Skip to content

Общие бани на руси фото – Какими были бани XVIII века, как аристократы лечились в парных от холеры и чахотки и как парили императоров

Крестьянский блуд и помещичьи гаремы. Интимные традиции на Руси

Кто будет спорить с тем, что нужно знать свою историю? Сегодня Anews хочет углубиться в этот предмет под углом, который освещается нечасто.

Что известно о сексе в языческую эпоху? Насколько пуританским было русское село? И до чего могла довести вседозволенность помещиков?

Дефлорация от волхвов и свальный грех

О сексуальных традициях древних славян известно немного. Считается, что нравы в языческий период были свободнее, чем в христианский. Это отражалось и в религиозных символах — например, довольно распространенным был фаллический культ, связанный с Ярилой, богом Солнца.

Ярила (или Ярило), современная скульптура. Фото — Википедия

Нашим предкам приписываются довольно экстравагантные обычаи. Одним из таких является ритуал с целью добиться хорошего урожая. Раздеваясь догола, молодые девушки ходили по полю, чтобы поделиться с землей своей детородной силой. Мужчины раздевались при засевании. Порой все это раздевание перерастало в секс и перекатывание по полю туда-сюда.

Также считается, что для славян совершенно не была критичной девственность невесты — наоборот, обширный сексуальный опыт считался в глазах жениха достоинством. Отчасти это подтверждается существовавшим тогда обычаем, согласно которому невеста не должна была лишаться девственности в первую брачную ночь — в случае необходимости эту «процедуру» организовывали за день до свадьбы волхвы.

Виктор Васнецов «Встреча князя Олега с кудесником (волхвом)»

Одной из самых ярких традиций, соединивших языческие времена и христианские, стал праздник Ивана Купалы. С этой волшебной ночью, в которую по поверью цветет папоротник, связаны многие интимные традиции. Здесь и прыжки через костер, когда у девушек задирались юбки и оголялись укромные места. Здесь и волнующие путешествия по ночному лесу, когда люди находили себе пару и предавались любви без обязательств — дети же, рожденные от таких связей, считались посланными высшими силами.

Парный прыжок мужчины и женщины через костер во время современного праздника Ивана Купалы. Фото — Википедия

Некоторые версии склонны предавать этим гуляниям большой размах — будто бы праздничная ночь превращалась в настоящие оргии с беспорядочной сменой партнеров. Называлось такое действо «свальный грех», дав начало довольно известному выражению.

Необычную сексуальную традицию описывал также итальянский путешественник Лактанций Рокколини, в XVI веке по повелению короля Карла V нанесший визит в Россию. Как-то, сбившись с пути, Рокколини с товарищами наткнулся на одно селение. Жители радушно приняли гостей и привели их в большой дом, где собрались много мужчин и женщин. Собравшиеся пели, плясали, а все пространство было освещено одной лучиной. Рокколини объяснили, что он видит древний обычай под названием «гаски», заключавшийся в следующем:

«В известное время собираются вместе соседские мужчины и женщины и, поплясав и позабавившись вместе порядком, тушат лучину, после чего каждый берет ту женщину, которая случилась к нему ближе, и совершает с ней половой акт; затем лучина снова зажигается, и снова начинаются пляски, пока не рассветет и все отправятся по домам. В этот вечер лучину уже тушили два раза, и два раза совершен акт с теми, на кого случай наткнул в темноте».

Снохачество и другой крестьянский блуд

Утверждается, что подобные обычаи существовали в российских селах вплоть до конца XIX века. Этнограф Сергей Максимов в книге 1859 года «Год на севере» приводит слова священника села Койнос Архангельской губернии: «На беседах по зимам, не боясь ни чьего сглазу, мужики обнимают баб и огни гасят…»

Сергей Максимов. Фото — Википедия

Архангельская губерния вообще отличалась вполне свободными нравами. В книге Юрия Семенова «Пережитки первобытных форм отношений полов в обычаях русских крестьян XIX – начала XX в.» говорится:

«В Мезенском уезде Архангельской губернии невинность девушки совершенно не ценилась. Более того, девица, родившая ребенка, имела больше шансов выйти замуж, чем сохранившая целомудрие. Не требовалась «чистота нравов» от девушек и в других местах этой же губернии. Это нашло отражение в пословице «девушка не травка, вырастет не без славки».

В фундаментальном труде, посвященном этнографии Вологодской губернии, утверждается, что «в большей части деревень девичьему целомудрию не придается строгого значения. Есть местности, где девка, имевшая ребенка, скорее выйдет замуж, чем целомудренная, так как она, знают, не будет неплодна». Как сообщали местные информаторы, «редкая из наших девок не гуляет до замужества». Что же касается парней, то они начинают «баловаться» едва минет 15 лет и к моменту вступления в брак каждый из них «знает не одну девку»».

Впрочем, отношение к вопросу невинности сильно разнилось по регионам. Доктор исторических наук Владимир Безгин в труде «Крестьянская повседневность (традиции конца XIX – начала ХХ века)» пишет:

«В Воронежской губернии еще в 80-е гг. XIX в. существовал обычай поднимать молодых. Новобрачная в одной рубахе вставала с постели и встречала свекровь и родню жениха. Такая демонстрация, восходящая своими корнями к языческим верованиям, имела цель публично удостоверить невинность невесты.

Тяжелыми были последствия для «нечестной» невесты. Ее родню с бранью выгоняли, саму избивали до полусмерти и заставляли трехкратно ползать на коленях вокруг церкви. За потерю чести провинившуюся девушку в деревне наказывали тем, что отрезали косу, пачкали рубаху дегтем и без юбки проводили по улице. После такого позора ее уже никто не брал замуж, и она оставалась в девках».

Непростыми были отношения и после брака. Безгин указывает:

«В крестьянском дворе, когда бок о бок жило несколько семей, порой возникали замысловатые любовные треугольники. Так, в орловском селе Коневке было «распространено сожительство между деверем и невесткой. В некоторых семействах младшие братья потому и не женились, что жили со своими невестками».

По мнению тамбовских крестьян, кровосмешение с женой брата вызывалось качественным превосходством того брата, который отбил жену. Братья не особенно ссорились по этому поводу, а окружающие к такому явлению относились снисходительно. Дела о кровосмешении не доходили до волостного суда, и кровосмесителей никто не наказывал».

Но один вариант подобных отношений стал по-настоящему известен. «Нигде, кажется, кроме России, – писал журналист и политик Владимир Набоков, – нет по крайне мере того, чтобы один вид кровосмешения приобрел характер почти нормального бытового явления, получив соответствующее техническое название».

Снохачество заключалось в том, что переехавшая в дом мужа молодая девушка становилась объектом домогательств со стороны еще не старого и полного сил свекра — «снохача», согласно традиционному выражению.

Владимир Маковский «Свекор»

Некоторые главы патриархальных крестьянских семей именно для этого и устраивали браки сыновей на 16-17 летних невестах. Вскоре после женитьбы новоявленный муж по повелению главы семьи отправлялся на отхожий промысел и впоследствии наведывался домой лишь несколько раз в год. Его жена же оставалась в полном распоряжении свекра.

Склоняя невестку к сожительству, снохач сполна пользовался ее зависимым положением. В ход шли и подарки, и поблажки по домашней работе, а порой и физическая угроза. Подобные случаи родили на селе поговорку: «Смалчивай, невестка — сарафан куплю».

Некоторые женщины пытались обращаться в суд, но там подобные жалобы предпочитали не рассматривать. Снохачи же не особенно боялись и собственных жен. Вот какой рассказ был восстановлен по корреспонденции одного из жителей Орловской губернии:

«Богатый крестьянин Семин 46 лет, имея болезненную жену, услал двух своих сыновей на «шахты», сам остался с двумя невестками. Начал он подбиваться к жене старшего сына Григория, а так как крестьянские женщины очень слабы к нарядам и имеют пристрастие к спиртным напиткам, то понятно, что свекор в скорости сошелся с невесткой. Далее он начал «лабуниться» к младшей. Долго она не сдавалась, но вследствие притеснения и подарков – согласилась.

Младшая невестка, заметив «амуры» свекра со старшей, привела свекровь в сарай во время их соития. Кончилось дело тем, что старухе муж купил синий кубовый сарафан, а невесткам подарил по платку».

Иногда подобные случаи приводили к настоящим драмам. Безгин пишет:

«В начале ХХ в. в калужском окружном суде слушалось дело Матрены К. и ее свекра Дмитрия К., обвиняемых в детоубийстве. Обвиняемая Матрена К., крестьянка, замужняя, 30 лет, на расспросы полицейского урядника призналась ему, что в продолжение шести лет, подчиняясь настоянию свекра, состоит в связи с ним, прижила от него сына, которому в настоящее время около пяти лет. От него же она забеременела вторично. Свекор Дмитрий К., крестьянин, 59 лет, узнав о приближении родов, приказал ей идти в ригу, и как только она родила, схватил ребенка, зарыл его в землю в сарае».

