проживает около 185 различных этнических групп или национальностей. Некоторые из этих групп состоят всего из нескольких тысяч человек, в то время как другие образуют миллионные сообщества, разбросанные по стране и представленные на всех уровнях власти.Хотя русский язык является официальным государственным языком, по всей стране говорят на более чем 100 региональных языках.

Этнические русские составляют около 81% от общей численности населения, но некоторые другие группы составляют значительные меньшинства, и со временем их население рассредоточилось по городам и деревням. Некоторые из крупнейших этнических групп включают:

Татары

татар — вторая по величине группа в России с населением более 5 миллионов человек. Они составляют большинство населения Республики Татарстан.Хотя Татарстан не граничит с зарубежными странами, он долгое время считался местом на перекрестке восточной и западной цивилизаций. Возникнув в пустыне Гоби еще в 5 годах, сегодня части их культуры все еще переплетаются с азиатскими, среднеазиатскими и европейскими элементами.

Татарский язык относится к тюркской языковой группе, и по всей России говорят на нескольких диалектах. Большинство верующих в Татарстане — мусульмане, а его столица, Казань, славится одними из самых красивых мечетей России.

украинцев

Третья по величине этническая группа в России, украинцы составляют около 2% населения — около 1,9 миллиона человек. Число украинцев в России продолжает расти, и в настоящее время их количество составляет около 340 000, в основном молодых украинских мигрантов, которые ежегодно легально переезжают в Россию. Хотя украинцы и русские имеют много общего в культуре, например, твердую приверженность христианству, их языки, хотя оба они славянские по происхождению, значительно отличаются.

Принято считать, что украинский и русский языки понятны друг другу. На самом деле русский язык понятен друг другу только на 50%. Точно так же украинская и русская кухни могут выглядеть очень похожими на первый взгляд, но многие продукты с одинаковыми названиями на самом деле совершенно разные. Борщ, любимый во всей Восточной Европе свекольный суп, — гордое украинское изобретение.

Башкиры

Еще одна третья по величине этническая группа в России, составляющая около 1% населения, проживает в основном в Премьерском крае, Оренбурге и Кургане, а также на Украине и в Узбекистане.Башкирский — тюркский язык, отличающийся от татарских языков только диалектом. Башкиры разделяют схожие культурные обычаи со многими другими тюркскими народами. Большинство башкир идентифицируют себя с мусульманами-суннитами. Традиционно башкиры были кочевыми скотоводами, но сегодня подавляющее большинство живет и работает в постоянных поселениях.

Список самых больших групп национальностей в России ниже:

  • Татары — 5 554 601 (3,83%)
  • Украинцы — 2942961 (2.03%)
  • Башкиры — 1673389 (1,15%)
  • Чуваши — 1637094 (1,13%)
  • Чеченцы — 1360253 (0,94%)
  • Армяне — 1 130 491 (0,78%)
  • Мордовцы — 843 350 (0,58%)
  • Аварцы — 814 473 (0,56%)
  • Белорусы — 807970 (0,56%)
  • Казахи — 653962 (0,45%)
  • Удмурты — 636 906 (0,44%)
  • Азербайджанцы — 621 840 (0,43%)
  • марийцев — 604 298 (0,42%)
  • немцев — 597212 (0,41%)
  • кабардинцев — 519 958 (0.36%)
  • Осетины — 514 875 (0,35%)
  • Даргины — 510 156 (0,35%)
  • Буряты — 445 175 (0,31%)
  • Якуты — 443852 (0,31%)

Коренные народы России

Коренные народы России относятся к древним племенам, населявшим крайний север, центральные и южные районы Сибири, а также части Дальнего Востока России. Сорок одна группа юридически признана «коренными малочисленными народами Севера, Сибири и Дальнего Востока», и этот статус дает им определенную правовую защиту, если их население составляет менее 500 000 человек и они сохраняют относительно традиционный образ жизни. образ жизни.

Некоторые из наиболее известных групп коренного населения в России, такие как саха (якуты), буряты, коми и каха, лишены этой защиты из-за их большой численности. Некоторые группы в настоящее время борются за большее признание, чтобы помочь им защитить и сохранить обычаи, культуру, фольклор, религию и образ жизни, которые они выковали сами в самых суровых и самых экстремальных условиях на земле.

