Skip to content

Охота на берлоги на медведя: Охота на медведя зимой на берлоге, как найти берлогу, правила охоты, видео – Трое на одного… Охота на медведя на берлоге с ЗСЛ

Охота на медведя (по Сабанееву) / Сибирский охотник

Охота на берлоге

Охота на берлоге производится с одним или лучше двумя вооруженными проводниками, хорошо знающими место, где залег медведь. В большинстве случаев берут с собой также одну или двух хороших зверовых собак— лаек, которые бывают почти у всех зверопромышленников; обязанность этих собак — выгнать медведя из берлоги и затем не давать ему хода, задерживать его в критические для охотника минуты. С надежной лайкой можно быть вполне уверенным в своей безопасности и удаче охоты. Необходимое условие добывания медведя на берлоге составляет умение ходить на лыжах.

медведь

На расстоянии нескольких десятков сажен от берлоги или перед тем как войти в лес охотники останавливаются, осматривают, все ли у них в порядке, снимают с себя все лишнее из одежды и, взяв собак на свору, идут к месту лежки зверя. Не доходя до нее шагов десяти—пятнадцати, смотря по месту (чем крепче место, тем ближе подходят и наоборот), охотник становится впереди, около самого лаза, а провожатые сбоку и несколько позади. Так как чело берлоги обращено почти всегда на восток, а медведь, выскочивший из берлоги, обыкновенно направляется, т. е. метнется, вбок, к югу, то из этого следует, что всегда удобнее становиться, если позволяет местность, на юго-востоке от отверстия. В том случае, если берлога находится в чаще и буреломе, где стрельба, особенно из экспресса, ненадежна (пуля, задев за сучок, разрывается), прибегают иногда к следующей уловке.

Так как медведь всегда предпочитает идти лыжницей — по следу, оставленному лыжами, на котором он менее вязнет в снегу, то с южной стороны берлоги делают на лыжах большой полукруг, от которого проводят след прямо на юг. Если стать в стороне от этой последней лыжницы, выбрав удобное для стрельбы место, то медведь очень редко минует охотника. Став на место, первым долгом надо сбросить лыжи и обмять снег, почти до земли, чтобы тверже стоять на ногах; затем надо осмотреть местность, по возможности до мельчайших подробностей, заметить все сучки, могущие помешать удаче выстрела. Все это делается с соблюдением глубочайшей тишины. Наконец, охотник взводит курки, спускает собак и науськивает их. Лайки подбегают прямо к челу берлоги; ощетинившись и поджав хвост, они поднимают злобный лай. Случается, что медведь минут через пять выскакивает из берлоги, бывает и так, что его приходится ждать с полчаса и более. Дольше всех не выходит медведица с детьми, большей частью родящимися в январе, или (на севере) в феврале. Кроме того, в оттепель медведь выскакивает всегда скорее, чем в мороз, иногда даже в момент остановки охотников, прежде чем они успеют приготовиться. Вообще в теплую погоду охотиться на медведей неудобно. На лай собаки медведь из своего логова отвечает ей, высовывает часть головы и снова прячется, иногда высовывает лапу, стараясь захватить ею собаку. Если она неопытная, то ему иногда удается схватить ее, но бывалая лайка зорко следит за движениями зверя и не даст себя поймать.

Медведь выскакивает из берлоги чрезвычайно быстро, и его первое движение всегда — броситься на собаку, как на существо безоружное и раздразнившее его. Опытная собака знает это хорошо, а потому, лишь только заметит, что медведь намеревается покинуть логово, ловко увертывается и стремительно бросаетеся в сторону, хватая его затем за гачи. Момент, когда медведь отвлечется на собаку, самый удобный для того, чтобы убить зверя, причем выцеливать надо как можно тщательнее. Всего неудобнее и опаснее, когда медведь скачет прямо на охотника, опустив голову к земле и заслоняя грудь.

Если охотник, выстрелив, не заденет медведя, то в большинства случаев медведь спешит скрыться; если же заденет и ранит, то зверь иногда бросается на своего преследователя. Тогда уже нужно не терять присутствия духа, не поддаваться страху, стрелять без промаху; кто сробеет, с тем дело может кончиться плохо; но человек, владеющий собой, имеющий про запас выстрел, никогда не попадется медведю в лапы. При неминуемой опасности, когда медведь бросился на вас после выстрела, всего лучше выхватить нож, упасть на спину и затем распороть ему брюхо. На лежащего человека медведь никогда не бросится так злобно и стремительно, как на стоящего, у которого почти всегда сначала вышибает из рук кинжал или ружье, а затем сшибает лапами самого охотника. Вообще медведь редко пускает в ход зубы, а больше действует когтями.

Когда на берлоге охотятся без собак, то поднимают медведя громкими криками, трещотками, очень редко холостыми выстрелами из запасного ружья, отнюдь не дробью, чтобы не обозлить зверя, или же пихают в берлогу длинным шестом. Тут медведь, как выскочит из берлоги, старается поскорее убежать от охотника и в очень редких случаях бросается прямо на человека Стрелять здесь большей частью приходится в угон, а так как, находясь по пояс в снегу, поневоле стреляешь медведя в зад, то угонный выстрел редко бывает смертельным и охота не всегда удается. Другое неудобство охоты на берлоге без собаки — это то, что нередко, если только берлога не грунтовая, медведь выходит не там, где его ждешь, а, пробив себе новый лаз, уходит в противоположную сторону; охотнику, таким образом, не удается не только убить зверя, но даже и увидать его.

Промышленники в северных губерниях обыкновенно ходят на берлогу тоже втроем, иногда без собак. Охота производится чаще с так называемым заломом. Один становится с винтовкой прямо против чела берлоги, шагах в пяти от нее, другие два, предварительно расширив отверстие, всаживают крестообразно колья и начинают выживать зверя криками. Медведь приходит в ярость и старается втащить колья в берлогу или перегрызть их. В тот момент, когда он высовывается, и стреляют, целя в лоб. Само собой разумеется, что если берлога не грунтовая, как у нас большей частью бывает, то медведь проламывает ее сверху или сбоку, и успех охоты становится весьма сомнительным. Во время охоты на медведя, находящегося в берлоге, надо целить всегда значительно ниже того места, куда желают попасть. Это потому, что, вероятно, от испарений зверя, происходит оптический обман, как бы мираж, и медведь кажется выше, чем он находится на самом деле. Опытным медвежатникам это явление очень хорошо известно.

Охота вдогонку

Охота эта производится зимой на лыжах и требует не гористой и глухой местности, где бы в лесах почти не было проезжих дорог, и зимы с большим, глубоким и рыхлым снегом.

Лыжи необходимо привязывать накрепко к ногам. Нужно также брать с собой длинную палку, чтобы, опираясь на нее, легче было подниматься на неровности. Не мешает еще захватить с собой, кроме надетого на себя полушубка, запасную теплую одежду, тулуп или шубу, потому что случается ночевать в лесу. При охоте вдогонку необходимо иметь теплую, но легкую одежду — полушубок вскоре приходится сбрасывать, так как он стесняет движения и ходить в нем на лыжах очень жарко.

Охота вдогонку производится, большей частью, когда медведь, ранее потревоженный в берлоге, не ложится, а лежит на слуху, поверх снега, т. е. преимущественно на так называемых шатунов. В большинстве случаев шатунами делаются медведи, до поздней осени кормившиеся падалью или дравшие скот и не успевшие приготовиться к зимней спячке, требующей совершенно пустого желудка и так называемого «втулка». Величина зверя при догонке играет большую роль: большого, тяжелого медведя можно загнать гораздо скорее, ибо он скоро утомляется; с маленьким же хлопот несравненно больше.

Охотников должно быть никак не менее трех человек. Собак берут с собой, сколько могут: чем больше их будет, тем лучше. Собак привязывают на сворки и подходят к медведю с величайшей осторожностью. Медведя, подпустившего к себе на расстояние выстрела, конечно, убивают, и догонять его, следовательно, не предстоит надобности. Но это уже особенно счастливый случай, чтобы медведь на слуху подпустил к себе близко; обыкновенно же бывает, что он, заслыша малейший шорох, поднимается и бежит. Тогда спускают разом всех собак и начинают кричать и шуметь, что есть силы, чтобы заставить медведя бежать во всю мочь.