Михаил Зощенко «Волостной суд»

Ученый также отмечает, что отношение к снохачам по регионам было разным:

«В ряде мест, где снохачество было распространено, этому пороку не придавали особого значения. Более того, иногда о снохаче с долей сочувствия говорили: «Сноху любит. Ен с ней живет как с женой, понравилась ему».

<…>По отзывам крестьян Борисоглебского уезда Тамбовской губернии снохачество встречалось часто, но традиционно считалось в селе самым позорным грехом. Снохачи на сходе при решении общественных дел игнорировались, так как каждый мог им сказать: «Убирайся к черту, снохач, не твое тут дело»».

Всемогущий разврат помещиков

Отдельной главой сексуальной истории России стало крепостное право. Хроники говорят, что интимное внимание помещиков к своим крепостным крестьянкам было очень даже распространено. Например, во дворе уроженца Эфиопии Абрама Ганнибала, приближенного Петра I и прадеда поэта Александра Пушкина, очевидцы встречали немало смуглых и кучерявых черноволосых детишек.

Предположительно, портрет Абрама (Ибрагима) Ганнибала

Не оставались в стороне и «борцы за народное счастье» декабристы. В материалах дела об участнике восстания Осипе-Юлиане Горском говорилось:

«Сперва он содержал несколько (именно трех) крестьянок, купленных им в Подольской губернии. С этим сералем он года три тому назад жил в доме Варварина. Гнусный разврат и дурное обхождение заставили несчастных девок бежать от него и искать защиты у правительства,— но дело замяли у гр. Милорадовича».

Василий Тимм «Декабристы на Сенатской площади»

Впрочем, крепостные любовницы не всегда получали плохое обращение. 70-летний помещик Кошкарев, державший 10-12 девушек в качестве своеобразного гарема и еще нескольких для ублажения гостей, довольно хорошо их обеспечивал.

«Девушки все были очень развиты: они были прекрасно одеты и получали — как и мужская прислуга — ежемесячное жалованье и денежные подарки к праздничным дням. Одевались же все, конечно, не в национальное, но в общеевропейское платье» — писал один из гостей Кошкарева.

Несмотря на распространенность этого явления, некоторые случаи все же выбивались из общего ряда и подвергались общественному осуждению. В первой четверти XIX века таким стал случай генерала-лейтенанта Льва Измайлова из Тульской губернии. Помещик отличался своенравным и жестоким характером, издевался как над крестьянами, так и над чиновниками невысокого ранга. Еще в 1802 году император Александр I писал губернатору:

«До сведения моего дошло, что отставной генерал-майор Лев Измайлов … ведя распутную и всем порокам отверзтую жизнь, приносит любострастию своему самые постыдные и для крестьян утеснительные жертвы. Я поручаю вам о справедливости сих слухов разведать, без огласки, и мне с достоверностью донести».

Александр I на портрете Степана Щукина

Однако благодаря деньгам и связям расследование тянулось десятилетиями — подробности дела открылись лишь в 1828 году. Биограф Измайлова так описывал преступления помещика, создавшего себе гарем из 30 девушек:

«Несчастные эти девушки выпускались из этого своего терема или, лучше сказать, из постоянной своей тюрьмы только для недолговременной прогулки в барском саду или же для поездки в наглухо закрытых фургонах в баню. С самыми близкими родными, не только что с братьями и сестрами, но даже и с родителями, не дозволялось им иметь свиданий. Бывали случаи, что дворовые люди, проходившие мимо их окон и поклонившиеся им издали, наказывались за это жестоко.

Многие из этих девушек, — их было всего тридцать, число же это, как постоянный комплект, никогда не изменялось, хотя лица, его составлявшие, переменялись весьма часто,— поступали в барский дом с самого малолетства, надо думать, потому, что обещали быть в свое время красавицами. Почти все они на шестнадцатом году и даже раньше попадали в барские наложницы — всегда исподневольно, а нередко и посредством насилия.

Генерал Измайлов был тоже гостеприимен по-своему: к гостям его всегда водили на ночь девушек, а для гостей значительных или же в первый еще раз приехавших выбирались невинные, хоть бы они были только лет двенадцати от роду…»

Упоминается также, что Измайлов однажды взял в гарем… свою дочь от предыдущей наложницы.

Несмотря на такие злодеяния, помещика в итоге лишь отстранили от управления имением, позволив «по уважению к тяжкой его болезни» проживать в фамильном доме.

Еще одной зловещей фигурой стал помещик из Киевской губернии Виктор Страшинский. От первых обвинений в его адрес до решения суда в 1857 году также прошло порядка 25 лет, но в итоге было выяснено, что Страшинский изнасиловал более 500 девушек, причем в его собственном имении следователи не нашли ни одной неизнасилованной крестьянки — в поисках разнообразия помещик наведывался в имения родственников. Среди жертв преступника оказались также две его дочери от изнасилованной ранее крепостной. Еще две девушки не пережили надругательств.

Наказание, вынесенное 72-летнему Страшинскому, практически повторяло наказание Измайлова — считается, что накануне реформы крепостного права император Александр II не захотел ссориться с дворянами.

Общие бани и другие стыдные вещи, которые раньше для женщин были нормой

Эротические ритуалы

Церковь всячески насаждала на Руси идеалы «праведной» жизни. Так, женщинам запрещалось представать обнаженными даже перед собственными мужьями, а секс строго регламентировался.
Однако в христианскую эпоху у русских сохранились многие языческие ритуалы, в том числе и обряд «опахивания». Так, в период пахоты деревенские вдовы в одном нижнем белье или вовсе обнаженные обходили поля по периметру. Совершали этот ритуал, чтобы защитить родное село от сибирской язвы. Если посевы одолевал сорняк-овсюг, выбирали самую юную из жниц и поручали ей на рассвете в обнаженной виде обежать окрестности.
Не редкостью являлись и ритуальные совокупления. Так, в заонежских деревнях, если местный рыбак или охотник собирался на промысел, жена топила баньку до захода солнца, а затем супруги отправлялись мыться, предварительно совершив на пороге предбанника половой акт. Причем дверь должна была быть непременно открыта, и всякий мог видеть, что там происходило. Правда, после этого мылись поодиночке, и мужу было запрещено даже прикасаться к жене, но главное-то дело было уже сделано![С-BLOCK

Если случался неурожай, пары занимались любовью прямо на меже, опять же не считаясь к тем, что кто-то может наблюдать это зрелище. Считалось, что это поможет «раскачать» землю-матушку. И чем с большим пылом станут придаваться плотским утехам, тем больше будет земля родить…
Также при встрече с медведем девушке или женщине рекомендовалось задрать юбку и продемонстрировать свои гениталии. Тогда, мол, косолапый испугается и не станет нападать. Если же попадался навстречу колдун, советовали положить руку на то, что «выше коленей, ниже пупка», то есть на область детородных органов.
И многие ли современные женщины готовы выйти на улицу в рубашке, заниматься сексом в присутствии очевидцев или прикасаться на глазах у кого-то к «непотребным» местам? Это ж надо быть совсем, как говорится, «без комплексов»…

Бани древней Руси и России | Екабу.ру

Баня — мать вторая: кости расправит, все дело поправит. (русская пословица)

Первые бани на Руси На Руси бани были известны с самой глубокой древности. В своих летописях Нестор относит их возникновение к первому столетию нашей эры, когда св. Апостол Андрей, проповедуя в Киеве евангельское слово, отправился потом в Новгород, где он увидел чудо — парившихся в бане. По описанию Нестора люди, парившиеся в бане, похожи
были по цвету кожи на сваренных раков:»…Накалив печь в деревянных банях, туда входили нагими и там обливались водой. Потом брали розги (веник) и начинали себя бить, и до того секли, что едва выходили живыми. Затем, окатив себя с головы холодной водой,
оживали». Нестор в своей летописи заключает: «Ни кем не будучи мучимы, сами себя
мучили, и совершали не омовение, а — мучение».

…Водные процедуры в виде купания, обливания и парения с
похлестыванием веником по телу широко использовались и славянскими
племенами Древней Руси. Из древних летописей мы узнаем, что на Руси баня

появилась задолго до крещения славян. Одни историки полагают, что баня на
Русь завезена, якобы, арабами или спартанцами. Другие историки-археологи
предполагают, и вполне обоснованно, что русская баня является собственным
изобретением славян. В подтверждение последнему говорит совершенно особый,
не похожий ни на какой другой, ритуал мытья славян.
Но некоторые исследователи утверждают и обратное — что первая баня
проделала путь на Север через славянские племена с Востока. Еще
древне-греческий ученый и путешественник Геродот писал о том, что скитяне,
у которых были бани в виде шалашей, получали пар, бросая на горячие камни
конопляное семя. Есть у Геродота упоминание и о том, что еще скифы после
погребения покойника очищали себя парной баней.