Как путешественник, возможно, вы захотите узнать больше о том, как коренные народы страны пытаются сохранить свою идентичность в быстро меняющейся России.Такие впечатления, как присоединение к миграции северных оленей с кочевыми ненцами на Ямале или изучение основных приверженцев шаманизма у бурят на озере Байкал, помогают привлечь внимание людей к этим увлекательным и древним культурам и частично демонстрируют важность сохранения этих драгоценных культурных ценностей для будущего. поколения.

Русские свадьбы — обычаи и традиции

Классическая русская свадьба давно имеет репутацию, можно сказать, немного выше .Если вам когда-нибудь посчастливится быть приглашенным на настоящую русскую свадьбу, вы можете рассчитывать только на то, что хорошо повеселитесь. И мы имеем в виду , много .

Как правило, российские свадьбы печально известны тем, что являются громкими, шумными и шумными мероприятиями. Мало того, что российская свадьба включает в себя обильное питье, достаточное количество еды, чтобы накормить несколько бывших республик СССР, а также почти непрерывное пение и танцы, но и средний российский свадебный прием также длится минимум два дня. Иногда вечеринка продолжается целую неделю.

Логическое объяснение этой чрезмерной пышности просто в том, что русские — тусовщики. Они не любят ничего больше, чем собираться с друзьями и семьей вокруг грандиозного пира с большим количеством выпивки, песен и развлечений. Свадьба — идеальный повод для такого экстравагантного романа.

К тому же сотни и сотни посетителей — это нормально, ведь в России семья не останавливается на ваших ближайших родственниках. Расширенные семьи, близкие и даже дальние родственники приглашаются со второй стороны.

Тенденции против традиций

Традиции, особенно когда они связаны с семьей, по-прежнему чрезвычайно важны в России, а обычаи, ритуалы, верования и социальные обычаи по-прежнему играют важную роль почти на каждой российской свадьбе. Однако в наши дни российская свадьба часто является чем-то вроде гибрида, поскольку пары заимствуют мелочи, которые им нравятся, из современных свадеб в европейском или американском стиле.

Раньше русские пары, как правило, вступали в брак в гораздо более молодом возрасте, и поэтому матери и отцу жениха приходилось запрашивать разрешение у родителей невесты, чтобы взять ее за руку.Во время этой встречи, до того, как невеста будет представлена, родители невесты могут попросить у семьи жениха выкуп невесты. В отличие от более серьезной концепции приданого в других культурах, это следует воспринимать в шутку. Некоторые семьи до сих пор принимают эту традицию как развлечение, когда родители невесты угрожают «украсть» ее перед церемонией и отправляют жениха в дикую погоню за гусем, собирая подарки и выполняя задания, которые, по их мнению, предназначены для показать искренность своей любви.А также смущать его. Капризные русские родители любят хорошие унизительные шутки в адрес зятя.

Церемония

Как мы уже упоминали, для большинства россиян церемония считается простой формальностью. Прием — вот где начинается настоящее веселье!

Как мы упоминали ранее, два дня — это обычная продолжительность празднества. Два дня веселья и хаоса, которые характерны для русского свадебного приема, часто включают в себя множество старомодных традиций, которые молодое поколение с энтузиазмом хранит до горящего факела.Поскольку фуршет — это объединение людей для празднования молодоженов, вечеринка включает в себя всевозможные игры, легкомыслие и старые как время махинации на водке.

Только помните, если вы гостье русской свадьбы, наслаждаетесь их гостеприимством, едой и обильной выпивкой, участие обязательно! Останешься — играй!

Несколько примеров традиционных русских свадебных игр:

Похищение невесты

Если вы внезапно обнаружите, что невесту нигде не видно на ее собственном торжестве, высока вероятность, что на свадьбе нанесен удар «похитителями невест».Всякий раз, когда жених поворачивается спиной, их миссия состоит в том, чтобы схватить ее незамеченной, утащить ее в любое доступное укрытие (например, в шкаф, машину друга или комнату для персонала) и дождаться, пока жених поймет, что его неразлучная вторая половина действительно покинул его сторону. Это может показаться немного… Для некоторых это средневековье, но миссия жениха по спасению своей возлюбленной (которой при любой возможности мешают коварные друзья и семья невесты) должна символизировать удачу жениха в решении предстоящих проблем брака.

Горько! «Горько!»

Роль тамады или тамада (друга или профессионального артиста) аналогична роли МС в западном стиле, с объявлением тостов в верхней части списка обязанностей. Любой гость может кричать «горько!» (что означает «горький», имея в виду вкус шампанского) в любое время, и, в свою очередь, все остальные гости должны кричать так же. Чтобы вернуть сладость этому, казалось бы, заброшенному тосту, жених и невеста должны целоваться как можно дольше, пока все гости повторяют обратный отсчет.Если поцелуй закончится раньше, чем гости захотят, они могут настоять на том, чтобы весь распорядок «Горько» начался заново.