Никогда не следует стараться догонять его, надо стараться, напротив, чтобы медведь бежал быстрее, утомлялся и изнемогал скорее; охотник же должен поберечь себя вначале; нечего опасаться не догнать зверя, отстав от него вначале: сохранив силы, его всегда можно нагнать после, когда он уже станет утомляться, а охотник еще бодр; тогда как, если охотник сначала усердно изо всех сил припустит за медведем, то наверное можно сказать, что не догонит его, утомится гораздо раньше. Медведь в своем бегстве глубоко проваливается в снегу, прокладывая таким образом канавку и облегчая путь собакам. Охотники идут по следу гуськом, когда собаки с медведем находятся очень далеко и лай их не слышен; когда же собаки на слуху. то охотники сами себе прокладывают путь, сокращая его по возможности больше.

Лай собак начинает доноситься до охотников без перерывов приблизительно часа через три после поднятия медведя, когда он уже начинает утомляться и уменьшать свой ход. Когда же он совсем выбьется из сил, то кружит на одном месте, подолгу останавливается, переводя дух и отбиваясь от собак, и, наконец, забирается в чащу. Вот тут-то охотникам уже нечего жалеть сил, надо припустить во всю мочь, скорее напирать на зверя, не давая ему вздохнуть. Они здесь разделяются: один идет на собачий лай, подоспевает к медведю, а другие мастерят, т. е. забегают с противоположных сторон навстречу медведю. Идти надо с крайней осторожностью, прячась по возможности за кусты, чтоб не дать себя заметить зверю, и когда достигнешь места, где по предположению он должен скоро показаться, нужно выбрать также укромное убежище, откуда он не мог бы никак увидать охотника. Следящий охотник идет так же осторожно, как и другие. Когда медведь не очень еще утомлен, то, завидя следящего за ним человека, бежит от него дальше; когда же очень утомлен и раздражен неотвязчивыми собаками, то, завидя охотника, бросается прямо на него. Убивает медведя или следящий охотник, когда ему удастся подойти к зверю на расстояние выстрела, или же мастерящие — когда медведь навернется на одного из них.

Стрельба медведей на приваде

Производится она обыкновенно весной (изредка и осенью) следующим образом: когда снег почти весь стает, охотник ищет медвежьи следы и, нашедши их, выбирает возле того места, где они проложены, небольшую ровную площадку, окруженную со всех сторон высокими деревьями. Сюда приводят негодную, за старостью или болезнью (конечно, не заразной), скотину, лошадь или корову, закалывают ее и сдирают кожу. В крайнем случае, можно просто вывезти падаль, но необходимо иметь в виду, что медведь, по приметам промышленников, никогда не берет падали, которая лежит головой на полдень, вероятно, потому, что животное околевает, обратив голову к северу или востоку.

Вокруг туши складывают и крепко связывают невысокий сруб, площадь которого бывает не больше четырех квадратных сажен. Для сруба всего пригоднее береза, так как белая кора ее хорошо видна и в сумерки, и медведь, подошедши к падали, лучше выделяется на ее белом фоне. Шагах в двадцати от сруба устраивают лабаз, для чего выбирают два рядом стоящих прямых дерева и обрубают все ветви на высоте четырех-пяти аршин. На этой высоте укрепляют, на сучьях обоих деревьев, несколько длинных жердей, образующих род мостков. Для того чтобы влезть на них, делают род лестницы из елки, обрубив наполовину все ветви. Когда охотник заметит, что медведь набрел уже на падаль (что бывает обыкновенно недели через две после того, как она положена» т. е. когда она даст уже запах), то приходит сюда вечером, садится на лабаз и караулит зверя.

Стрельба медведей на овсах

В августе, когда овсы начнут наливаться, медведи выходят после заката на овсяные полосы, прилегающие к лесу, и, поджимая под себя передними лапами колосья, сосут их всю ночь до рассвета, не пережевывая зубами и не срывая кистей; иногда,, если овес очень высок, они садятся при этом на зад, исподволь подвигаясь все дальше и дальше, загребая лапами кисти и чавкая подобно свиньям. Овсы посещают и медведи, дравшие скот, и деление их на стервятников и овсяников, не имеет никакого основания. Такого медведя, повадившегося ходить на овес, при некоторой сноровке, можно подкараулить из-за куста или с лабаза, в первом случае лишь тогда, когда зверь не напуган, вообще не отличается осторожностью, и когда ветер дует с той стороны, с которой он обыкновенно выходит на полосу. В светлую ночь иногда можно высмотреть жирующего медведя и стрелять с подхода. Необходимо надевать валенки и серый костюм и соблюдать полную неподвижность в те моменты, когда зверь перестает есть и прислушивается или встав на дыбы, озирается по сторонам.

Такой способ подкарауливания употребляется редко, и медведей на овсах обыкновенно стреляют с лабазов или полатей. Лучше всего, если позволяет местность, устраивать лабаз на дереве или деревьях, прилегающих к той полосе, на которую повадился медведь, но полати можно устроить и там, где нет крупного леса, с помощью сохирей, т. е. подбор с боковым откосным сучком. Необходимо только, чтобы лабаз находился в опушке, был как можно менее заметен и не возбуждал опасения в звере Поэтому все принадлежности для лабаза, как-то: сохири, жерди, ветки должны быть вырублены не на самом месте устройства лабаза, а в некотором от них отдалении; затем для покрытия нужно припасти ветки именно той породы деревьев, в чаще которых устраиваются сами лабазы. Устраивать лабазы должно для одного или не более как двух охотников, от 2—3 аршин длины и 1 аршина ширины, не выше 3—4 аршин от земли и притом всегда таким образом, чтобы сидеть лицом к заходящему солнцу, для того, чтобы вечерняя заря, догорая, освещала как можно долее полосу пашни с овсом или место, где лежит привада.

Для одного лабаза потребно от двух-трех сохи рей на каждый из четырех углов, две толстые переводины, или перекладины, шесть жердей для сиденья, две толстые жерди, одну для упора под ноги, без которой они будут сильно затекать, другую для того, чтобы можно было бы вешать ветки для своего укрытия. Жерди эти устраиваются позади и сбоку охотника, на высоте 1 аршина от сиденья, чтобы укрыть его со всех сторон; спереди же жердь устраивается не выше 3/4 аршина от сиденья и приноравливается к росту охотника, который поднимает или опускает ее, смотря по тому, как это ему удобнее для прицела. На жерди, чтобы было мягче сидеть, кладется немного сена (отнюдь не листьев), войлок или ковер, хотя другие находят это излишним и даже вредным. Необходимо брать с собой на всякий случай топор. Лабазы устраиваются не далее 10 шагов от овсяной полосы, смотря по местности, чем ближе — тем лучше.

В некоторых местностях устраивают подъемные полати, в виде весов, которые представляют действительно некоторые удобства.

Садиться на лабазы необходимо за час до солнечного заката, потому что в глухих местах, если нива окружена лесом, медведи выходят на овсяное поле гораздо ранее заката солнца и не стесняются даже присутствия жниц. Лучше всего не приходить на лабаз, а подъезжать верхом. Подъехав, охотник, не слезая на землю, прямо с лошади должен влезть на лабаз, другой же, с обеими лошадьми, проехав некоторое расстояние вперед, отправляется домой. Нелишнее, если на человеке, взобравшемся на полати, не будет одежды, которую он постоянно носит; лучше взять такую, которая давно не была в употреблении и висела где-нибудь на воздухе. Медведь, в особенности пуганый или подозревающий опасность, не доходя еще до полос овса, становится часто на дыбы, чтобы осмотреть местность; долго слушает и поводит носом, даже фыркает, стараясь учуять что-либо подозрительное, нередко опять "уходит в лес, заходит с других сторон, под ветер, и только, когда убедится в совершенной безопасности, своей обычной тропой выходит на овес. Особенной осторожностью отличается медведица с медвежатами всегда приходящая очень поздно, не ранее наступления полных сумерек Вообще для этой охоты необходима светлая, особенно лунная ночь; в темную же сидеть не стоит, так как успех охоты весьма сомнителен, даже с различными приспособлениями для ночного выцеливания: медведя, при его лохматости, неопределенности очертаний и однообразной окраске, стрелять в темноте гораздо труднее, чем какого-либо другого крупного зверя. Заметить приближение медведя можно по треску обламываемых им сучков в лесу; в этот момент надо приготовить ружье к выстрелу.