Византийский историк Прокопий Кесарийский, живший в V в. н.э. пишет,

что баня сопровождала древних славян всю жизнь: здесь их омывали и в день
рождения, и перед свадьбой, и… после смерти.
«И не имеют они купален, но устраивают себе дом из дерева и
законопачивают щели его зеленоватым мхом. В одном из углов дома устраивают
очаг из камней, а на самом верху, в потолке, открывают окно для выхода
дыма. В доме всегда имеется емкость для воды, которой поливают
раскалившийся очаг, и поднимается тогда горячий пар. А в руках у каждого
связка сухих ветвей, которой, махая вокруг тела, приводят в движение
воздух, притягивая его к себе… И тогда поры на их теле открываются и
текут с них реки пота, а на их лицах — радость и улыбка». Так писал о
древних славянах один арабский путешественник и ученый.
На Руси в баню ходили все В летописях X-XII веков часто упоминается о
банях на Руси. Бани в те далекие времена наши предки называли по-своему:
мовь, мовня, мовница, мыльня, влазня и др.

Из летописи 966 г. мы узнаем:
…В уставе князя новгородского и Киевского Владимира, который ввел на
Руси христианство, и названного в народе — «Красное солнышко», бани
именовались заведениями для немогущих. Это были, своего рода, народные
лечебницы, по всей вероятности, первые на Руси.
В 1091 году епископ Ефрем, в последствии — Киевский митрополит, повелел
«заводить строение — банное врачево и всех приходящих безмездно (т.е.,
бесплатно. Авт.) врачевать». В эти же годы монах Киево-Печерского
монастыря Агапий, прославившийся как искусный врачеватель, исцелял больных
травами и баней. По монастырскому уставу больных полагалось мыть в бане
три раза в месяц.
В Лаврентьевской летописи, составленной в 1377 году, упоминается о бане
при дворе Княгини Ольги. Интересно название этой бани — «истобька».
Наверное, образовано от слова — истопить?
Известный деятель, историк и ученый России Карамзин в своем труде

«История государства Российского» приводит свидетельство иноземных
путешественников, побывавших на нашей земле в древние времена:
…»Житель полуночных земель любит движение, согревая им кровь свою.
Привыкает сносить частые перемены воздуха и терпением укрепляется…
Презирает непогоду, свойственную климату северному… Закаляется своей
огненной баней».

В летописях XI-XII в.в. упоминается водопровод, построенный для
«Ярославова дворища». Московские князья брали воду для бани из Москвы-реки
или из реки Неглинной. Позднее, в начале XVI в., по приказу Ивана Каметы
проложили от реки вглубь берега за стены Кремля дубовую трубу и подавали
воду к глубокому колодцу-тайнику, из которого уже бадейками ее разносили
куда нужно.
Почему урусуты здоровые и сильные?
Зимой 1237 г. внук Чингисхана Батый подошел со своей конницей к Москве.

Его взору предстали бревенчатые срубы у реки, из которых валил густой пар.
Оттуда часто, второпях, выскакивали люди нагишом, бросались в ледяную
прорубь и окунались, иные же — валялись в сугробах снега.
Вот как описывает этот исторический эпизод писатель и историк Василий
Ян в романе «Батый»:
«Бату хан метнул плетью на срубы:
— Что делают эти безумцы?
— Эти домики называют мыльни, — объяснил толмач. — Там жители Мушкары
(Москвы) бьют себя березовыми вениками, моются горячей водой и квасом,
затем — окунаются в проруби. Это очень полезно для здоровья. От того
урусуты (русичи) такие сильные».

Еще в первой половине XII века внучка киевского князя Владимира
Мономаха — Евпраксия, с детства увлекаясь народной медициной, обратила
внимание на пользу для здоровья русской бани. Собирая различные, полезные

для человека, целебные травы, она приготовляла из них отвары и лечила ими
не только знатных людей, но и простых крестьян. «Леками людям добро
делала», — говорили о Евпраксии в народе, за что ее и прозвали Добродеей.
В возрасте пятнадцати лет она была просватана за Византийского
царевича. Переехав к мужу в Царьград, Евпраксия изучила за короткий срок
греческий язык, зачитывалась книгами греческих ученых:
Гиппократа, Галена и Асклепиада. Со временем, став выдающимся врачом
своего времени, она собрала и изучила многочисленные рецепты народной
медицины, боролась за соблюдение чистоты людьми, без чего «не быть
здорову». Евпраксия уже тогда говорила об «особенности»
русской бане, ее пользе, которая «предохраняет от болезни и укрепляет
тело».

На основании статьи Журавлева Василия Никифоровича —

«Щедрый пар — путь к здоровью и долголетию».

История русской бани

Почему-то многие недооценивают цивилизованность русского народа, считая, что вся его история при ближайшем рассмотрении оказывается самой настоящей летописью дикости и отсталости. Как же они заблуждаются, эти скептики! На самом деле русская баня – едва ли не самая древняя, поскольку ее возникновение относится примерно к тому же периоду, что и само зарождение племени славян! Еще и письменности как таковой не было, а мы уже видим в устном народном творчестве упоминания о бане и ее целебной силе. Ведь в банной процедуре как бы сливаются воедино две наиболее сильные природные стихии – огонь и вода. Древние славяне, как известно, были язычниками по своему верованию и поклонялись самым различным богам. И наиболее «сильными», следовательно, наиболее почитаемыми были бог солнца и огня и богиня дождя и воды. Соединяя две эти силы во время банной процедуры, древние славяне как бы привлекали их на свою сторону и таким образом перенимали часть их могущества.

Языческий праздник Ивана-Купалы тоже, кстати, уходит корнями в глубь древних славянских верований. Прыгая через огонь, наши далекие предки старались «сжечь» зло и болезни, очистить свою душу. А ночные купания в речке или озере олицетворяли единение с матушкой-природой и приобщение к ее жизненным силам. Практически во всех былинах и сказах мы можем заметить отголоски древних верований в целебную и очистительную силу воды. Наши предки знали, что здоровье связано с чистотой. Возникшие из таких «смутных догадок» сказания о «мертвой» и «живой» воде повествуют о том, что чистая «живая» вода обладает целебной силой. Баня считалась хранительницей «живой» воды и здоровья, поскольку она как бы усиливала и направляла жизненную энергию человека в нужное русло.

Баня сначала считалась символом преодоления всего дурного, что может окружать человека в земной жизни, а в более позднее время она стала олицетворением дружественности и домашнего очага. В русских сказках Иванушка требует от Бабы-Яги сначала попарить его в баньке, накормить, напоить да спать уложить, а затем уже расспросы вести. Эти представления о гостеприимстве сохранились в деревнях вплоть до наших дней, и сейчас гостю, постучавшемуся в дом, в первую очередь предложат попариться в баньке, а затем предложат стол и постель.

Баня в жизни русского человека всегда играла настолько важную роль, что в древних летописях X—XII веков, в которых рассказывается о нравах «русичей», сплошь и рядом мы находим упоминания о «мыльнях». Бани назывались «мыльнями», «мовницами», «мовью», «влазнями» и «мовнями». Еще в договоре с Византией (относится к 907 году) русичи специально оговаривали, что русские послы, прибывшие в Константинополь, будут «творити мовь» когда только захотят. Бани упоминаются и в «Повести временных лет» (945 год), и в уставе Киево-Печерского монастыря (966 год). В те давние времена монахи Киево-Печерской лавры были очень сведущи в вопросах медицины, поскольку они имели возможность читать труды древнегреческих медиков, а именно греческая медицина впервые обратила внимание на пользу парной бани.

Стремясь проверить полученные сведения, монахи стали строить бани и наблюдать за тем целебным эффектом, который они производили на больных и «страждущих». Когда лечебные свойства бань были полностью подтверждены, при банях стали устраивать что-то вроде больниц, и такие бани назывались уже «заведениями для немогущих». Это были, вероятно, самые первые лечебницы на Руси.

Русскую баню не сравнить ни с европейскими, ни с азиатскими купальнями. Русская баня, в отличие от них, гораздо сильнее воздействует своим жаром. Непременный атрибут русской бани – березовый веник – хлещет разгоряченные тела во всю мощь. Кажется, что это не баня, а пытка.

Так и думали во все времена иностранцы, попавшие в настоящую русскую баню. В парной под ударами веников им казалось, что «смерть их пришла и стоит на пороге». А вот после баньки иностранцы отмечали, что чувствуют себя превосходно. Удивительные, острые ощущения, связанные с русской баней, остаются навсегда в памяти чужеземцев. Слава о русской бане-целительнице распространилась по всему миру.