По мере того, как поджаривание продолжается и водка течет свободно, вечер погружается в дикие танцы, хриплое пение и еще более нелепые игры.

Пир

Русский свадебный банкет — это праздник эпических масштабов. При входе в место приема гостей каждый стол будет накрыт тарелкой закурки (закуски), хорошей бутылочной водкой с сопутствующими рюмками, а также другими напитками.Во времена аристократов праздник начинался с жареного лебедя как символа супружеской любви. В наши дни место лебедя обычно занимает более социально приемлемый вид домашней птицы, который образует центральный элемент в окружении украшенных свадебных караваев, тортов и пирогов.

Еще одна старомодная свадебная еда — kournik . Это сложное многослойное куполообразное печенье, известное как «король пирогов» и символ продолжения рода, традиционно выпекают в доме жениха и невесты и привозят по этому случаю.Классический kournik имеет начинку из гречки или пшена, курицу, яйца и грибы, а также отдельные украшения для выпечки для жениха и невесты. Другие типичные дополнения к спреду включают копченую рыбу, жареное мясо, различные салаты и выпечку. Еще одна неизменная особенность русского свадебного застолья — обилие спиртных напитков, среди которых вино, медовуха (медовая настойка), пиво и самогон. Интересно, что водка не была обычным дополнением к свадебному столу до последних нескольких поколений.

Сегодняшние относительно обеспеченные россияне имеют репутацию транслирующих свои роскошные свадьбы, не жалея денег, когда дело доходит до еды, так что, если вы находитесь среди более классной публики (которая, не бойтесь, не будет такой классной через одиннадцать водок) Ожидайте тарелки с икрой, запеченной осетриной, шампанским, поросенком… Работы.

Прием — День 2

В то время как первый день приема — это почти просто шанс повеселиться, второй день — гораздо более трезвое, интимное и символическое мероприятие, поскольку мероприятия начинаются в доме молодоженов.Гости приходят с едой и подарками, а ближе к вечеру невесту могут попросить «помыть пол». Если это звучит шокирующе сексистски, хорошо, что пол усыпан деньгами, которые постоянно роняют гости, когда она пытается подмести их всех и спрятать.

Наконец, супругам преподносят подношение хлеба и соли — двух важных символов в русской культуре долголетия, благополучия и жизненной силы. Жених и невеста откусывают от хлеба большие куски.Говорят, что человек, которому удается откусить самый большой кусок, становится настоящим лидером семьи.

Традиционная русская народная музыка и народные танцы

Многим из нас кажется, что мы узнаем русскую народную музыку, когда ее слышим. Многие считают, что это все аккордеоны, скрипки и мелодии, похожие на музыкальную тему из Tetris . (Музыка «Тетрис » на самом деле является 8-битной версией русской народной мелодии XIX века «Коробейники»).

Многие из нас тоже знакомы с казачьим танцем — это групповой или сольный танец, включающий комбинацию умелых приседаний, ударов ногами и ударов ногами.Многие туристы, желающие поучаствовать, ошибались с этим, что приводило к комедийным, часто вызванным водкой последствиям.

Но для тех, кто любит народную музыку, классическую музыку, оперу и балет, Россия предлагает гораздо больше, чем стереотипные песни и танцы, которые так часто используются для представления России на телевидении и в кино. На самом деле это настолько обширная и увлекательная тема, что здесь мы просто собираемся суммировать основные моменты, которые нужно знать о традиционном русском танце и музыке, в несколько ключевых моментов:

Русская баня

Каждый посетитель России должен хотя бы раз посетить традиционную баню или русский курорт.Баня — одно из самых популярных развлечений в России, позволяющее ощутить очищающий эффект сауны в сочетании с дружелюбной атмосферой общественной бани.

Чего ожидать в русской бане

В наши дни баньи с совместным обучением (кроме тех, которые в основном используются для частных заказов) довольно редки. Если вы столкнетесь с одним из них, мужчин и женщин могут попросить носить купальники из соображений скромности, но это не всегда так, поэтому сначала спросите, может ли это вас беспокоить.Для однополых бань использование купальных костюмов необязательно. В большинстве ванн есть тапочки, и вы также можете приобрести специальную шерстяную шапку у одного из обслуживающего персонала, чтобы не перегреться.