Стреляют при первом удобном для выстрела положении зверя, целя в переднюю часть тела. Всего пригоднее для этой охоты штуцер-экспресс, но многие охотники предпочитают стрелять медведей на овсах из гладкоствольного ружья жеребьями, тоже делая некоторые приспособления для верного прицела в темноте. Тяжело раненый медведь обыкновенно падает, — с ревом и каким-то особые храпением и фырканьем, катается по земле; потом уже, если у него хватит сил, снова поднимается на ноги. Очень редко бывает, чтобы раненый бросался ночью на человека или лез на полати, но нелишне заметить, что, когда приходится в последнем случае прибегать к помощи топора, то надо рубить по лапам, и по крестцу, а не по шее, голове или лопаткам.

На Кавказе существует способ охоты, аналогичный со стрельбой на овсах, именно подстерегание медведей на кукурузе и в фруктовых садах. При неурожае чинаровых орехов медведь производит по ночам большие опустошения в кукурузных полях, особенно, когда початки еще не совсем созрели и мягки. Охотник здесь садится в засаду, близ тропы. В западном Кавказе, по Черноморью, медведи любят посещать заброшенные фруктовые сады, но и здесь охотники очень редко делают полати и выжидают прихода зверя около дерева, к которому повадился ходить медведь. Для удобства выцеливания часто проводят черту мелом по стволу или по середине планки.

Примерно в это же время, но чаще позднее — в сентябре, октябре — медведей стреляют на Кавказе с подхода — высматривая их. по горам и стреляя на расстоянии нескольких сот шагов. При этом перескакивают (за ветром) от дерева к дереву, выбирая моменты, когда медведь занят разыскиванием пищи. Стреляют из-за дерева и после промаха, стоят, не показываясь и не шевелясь, так как нераненый медведь очень скоро останавливается и начинает осматриваться. Медведь имеет слабое зрение и, когда жирует, довольно невнимателен к окружающему. В Камчатских очень открытых горах, покрытых редким лесом и кустарником, многие промышленники имеют подзорные трубы и стреляют на расстоянии 500 и более шагов из казнозарядных винтовок, большей частью американских.

В сентябре медведи в лесных местностях Европейской России часто дерут скот, причем, задрав корову или лошадь, несколько ночей ходят есть добычу. Поэтому можно подстеречь зверя, устроив у падали лабаз. Обыкновенно, нажравшись с голода мяса, медведь на следующую ночь не приходит, ложась, однако, недалеко от падали, так что надо устраивать лабаз очень осторожно и бесшумно. Садятся на место часа за два-три до заката, потому что медведь приходит ужинать очень рано. Нажравшийся падали медведь менее осторожен, оттого что начинает хуже чуять, а также не так злобен и опасен, как голодный.

Охота на медведей облавой

Охоту облавой можно производить в течение всей зимы начиная с того дня, как медведь ляжет в берлогу; ложится же он около того времени, как установится постоянная зима и выпадет на четверть снег. Если положение берлоги известно — и медведь Долго не выходит, то окладчик должен идти внутрь круга и потревожить его. Если же положение берлоги неизвестно окладчику, то по необходимости приходится пустить собак; в противном случае облава может прокричать целый день и окладчик исходить внутри круга по всем направлениям, а медведь все же не встанет; в особенности часто бывают подобные случаи в феврале и марте, когда зверь сильно занесен. При назначении места для облавы следует отсекать круг как можно меньше, т. е. так, как только позволяет местность. Облаву следует ставить с трех, сторон, располагая одного человека от другого не далее 10 сажен. Каждый загонщик должен быть вооружен длинной и крепкой дубиной. Загонщики должны стоять на месте и кричать беспрерывно в продолжение всей охоты, пока распоряжающийся охотой не подаст сигнала к окончанию. Линия стрелков должна быть расположена за ветром от места лежки зверя и стрелки должны стоять не более 50 шагов один от другого, а крайние из них — не далее 50 сажен от облавы. Стрелков можно ставить сколько угодно, лучше всего когда их не более четырех. Каждому стрелку хорошо устроить перед собой шалашку, но рубить ее так, чтобы было удобно стрелять через нее. Белая одежда стрелков на этой охоте очень полезна. При этом необходимо шалашки хорошенько забрасывать снегом. Когда медведь встает от одного крика облавы, то большей частью идет на крик и, осмотрев кричан, выходит шагом на один из крайних номеров.

Выходя на линию стрелков, он не любит идти по очень густой чаще, а выбирает места более открытые, где ему удобнее пройти; вот почему стрелков следует ставить так, чтобы перед каждым из них было сколько-нибудь открытое место, на котором медведь мог бы показаться и где его удобно было бы стрелять. Если входная пята зверя еще заметна (в лесу она сохраняется очень долгое время) и ветер позволяет гнать его в пяту, то лучший и надежнейший номер будет на пяте.

Облавная охота продолжается час, два, иногда и больше, смотря по величине круга и возрасту зверя: молодой медведь выходит на стрелков скоро; старого же приходится ждать долго — он ходит больше по облаве, приглядывается и прислушивается, и часто прорывает облаву,— проходит между кричанами. Если медведь прорвет облаву, то его снова обходят, делают круг еще гораздо больше, так как тонный медведь лежит осторожно и не допускает обрезать круга; облаву ставят как можно чаще, кричать ей велят сильнее и ровнее, по возможности, с меньшими перерывами.

К убитому медведю необходимо подходить с большой осторожностью и с заряженным ружьем; если уши у него прижаты, то это значит, что он еще жив. Желающему охотиться на медведей, прежде всего, следует приобрести хороший штуцер центрального боя, еще лучше штуцер-экспресс и привыкнуть метко стрелять из него. Если он на расстоянии сорока шагов не будет выходить из цели величиной в обыкновенную столовую тарелку, то такую стрельбу можно считать достаточной. Дальше сорока шагов в лесу редко приходится стрелять медведя, разве в угон, но такой выстрел должен всегда считаться случайным. На медвежьей облаве почти всегда первый выстрел решает дело. Если он был удачен, то и вся охота будет удачна. Но если по первому выстрелу медведь был промазан или только легко ранен, то он поскачет напролом, на линии стрелков произойдет суматоха и тут уже никакого толка ожидать нельзя. Большей частью все зависит от хладнокровия и искусства того стрелка, на которого зверь выходит с самого начала, вот почему он должен соблюдать два
следующие правила:

1) брать на прицел как можно медленнее, с полнейшей выдержкой, не делая резких движений 

2) целить в переднюю часть зверя. Рана в живот и в заднюю часть тела медведю нипочем. Но при сильном бое штуцера и при употреблении конических пуль со стальными наконечниками или экспрессных пуль всякая рана в переднюю часть тела, если и не убьет его мгновенно, то остановит и отобьет всю силу.

На зимней охоте самому охотнику быть верхом или иметь верхового, готового следить гончих, если они повели в даль, необходимее, чем осенью.

в берлоге, на овсах, с собаками

Самым желанным трофеем каждого охотника является шкура убитого медведя, это очень крупный, крепкий и достаточно хитрый хищник. Охота на медведя считается очень опасным занятием, и не каждый рискнет выйти на могучего представителя лесной фауны даже с заряженным ружьем.

Правила охоты на медведя направлены не столько на охрану природных ресурсов, сколько на соблюдение техники безопасности. Они, конечно же, регламентируются законом, но существуют и негласные правила. В данном случае их лучше не разделять, а классифицировать по пунктам.

Свирепый хищник

Способы охоты

Законодательный аспект проведения охоты достаточно замысловат. Дело в том, что одновременно несколько нормативных актов регулируют охотничью деятельность, которые дополняются региональными приказами по линии Департамента природопользования. За основу взяты законы, принятые еще несколько лет назад.