Во многих зарубежных книгах древности и наших дней путешественники делятся своими впечатлениями о России. А разве можно понять русский характер, не побывав в русской бане?

Русские бани своей целебной силой завоевали любовь многих людей за пределами нашей страны. Поклонники русских бань строят их и во Франции, и в Америке. Попав в Канаду, наш соотечественник может отвести душу в Сандуновских банях. Они построены по типу Сандуновских бань в Москве. Притягательная сила и целебная способность русских бань общепризнаны.

В одной из древних арабских рукописей сохранилось воспоминание путешественника, который побывал на Руси и попарился в бане. Из этого источника стало известно, как наши предки устраивали бани: «… Они строили деревянный дом, небольшой по размерам. В нем было только одно небольшое окошко, которое располагалось ближе к потолку. Все щели между бревнами конопатили древесной смолой, смешанной с лесным мхом. В одном из углов избы находится огненный очаг, обложенный камнями. Также в бане имелась большая бочка с водой. Когда очаг разгорается, камни обрызгивают водой, а дверь и окно закупоривают».

Русская баня поражала воображение иностранцев, привыкших к купальням с теплой водой. Поэтому русские, которые после обжигающей баньки ныряли в прорубь, виделись чужакам богатырями.

Устройство бань не претерпевало никаких изменений в течение долгого времени, осталось оно таковым и по сей день. Идея-то осталась прежней, но вот ее воплощение изменилось.

Изначально бани представляли собой небольшую деревянную избушку, срубленную из цельных бревен. Баньки старались ставить около водоемов, чтобы не испытывать трудностей с водой. Внутреннее устройство бани таково: примерно треть всего помещения занимает печь-каменка. Внизу разжигается огонь, который нагревает положенные сверху камни, а также отапливает помещение бани. Когда камни раскалятся, огонь гасят, трубу закрывают заслонкой и парятся, поливая камни водой, чтобы образовывался пар. Парятся, взбираясь на полки (ударение на второй слог), которые представляют собой нечто вроде лестницы с четырьмя-пятью широкими ступеньками. Чем выше на полок забирается человек, тем жарче и «ядренее» пар. На последнем полке, почти под потолком, рискуют париться только самые выносливые и крепкие парильщики, которым нипочем 100-градусная жара.

Это так называемая белая баня. Сначала ее строили только из бревен, но потом появились бани из кирпича. Первое упоминание о кирпичной бане мы находим в летописи 1090 года, а построена она была в городе Переяславле.

Черная баня

Если есть белая баня, то, естественно, должна быть и баня черная, скажут внимательные читатели – и будут совершенно правы! Была такая баня. Сначала, еще до появления белых бань, русский народ столетиями топил баньки по-черному. Настоящих знатоков такой бани сейчас осталось мало, но сия идея не угасает. Довольно широко распространено заблуждение, что париться по-черному – значит задыхаться от копоти и гари в маленькой комнате у открытой печи. Среди тех, кто так считает, нет ни одного человека, на собственном опыте испытавшего, что такое черная баня.

Бояться того, что париться по-черному скоро перестанут вовсе, не следует. По всей России много мест, где предпочтение отдается исконно русской традиции. Бани в деревушках Среднего Урала, Западной Сибири и других мест построены в соответствии с заветами предков, знавших толк в настоящей бане. Там говорят:»Черная баня добела отмоет».

Так в чем же отличие черной бани от белой? Только в способе отопления помещения. Ведь сам домик (как под белую, так и под черную баню) строился одинаково и был очень небольшим. В нем было всего только две маленькие комнаты с довольно низким потолком. Высота потолка соответствовала росту взрослого мужчины. Небольшие размеры бани позволяли как следует ее протопить. Главное отличие бани, которая топится по-черному, от всех остальных – это отсутствие дымохода.

Дверь в баню делалась очень крепкой, без щелей. Для того чтобы она плотно закрывалась и не давала гулять сквозняку, перед дверью делали деревянный приступок. Первая комната этого дома-бани называется предбанником. Его оборудовали с максимумом удобств. В предбаннике стояли скамейка и вешалка для одежды.

Предбанник по размерам значительно меньше самой бани, от которой его отделяла тонкая деревянная перегородка. Такую перегородку предпочитали делать из липы или сосны. В перегородке сделана дверь, которая плотно закрывалась, препятствуя тем самым проникновению дыма и пара в предбанник.

В одном из углов бани находилась печь, на которой лежали большие круглые камни-валуны. Рядом с печью стояла кадка с большим запасом воды. В бане имелось одно маленькое окошко, и оно располагалось над печкой. Таким образом, баньку можно было проветривать по необходимости.

Как уже говорилось, печь в черной бане была без трубы, так что дым и копоть поступали непосредственно в парилку. Естественно, после первой же попытки истопить баньку таким способом стены и потолок парной становились закопченными, и копоть эта совершенно не поддавалась удалению. Вот за этот черный цвет стен и потолка стали баню называть черной.

После того как баня натопится, все окна и двери открываются для того, чтобы дым вышел наружу и воздух в парилке стал свежее. Конечно, никто не начинал париться до тех пор, пока весь дым не выветрится, иначе в такой бане запросто можно было угореть. Проветрив баньку, ее надо подготовить к тому, чтобы можно было в ней париться. Для этого баню «опаривают»: специальным скребком проводят по стенам, смывают лишнюю копоть, окатив стены горячей водой из шайки, и только после этих манипуляций «поддают пару», плеснув воды на каменку. Вот этот способ париться и получил название «черного». Он является наиболее древним и берет свое начало, образно говоря, в русской печи.

Ведь еще задолго до того как появились бани, русичи парились в печках. Как это происходило? Довольно незамысловато, но тем не менее очень остроумно. Использовалось совершенно замечательное свойство русской печки сохранять жар еще долго после того, как была приготовлена пища или выпечены хлебы. Убрав из жерла печи копоть и золу, старались вымыть стены, на поддон настилали солому, там же ставили кадочку с водой и клали веник. Дальше требовалась помощь: тот, кто парится первым, садился на лопату или даже на обычную доску, а помощник осторожно вдвигал его в жерло. Заслонка печи плотно закрывалась, и человек начинал париться. Побрызгав водой на стенки печи, получали совершенно чудесный душистый пар с запахом только что испеченного хлеба.

Когда парильщик хотел выбраться из печи, он стучал по заслонке, и его вынимали из печи таким же способом, каким помещали туда. Вообще этот процесс очень напоминал печение хлеба: словно каравай, «ставили» человека в печь, а когда он «подрумянивался» от жара, быстро вынимали. Напарившись, человек обливался холодной водой, а если поблизости была речка, то бежал и окунался в реку. Вероятнее всего, купания с горячей водой были не очень распространенными, гораздо чаще просто парились, чередуя это с холодными обливаниями.

А вот голову мыли очень странно (в современном представлении). Для мытья волос сначала использовалась древесная зола! Вернее, не сама зола, а так называемый щелок, который изготавливали из золы. Только потом стали мыть голову яйцом, именно этот древний способ сохранился до наших дней. И сейчас многие красавицы, желая придать красоту и блеск волосам, по старинке моют их яйцом. Это ли не лучшее подтверждение мудрости наших предков, когда современный человек продуманно отказывается от модных патентованных косметических средств, предпочитая им средства народные, испытанные веками!

Если мы захотим проследить весь «путь» развития русской бани, то будет он вот каким: сначала – русская печка, в которой могли париться после приготовления пищи и печения хлебов. Затем тесное печное устье «расширилось» до размеров землянки, которая отапливалась по-черному. Каменки как таковой еще не появилось, вместо нее в центре землянки громоздилась груда камней, на которую и плескали воду. Дым выходил не только через входное отверстие землянки, но и через щели в крыше. Потом тесная и низенькая землянка «подросла», став небольшим домиком, наполовину вкопанным в землю. Такие черные бани отапливались печками и в них уже была отдельная каменка и несколько полков. И только уже после этого русичи стали оснащать свои черные бани печными трубами, чтобы дым не скапливался в парилке, а выходил наружу. Так появились бани белые, – сначала деревянные, а потом и каменные.

Но с появлением белой бани черная баня не сдала своих позиций – они стали существовать одновременно. И по сей день во многих деревнях можно встретить бани, которые топятся как по-белому, так и по-черному. Русские всегда были весьма демократичны и поэтому старались учитывать интересы всех жителей деревни, села или города, строя бани двух типов. Ведь до сих пор есть люди, которым баня, топленная по-черному, нравится гораздо больше. Они утверждают, что пар в черной бане более душистый и полезный, чем в белой, потому что только в бане, топленной старинным способом, сохраняется особое, какое-то древнее ощущение домашнего уюта и тепла.