Внутри бани вы обычно найдете небольшой офис, где вы можете заплатить за визит, получить ключ от своего шкафчика и взять напрокат venik (массажную щетку). Обычно здесь можно приобрести купальные принадлежности, чтобы быстро смыть их в душе (обязательно — пожалуйста, не делитесь микробами в бане) перед тем, как отправиться в парилку в тапочках или праздничном костюме. комната.

Если вы купили веника, приготовьте его на улице, замочив в ведре с горячей водой примерно на 10–20 минут. Оставьте веник в ведре и возьмите полотенце, чтобы сесть в парилке. Входя в сауну и выходя из нее, старайтесь открывать дверь только на как можно более короткое время. Хороший этикет сауны требует, чтобы дверь оставалась закрытой как можно дольше, чтобы тепло оставалось внутри.

Первый раунд

Опыт начинается с того, что вы снимаете одежду и входите в парную, где вы останетесь до тех пор, пока ваши гладкие обнаженные компаньоны смогут справиться с этим, пот бежит из каждой поры в невероятных количествах.Честно говоря, этот первый раунд на самом деле больше похож на разминку, так что пока не напрягайте себя слишком сильно. Сидение или лежа на скамье более низкого уровня обеспечит более умеренный опыт. Как только вам станет достаточно жарко, выйдите на улицу и отдохните. Вы можете принять душ, искупаться в небольшом бассейне или просто медленно остыть при комнатной температуре.

Следующий шаг обычно включает в себя бодрящую и до странности приятную «избиение» venik (пучок березовых или дубовых веток) с последующим освежающим купанием в ледяной ванне.Затем процесс, предназначенный для детоксикации и омоложения организма, повторяется несколько раз для достижения оптимального эффекта.

Второй раунд

Как только вы полностью расслабитесь и будете готовы ко второму раунду, снова отправляйтесь в парную. Теперь можете взять веник с собой. Вы можете использовать веник, чтобы помассировать себя, или попросите спутника сделать вам массаж. Техника веника может быть довольно сложной, но по сути, это просто ритмичное постукивание и покачивание. После замачивания ветки становятся мягкими, создавая удивительно приятное ощущение массажа.На этот раз вы можете подтолкнуть себя немного дальше, а когда почувствуете, что становится слишком жарко на ваш вкус, искупайтесь в небольшом бассейне с холодной водой. Ледяная вода немного шокирует тело, но это неотъемлемая часть всего опыта. Примерно через 10 секунд или минуту в ледяной воде расслабьтесь и повторите цикл горячего-холодного столько раз, сколько вам будет удобно. Во время последующих посещений обслуживающий персонал может положить вам на спину лед (крик допустим!). Русские обычно проводят около пяти или шести циклов, но прислушивайтесь к собственному телу и не переусердствуйте!

После того, как вы закончите, пододвиньте стул и насладитесь успокаивающей чашкой чая или, в истинно русском стиле, расслабьтесь с пивом или водкой и легкими закусками.Баня — это не только холодный климат или польза для здоровья. Русские часто проводят в бане целый день, просто выпивая и болтая с друзьями.

Советы новичкам в русской бане

Русские купаются в парилке обнаженными, накрыв только полотенце интимные места. Это совершенно нормально, и не нужно стесняться. Если вы предпочитаете прикрываться, вы можете сделать это, обернув вокруг себя дополнительное полотенце.

  • Не употребляйте алкоголь во время купания.Алкоголь и тепло в совокупности увеличивают нагрузку на сердце. Из-за легкого опьянения также сложнее определить, когда пора выйти и остыть.
  • Прохладительные напитки замедляют потоотделение. Вместо горячего чая
  • Лучше всего ходить в баню на умеренно пустой желудок. Тепло заставляет кровь приливаться от внутренних органов к коже, что препятствует нормальному пищеварению. Закуски и обеды обычно подаются после бани
  • Не пытайтесь соревноваться с друзьями или более опытными купальщиками в парной или холодном бассейне.Слушайте собственное тело
  • Не поливайте камни слишком большим количеством воды. Если камни становятся слишком влажными, пар становится тяжелее, и дыхание становится не таким приятным.
  • Попробуйте лечь в парилке. Если вы остаетесь сидеть, разница в температуре между вашей головой и ногами может быть весьма значительной, и вам не захочется перегревать голову.
  • Уделите достаточно времени отдыху между заходами в парилку.