Мы должны пользоваться самой последней редакцией. Так, приказ Минприроды России, которым утверждаются правила охоты, вышел в свет еще в 2010 году, однако сегодня он актуален в редакции от 21.02.2018 года.

Охота на медведя может проводиться несколькими способами:

  • охота на медвежьей берлоге;
  • охота на овсах;
  • охота с собаками;
  • охота на приманку.

Ценный трофей

Классическим способом еще со времен царской Руси считалась охота на берлоге. Вся богатая знать предпочитала именно этот способ, как самый результативный при определенной степени безопасности. Мы представим вам несколько негласных правил, которых предпочитает придерживаться любой, даже самый опытный охотник. Положения же их нормативного документа будут приведены в качестве дополнительной информации.

Охота на медведя и отстрел шатунов – это разные вещи. Выслеживание и отстрел подраненных животных, а также обнаруженных особей, которые были разбужены в зимнюю спячку и не дают покоя жителям окрестных населенных пунктов, может производиться по распоряжению органов местной власти. Охота же с целью добычи разрешается только в установленные сроки. Эти сроки необходимо уточнять в местном комитете по охране природных ресурсов. По длительности они не превышают 60 дней и устанавливаются в весенний и осенний периоды.

Охота на медвежьей берлоге

К данному виду охоты следует тщательно готовиться. Не ток просто обнаружить медвежью берлогу. В конце зимы это сделать практически невозможно. Осенью, когда медведь обустраивает себе место будущей спячки, он пытается запутать следы. Но, как бы ни старался косолапый, своего присутствия полностью он скрыть не сможет.

О том, что поблизости медвежья берлога, скажут проплешины мха, ведь медведь обустраивает себе лежку, настилая мох, сухие листья, мелкие ветви кустарников. Более точное местоположение подскажут следы.

Сап процесс охоты наступает тогда, когда медведь залегает в спячку. Как бы ни хотелось получить желанный трофей единолично, но такую охоту следует вести небольшим коллективом. Слишком много народу тоже ни к чему, так как излишний шум может раньше времени разбудить мишку. Идеальный состав – два человека и пара собак.

Медвежья берлога

Следует так распланировать время в пути, чтобы к берлоге подойти на рассвете. Все это время необходимо соблюдать тишину, иначе медведь может выскочить неожиданно. Если его действия застанут охотника врасплох, то это может плохо кончиться для последнего.

  • На первом этапе стрелки должны занять свои позиции. Непосредственно перед входом в берлогу становится только один человек. Остальные же располагаются по бокам так, чтобы никто не попал под перекрестный огонь. Кстати, по той же причине не следует брать на охоту более двух собак.
  • Выманить медведя помогают собаки своим лаем. Хозяин собак по интенсивности лая сможет определить приближение зверя. Самцы обычно реагируют на раздражитель очень быстро, а самки долгое время остаются в берлоге. Растравить зверя поможет еловая палка с частично обрубленными ветвями. Ее необходимо подать через вход в берлогу.
  • Помните, что единого сценария охоты нет. Медведь может спонтанно действовать после выхода из берлоги. Под его агрессию попадают как собаки, так и охотники. У стрелка есть несколько секунд, чтобы произвести выстрел, попав только в самые жизненно важные места.

Проснувшийся зверь

Медведя, которого подняли из берлоги, но не убили, называют шатуном. Его необходимо добрать. Для этих целей устраиваются специальные облавы. Добор раненого зверя регламентирован законом, на него отводится двое суток после ранения.

Медведи-шатуны достаточно опасны. Если рядом с лесом находится населенный пункт, то медведь может в него забрести. Облавы тоже должны быть организованными. Все охотники разделяются по группам. Первую группу составляют, так называемые, крикуны. Они должны издавать как можно больше шума и идти по направлению к зверю, образуя полукруг. Их действия вынуждают медведя отходить в сторону стрелков. Самое главное – произвести эффективный выстрел.

Охота на овсах

Данный вид деятельности настоящие любители охоты не признают. Охоту на овсах или охоту с лабаза организуют сами хозяйства для своих клиентов. Считается, что здесь не требуется применения сноровки, выдержки и охотничьего мастерства. Егерь должен подготовить все условия для охоты. Он приведет охотника на место, где нужно ждать медведя. Охота на овсах ведется в течение двух недель, она приходится на конец лета, когда мишка предпочитает лакомиться овсом.

Сначала необходимо обнаружить следы присутствия косолапого на поле. Для него характерно то, что стебли овса как бы обсосаны, а не съедены. В месте входа зверя на поле отчетливо видно следы каталища. Дело в том, что медведь сначала катается по земле, оставляя за собой отчетливо уловимый запах.

Медведь на поле

Определившись с местом, необходимо выстроить простейший лабаз. Он должен быть оборудован таким образом, чтобы охотник смог провести в нем несколько часов. Точка расположения лабаза должна быть на удалении от того места, где медведь входит в поле, однако с нее должно просматриваться приличное по размерам пространство.

Учтите, что вести стрельбу придется вечером, а это означает не совсем благоприятные условия видимости. Поэтому предварительно необходимо пристреляться по нужному расстоянию.

Занять место на лабазе следует задолго до появления медведя. Определиться с временем его прихода нельзя, так как оно меняется, в зависимости от возраста животного. Не рекомендуется на лабазе курить и шуметь. Если охота ведется коллективно, то караулит медведя только один стрелок. Остальные же уходят отвлекать зверя.

Выстрел необходимо производить только тогда, когда медведь максимально приблизился. Раненого зверя не рекомендуется преследовать одному. Для этих целей используют обученных собак. Подранок обязательно подлежит добору в течение 2 суток.

Охота с собаками

Хорошо обученные лайки способны обнаружить медведя и преследовать его. Пока зверь уходит от собак, охотник преследует его, ориентируясь на лай. Опытный собаковод-охотник способен по характеру лая определить, насколько близко собака подобралась к медведю.

Собака сердит дикого зверя

Преследование рассчитано на то, что медведь, в конце концов, устанет. При этом он разворачивается и начинает отбиваться от собак. Вот почему следует использовать не одну, а две или три собаки. Так они не дадут медведю отдохнуть или сконцентрироваться на одной лайке. В противном случае собака может пострадать.

Охота на приманку

Принцип такой охоты заключается в том, что устраивается засада на медведя. Можно даже построить лабаз. В непосредственной близости необходимо разместить приманку. В качестве таковой выбирают умерщвленное животное. Нередко используют добычу самого медведя, которую он потерял или оставил. Чтобы косолапый задержался около тушки, ее прикрепляют к земле с помощью пик.

Обычно охоту на приваду (приманку) устраивают после зимней спячки животного. Медведь бродит по лесу в поисках падали. Лабаз следует хорошо замаскировать, только в таком случае гарантирован успех, иначе медведь к приманке может и не подойти.

Охота из засады

Рассмотрев несколько советов по охоте на медведя, можно сделать вывод о том, что это занятие для опытного охотника. Начинающему стрелку, тем более ведущего охоту в одиночку, не стоит рисковать своим здоровьем, а иногда и жизнью. Начинать накапливать опыт можно в компании с более опытными охотниками или вместе с егерем.

В России запретили зимнюю охоту на медведей

С полной ответственностью можно заявить, что Международный фонд защиты животных (IFAW) добился настоящей победы, в борьбе за жизни российских медведей. В России вступил в силу закон, запрещающий зимнюю охоту на медведя на берлоге. Соответствующий Приказ Министерства природных ресурсом и экологии Российской Федерации N 512 г. Москва «Об утверждении Правил охоты» был подписан от 16 ноября 2010 года

Запрет на охоту на берлоге в России можно сравнить по значимости с запретом на охоты на лис в Великобритании.

Охота на берлоги была наиболее популярна среди медвежьих охот и считается исконно русской. По оценкам экспертов, ежегодно в России проводилось более 2000 таких охот, в результате которых гибли сотни медведиц и новорожденных медвежат.