Наверно, именно эти чувства испытывали первобытные охотники, возвратившиеся с охоты: все тяготы позади и наконец-то можно расслабиться и отдохнуть, наслаждаясь покоем. А современному человеку, которого цивилизация избавила от суровой необходимости бороться с дикими зверями и со стихиями за свое существование, иногда бывает просто необходимо ощутить себя древним охотником и воином, способным к тяжелому физическому труду. Ведь что греха таить, наши современники-мужчины стали более изнеженными по сравнению со своими мужественными предками. А черная банька своими первобытными ощущениями, видимо, будит в них какую-то родовую, генетическую память, которая как бы возвращает их в те суровые времена. И это так здорово! Ненадолго ощутив себя воином, мужчина старается сохранить в себе это чувство: когда он знает, что от его храбрости и решительности многое зависит, он ведет себя совсем по-другому. Он и в самом деле становится более мужественным, в нем появляется какое-то особое спокойное достоинство, та брутальность, которая постепенно утрачивается в нашем рафинированном, цивилизованном обществе. Это точно. Проверено на практике!

Вообще-то это, конечно же, не научная теория – насчет генетической памяти, которую «будит» жаркая русская банька, топленная черным способом. Но ведь с ними (с мужчинами, в смысле) и в самом деле что-то происходит, ведь они какими-то другими выходят из русской бани! Хотите проверить – поезжайте в какую-нибудь глухую деревеньку, в которой еще сохранилась старинная черная баня. Гарантировано, что Ваш цивилизованный спутник, самым «кровожадным» поступком которого была разделка мясного филе, купленного Вами в супермаркете, после посещения черной бани изъявит горячее желание отправиться на охоту. Вы просто будете до глубины души изумлены произошедшими переменами. А кроме того, после такой бани и с телом что-то происходит: оно становится послушнее, гибкость и грация какие-то почти звериные появляются, да и весь организм лет на десять молодеет! Удивительно! А медики нашли научное объяснение «живительным» свойствам черной бани: оказывается, дым содержит особые антисептические вещества, уничтожающие болезнетворные бактерии и микробы. Вот почему черная баня так полезна.

Конечно, сейчас не у каждого есть такая возможность – на себе испытать действие черной бани, да и не каждый может ее выдержать. Что греха таить, с непривычки в черной бане и угореть недолго, тем более если человек до этого вообще никогда не парился! Но любому под силу париться в белой баньке: это и приятно, и не менее полезно.

Исконная русская белая баня со стороны смотрелась невзрачно. Деревянная избушка стояла наполовину вросшей в землю. Это мешало ветрам продувать баню, тем самым быстро ее охлаждая. Кроме этого, такое «приземленное» расположение бани было очень удобно для правильного размещения печи и дымохода. В отличие от черной бани над этой высилась дымовая труба.

Помещение бани делилось на две части. Предбанник (меньшая часть) устраивался по традиции просто, но с учетом потребностей. Непосредственно баня, или парилка, занимала большую часть. Основной ее достопримечательностью была печь с дымоходом.

Печь – сердце бани – имела несколько уровней. Самым нижним уровнем была небольшая выемка – поддувало. Над ним располагалась печь. От печи в стене тянулись дымоходы. А на печи находился слой камней. Кадка с водой рядом с печью позволяла по необходимости добавлять пар. Такая конструкция печи обеспечивала хорошую «тягу» при горении, а также вентиляцию для банного помещения.

Очень часто по этой причине парилки в белой бане были без окон. Воздух в такой бане всегда насыщен кислородом. Он не менее жаркий, чем в бане, которая топится по-черному, но не такой жгучий и терпкий. В белой бане в воздухе практически не чувствуются продукты горения, а главенствуют только ароматы дерева, веника и лечебных отваров.

Не вызывает сомнений тот факт, что без бани, которая топится по-белому, не обойтись тем, кто испытывает из-за каких-либо болезней трудности с дыханием. Чистый ароматный пар такой бани действует на легкие очищающе. Дыхание в ароматной бане подобно ингаляции. Такие бани и стали прототипами современных бань, которые унаследовали от традиционных русских бань их лечебную силу.

О сексе на Руси. И о банях: wowavostok — LiveJournal

Голливудские правила секса, интимная раскрепощенность Западной Европы, да экзотическая камасутра — те немногие образчики интимной жизни, с оглядкой на которые строят постельные отношения влюбленные современной России. Одно время в получившей свободу стране, в том числе — свободу сексуальную, только и слышно было: индийская камасутра, французская любовь, шведская семья. Неужто на Руси не было сексуальных традиций?

Были! Традиции, в том числе — сексуальные, есть у любого народа. Но, с одной стороны, на Востоке куда бережнее относились к письменным источникам, потому и дошли до нас в девственном виде древнеиндийские трактаты интимного свойства, с другой — на Западе реклама куда лучше, чем в России, поэтому в представлении многих мы только и делаем в постели, что копируем европейцев.

Да и российские историки не торопятся защищать докторские диссертации по теме блуда на Руси — в первые же десятилетия правления династии Романовых по ряду политических причин были уничтожены бесценные свитки и летописи древнейших времен. Вот и приходится многое из истории и традиций славянских народов (в том числе — развитие интимных отношений) восстанавливать по «косвенным уликам» — свидетельствам чужестранцев.

***

Византийские историки считали славян ветвью гуннов. Прокопий Кесарийский описывает наших предков как людей огромного роста, мощного веса и громадной силы с цветом кожи… золотисто-красным. Но волосы у славян уже в VI веке были в основном русыми.

В Древней языческой Руси было распространенным такое явление как многоженство. В летописях, конечно, нет сведений о жизни простых людей, зато нам помогают светские и церковные законодательные акты. В них часты упоминания о многоженстве и среди рядовых жителей.

При этом ни в одном из племен жены в рабском подчинении мужей не были. Более того, «нелюбимые» жены могли почти официально, не таясь, изменять мужьям. И если находили кавалера, который «предлагал им свое сердце», обещая сделать «главной» женой, древнеславянские барышни меняли супруга.

У Маврикия Стратега, другого византийского историка того же VI века, удивление вызвал излюбленный славянами способ совокупления — в воде: на озерной или речной отмели, а то и наплаву среди широкой реки. Изумился Маврикий и тому, что славянская молодежь еще до замужества и женитьбы развлекалась групповым сексом во время праздников — о девственности никто не думал.

Сексуальность долгое время (вплоть до XII века) ассоциировалась у наших предков с праздником, смехом, песнопениями и неким музыкальным сопровождением. Так, один из такого рода праздников древних славян — в честь бога женитвы Лада — позднее стал днем Ивана Купалы. Трудно даже вообразить сексуальное раздолье в честь бога Лада, если вспомнить, что о куда более пристойном празднике Ивана Купала в XVII веке православные монахи писали: «Тут же есть мужам и отрокам великое падение на женское и девичье шатание. Тако же и женам мужатым беззаконное осквернение тут же».

Понятие блудницы возникло примерно в VII веке и означало лишь то, что девушка ищет мужа (блуждает). В конце VIII века, когда волхвов подрядили на трудную роль дефлораторов — в «девичьей бане» за день до замужества они лишали девственности тех невест, которые по каким-то причинам не лишились ее ранее, — понятие «блудница» изменилось. Им стали называть всех дам, лишившихся девственности. С XII по XVII век блудницами считали незамужних девиц, вступавших в интимную связь, и вдов, принимавших у себя мужчин. Лишь в XVIII веке, благодаря титаническим усилиям церкви, слово блудница стало ругательным. Но не оскорбительным, чего очень бы хотела церковь. Соответственно, в языке и в юридической практике степень греховности подразделяли. Блуд — это связь с незамужней женщиной, прелюбодейство — с замужней. Проституток называли срамными девками.

«Фирменным» же знаком древнеславянских интимных отношений было отсутствие традиций скотоложства и гомосексуализма, а также категорическое нежелание мужчин выносить свои победы над дамами на всеобщее обсуждение. Бахвальство же успехами у дам практиковали и древнеиндийские герои, и западноевропейские рыцари.

С приходом христианства начали появляться и гомосексуальные связи — монахи во всех странах занимались этим и занесли эти свои «забавы» на Русь. Сегодня уже известно, что целью пришлых попов было установление власти. До наших дней сохранился документ под названием «Закон судный людям», в котором прямо говорится о стремлении христианских священнослужителей стать судьями у славян, распространить свою власть на все русские земли : https://cont.ws/@artads/531175   -«Оккупанты в рясах».

Любая власть для обозначения своего величия и удобства , старается ввести различные ограничения. Ставя славянам запреты на привычный и традиционный секс, служители авраамического культа при этом не отказывали себе в маленьких радостях и тайно за стенами храмов и монастырей довольствовались тем что доступно. Им важно было подать народу пример аскетизма, а за закрытыми дверями устраивали себе свои Содом и Гоморру. 

^ И продолжают заниматься этим в нынешнее время — взять хотя бы Соловецкий монастырь , о разврате в котором рассказывает местный житель Соловков :   https://youtu.be/8n_q6oRppkY

Пантеон язычества. Мокошь.

В древние времена народ славян верил в существование духов природы, богов, которые правят всем человечеством. Именно в их власти было приносить любовь или ненависть, радость или разочарование, мужество или страх…

До конца десятого века основной и единственной верой на Руси было язычество. В 980 году князь Владимир создал языческий пантеон. На холме возле Киева было велено установить идолы шести богов, изготовленных из дерева: Перуна, Стрибога, Дажьбога, Сварога, Хорса и Мокоши. Седьмой идол — Велес — стоял внизу. В славянских мифах он изображался огромным змеем. Велес и Перун — бог неба, не ладили между собой. В некоторых легендах говорится, что причиной тому послужила кража «Змеем» (Велесом) жены «Громовержца» (Перуна). Перун властвовал на небесах, а Велес — на земле и был, собственно, покровителем всей Руси.

Мокошь — единственное женское божество, которое почиталось наравне с Перуном и другими богами. Древние русичи представляли ее с большой головой и длинными руками, прядущую по ночам в избе. Поэтому поверья запрещали оставлять кудель на ночь, «а то Мокоша опрядет». Мокошь — «прядущая нити судьбы». Она была женой Громовержца (Перуна), или, другими словами – его женским соответствием. После принятия православия Мокошь «заменила» Параскева Пятница. Ее представляли женщиной с распущенными волосами, которая покровительствовала деревням, где приносили ей жертвы — женщины бросали в колодец пряжу.

Судя по «Повести временных лет», можно сделать вывод, что на Руси кое-где практиковалось многоженство. В одной семье могло быть от двух до четырех жен. Широко известен факт многоженства князя Владимира Святославича. Только официальных избранниц у него было двенадцать, это если не считать 800 наложниц. И только в старости, видимо потеряв мужскую силу, он покрестился и теперь возведён в ранг святых.

 «Руса коса до пояса…»

Волосы — своеобразный символ женственности. С ними связано много предубеждений. Если волосы у женщины были распущены — значит, она незамужняя, а по-народному — «девка». Волосы у славянок почитались длинные. Ношение обруча или ленты было «обязательным», потому что плохая примета — оставлять волосы распущенными без обруча — беда случится. В несобраных волосах нечистая сила живет. Женщин с распущенными волосами называли ведьмами — они приносят беду. Было еще и такое верование: недаром волосы у женщины длинные – значит Велес ее хозяин. Велес — змей, «нечистый». Потому нельзя было волосы распускать, «чтоб Хозяина не накликать». «Если беда, какая, или горе пришло — значит, бес помешал — волосы надо сбрить наголо».

Косу плели в девяносто прядей. Такую косу называли бесчисленницей. Пряди смачивали в соли или квасе, накладывали одну поверх другой. Исподнизу плели замужние женщины. Пряди перекладывались жемчугом. Коса должна была закрывать шею — одно из самых желанных мест для мужчин.

На свадьбе невесте специально запутывали косу, чтобы жених долго не мог ее распустить. А распустил косу — значит взял замуж. Коса разделялась надвое, что имело тоже некий сексуальный смысл, а потом навсегда пряталась под убором… Теперь это было достоянием только мужа. На голову невесте жених набрасывал белое покрывало — «повой», что в переводе значит «очищать», или «убрус» — бремя, рождение, брак. «Темное начало» в женщине покрывалось «чистым» — священным бременем, замужеством.

Замужние женщины носили кику — головной убор в виде выступающих на лбу рожек. Кика — символ сексуальной и родящей силы.

В славянской мифологии встречается много женских божеств. Но все же особое место занимали рожаницы — девы, которые определяли судьбу человека и рождение. Также существовали соответственные мужские божества — род.

Богиней плодородия и покровительницей брака почиталась Лада. О ней упоминается в древних письменных источниках: «четвертый идол Ладо; сегоя имя хубога веселия и всякого благополучия, жертвы ему приношаху готовящиеся к браку, помощию ея мнящие себе добро веселие и любезно житие стяжати».

«Необычные обычаи»

Древнеславянская культура относилась скорее к типу просексуальных, т.е. положительно относящихся к сексу. И только много позже, благодаря влиянию христианства, утвердилось представление, что чувственная любовь — это ‘злой грех’. Сексуальность долгое время ассоциировалась у наших предков с праздником, смехом, песнопениями и неким музыкальным сопровождением.

Многие древние народы считали сексуальность космическим началом всего, что существует. Славяне тоже не были исключением. В романтичных песнях женственная нежная березка сплеталась с могучим твердым дубом… Мать-земля оплодотворялась небесным дождем..

А в древних ритуалах на Руси мужчины символически оплодотворяли Землю: сеяли лен без штанов, или же и вовсе без одежды. В период засева хлеба хозяину и хозяйке следовало совершить ритуал, во время которого они занимались любовью прямо на поле. Или же, существовал другой обычай — перекатывание парами по засеянному полю. А, чтобы вызвать дождь во время засухи, женщины, задрав подолы, «показывали» небу свои гениталии.

Древняя религия славян не требовала сохранять целомудрие, но и не отличалась особой вольностью нравов. Сексуальность выражалась в праздниках, песнях. Праздничные танцы у славян, считались забавой эротической — во время прыжков и подскоков оголялись интимные места, которые обычно были прикрыты юбкой, накидкой или кофтой.

Такие увеселения происходили накануне венчания в доме жениха. Праздненство носило название «Скакания». На него собиралась молодежь. Невеста тоже находилась в «центре событий». Парни и девушки пили вино, становились в круг, обхватив друг друга за плечи, и начинали скакать, высоко вскидывая ноги, задирая подолы юбок, и весело распевали песни с явным эротическим подтекстом. Праздник обычно заканчивался «сном вповалку».

«Яровуха» — название еще одного языческого праздника, произошло оно от имени языческого божества плодородия Ярилы. Суть веселья состояла в том, что после гуляний в обители невесты вся молодежь оставалась спать вместе. Интимная близость была запрещена, но в остальном в поведении молодых не было табу.

У древних славян также была особенная игра под названием «межи селы»: во время игр, песен и плясок мужчины выбирали себе невест и уводили к себе в дома. Это стало началом различных уже свадебных традиций, например, обычая похищать невесту, или же привычного теперь выражения «играть свадьбу».

Сексуальные запреты

Основателем борьбы «за моральные устои» на Руси следует, вероятно, считать… княгиню Ольгу. В 953 году она издала первый известный нам указ на сексуально-свадебную тему — о денежной или вещевой компенсации за бездевственность.

Однако волхвам запретил заниматься дефлорацией лишь князь Святослав в 967 году, провозгласив, что отныне лишение девственности — прямая обязанность мужа и его достоинство. Святослав попытался запретить и танцы «в непотребное время», то есть в дни, когда всерусских праздников не отмечалось. Дело в том, что танцы у многих народов мира, в том числе и у славян, считались забавой эротической — во время прыжков и подскоков оголялись интимные места, в обычное время прикрытые юбкой, хламидой (накидкой) или кофтой. Но это было явным перебором сексуальных реформаторов — народ начал бунтовать. Пришлось указ отменить.

Православные «страсти»

Главную же лепту в обуздание «сатанинских страстей» на Руси внесла православная церковь, начавшая реально утверждаться на Руси в XII веке.

Как класс, были ликвидированы волхвы. Акушерок-знахарок объявили «бабами богомерзкими», подлежащими полному изничтожению. Даже защита от зачатия путем приема трав считалась «убивством тяжким».

Татаро-монгольское иго не помешало православию начать борьбу с такими видами мылен (бань), как девичья (за день до свадьбы) и брачная (совместная баня супругов сразу после бракосочетания). Их подменили обязательным раздельным омовением супругов после «греха соития». Секс даже между супругами стали считать греховным, исключение составляло только соитие ради зачатия.

Церковь запрещала женщинам «возводить брови и краситися, дабы не прельстити человекы во погыбель сласти телесныя». Многочисленные посты и постные дни (среда и пятница) оставляли супругам зазор лишь в 50 сексуальных дней в году. Причем в каждый из тех дней, хотя бы и свадебный — не более одного акта.

Ввели запрет на позицию «стоя» — забеременеть в ней трудно, а значит она «не чадородия для, а токмо слабости ради», то есть во имя удовольствия. Тех, кто совершал половые акты в воде объявляли колдунами и ведьмами. Нормы христианства предписывали женщине во время соития лишь одну позицию — лицом к лицу, неподвижно лежа снизу. Возбранялись поцелуи тела. «Доброй женой» считалась асексуальная супруга, испытывающая отвращение к половой жизни.

Жестоко карались и молодожены, которые во время свадебного пиршества использовали старославянский обряд, — брались за куриные лапки и разрывали курицу пополам. Олицетворявший лишение девственности обычай был признан «бесовским действом».

Во время исповеди каждый должен был отчитаться об интимных делах своих. Попам предписывалось задать мирянам массу вопросов на эту тему, в том числе и такой: «Не влагали ль вы уста и перста свои ближним своим в места непотребные и куда ненадобно?»

По «Домострою», все присутствующие на свадьбе должны были узнать, девственна ли новобрачная – это был обязательный ритуал. У комнаты, где была застелена постель для жениха и невесты, оставались постельничие. Через полчаса, как «новобрачный позанимается делом своим – тем, от чего и родятся дети», жених отправлял дружку к тестю и теще и передавал им слова благодарности за «сохранение» дочери. На следующий день отец жениха «сыну своему да снохе своей по случаю вскрытия давал благословение». Хорошее название попы придумали – «вскрытие»…

Роль груди на Руси

Русский народ, однако, подозрительно вяло реагировал на поповские проповеди. Как самое доступное средство выражения эмоций в нечеловеческих условиях жизни, креп и развивался матерный сленг. Причем из всего-то шести-семи неоднокоренных слов грязно-сексуального характера было насочинено такое количество вариаций, что по сей день не приснится всем языкам мира, вместе взятым. Из них слагались частушки, потешки, пословицы, поговорки. Ими пользовались и в лихих ссорах, и в шутейных разборах, и в бытовых разговорах.

Что же до церковных запретов на сексуальные радости, то уже к XVIII веку бытовала поговорка: грех — когда ноги вверх, а опустил — Господь простил.

Примечательна, в частности, и реакция народа на «роль груди на Руси». Церковь во все времена высмеивала и охаивала большую женскую грудь, вплоть до того, что блудниц на иконах писали с лицами страшными и грудями огромными. Люди же на подобное реагировали одинаково — старались брать в жены девок дородных, с бюстом размера седьмого-восьмого. Да и девицы применяли массу ухищрений, чтобы сделать грудь побольше.

И речь не только о «специальным образом» скроенной одежде. До наших дней дошел рецепт зелья, который применяли в деревнях Центральной России те, у кого грудь была менее четвертого размера. Три ложки женского молока, ложка меду, ложка растительного масла и кружка отвара мяты перечной. Грудь, сказывали, росла, как на дрожжах.

***

Некоторые исследователи утверждают, что в XII-XVI веках взаимоотношения между зятем и тещей отличались от нынешних. Это сегодня они друг друга недолюбливают, а тогда же все было ровно наоборот. Любили. В прямом смысле слова.

Дочерей выдавали замуж в 9-12 лет, часто до начала менструации. Юношей женили в 12-15. До момента, когда дочь физически созреет, супружеский долг за нее выполняла… мама. Такие отношения (теща – зять) могли длиться 2-3 года.

Рискну предположить, что истоки странных отношений между зятем и тещей следует искать в XVI веке.

В ту пору отцы стремились выдать дочерей замуж как можно раньше, девственницами — в 10—12 лет. Сердобольные же мамаши, дабы обезопасить своих девочек от фатальных исходов, в первую же брачную ночь сами ложились под зятьев. И затем, продолжая бережно охранять здоровье юных дочек, года 2 — 3 делили ложе и с мужем, и с зятем. Подобные сношения-отношения до такой степени превратились в норму, что церковь пошла на попятную! Если за обычное прелюбодейство могли дать до 10 лет каторги обоим, за блуд, как правило, карали 10-15 годами ежедневных покаяний в церкви, то за прелюбодейство между зятем и тещей самым суровым наказанием было 5 лет епитимии — ежедневных покаяний в церкви (то есть человек приходил из дома в храм, вставал на колени и часа два бил поклоны, прося прощения у Господа).

Но в 1714 году Петр I запретил дворянам жениться раньше 20, а выходить замуж – до 17. В 1775 году по указу Екатерины II всем сословиям запрещалось венчать мужчин моложе 15 лет, а женщин – моложе 13. В середине XIX века разрешли венчать невест лишь по достижении 16 лет, а женихов – 18. Вот теща и перестала быть нужной. И любимой.

***

По мнению этнографа Николая Гальковского, «сексуального пика» наша страна достигла в XVI веке — «простой народ погряз в разврате, а вельможи изощрялись в противоестественных формах этого греха при попустительстве, а то и двойственной позиции церкви».

Совокуплениями занимались не только в кабаках, но порой и на улице. Главными же борделями стали бани, общие в то время для мужчин и женщин. Свадьбы имели обыкновение отмечать два-три дня, причем уже во второй день невозможно было найти ни одного трезвого и совсем немногие гости к этому времени не имели половых связей с тремя-четырьмя представителями противоположного пола.

Еще круче кутили богачи. Их свадьбы длились неделю. И тон, как правило, задавали опричники — главные виновники проникновения на Русь содомского греха (гомосексуализм). Число извращенцев росло и в монастырях. Дело дошло до того, что замечен был в скотоложстве глава русской церкви митрополит Зосима (еще в XV веке).

На свадьбах же в царских семьях гуляли по две недели. И единственное, чего боялись на них — сглаза. Например, третья жена Ивана Грозного Марфа Собакина скончалась через две недели после бракосочетания. Все современники уверяли — от сглаза. Конечно, никто не измерял, сколько она к тому времени выпила, сколько съела и не было ли у нее сифилиса. Кстати, сифилис, по мнению авторитетнейшего русского историка Николая Костомарова, завезли в Россию иностранцы в начале XVI века, а уже к концу оного он стал косить россиян не хуже холеры или чумы.

Чувства выражаются…

На многочисленные сексуальные запреты народ реагировал бурно: эмоции выражал свободно – попросту матерился. В бранной речи же, что ни слово, то сексуальный контекст. Похабными сценками запестрил и лубок-балагурник (этакие старорусские комиксы) – популярный на Руси в XV-XVI веках. Некоторые сказки тоже отличались живостью сексуальных сцен: то жена мужу изменит, а он об этом прознает; то вздумают женить дурака, а как себя вести в первую брачную ночь, тот не в курсе. Непристойность и матерщина, приправленная юмором, чуть ли не в каждом предложении.

Эти сказки были распространены в русском быту, передавались из уст в уста. Исследователь народного творчества, литературы и фольклора, историк XIX века Александр Николаевич Афанасьев даже составил и опубликовал (правда, за границей) отдельный сборник «Русские заветные сказки», в который включил народные истории эротического содержания. Впервые в России этот сборник был опубликован лишь в 90-х годах прошлого века, то есть уже практически в наши дни.

В «Заветных сказках» Афанасьева много символов и историй, связанных с языческими обрядами. Это заставляет иначе взглянуть на знакомые нам сюжеты.

Выражение «покушать горошку» означало у наших предков «забеременеть», потому что в сказках до неба увеличивается в размере гороховый стебель, символизирующий плодородие (читай – мужской член).

Мужское достоинство в сказках нередко называлось гребнем, чесалкой, расческой. Логика проста: волосы, согласно мифологической ассоциации, – это обилие, а значит, плодородие. Поэтому-то стоило главному герою сказки бросить гребень в чистое поле, как на этом месте сразу же вырастал лес.

А женское естество нередко ассоциировалось с золотым кольцом, золотой дырой, колодцем. В одной из былин жена говорит мужу: «…мы с тобою сваечкой поигрывали. Мое было колечко золоченое, твоя сваечка была серебряна». Поэтично…

Каким должен быть брак, описано в «Повести о Петре и Февронии Муромских», XVI век, автор Ермолай-Еразм. Так, в одном из эпизодов супруги плывут на лодке. Некий мужчина засмотрелся на Февронию с вожделением. В ответ она сказала: «Зачерпни воды из реки с этой стороны судна. И выпей. Зачерпни воды с другой стороны судна. И снова выпей. Одинакова ли вода или одна слаще другой?» Он ответил, что одинакова. «Вот и женское естество одинаково. Зачем же ты, свою жену оставив, думаешь о другой?»

Словом, сам по себе секс перестал быть делом праздничным и естественным, перейдя в разряд интимных, тайных, заветных и даже неприличных.

В «Воинском уставе» 1715 г. Петр I осудил блуд, кровосмешение, двоеженство, посещение притонов и прочее (раз осудил, значит, все это активно практиковалось…). Не менее строгие указы на тему морали и нравственности издавали и последующие монархи.

Новое дыханание решительной борьбе с грехопадением положила, как водится, дама. Известно, что Екатерина Великая издала указ о начале возведения первых поселений на Аляске в 1784 году. Но мало кто знает, что в том же году она запретила использование общих бань, повелев строить мыльни раздельные — для мужчин и женщин.

Отныне мужчинам и женщинам надлежало посещать раздельные мыльни: париться, мыться, обливаться из шаек сообща более не дозволялось.