Похожие сообщения

Русская культура и этнография

От 56-й параллели | Последнее обновление 6 июл 2020

В то время как большинство стран не могут избежать стереотипов, так или иначе, подумайте об этом — сколько других культур были стереотипными и, следовательно, оценивались внешним миром с той же распространенностью, что и русские.

ПОДРОБНЕЕ Странное и прекрасное в России

, 56-я параллель | Последнее обновление 21 апреля 2020 г.

Стереотипные россияне имеют репутацию суровых и неулыбчивых людей, но на самом деле русские часто улыбаются, и их улыбки означают разные вещи в 10 разных ситуациях.

ПОДРОБНЕЕ Российские фестивали и события

От 56-й параллели | Последнее обновление 15 апреля 2020 г.

Большинство туристов приезжают в Россию ради мимолетного знакомства с ее богатыми традициями и многовековой культурой.Но чтобы по-настоящему погрузиться в дух русской культуры, подумайте о поездке в страну во время одного из российских фестивалей или праздников.

ПОДРОБНЕЕ

Непреходящее очарование Бабы Яги, древней болотной ведьмы, которая любит есть людей

Фото из Wikipedia Commons

Жабоподобное существо с кривыми руками, похожими на стволы деревьев, сжимает массивный пестик и тонкую метлу в темно-коричневых когтях. Высовывающаяся из деревянной ступы старая старуха сидит на корточках, ее тонкие губы опущены, как и темные глаза.За ее спиной вылетают дикие пряди взлохмаченных волос. Вокруг нее поднимаются поганки, красные и пухлые, в отличие от ее дерзко-сухой кожи. Наклон вперед ее необычного автомобиля и ее торопливое выражение лица указывают на то, что она преследует; на этом конкретном изображении она преследует женщину по имени Василиса Прекрасная.

Согласно фольклору, Баба Яга — сверхъестественная старуха, которая живет в глубине русского леса в доме на куриных лапках, окруженная соснами и светящимися черепами. Рассказы о ее подвигах различаются, но обычно она либо помогает юным посетителям, наткнувшимся на ее хижину в своих путешествиях, либо прерывает дела, пытаясь их съесть.В фольклоре и в отдельных сказках Баба Яга колеблется между помощницей по материнской линии и злодеем-каннибалистом. Она известна как устрашающая ведьма, но Баба Яга также является древним и сложным воплощением мифов о происхождении и меняющихся культурных тревог.

В сказке о Василисе Прекрасной, пожалуй, самой известной истории, в которой появляется Баба Яга, Баба Яга играет несколько, казалось бы, противоречивых ролей. Красавица Василиса живет со своей злой мачехой и двумя невзрачными сводными сестрами, которые сговорились убить ее.После нескольких безуспешных попыток Василису наконец отправляют прямо в хату Бабы Яги, зная, что старуха ест людей, «как цыплят». Но вместо того, чтобы сожрать девушку, Баба Яга заставляет ее выполнять ряд, казалось бы, невыполнимых черных дел, таких как отделение зерен риса от зерен пшеницы перед рассветом. Когда Василисе это удается, она дарит один из фонарей-черепов, окружающих дом Бабы; по возвращении домой фонарь немедленно охватывает ее ужасную семью пламенем, освобождая ее от их тирании.В конце концов, красавица Василиса выходит замуж за царя.

Здесь Баба действует как обманщик, злодей и спаситель, в конечном итоге помогая Василисе избавить ее от приемной семьи, хотя и с помощью шокирующе жестоких и окольных средств. В отличие от традиционного образа крестной матери, Баба находится за пределами морали, и ее помощь часто приходит в угрожающих формах.

Двусмысленность Бабы, по мнению фольклориста Джоанны Хаббс, напрямую связана с ее женственностью, а ее женственность — с миром природы.Как пишет Андреас Джонс, автор ряда оригинальных книг о старухе, в том числе «Баба Яга: неоднозначная мать и ведьма из русского фольклора», «Хаббс … рассматривает Бабу-Ягу как аспект великой богини-матери, чья двойственная природа как генетика и ведьма-каннибал отражает «фундаментальный парадокс природы». В некотором смысле она фигура «матери земли»; в других она тесно связана со смертью.