Согласно предыдущим правилам охоты, если в одной берлоге лежали два и более зверей, то охотник мог отстрелять всех. В этом случае составлялся акт о вынужденном отстреле, который передавался вместе с лицензией в орган государственного охотничьего надзора, с последующим оформлением дополнительных лицензий.

То есть медведицу с медвежатами, которым было от недели до нескольких месяцев, не способными уйти от преследования, убивали легально прямо в берлоге. Новый закон конец этому варварскому способу охоты на медведя. Теперь медведицы и медвежата смогут спокойно дожить до весны и выйти из берлоги.

Согласно новому закону, значительно сокращен сезон охоты на медведя. На бурого медведя можно будет охотиться в два захода: с 1 апреля по 31 мая и с 1 августа по 30 ноября. Добывать гималайского медведя отныне разрешено лишь с 1 августа по 30 ноября. Помимо запрета на зимнюю охоту на берлоги, согласно новому закону, нельзя охотиться на медведей в возрасте менее одного года и медведиц с медвежатами текущего года рождения.

«Мы очень рады, что наши усилия по борьбе с этой варварской охотой на берлоги медведей увенчались успехом, – говорит директор представительства Международного фонда защиты животных IFAW в России Мария Воронцова. – С 1995 года мы вели планомерную работу по запрету этого вида охоты. С 1995 года действует наш реабилитационный центр медвежат-сирот IFAW в деревне Бубоницы Тверской области. За это время было выпущено на свободу более 150 медвежат».

В 2009 году сторонниками IFAW было собрано более 40 000 подписей против зимней охоты на берлоги. Министерство природных ресурсов было проинформировано о позиции россиян по данному виду охоты. СПРАВКА

Основанный в 1969 году, Международный фонд защиты животных IFAW помогает животным в кризисных ситуациях во всем мире. Располагая офисами в 15 странах, IFAW спасает отдельных животных, работает над предотвращением жестокости в отношении животных и пропагандирует сохранение животных и их природной среды обитания.

Читать онлайн электронную книгу Охота на хищных зверей - Охота на бурого медведя бесплатно и без регистрации!

Краткие сведения из биологии. В Советском Союзе зоологи насчитывают пять подвидов бурых медведей. Кроме бурых, у нас еще водятся черные и белые медведи. Бурый медведь у нас встречается от Закавказья до Камчатки, всюду, где глухие пущи мало заселены человеком. Посещает он и нашу южную тундру, нередко появляется даже у северных морей. Не любит он только степи и густо населенные поредевшие леса центральной полосы.

Бурый медведь – один из крупнейших лесных зверей нашей страны. Вес старого самца достигает 380 кг, акамчатского медведя – 400 кг. Вес самок от 220 до 300 кг, редко больше.

Бурый медведь легко приручается и доверчиво относится к своему воспитателю, если он правильно его воспитывает и не обижает. Как и слон, собака или морской лев, медведь легко поддается дрессировке, выполняет в цирке нередко сложные задания: ездит на велосипеде, ходит по натянутому канату, скачет верхом на лошади, показывает, как солдат генералу честь отдает, а иногда проделывает и более сложные трюки. Еще сотни лет назад уличные «артисты» пользовались услугами дрессированного медведя: водили его по городам и селам, заставляя разыгрывать на улицах различные «комедии», и зарабатывали на этом деньги. В Белоруссии, в местечке Сморгонь, много лет назад существовала даже специальная «академия» по дрессировке медведей.

В лесу, на воле медведь, не будучи обижен, редко нападает на человека. В горах Урала мне пришлось вплотную встретиться с огромным бурым медведем. Я ходил по соснякам с малокалиберной винтовкой, выслеживая глухарей, набивающих зобы пахучей хвоей на вечерней жировке. Из-за бурелома неожиданно выскочил косматый светлой окраски медведь и, увидя меня, стал на задние лапы в тридцати шагах от меня. Я стоял под большой пихтой не шевелясь, дымил трубкой и глядел на фыркающего зверя. Медведь сопел и плевался. Солнце еще не садилось за горизонт, и я хорошо видел, как в мою сторону летели брызги его белопенной слюны.


Бурый медведь

«Была бы у меня двустволка с пулями в патронах, я бы тебе, старый шатун, показал, что значит издеваться над охотником!» – подумал я, вынимая на всякий случай из футлярчика охотничий нож, торчавший за голенищем. Но что я мог делать с маленькой, тоньше папиросы, пулькой, которая, даже угодив в толстый череп лесного великана, расплющится, не пробьет его, а только разъярит зверя? Постояв с минуту, «генерал Топтыгин» рявкнул и исчез за небольшой скалой.

Стрелянный в упор и раненый, медведь приходит в ярость, упорно защищается и, мстя за обиду, старается уничтожить своего врага – охотника. При стрельбе в угон, по убегающему зверю, редки случаи, чтобы он возвратился и напал на охотника. Преследование же раненого зверя требует большой осторожности. Раненый медведь уходит в чащу, петляет, обессилев, таится и внезапно ожесточенно бросается на преследователя.

Мне известен случай, когда в Канской тайге настигнутый в чаще раненый медведь после семи неудачных выстрелов по нему погнался за своим преследователем, израсходовавшим все пули. Отступая, охотник споткнулся и упал. Подскочивший медведь ударил лапой, по котелку, находившемуся в заплечной сумке на спине охотника, с такой силой, что края медной посудины перебили мышцы и переломали ребра стрелка. Только подскочивший товарищ спас охотника от смерти, метким выстрелом пробив пулей череп разъяренного зверя.

Питается медведь самой разнообразной пищей: от мясной до растительной. Любит лакомиться медом, ягодами, а в горах Кавказа – фруктами. Весною (в марте – апреле), встав из берлоги, старается как можно скорее освободиться от зимней «пробки» в прямой кишке: топчется вблизи берлоги, хватает мох, являющийся для него слабительным средством.

Известно, что медведь осенью, перед залеганием в берлогу, да и в первые дни в берлоге, усиленно вылизывает свою шерсть, стараясь освободиться от блох и прочих паразитов. Часть волос, попадающих на язык, он заглатывает. Волосы, смешавшись с каловыми затвердевшими от длительного лежания массами, попав в прямую кишку, образуют твердую «пробку», или каловый камень.[1]С. В. Лобачев приводит данные вскрытия четырех медведей, убитых им у берлоги. В каловом камне отмечено наличие медвежьих волос, хвои, овса и листьев.

Медведь весной восстанавливает свои силы, набрасываясь на черемшу, корневища растений, раскапывает муравейники, разворачивает пни, колоды, разгребает прелые листья и пожирает все для него съедобное: муравьев, личинок, червей, улиток, жуков, завалявшиеся под дубом желуди, преющие в лощинниках орехи. С аппетитом съедает и яйца птиц в гнездах.

В Сибири и Забайкалье, где в реках и озерах много рыбы, медведь посещает водоемы и рыскает по берегам, отыскивая рыбу, особенно во время икромета, когда она плотными косяками двигается по рекам. Медведь ловит ее, выхватывая лапой из воды.

Осенью, перед залеганием в берлогу, медведь нагуливает жир и, так сказать, витаминизируется: почти исключительно переходит на растительную пищу. Когда опадают ягоды, медведь ходит на овес, посещает болота и луговины, поедает луковичные клубни зонтичных растений, сочные корневища дудника, конского щавеля, борщевика и пр.

Таежные жители не зря прозвали медведя стервятником: весной (а иногда и летом) голодный медведь нападает на домашний скот лесных деревень, задирает корову или лошадь, уволакивает тушу иногда далеко в чащу и, прикрыв землей или хворостом, ждет, пока мясо даст душок, а затем возвращается через день-два ночью к туше «попировать».

Нападает старый медведь и на диких животных: маралов, оленей, изюбрей. Изредка случается охотникам находить и растерзанных медведями лосей.

Там, где медведь не многочислен, он особого вреда для сельского хозяйства и животноводства не причиняет. Правда, медведи на Кавказе (где их еще довольно много) иногда ломают кукурузу, фруктовые деревья, забираясь в сады за фруктами, и переворачивают ульи на пасеках. В Сибири они корежат верхушки и сучья кедров, лакомясь орешками. На Камчатке рвут рыбацкие сети, пожирая попавшуюся в них рыбу. В Вологодской области медведь нередко вытаптывает полосы недозревшего овса, сгребая его лапами и обсасывая метелки дочиста. Но такие случаи не часты и имеют место только на полях глухих лесных деревушек.