Впрочем, с того же времени можно вести отсчет и «основанию» при банях кабинетов и апартаментов для любовных утех. Что процветает и в наши дни…

Но справедливости ради надо отметить, что указы и запреты издавались власть имущими и духовенством все больше для простого народа. У аристократии же личная жизнь оставалась бурной. Об официальных фаворитах и тайных возлюбленных Анны Иоанновны, Елизаветы Петровны и Екатерины II (и ее щедрых подарках им) известно многое. В дворянских домах также кипели страсти и интриги. Эротическим подтекстом наполнены и литература, и искусство того времени.

Спустя полвека в России появились первые публичные дома. С 1843 года в ряде больших городов (начиная с Петербурга) полиция стала выдавать официальные разрешения на открытие по французскому образцу легальных и находящихся под медицинским контролем домов терпимости. Владимир Гиляровский в книге «Москва и москвичи», описывая жизнь столицы с середины XIX века, не раз говорит о шикарных публичных домах и уличных марухах (проститутках), о номерах свиданий при роскошных ресторанах вроде «Эрмитажа» и притонах Хитровки. А современная Трубная улица называлась Драчевкой (позже переименована в более благозвучную Грачевку) — на ней и прилегающих переулках находилось огромное количество борделей. 

Сексуальная революция

В начале XX века на весь мир прогремела фраза Александры Коллонтай — «Секс должен быть так же естественен, как желание выпить стакан воды».

Да, впервые это было публично произнесено на митинге именно в России, да еще и женщиной 😉

Ленин задолго до захвата власти в стране, мечтал о сексуальной революции. Даже события октября 1917 года начались с изнасилования пьяными матросиками и вставшими под красные флаги бандами дезертиров и уголовников женской охранной роты Зимнего дворца.

В 1918 году революционный совет депутатов в Екатеринбурге попытался даже… обобществить женщин.

Да-да, сделать их общими как позднее землю и орудия труда в колхозах — об этом и прочих шагах , сделанных большевиками в этом направлении, в следующих материалах:

https://cont.ws/@artads/758211  В развратном угаре.[ч.1].Финт коммунистов.

https://cont.ws/@artads/758911  В развратном угаре [ч.2].Советская организация «Долой стыд» — предшественник «Блядохода»

https://cont.ws/@artads/781390  В развратном угаре [ч5].Педерасты против народа.

В 1924 году в свет вышла книга «Двенадцать половых заповедей революционного пролетариата», где говорилось, что любовь свободна. Но в брак рекомендовалось вступать не ранее чем в 20-25 лет. Неофициальный секс не приветствовался, половое разнообразие тоже. Кроме того, частые занятия любовью запрещались, ведь это могло истощить физиологические и творческие силы человека, которые он мог бы потратить с пользой для государства. Также «Заповеди» регламентировали вопрос ревности. Ее в отношениях двух взрослых людей быть не могло. Как не могло быть и элементов флирта, ухаживаний, кокетства и прочих методов завоевания. Но главное: «преддверием к половому акту должно было быть обострившееся чувство всесторонней близости, глубокой идейной и моральной спайки… Социальное, классовое впереди животного, а не наоборот!»

Собственно, так и было, эмоции и инстинкты долгое время в Советском Союзе подавлялись, сексуальные желания всячески сдерживались и осуждались общественным мнением. Чего стоит одна фраза «В СССР секса нет», публично произнесенная в одной из передач советского ТВ.

А дальше?

Сегодня мы все учимся заново быть естественными и открытыми, а главное – пытаемся вернуть ауру праздника в интимную жизнь. И, конечно, верим, у нас все получится.

Заглавное фото — «Сельская баня». 1981 г., Челябинская область. Фотограф Сергей Васильев, Союз журналистов СССР.

Источник

Общие бани на Руси: существовали ли они на самом деле

Существует большое количество свидетельств иностранных путешественников о том, что в Московской Руси были общие бани, где мужчины и женщины парились вместе. Но так ли это?

Это утверждение не совсем верно. Например, в банях, которые были у крестьян в деревнях, могли посещать и мужчины и женщины, но только родственники. Попасть туда с незнакомыми людьми было нельзя, так как бани в основном строились для себя, были в каждом дворе, поэтому и мыться в них могли целой семьей. Совсем по – другому обстояла ситуация в городах, где мылись все вместе, что особенно странным явлением было для иностранцев, которые посещали Россию. Закон о том, чтобы строить отдельно женские и отдельно мужские бани выдала Екатерина II.

В деревнях бани топились в основном по субботам, а также большим праздникам. Первыми шли мыться мужчины и дети, а затем женщины. Мыться на полный желудок считалось недопустимым, так как это могло привести к появлению лишнего веса. Глава семьи подготавливал березовый веник (замачивал в горячей воде), прыскал водой на камни, крутил им над горячими камнями, пока веник не начинал истончать аромат и пар. Когда листья становились мягкими, и не липли к телу, начинали париться и мыться.

В деревнях баня могла топиться «по-черному» и «по-белому». Когда при растапливании дым выходил наружу через трубу, значит баня топилась по-белому, если же дым шел в парную, ее проветривали, стены окатывали холодной водой, после чего парились по-черному.

Одним из оригинальнейших способов помыться, был вариант – в печи. Мылись таким образом — после приготовления пищи в печь стелили солому, для того чтобы человек не испачкался, а на стены прыскался квас или вода.

Что касается городов, то там строили общественные бани, первые из которых возводили по приказу царя Алексея Михайловича. Бани представляли собой одноэтажные постройки возле реки, которые состояли из таких помещений: мыльня, раздевальные, парные. Было принято в таких банях париться вместе (мужчины, женщины и дети).

По словам путешественников: «там ходят женщины разного возраста, не стыдясь, да еще и шутят над своей нескромностью». Удивительным для зарубежных гостей было и то, как распаренные женщины и мужчины выбегали, в чем мать родила на улицу, и окунались в ледяную воду реки. Просуществовали такие бани примерно одно столетие: так уже в 1743 году мужчинам и женщинам стало запрещено париться вместе. Но существовал этот запрет только на бумаге, а окончательный раздел бань случился тогда, когда стали возводить парные с разными отделениями для женщин и мужчин.

Читайте также:

Общие бани на Руси: почему это смущало иностранцев?: dmgusev — LiveJournal

Существует большое количество свидетельств иностранных путешественников о том, что в Московской Руси были общие бани, где мужчины и женщины парились вместе. Но так ли это?

Это утверждение не совсем верно. Например, в банях, которые были у крестьян в деревнях, могли посещать и мужчины и женщины, но только родственники. Попасть туда с незнакомыми людьми было нельзя, так как бани в основном строились для себя, были в каждом дворе, поэтому и мыться в них могли целой семьей. Совсем по – другому обстояла ситуация в городах, где мылись все вместе, что особенно странным явлением было для иностранцев, которые посещали Россию. Закон о том, чтобы строить отдельно женские и отдельно мужские бани выдала Екатерина II

В деревнях бани топились в основном по субботам, а также большим праздникам. Первыми шли мыться мужчины и дети, а затем женщины. Мыться на полный желудок считалось недопустимым, так как это могло привести к появлению лишнего веса. Глава семьи подготавливал березовый веник (замачивал в горячей воде), прыскал водой на камни, крутил им над горячими камнями, пока веник не начинал истончать аромат и пар. Когда листья становились мягкими, и не липли к телу, начинали париться и мыться.

В деревнях баня могла топиться «по-черному» и «по-белому». Когда при растапливании дым выходил наружу через трубу, значит баня топилась по-белому, если же дым шел в парную, ее проветривали, стены окатывали холодной водой, после чего парились по-черному.
Одним из оригинальнейших способов помыться, был вариант – в печи. Мылись таким образом — после приготовления пищи в печь стелили солому, для того чтобы человек не испачкался, а на стены прыскался квас или вода.

Что касается городов, то там строили общественные бани, первые из которых возводили по приказу царя Алексея Михайловича. Бани представляли собой одноэтажные постройки возле реки, которые состояли из таких помещений: мыльня, раздевальные, парные. Было принято в таких банях париться вместе (мужчины, женщины и дети).

Этот факт очень удивлял иностранцев, которые даже приезжали, чтобы увидеть такое зрелище. По словам путешественников: «там ходят женщины разного возраста, не стыдясь, да еще и шутят над своей нескромностью». Удивительным для зарубежных гостей было и то, как распаренные женщины и мужчины выбегали, в чем мать родила на улицу, и окунались в ледяную воду реки. Просуществовали такие бани примерно одно столетие: так уже в 1743 году мужчинам и женщинам стало запрещено париться вместе. Но существовал этот запрет только на бумаге, а окончательный раздел бань случился тогда, когда стали возводить парные с разными отделениями для женщин и мужчин.

via

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.