Баба Яга в погоне за Василисой. Фото через Wikipedia Commons

Рассказ о князе Даниле-Говориле хорошо отражает эту двойственность.В этом фильме принцесса по имени Катерина подружилась с дочерью Бабы, которую она находит в хижине Бабы после того, как сбежала от кровосмесительных действий своего брата. В конце концов они убегают от злой старухи, которая неоднократно пытается врезать Катерину в ее раскаленную печь. Когда Катерина и ее новый спутник убегают, они бросают за собой расческу, щетку и полотенце для рук, пытаясь замедлить Бабу. Расческа превращается в горный хребет, кусты — в густой лес, а полотенце — в огромное озеро.

Эта «сцена погони», как назвал ее Сергей Левчин в предисловии к « русским сказкам из собрания А.Афанасьев — это мотив, который часто встречается в сказках о Бабе. По словам Левчина, известный и неоднозначный фольклорист Владимир Пропп видел в нем «отголосок древнего мифа о дарителе огня (протопрометее), бегство которого из обители богов» — или от ее курицы. в этом случае хижина с ножками — «становится актом создания нашего собственного мира — поднимает горы и леса, закладывает реки и моря». Пытаясь сожрать свою человеческую добычу, Баба Яга порождает для них создание нового мира.

В бесчисленных фольклорных представлениях о ней обычно тревожные физические характеристики Бабы Яги остаются неизменными — обычно говорят, что у нее длинный нос и железные зубы, и она постоянно летает в ступке и пестике, — но разные контексты усугубляют или подчеркивают определенные качества и явления, связанные с ней. По некоторым данным, она — проявление зимы или шторма; в других она богиня, родственная Персефоне.

По словам Джона, сложности и противоречия Бабы делают ее уникальной среди народных фигур.«Большинство сказочных персонажей европейских традиций… ведут себя предсказуемо однозначно по отношению к герою или героине: они либо помогают, либо мешают», — пишет он. «Две очень важные роли в сказке: злодей, который причиняет вред или пытается причинить вред главному герою, и донор, который помогает и дает герою или героине волшебный агент». Баба Яга, как ни странно, играет обе роли — иногда в одной и той же истории.

Несоответствия в рассказе Бабы Яги поразительны, потому что она существует в жанре, который обычно борется с парадоксами по форме и содержанию.Редко можно встретить столь подвижного персонажа — человека, который нелегко поддается легким урокам морали — в любой фольклорной традиции.

«Этот образ пожилой женщины, живущей в лесу, делающей все, что она хочет, весь день, продолжает оставаться моей мечтой».

Как признает Левчин, Баба Яга порождает больше вопросов, чем ответов. «Почему она хочет запихнуть своего гостя в пылающую печь? Она демон подземного мира, которому поручено поджаривать души грешников? [Или] мы слышим отдаленное эхо более древнего мотива посвящения огнем?»

Что касается мифологических персонажей, Баба Яга относительно малоизвестна за пределами России, но, как правило, вызывает пылкое восхищение у тех, кто ее открывает.В последние годы у нее появилось множество преданных поклонников как среди ведьм, так и среди смертных: писавшая для Патеоса некто, известная как Звездная Ведьма, вспоминала, как в детстве мечтала о неуловимой славянской старухе и думала о ней как о матери; в группе Wiccan Unite в Facebook есть несколько тем, посвященных ее силе и непреходящему наследию; в фильме Netflix «ОА» она появляется перед главным героем в видениях. Знаменитая метла Бабы, которую она использует для удаления следов своего летающего миномета, недавно была упомянута в статье Vogue, а начиная с 2013 года на феминистском сайте The Hairpin была целая колонка советов (которая позже стала книгой) с точки зрения Бабы. , метко названный «Спроси Бабу Ягу.«Еще совсем недавно она была признана Иезавель следующим лучшим созданием красоты.



Многие фанаты Бабы Яги игриво называют ее феминистской иконой. Таисия Китайская, автор« Спроси Бабу Ягу », говорит Broadly, что видит в Бабе Ягу желанную женщину. «Этот образ пожилой женщины, живущей в лесу и делающей все, что она хочет весь день, продолжает оставаться моей мечтой», — говорит она. жить физически и морально вне рамок общества и в рамках парадокса, что делает ее такой неотразимой и могущественной фигурой.По словам Джонс, феминистский анализ фольклора часто позиционирует эти сказки как продукты патриархального общества, отражение мужской точки зрения. В некотором смысле парадоксальная природа Бабы одновременно опровергает и подтверждает это прочтение. Она непостоянна и опасна, что можно рассматривать как отражение мужского страха перед сексуальной силой женщин. Но она также является отражением внушающей трепет силы матери-природы, сложной фигуры, которая прославилась своим отказом быть прирученной.