Спариваются медведи в июне – июле. В это время самцы в порыве «любовных» страстей гоняются за самками; встречаясь с соперниками, в ревностном пылу отчаянно дерутся, пуская в ход острые клыки и длинные, страшные когти. Рявканье и шлепки медведей-самцов в тихий вечер слышатся за километр и дальше. Такую драку самцов на «медвежьей свадьбе» мне лично удалось наблюдать издали в Канской тайге в конце июля 1930 года. Она напоминала мне крестьянскую молотьбу цепами на овине. Четыре самца медведя с неистовым ревом молотили друг друга, в то время как медведица сидела в сторонке, облизывая свою шерсть на брюхе. Ограниченность объема книги не позволяет мне об этом рассказывать подробно.

С наступлением заморозков, с первым снегопадом ожиревший медведь залегает в заранее облюбованную берлогу где-либо в лесной гари, в хвойной поросли, под корнями вывороченного бурей дерева, а иногда и просто под размашистыми ветвями ели. В Уссурийском крае ложится и в дуплах старых вековых деревьев.

Берлогу свою медведь выстилает хвойными ветвями, древесной корой, сухой травой. Особенно тщательно стелет постель медведица, готовящаяся зимой принести потомство: мох, лишайник, сухие листья, еловые и пихтовые ветки ухитряется она натаскать в берлогу, чтобы в зимнюю стужу будущим ее детенышам было тепло и уютно. Не все, однако, медведи стелют себе мягкую постель. Иногда они ложатся в берлогу почти без всякой подстилки, только притоптав под собою снег.

Точно не установлено, но приблизительно известно, что беременность медведицы длится семь месяцев. Проф. П. А. Мантейфель в книжке «Жизнь пушных зверей» говорит: «Спаривание медведицы продолжается более трех недель, почему определить точно срок беременности затруднительно. Но однажды в Московском зоопарке удалось отделить медведицу от самца на другой же день после начала спаривания. Она принесла после этого медвежат через 7 месяцев». В декабре – феврале, реже в марте медведица рожает двух-трех, редко четырех крохотных медвежат и кормит их своим жирным молоком. Вес новорожденного медвежонка еле достигает 500–510 г, иногда чуть больше. Этакая крошка: не медвежонок, а лисенок! Почему, спрашивается, медведица рожает таких малюток? Это не капризы медвежьей породы, а приспосабливаемость вида к суровой среде во избежание исчез-новения с лица земли. Если бы медведица рожала медвежат крупнее, таких, как лосиха по своему живому весу рожает лосят, она, ничем не питаясь пять-шесть зимних месяцев и утоляя голод за счет накопленного осеннего жира, не выкормила бы их и они бы погибли.

Не каждый год рожает медведица. Будучи заботливой мамашей, выйдя весной из берлоги с малышами, она безотлучно следит за своими резвыми шалунами, обучает их отыскиванию пищи, купанью, лазанью по деревьям, далеко не отпуская от себя. Непослушных шлепает слегка лапой, учит уму-разуму. При приближении человека выбегает ему навстречу, готовая заступиться за своих детей. Потревоженная в берлоге медведица, если даже у нее есть там медвежата, убегает и обратно возвращается редко. Очевидно, материнский инстинкт ее зреет только по мере воспитания детенышей.

Ходит медведица с медвежатами до поздней осени и с ними же вместе ложится в берлогу. Только после новой беременности отгоняет от себя прошлогодних медвежат – лончаков.

Рассказы таежных охотников о том, что беременная медведица берет с собой в берлогу и взрослого медведя-самца от прошлого помета, так называемого пестуна, который якобы «нянчит» и помогает воспитывать маленьких медвежат, не больше как сказки. Новейшими наблюдениями над жизнью медведиц в берлоге эти сказки опровергаются. Известный московский хирург, биолог и таежный охотник-медвежатннк С. В. Лобачев в своей книжке «Охота на медведя» пишет:

«Автору удалось видеть 62 медвежьих семьи. В числе их были медведи, убитые им на охоте, а также виденные случайно во время охотничьих поездок. Было осмотрено около ста сорока медвежат. О еще большем количестве медвежьих семей удалось слышать от старых зверовых охотников из крестьян. И должен сказать, что ни автору, ни другим ему известным охотникам не приходилось встречать в берлогах пестуна с медведицей».

Медведи-самцы способны спариваться после достижения двухлетнего возраста. Самцы не только не принимают участия в воспитании медвежат, но, голодные после зимней спячки, они бы могли их пожирать, если бы медведица самоотверженно не обороняла детенышей. Медведица-мать скрывает своих малышей в укромных местах леса, а при встрече с самцами гонит последних прочь.

Медведи весною обтачивают об деревья за зиму сильно удлинившиеся когти (очевидно, мешающие им ходить), оставляя на деревьях царапины и клочья висячей коры. По таким отметинам – запаху оставшейся па деревьях шерсти, мочевине и помету на земле – другие медведи, а в том числе и самки, узнают о близком присутствии своих родичей. О продолжительности жизни медведя имеются разноречивые данные. По данным профессора Мантейфеля, медведь живет 30 лет, по Миддендорфу – 47, а по Сабанееву – 50 лет.

Охота на берлоге. Отыскивают берлогу по-разному. Случается, что залегший до снегопада медведь, кем-либо потревоженный, встает и шатается по трущобам, оставляя на снегу крупные, продолговатые следы.

Ранняя зима нередко удерживает медведя от залегания в берлогу, и он продолжает шататься по лесу. Мало ожиревшие медведи иногда не ложатся долго. Такие голодные «шатуны» бродят по чащобам, выходят на дороги, появляются вблизи людского жилья и нападают иногда на людей.

Если охотник заметит на снегу следы медведя, он должен его обойти (обложить), убедиться, не залег ли зверь снова. Перед залеганием в берлогу медведь хитрит, петляет, топает взад – вперед, иногда ходит на так называемых «махах» – делает прыжки в сторону, шагает по бурелому, пятится назад к берлоге, прежде чем в нее залечь. Но бывает, что ложится под корни бурелома сразу, с ходу, не приготовив для себя даже подстилки.

Обложив медведя и убедившись, что он далеко не ушел, а находится здесь, в лесной чаще, охотник оставляет его в покое и на следующий день еще раз проверяет, не вышел ли зверь из круга. Если медведь круг не перешел – значит, он залег, и тогда можно прийти с товарищем и собаками, чтобы попытаться отыскать берлогу и застрелить зверя.

Медведь любит залегать в своих старых берлогах, где он, никем не потревоженный, перезимовал предыдущую зиму. Без хорошей опытной зверовой лайки отыскать берлогу трудно: приходится долго ходить, тщательно осматривать бурелом, лазить по густым лесным зарослям; при этом можно подшуметь зверя.

Чутьистая лайка, делая большие круги, может обшарить большие пространства лесных трущоб и моховых болот (излюбленных мест зимовки медведей), причуять и облаять зверя в берлоге на большом расстоянии – на 60 и более шагов.

Охотиться по медведю на берлоге одному не рекомендуется. Надежнее проводить ее вдвоем или втроем. Не следует становиться у берлоги и большому числу охотников. Это опасно, и нет гарантии, что вы зверя не подшумите раньше, чем подойдете к «челу»[2]«Чело» – отдушина в берлоге, образовавшаяся от дыхания зверя. берлоги. Дисциплина участников медвежьей охоты должна быть самая жесткая: ни разговоров, ни шуму, ни отставания нельзя допускать.

Услышав лай собаки, охотник осторожно, стараясь не задевать ветки, обходит припорошенные кусты, спеша к берлоге.