Чтобы получать больше подобных историй, подпишитесь на нашу рассылку

Как и другие ведьмы, деистический Баба является агентом трансформации, который, согласно Китайской, существует «как бы вне того, что ограничивает человеческое общество, например время и мораль.«Она вполне может быть такой привлекательной для женщин сегодня из-за своего неприятия социальных стандартов и силы, которая исходит от этого. Она — особняк, сила которого не зависит от ее красоты или ее отношений с другими людьми. Вместо этого она исходит от нее. изнутри ее — земля, хижина и раскаленная печь

Народные сказки русского языка: Баба Яга

Народные сказки русского языка: Баба Яга
Священные тексты Легенды и саги Показатель Предыдущий Следующий
Купить эту книгу на Kindle


Русские народные сказки , Верра Ксенофонтовна Каламатиано де Блюменталь, [1903], в священных текстах.ком


п. 118

БАБА ЯГА

Где-то я не могу точно сказать где, но уж точно на огромной территории России жил крестьянин с женой, и у них родились близнецы — сын и дочь. Однажды умерла жена, и муж очень искренне очень долго оплакивал ее. Прошел год, два года, а то и больше. Но в доме без женщины нет порядка, и настал день, когда мужчина подумал: «Если я снова выйду замуж, возможно, все будет хорошо.»Так он и поступил, и от второй жены у него родились дети.

Мачеха завидовала пасынку и дочери и стала ими почти не пользоваться. Она ругала их без всякой причины, отсылала их из дома так часто, как ей хотелось, и почти не давала им есть. Наконец, ей захотелось полностью от них избавиться. Вы знаете, что значит позволить злой мысли проникнуть в сердце?

с. 119

Злая мысль все время растет, как ядовитое растение, и медленно убивает добрые мысли.В сердце мачехи росло злое чувство, и она решила отправить детей к ведьме, будучи уверенной в том, что они никогда не вернутся.

«Дорогие дети, — сказала она детям-сиротам, — идите к моей бабушке, которая живет в лесу в хижине на куриных ножках. Вы сделаете все, что она от вас хочет, и она накормит вас сладостями, и вы будете будь счастлив.»

Сироты пошли. Но вместо того, чтобы пойти к ведьме, сестра, умная маленькая девочка, взяла своего брата за руку и побежала к своей старой-старой бабушке и рассказала ей все о том, как они пошли в лес.

«Бедные мои милые!» — сказала старая добрая бабушка, жалея детей, — мое сердце болит за тебя, но не в моих силах помочь тебе. Тебе нужно идти не к любящей бабушке, а к злой ведьме. А теперь послушай меня, моя дорогие, «продолжала она; «Я дам вам подсказку: будьте добры и добры с каждым

с. 120

один; не говорите никому дурных слов; не пренебрегайте помощью самым слабым и всегда надейтесь, что и вам будет необходимая помощь.«

Старая добрая бабушка дала детям выпить вкусного свежего молока и каждому по большому куску ветчины. Еще она дала им печенье — печенье есть повсюду, — а когда дети ушли, она долго-долго стояла, глядя им вслед.

Послушные дети пришли в лес и, о, чудо! там стояла хижина, и какая любопытная! Он стоял на крохотных куриных лапках, а наверху была голова петуха. Своими пронзительными детскими голосами они громко кричали:

«Избушка, Избушка! Отвернись к лесу, а перед нами — к нам!»

Хижина сделала, как они приказали.Двое сирот заглянули внутрь и увидели, что ведьма отдыхает там, ее голова у порога, одна ступня в одном углу, другая в другом углу, а ее колени довольно близко к столбу хребта.

«Фоу, Фоу, Фоу!» воскликнула ведьма; «Я чувствую русский дух».

с. 121

Дети испугались и стояли близко, очень близко друг к другу, но, несмотря на свой страх, они сказали очень вежливо:

«Хо, бабушка, наша мачеха послала нас к тебе служить тебе.«

«Хорошо; я не против того, чтобы держать вас, дети. Если вы удовлетворите все мои желания, я награжу вас; если нет, я съеду вас».

Без промедления ведьма приказала девушке прядить нить, а мальчику, ее брату, отнести воду в сите, чтобы наполнить большую ванну. Бедная девочка-сирота плакала у своей прялки и вытирала горькие слезы. Вдруг вокруг нее появились маленькие мышки, которые пищали и говорили:

«Милая девочка, не плачь. Дай нам печенье, и мы тебе поможем.«

Маленькая девочка охотно сделала это.

«А теперь, — благодарно пищали мыши, — пойди и найди черного кота. Он очень голоден; дай ему кусок ветчины, и он тебе поможет».

Девушка быстро пошла искать кота и увидела своего брата в большом отчаянии из-за ванны, так много раз он наполнил

с. 122

сито, а ванна все еще была сухой. Птички пролетали мимо, пролетая рядом, и щебетали детям:

«Добросердечные детки, дайте нам крохи, и мы вас проконсультируем.«

Сироты дали птицам крошки, и благодарные птицы снова щебетали:

«Немного глины и воды, дорогие дети!»

Затем они улетели по воздуху.

Дети поняли намек, плюнули в сито, залили глиной и за очень короткое время наполнили чан. Затем они оба вернулись в хижину и на пороге встретили черную кошку. Они щедро дали ему немного хорошей ветчины, которую дала им их добрая бабушка, погладили его и спросили:

«Милая кошечка, черная и хорошенькая, скажи нам, что делать, чтобы уйти от твоей хозяйки, ведьмы?»

«Ну, — очень серьезно ответила кошка, — я дам тебе полотенце и расческу, и тогда ты должен бежать.Когда вы услышите, как ведьма бежит за вами, бросьте полотенце за спину, и на месте полотенца появится большая река.

с. 123

Если вы услышите ее еще раз, опустите гребень, и на его месте появится темное дерево. Это дерево защитит тебя от злой ведьмы, моя госпожа ».

Баба Яга как раз тогда пришла домой.

«Разве это не чудесно?» она думала; «все в точности правильно».

«Что ж, — сказала она детям, — сегодня вы были храбрыми и умными, давайте посмотрим завтра.Твоя работа будет труднее, и я надеюсь, что я тебя съеду ».

Бедные сироты ложились спать не в теплую постель, приготовленную любящими руками, а на соломе в холодном углу. Напуганные до смерти от страха, они лежали там, боясь говорить, боясь даже дышать. На следующее утро ведьма приказала ткать все белье и принести из леса большой запас дров.

Дети взяли полотенце и расческу и убежали со всех ног.Собаки погнались за ними, но бросили им оставшееся печенье; ворота не открывались, но дети выглаживали их маслом; береза ​​возле

с. 124

Дорожка

чуть не выцарапала им глаза, но нежная девушка привязала к ней симпатичную ленточку. Так они шли все дальше и дальше и выбегали из темного леса на широкие солнечные поля.

Кот сел у ткацкого станка и с восторгом порвал нить. Вернулась Баба Яга.

«Где дети?» — закричала она и стала бить кошку. «Почему ты отпустил их, коварный кот? Почему ты не поцарапал им лица?»

Кот ответил: «Ну, это потому, что я служил тебе столько лет, и ты ни разу не дал мне откусить, а милые дети дали мне хорошего окорока».

Ведьма ругала собак, ворота и березку у тропы.

«Что ж, — залаяли собаки, — ты определенно наша хозяйка, но ты никогда не оказывала нам услуги, и сироты были к нам добры.«

Ворота ответили:

«Мы всегда были готовы повиноваться тебе, но ты пренебрегал нами, и милые дети растирали нас маслом».

с. 125

«Дети убежали так быстро, как только могли унести их ноги»

с. 126

Береза ​​шепеляла своими листьями: «Ты никогда не обматывал мои ветки простой ниткой, а миленькие красавицы украшали их красивой ленточкой».

Баба Яга поняла, что помощи нет, и сама стала следить за детьми.В большой спешке она забыла найти полотенце и расческу, но вскочила на метлу и улетела. Дети услышали ее приближение и бросили за собой полотенце. Тут же появилась широкая и синяя река и орошала поле. Баба Яга прыгала по берегу, пока наконец не нашла мелководье и не пересекла его.

Опять дети услышали, как она поспешила за ними, и бросили гребень. На этот раз появился лес, темный и сумрачный лес, в котором корни были переплетены, ветви сплетены вместе, а верхушки деревьев касались друг друга.Ведьма изо всех сил пыталась пройти, но тщетно, и поэтому, очень, очень рассерженная, она вернулась домой.

Сироты бросились к своему отцу, рассказали ему все о своем большом бедствии и на этом завершили свой жалкий рассказ:

с. 127

«Ах, дорогой отец, почему ты любишь нас меньше, чем наших братьев и сестер?»

Отец был тронут и рассердился.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.