Медведь лежит в берлоге иногда очень крепко. Поднять зверя на ноги подчас не удается, даже бросая в «чело» снежные комья. Приходится отыскивать жердину и ткнуть медведя в бок. Но случается и так: не успеет лайка тявкнуть несколько раз, а охотники подскочить к берлоге, как уже взметнулась снежная пыль, а зверь юркнул в заросли и исчез. Поэтому подход к берлоге – самая ответственная минута. При подходе к ней по неглубокому снегу рекомендуется снять лыжи. Чем ближе охотник станет к берлоге, выбрав чистое, ничем не загороженное место, тем больше шансов без промаха свалить зверя, не быть им изувеченным или не упустить его без выстрела.

Подходя к берлоге, надо держать ружье наготове, снять рукавицы и следить за поведением лайки. Понятливая собака всегда облаивает медведя в берлоге, наступая на него с той стороны, куда повернута голова зверя. «Чело» берлоги обычно бывает направлено на восток или на север, реже на юго-запад.

Основные правила стрельбы пулей по вставшему из берлоги зверю: быстрота, меткость и выдержка. Целиться зверю надо в голову, между ухом и глазом. Если же зверь, выскочив из берлоги, не поднялся на задние лапы и уходит боком, надо бить под лопатку; по убегающему по прямой линии зверю следует нажимать на спуск ружья, выцеливая по хребту. Самое убойное место – мозг зверя. С простреленным пулей сердцем зверь способен пробежать еще десятки шагов и успеть изувечить стрелка. Это я могу подкрепить примером из моей охотничьей практики. В горах Кавказа в 1922 году я стрелял по кабану из кавалерийской винтовки пулей под лопатку. Зверь пробежал после выстрела сто два шага и только тогда упал. При вскрытии оказалось, что пуля пробила сердце навылет. По сделанным мною неоднократным наблюдениям, мелкие звери – лисицы и зайцы – с простреленным сердцем также иногда пробегали десятки шагов и затем только падали.

Ружье для медвежьей охоты должно быть самое надежное, не дающее осечек и резкого боя, хорошо пристрелянное пулями. Для таких охот лучше брать с собою нарезное оружие – двуствольный штуцер или карабин. В крайнем случае можно стрелять медведя и из двустволки 12 и 16-го калибра, хорошо отлитой (по калибру) свинцовой пулей, предпочтительно круглой. Патроны лучше всего заряжать бездымным порохом с капсюлем Жевело. Пули Якана для стрельбы в чащобе не надежны, хотя они и дают более тяжелую рану, если ими пользоваться на открытом месте.

На медвежьих охотах на всякий случай надо иметь при себе прочный и острый с хорошим клинком медвежий нож – кинжал.

Охота на засидках. Нагуливать жир медведь начинает еще с конца лета. Когда спадает малина, черника, голубика, брусника, морошка и прочие ягоды, медведь переключается на молочные, еще не созревшие овсы, если по условиям местности он может подходить к полосам, защищенным зарослями или просто вклинивающимся хотя бы одним углом в лес. Выходит зверь лакомиться овсом в сумерках; непуганый – иногда и раньше. Остановившись в зарослях, слушает, стоя против ветра, щупает черными ноздрями вечерний влажный воздух, стараясь угадать, нет ли поблизости злейшего его врага – человека. Выходит на овес бесшумно, загребая лапой метелки, – чмокает, обсасывает их.

Караулить и стрелять медведя на овсах лучше с лабаза. Стрелять ночью без прикрытия опасно: заранишь – пропадешь.

Лабаз, или помост для сидения на дереве, рекомендуется делать не выше вершин мелколесья, на достаточно толстом дереве, чтобы оно под тяжестью досок и охотника не покачивалось и не скрипело. Перекладины и доски приколачиваются или крепко привязываются к прочным сучьям на высоте 3–4 м от земли, чтобы зверь не мог легко учуять запах человека, а охотнику было удобнее обозревать овес.

Влезать на лабаз следует до заката солнца, сидеть надо неподвижно, хотя бы множество комаров облепило лицо. Не кашлять, не курить, иначе удачи ждать не приходится. Чуткий и крайне осторожный медведь, да еще в августе, успевший ожиреть на ягодниках и лесной живности, услышав малейший шорох, не выйдет на овес, а будет бродить вокруг или пойдет к речке, на луга ужинать клубнями растений.

Некоторые смельчаки считают, что лучше караулить медведя, притаившись в овсе или сидя в еловом шалаше, утыканном изнутри ветками можжевельника, отбивающими подозрительные запахи. Иные утверждают, что зверь сидящего на земле человека причуивает хуже, чем сидящего на дереве. Я лично в этом сомневаюсь. Мне не раз приходилось караулить зверя у привад, сидя на земле, и редко удавалось стрелять, но когда я стал садиться на дерево, результаты получались несравнимо лучшие. Успех охоты на медведя с лабаза зависит от многого: правильно ли охотник построил лабаз, убрал ли из-под дерева сучки и щепки, к которым он притрагивался, и не сделал ли вокруг полосы с овсом лишних шагов, прежде чем подняться на дерево.

Караулить медведя у привады (коровьей или лошадиной туши) также целесообразно сидя на дереве. Приваду лучше класть весною, когда медведь голоден. Выкладывать приваду рекомендуется на переходах зверя, чтобы он быстрее ее учуял. После того как охотник установит, что зверь стал посещать приваду, надо идти на засидки.

К лабазу рекомендуется подъезжать вдвоем, верхом на лошади. Один прямо с лошади забирается на дерево, а другой уезжает обратно. При отсутствии лошади охотник идет к лабазу с проводником, ступая след в след, затем проводник уходит в сторону, притупляя бдительность зверя отводом своих следов от лабаза.

Охота на болотах. Существует еще один способ медвежьей охоты, который издревле практикуется таежными медвежатниками севера, знающими повадки зверя.

Весною и осенью бурый медведь часто кормится на болотах клубнями и корешками растений, богатыми крахмалом, витаминами и прочими питательными веществами. Весною такой растительный корм быстро восстанавливает истощенные за зиму силы зверя, а осенью способствует отложению необходимого ему жира. Лежа в берлоге, медведь расходует за зиму от двух до трех и больше пудов жира. Несмотря на такой расход жира, не все медведи встают из берлоги сильно отощавшими. Известны случаи, когда охотники добывали медведей, только что встававших из берлоги, с прослойкой жира на боках в палец и толще.

Это подтверждает в своей статье «Медведь в Прибайкалье» (журнал «Охота и охотничье хозяйство», 1956, № 4) и аспирант кафедры охотоведения Иркутского сельскохозяйственного института М. Лавов. Он пишет: «Медведи, недавно вышедшие из берлоги, являются желанной добычей охотников. Они сохраняют еще в это время значительные жировые запасы и имеют первосортную шкуру. Автору этой статьи удавалось добывать в апреле медведя-самца с толстым слоем жировой рубашки общим весом в три пуда. Даже у медведиц, имевших медвежат, можно было срезать до 10–12 кг жировой ткани».

В скрытых болотах лесной глухомани не трудно определить места кормежки медведей. Там, где зверь кормится на болоте, он оставляет на илистых мочажинках вмятины – следы, помет, царапины и шерсть на деревьях, а главным образом, выкапывая лапами корневища растений, «вспахивает» землю, образуя местами хорошо приметные покопки, называемые местными охотниками копями.

Если такие копи обнаружены на небольшом болоте, можно замаскироваться, сев на поваленное дерево, между елочками или даже устроив лабаз (если позволяют условия местности), и ждать выхода медведя на жировку.

На обширных болотах охота на засидках едва ли будет добычливой. Здесь вследствие разбросанности кормовых участков медведь ходит широко. На таких болотах лучше скрадывать зверя, продвигаясь по возможности против ветра, так как медведь, обладающий прекрасным чутьем и слухом, не подпустит близко к себе охотника.

Скрадывать медведя надо с большой осторожностью: идти или ползти бесшумно, не наступая на сухие сучки, не цепляясь за кусты, не шлепая по илистым лужам. Увидя зверя, надо определить на глаз расстояние до него. Чем ближе от вас зверь, тем осторожнее надо к нему двигаться, пользуясь моментом, когда он занят копкой и из-за производимых им шорохов хуже слышит ваше продвижение. Если зверь, приподняв голову, слушает и оглядывается, лучше выждать, не шевелясь, пока он снова не займется покопкой и едой, и только тогда к нему продвигаться.

Из гладкоствольного ружья стрелять пулей дальше шестидесяти шагов не рекомендуется. Для охоты с подхода лучше всего иметь в руках дальнобойное нарезное двуствольное ружье с оптическим прицелом. Застигнутого на кормежке зверя надо стрелять в бок, а если он не свалился и уходит, – послать немедленно вдогонку вторую пулю, с упреждением в зависимости от дальности расстояния. При близкой внезапной встрече, на расстоянии десяти-.двадцати шагов, бить медведя в грудь или под лопатку рискованно. На таком расстоянии надо бить его в голову, чтобы свалить наверняка, если, разумеется, достаточно светло и голова зверя хорошо видна: не закрыта сучками кустов, ветками ели и пр.

На болотах лучше охотиться на медведей вдвоем или даже втроем, идти не кучкой, а в тридцати-пятидесяти шагал друг от друга, без всякого шума и разговоров. Медведь крепок на рану и, надо иметь в виду, что, будучи ранен, он может в любую минуту на вас броситься. В этом случае вас должен выручать из беды товарищ.

Если стреляный медведь лежит без движения, но с прижатыми к голове ушами, это признак того, что он в агони, но еще не мертв. Такой зверь может попытаться встать и нанести охотнику тяжелое ранение. В таких случаях не надо сразу подходить к зверю, лучше еще раз выстрелить ему в голову.

Охота на болотах за зверем хотя и очень утомительна, так как требует немалой затраты времени и сил, но увлекательна и может принести много удовольствия, если проходит достаточно организованно. Ночуя с товарищами в шалаше, на мягкой пахучей подстилке, попивая чай из вскипавшего на перекладине котелка, вы сидите у ярко пылающего костра и обмениваетесь впечатлениями о виденной вами сегодня на копях медвежьей семье, которую. По своей неопытности поздно заметив, подшумели. Над вашей головой порхают искры-мотыльки, причудливые Сосны и ели обступают костер, тихо покачивают лапками-веточками, а над ними – темно-синий купол звездного бескрайнего неба. В лесу ни звука. Только изредка треснет, стрельнет, как из малокалиберки, смолистый сучок в костре, зашипит и снова затихнет. Мышцы ваши слегка сладко ноют, зато нервы и душа блаженствуют. Улегшись в шалаше и прикрывшись поверх ватника сухой травой, которой заранее вдоволь запаслись, нарезав медвежьим ножом, вы стараетесь думать только об одном: как бы скорее уснуть и завтра, чуть свет-заря, снова двинуться на болото. «Два дня не везло, а вдруг на следующий день и у меня, и у моих товарищей будет к ужину медвежий шашлык, жаренный на вертеле, и вкусная печенка!» – в полудреме вспыхивает смутная надежда в вашем мозгу и тут же гаснет, как и последняя искра дотлевающего костра.

Охота с лайкой. Покойный сибирский охотник А. Н. Лялин, опытнейший медвежатник и автор рассказов и очерков о медвежьих охотах, охотился на медведя всегда с двумя зверовыми лайками. Две хорошо притравленные по медведю лайки, облаивая зверя, крепко держат его на месте, словно на привязи.

Работают по медведю и собаки-ублюдки, даже иные гончие, но лайки по крупному зверю предпочтительнее. Лайка по своей природе одарена лучшим умением задержать и «посадить» медведя и редко дается ему в лапы. Наскочив на зверя сзади, лайка, если и куснет его за «штаны», то зато ни на секунду не повиснет на нем, отскочит как мяч и, забежав вперед, будет громко облаивать. Медведь очень боится, когда лайка хватает его за гачи, садится, рявкает и злобно обороняется лапами, стараясь схватить собаку.

Охотник в это время осторожно, огибая кусты, приближается к месту, где собаки облаивают зверя, и, улучив момент, бьет его пулей в голову, если расстояние близкое. Задержанного лайками медведя не следует стрелять на далеком расстоянии, лучше подойти к нему поближе, не горячась, с осторожностью.

Две лайки зверя далеко не упустят, дадут возможность охотнику его добить.

Охотники-медвежатники обычно начинают охоту на медведя с лайками осенью, когда лес оголяется и травы увядают. Тогда легче «узорить» – высмотреть задержанного собаками зверя, меньше риска, отскакивая в сторону после неудачного выстрела, споткнуться и очутиться в лапах зверя. Да и медведь перед залеганием в берлогу, нагуливая жир, ходит шире, нередко жирует и днем; собакам напасть на его след легче. Шкура вылинявшего медведя, осенью, ценнее, а мясо жирнее.

Даже не все лайки, а не только прочие зверовые собаки, безукоризненно работают по медведю. Трусливый пес, напав на след зверя, бежит к хозяину и плетется за ним. Бывают и такие лайки, которые хотя и идут по следу зверя, даже издали лают на него, но близко к нему не подходят и сзади за «штаны» не хватают. Такие собаки не могут зверя «посадить» – задержать его на месте. Для медвежьей охоты отбирают только смелых, злобных, сильных и вязких собак, способных не только преследовать быстро бегущего медведя, но и задержать его. С виду медведь кажется неуклюжим, в действительности же он по лесной чаще может бежать не хуже лося, с удивительной легкостью, почти бесшумно.

Испытывают лайку для охоты на медведя обычно молодую, годовалую, напуская ее на тяжело раненного зверя, неспособного покалечить собаку. Если лайка смело кидается на медведя и злобно кусает его, – значит, она может стать неплохой медвежатницей.

Притравливают собак и по молодому медведю, которого держат на цепи и взаперти, пока он не подрастет.

Писатель и замечательный охотник И. А. Арамилев в своем романе «Юность Матвея» так описывает испытание лаек на пригодность для охоты по медведю:

«В полуверсте от оврага начинается тайга. На опушке спрятались охотники с молодыми собаками. Развязанный Мишутка, словно не веря тому, что его пустили на волю, вразвалку идет к лесу. Пройдя шагов полсотни, он останавливается, фыркает, потягивает ноздрями воздух, пробует сорвать намордник. Ремни крепки. Он понял это и тем же спокойным шагом движется дальше по желтой некоей, тронутой первым морозом. Травлей распоряжается мой дед Спиридон, первый охотник деревни. Он взмахивает рукою, и собаки бросаются навстречу зверю.

Я сжимаю зубы, сердце часто-часто колотится в груди. Впереди несется похожий на волка Серко дяди Нифонта, старый кобель, которого пустили в стаю молодых, чтобы он показывал, как надо «сажать» зверя. Медведь увидел собак, остановился. Может быть, он прикидывает в уме, стоит ли ему связываться с остервеневшей оравой? Расстояние между зверем и собаками сокращается. Мишутка, не выдержав, протяжно рявкает, огромными скачками бежит по пригорку. Трудно поверить – тяжелый, неуклюжий зверь несется с такой непостижимой быстротой. Серко рвет его за гачи, заставляет оборачиваться, подняться на дыбы. Молодые собаки, с заливистым злобным лаем, дружно наваливаются на зверя. Только два труса: Лиско и Тузик – вертятся, тявкают поодаль, не решаясь кинуться в свалку.

Охотники выбегают из кустов, подзадоривают собак. Трусов пинают ногами, колотят хворостинами…

Медведь окружен собаками. Они не дают ему тронуться с места. Рассвирепев, он старается схватить особенно назойливых, ярых. Белая сучонка Муська не увернулась от удара косматой лапы, падает с переломанным хребтом, жалостно взвизгивает. Сердито крякает хозяин Муськи, Никита Корнев. Еще одна собака ползет в сторону с вырванным брюхом. Мишутка делает последнее усилие прорваться к тайге. Лайки по очереди хватают его за гачи. Он повертывается. Собаки, как подхваченные ветром, отскакивают в стороны.

Травля удалась. Дед подает команду: «Кончай!»

Обычно травля кончается тем, что медведя пристреливают в голову и дают зцелевшим молодым собакам как следует потрепать мертвого зверя и полизать его кровь па траве.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *