Skip to content

Картинки старинная изба: D1 81 d1 82 d0 b0 d1 80 d0 b0 d1 8f d0 b8 d0 b7 d0 b1 d0 b0 картинки, стоковые фото D1 81 d1 82 d0 b0 d1 80 d0 b0 d1 8f d0 b8 d0 b7 d0 b1 d0 b0

Содержание

Россия — живые, убитые | русские избы, дома, фото

Россия, вятская земля. 2008-2010 годы.
Избы и дома — это и есть зеркало быта, а иногда и судьбы.
Жилище, очаг, кров, родное гнездо.
В каждом жилище — кто-то вырос, кто-то был счастлив,
у кого-то были горе и утраты.
В каждом жилище рождались и умирали.
И снова рождались.
И что бы не происходило в стране, есть люди,
у которых остается трезвый взгляд на жизнь,
любовь к своему Отечеству, любовь к бытию, семье.
В этом альбоме — избы и дома людей из глубины России.

Синеют незабудки в роще
Smertina – film, мой авторский фильм
В живом кадре для вас читает стихи автор!
Авторская съемка

Богатства (если говорить о вещах и быте) здесь, конечно, нет.
Но не потому, что не трудились честно, не заработали…

А сами знаете…
Подрублены корни жития.
Но — течение Бытия никому не остановить.
Заботливо прикрыт шифером новый тёс для ремонта крыши.
На воротах в ограду — солярные знаки: не трогайте их,
не философствуйте, не осуждайте.

Изба. Россия. Вятка, 2010.

Вроде бы, всё просто.
Вроде бы, всё сказано.
Но — и ничего неизвестно.

Замков у двери во двор нет, запоров нет.
Древность и современность между собой равны.

Вы не только на «тарелку» смотрите,
а и на звездочку под ней,
она означает — мужчины в этой избе погибли на фронте в В.О.В

«Когда б вы знали, из какого сора
Растут стихи, не ведая стыда,
Как желтый одуванчик у забора,
Как лопухи и лебеда.

Сердитый окрик, дегтя запах свежий,
Таинственная плесень на стене…»
(Анна Ахматова — стихи)

Россия. Избы, дома

Дом, где воин В.О.В. вернулся с фронта.
Дом он построил своими руками вместе с сыновьями.
Они его строили более пяти лет, без наемной силы.
Живут в столице, но на лето — сюда!
Этим летом полковник скончался,
похоронили на родимом погосте. Помянем.

Вообще-то, я не со стороны эти фото делала,
с детства знаю — кто живет в этих домах и избах.

Флоксы, флоксы…
Любовь к цветам и палисадникам в селе Сорвижи традиционная.
Неужели и это — «гламуром» обзовут?
Сто раз говорю, под видом «гламура» часто не те цветы скашиваете.

Услышит ли кто?
Век подставы и измывательства, над кем ты сейчас уллюлюкаешь?
Какую невиновность рвешь на части?

Россия, избы, дома. Русский быт.

Деревянная резьба, деревянные узоры, деревянные кружева —
словно древняя вышивка,
молчат вековыми символами оберёгов.

Крапива, крапива…
Скажи мне, крапива,
почему ты любишь забвение и одиночество?

Россия, избы, дома

Дом, деревенский палисадник, молодая яблонька…
Чаша цветов, чаша судьбы, чаша тихого счастья…

Цветы бархатцы, фото. Бархатный огонь

Флоксы, палисадники, фото

Избы, дома, палисадники

И снова — дом строится своими силами, своими руками.


Хозяин — работает в лесхозе (пока лесхоз не ликвидировали), больше в селе работать негде.
Справа — старая изба на подпорках. Еще там банька видна.
Пожелаем хозяину доброго здравия, радостей и светлой надежды.

Дрова — договориться, найти машину, привезти.
Распилить и сложить тюльки рядами, чтобы просохли.
Расколоть, сложить в поленницу
или сносить охапками в ограду и там сложить в поленницу.
А потом пойдет снег.
Пить чай у оконца и долго смотреть,
как падает белое в придорожную траву…

Дикий, розовый вьюнок

В центре села: несколько панельных домов типа «хрущевок» —
кто-то когда-то надумал и отдал приказ перестроить в России избы
на городской манер.
И что интересно: за этими домами — деревянные, убогие хлевы,
и выделены маленькие полоски земли — для огородов.

При полном запустении полей,
землИ под огороды возле этих домов, естественно, не хватает.
А что, побежишь за три километра капусту поливать?
И еще — в этих домах есть коммуналки, и они — навечно:
владельцу принадлежит не квартира, а комната с общей кухней. Это мучительно.
Хотя, есть и плюсы — отопление не печное,
с дровами не маяться. И водопровод, когда не замерзает.

И вышла она замуж за князя заморского.
И в благоухающей загранице неожиданно одолела ее
хворь-тоска-ностальгия по родимой земле.
Подумал, покручинился князь заморский
и выстроил «дом хрустальный для нее на горе» в её родном селе.
И приняло их село — добродушно.
Но почему князю заморскому понравилось здесь жить летом —
до сих пор никто не понимает.
Пожелаем добра и радостей и этому семейству, и этому крову.


Одна из вятских женщин высказала такое:

«Когда погибает нация, гибнут сначала мужчины, потом дети.
А женщины остаются среди ледяных глыб,
кого-то находят и снова рожают, и всё повторяется»

Справа маленькое оконце. В древних постройках изб над оградой — сеновал.
Лошадь с санями (по заморозкам), гружеными сеном,
или трактор с тележкой сена (в любое время года)
заезжают в открытые ворота ограды, сено сгружают и сразу закидывают на сеновал.
Возле оконца оставляют место для лежанки и летом там спят.
Ночевала не раз на таком сеновале — дух свежего сена,
таинственные шорохи, вскрики ночных птиц —
и такая радость, такие счастливые думы, словно иное время, иная реальность.
И ночь через это оконце — древняя, косматая, звёздная…
Дыхание тайны.

Рябина красная, рябинники, рябиновые заросли…
Угощение для Божьих птиц.

Убитые!
Избы, дома, люди, судьбы
Громадное колесо событий-истории-непойми-чего
жестоко проехало по сердцу России, судьбам народа.

Снимки сделаны в окрестных,
ушедших деревнях.
Снимков — бесчисленно!
Чтобы не надрывать душу, размещаю здесь лишь несколько.

По этой тропинке давно никто не ходил.
Заколоченный дом скоро заглушат молодые сосны и ельник.
Когда вырастет эта сосенка, от дома уже ничего не останется.
«Солярис» — наяву, болевое искажение пространства

Трава-пушица совсем одурела…
От постоянной горечи всё сошло с ума…
Иду мёртвой деревней, и кажется — весь мир мертв.
Или с миром что-то не то.
Ветер. Лишь он сюда заходит. И дождь. И снег.

Могучая, крепкая изба. Деревня Душкины.
Очень древняя деревня, была бы жива —

можно писать летопись и справлять текущие столетия.
Не время её разрушило — люди. И не те люди,
что жили здесь, а какие-то другие.
Из них часть — дураков, часть — воров, часть — не пойму кого,
а еще часть — даже этой избы боится,
до сих пор злорадствует и издалека враждует с нею всякими подлыми способами,
которые нормальному человеку и не снились.
Вы думаете они это свершили за несколько лет
или, как Помпею, разрушили мгновенно?
При глобальных усилиях им на это понадобилось — столетие.

Стихи о погибшей деревне

* * *
Здесь белая одымь калины,
Родник весь до донышка чист,
И каждой весною так дивно
Густеет смородинный лист.
Что ж ветры в ограду залезли,
Дверями сквозит этот дом?
Эй, Митрий-хозяин, ты здесь ли?
Как тихо и дико кругом…
Здесь ветру плакучему — воля,
Спит ржавый фонарь под скамьей.
Последний жилец Шумнодворья
Уехал иль помер зимой.

(Татьяна Смертина, из ранних стихов)

Острые клинки солнца.
Это лишь тихие, провинициальные снимки

Крепка же была эта изба,
даже у покинутой кто-то выломал дубовые полы, спер дубовые, узорные лавки.

Березка выросла, когда уже все покинули эту избу:
скончались или уехали.
Красивая березка, печальная.
Наверное, ей одиноко, особенно зимой

Живые
Русские избы, дома, люди, судьбы

Сосед хороший.

Звездочка на дому — девушка добровольцем на фронт ушла (Нина Георгиевна),
раненых на себе с поля боя выносила.
Вернулась с фронта, хозяйка этого дома. Недавно скончалась.

Соседи — люди душевные

Хозяин дом тоже сам выстроил. В лесхозе работает.
Рыжики солит по-моему рецепту:
без уксуса и лишней соли, и чтобы свежий дух грибов,
и чтобы долго хранились.
Ну, так и рецепт я ни у кого не списывала,
он — мой, личный, из моей жизни и жизни ушедших родичей.

Вот и посидели на лавочке, поговорили…

Смотрите видео – Творчество
В живых кадрах – Смертина

Старинные русские дома. Фотографии русских деревянных домов

Резьба – самый древний способ украшения изделий из древесины. Резьбой украшали деревянные суда и фото резного дома дома, мебель и посуду, ткацкие станки и прялки.Если вы хотите купить или заказть резные наличники для вашего дома или дачи, пожалуйста резные карнизы и наличники, резные наличники из дерева фото, резные наличники на заказ.

Старые резные постройки являются культурным наследием нашей страны, передающимся еще от Древней Руси. Русская архитектура – корни, которые пришли к нам из Византии, и стали основой русского зодчества на многие годы вперед. Изба – «Теремок».

Прекрасный русский резной домик, который был построен по плану Сергея Малютина – известного русского архитектора и художника, является частью исторического комплекса «Теремок» и находится пос. Фленово, Смоленской области. Это произведение искусства было создано в 1902 г.

В прошлом являлся собственностью меценатки М.К Тенишевой. Резные элементы постройки отражают культуру России и сказочность древних былин.

Бревенчатый сруб держится на сказочных «змеях-горынычах». Чуть ниже свода крыши расположились луна и несколько месяцев. Различные узоры придают незабываемый вид и сказочный облик данному дому. Красота!

Усадьба Шастина А.И .

Наследие Иркутска, построенное в начале 19 века, стала кружевным только в 1907 г. Красивые узоры фасада и окон кардинально изменили внешний вид дома, а рельефная резьба и фигурные столбы придали особую «изюминку» и сделали дом произведением искусства.

Все эта работа является полностью ручной.

Домик кузнеца Кириллова .

Сказочная «пряничная» постройка была признана самой лучшей в России в 1999 г. Сергей Кириллов – выдающийся кузнец, который создал этот дом вручную и самостоятельно, без какой-либо помощи. Этот нелегкий труд занял более 13 лет и был закончен только в 1967 г.

Деревянные и металлические украшения фасада заставят восхищаться мастерством этого великого человека.

Изба-терем Кириллова является ярким образцом наивного искусства, и ко всему этому, образ подкреплен сказочной и советской символикой. По сей день в доме проживает вдова кузнеца, а ворота во двор не заперты. Даже обычный прохожий может полюбоваться этим домом и получить незабываемые впечатления.

Дом Ошевнева.

Достопримечательность располагается в Карелии, в музее народной истории — «Кижи». Дом представляет собой богатую и красиво украшенную усадьбу и, созданную по культурным канонам Севера, с учетом зимних погодных условий и традиций местных жителей.

Дизайн, созданный в 20-ом веке, напоминает жилье, не нуждающегося ни в чем крестьянина 19-го столетия и включает в себя русскую печь, большую кровать, большие деревянные лавочки. Посуда выполнена из глины и дерева.

В доме находится множество мелких медных вещей. В горнице располагается большой расписной обеденный стол и другие предметы повседневности. В доме присутствует три балкона, но оформлены они совершенно по-разному. Фасад украшен объемной резьбой и множеством интересных узоров.

Усадьба Сукачева.

Усадьба Владимира Сукачева — это достопримечательность города Иркутска, созданная 1882 г. Прошло уже более 130 лет, но дом Сукачева до сих пор сохраняет свою изумительную красоту и неизменность деталей усадьбы.

Силуэты драконов, сказочные цветочные изображения – это показатели богатой фантазии сибирских мастеров.

Погодинская изба.

Эта реликвия расположена в Москве, среди каменных зданий, где исторических строений осталось считанное количество. Изба принадлежала известному русскому историку М.П. Погодину и была создана в 1856 г.

Работа умелого мастера Н.В. Никитина представляет собой высокий сруб, который сложен из больших бревен. Крыша избы украшена «пропильной» резьбой. Оконные ставни и другие элементы избы украшены деревянными кружевами.

Фото от anton apostol
Во Владимире не простые наличники – они тут в скрипичном ключе!

Теремок, Нижний Новгород.


29. Старый дом, Вологда.

Красивый домик Дальнее Константиново Нижегородской области


12. Красивый дом где-то на въезде в Кстово уже.

бахромчатые наличники из Костромской и соседних областей

Ярославсская область

Кострома

Ростов Великий

И Изборск Псковская область

Деревня Анастасино, под Смоленском.


В Смоленске должны помнить.Стоял давным давно на против ЖД больницы самый резной и красочный домик.Вот это красота была.Похоже, снёс его новый владелец-любитель крепостных котеджей.

Экология потребления. Дом: Затерялся в лесах Чухломы потрясающей красоты древнерусский дом-терем деревни Погорелово. Двухэтажный с эркерами…

Древнерусский дом-терем

Затерялся в лесах Чухломы потрясающей красоты древнерусский дом-терем деревни Погорелово. Двухэтажный с эркерами и башенкой деревянный дом по-настоящему уникален и, определённо, является прекрасным образцом деревянного зодчества, если не памятником архитектуры

Древнерусский дом-терем в Погорелово оригинален своей эклектичностью — постройка со сложной объемной планировкой, перекликающаяся с лучшими образцами загородных дач в русском стиле, с невероятно богатыми интерьерами парадных комнат, в то же время совершенно практична с деревенской точки зрения — здесь все сделано по уму и все приспособлено для ведения крестьянского хозяйства.

Перевалив возрастом за 100 лет, дом ни разу не подвергался реставрации, тем самым сохранив свой подлинный декор и оригинальную роспись интерьеров.

В 540 км от Москвы, между Судаем и Чухломой, простирается живописный край, раскинувшийся вдоль берега реки Виги. Ещё 25 лет назад здесь находилась деревня Погорелово, 1-ое письменное упоминание о которой относится к началу XVII века. Сегодня всё, что осталось от селения, это лишь название да остовы деревянных срубов.

Но, не иначе как чудом, на небольшой возвышенности ещё стоит один-единственный уцелевший и живой дом.

Выстроен сей дом в 1902-1903 гг. местным крестьянином-отходником И.И. Поляшовым.

Жители деревни Погорелово являлись государственными (казёнными) крестьянами, которые могли уходить на заработки (в отличие от удельных) или вести ремесло в родном крае.

Одним из таких отходников и был Поляшов Иван Иванович, в народе имевший прозвище Поляш.

Имелись у Ивана Ивановича артели плотников и резчиков — занимался он строительством загородных домов и малых архитектурных форм в Петербурге и его окрестностях, т.е. был подрядчиком.

Терем представляет из себя 2-этажное здание, рубленное из бревен, на кирпичном цоколе и обшитое снаружи калёванным тёсом.

Крупный объём усложнён на фасадах ризалитами, эркером и невысокой башенкой; крышу завершают светёлка и мезонин. Свесы кровли украшены пропильными орнаментальными подзорами, ажурный рисунок которых напоминает вышивку. Фасады оформлены изысканного рисунка пропильной резьбой и различными по форме наличниками нескольких типов.

С одной стороны к дому изначально была пристроена 2-этажная хозяйственная часть дома (разобрана в 1973 г., сейчас там вид веранды), что свойственно крестьянским домам северного края.

По одной версий строительством этого дома занимался архитектор немец, который помогал Поляшову с мельницей и лесопилкой на реке Виге.

По другой — проект дома сделал сам Поляшов, который на своем веку построил много дач под Петербургом. Эта версия представляется более правдоподобной.

Погореловский терем перекликается с лучшими образцами загородных дач в русском стиле, с невероятно богатыми интерьерами парадных комнат.

По парадной лестнице сразу можно подняться на 2-ой этаж, где располагались гостиные и спальни хозяев. Но, пожалуй, самое красивое место во всём доме — парадный холл.

Настолько богато декорированный, как и резьбою, так и росписью, что если б не пастельные цвета, запестрело бы в глазах.

Просто удивительным образом, спустя век, всё это дошло до нас в первозданном виде. И не где-нибудь в крупном городе, а в настоящей глуши.

Хотя, после 1917 г. у Поляшовых и отобрали весь сельхозинвентарь и скотину, но дом семье оставили. До коллективизации семья жила в своём доме, после которой Ивану Ивановичу с семьёй оставили лишь небольшую часть дома на 1-ом этаже, а остальные помещения заняли разные конторы.

Поляшов умер в своём доме, а вот жене сразу после похорон мужа пришлось уехать из деревни.

Пока в деревне была жизнь, в доме размещались и детский сад, и лесная контора, и школа.

Но к концу 1960-х деревня становится неперспективной. В 1972 г. сельсовет закрылся и выехал из Поляшовского дома.

Дом бы несомненно пропал, если бы не чистая случайность. Чета московских художников-авангардистов — Анатолий Жигалов и Наталья Абалакова — тем же летом совершала байдарочный поход по реке Виге и совершенно случайно заприметив сей дом, купила его.

С тех пор лишь собственными силами Анатолия дом хоть как-то поддерживается. опубликовано . Если у вас возникли вопросы по этой теме, задайте их специалистам и читателям нашего проекта .

Русская изба всегда была ладной, добротной и самобытной. Архитектура её свидетельствует о верности многовековым традициям, их стойкости и уникальности. Её планировка, конструкция и внутреннее убранство создавались на протяжении многих лет. Не так много традиционных русских домов сохранилось по сей день, но всё же в некоторых регионах их можно встретить.

Изначально избы в России строили из дерева, частично заглубляя их фундамент под землю. Это обеспечивало большую надёжность и долговечность сооружения. Чаще всего в ней была всего одна комната, которую владельцы делили на несколько отдельных частей. Обязательной частью русской избы был печной угол, для отделения которого использовали занавеску. Кроме этого выделялись отдельные зоны для мужчин и женщин. Все углы в доме выстраивались в соответствии со сторонами света и самым главным среди них был восточный (красный), где семья организовывала иконостас. Именно на иконы гости должны были обратить внимание сразу же после входа в избу.

Крыльцо русской избы

Архитектура крыльца всегда была тщательно продумана, ей владельцы дома уделяли достаточно много времени. В ней сочетался отличный художественный вкус, многовековые традиции и изобретательность зодчих. Именно крыльцо соединяло избу с улицей и открывалось всем гостям или прохожим. Интересно, что на крыльце вечерами после тяжёлой работы часто собиралась вся семья, а также соседи. Здесь гости и владельцы дома танцевали, пели песни, а дети бегали и резвились.

В разных областях России форма и размеры крыльца кардинально отличались. Так, на севере страны оно было достаточно высоким и большим, а для установки выбирался южный фасад дома. Благодаря такому ассиметричному размещению и уникальной архитектуре фасада весь дом смотрелся очень своеобразно и красиво. Также достаточно часто можно было встретить крыльца, поставленные на столбы и украшенные ажурными деревянными столбиками. Они были настоящим украшением дома, делая его фасад ещё более серьёзным и добротным.

На юге России крыльца устанавливали со стороны передней части дома, привлекая внимание прохожих и соседей ажурной резьбой. Они могли быть как на две ступеньки, так и с целой лестницей. Некоторые владельцы дома украшали своё крыльцо навесом, а другие оставляли открытым.

Сени

Для того, чтобы сохранить в доме максимальное количество тепла от печи владельцы отделяли жилую зону от улицы. Сени — это именно то пространство, которое сразу же видели гости при входе в избу. Кроме сохранения тепла сени также использовались для хранения коромысла и других нужных вещей, именно здесь многие делали чуланы для продуктов.

Для разделения сеней и отапливаемой жилой зоны также делали высокий порог. Он делался для предотвращения проникновения холода в дом. Кроме этого по многовековым традициям каждый гость должен был поклониться при входе в избу, а зайти внутрь не приклонившись перед высоким порогом было невозможно. В противном случае гость просто ударялся голой об косяк.

Русская печь

Быт русской избы вращался вокруг печи. Она служила местом для приготовления пищи, отдыха, обогрева и даже банных процедур. Наверх вели ступени, в стенах имелись ниши для разной утвари. Топка всегда была с железными заслонами. Устройство русской печи – сердца любой избы – удивительно функциональное.

Печь в традиционных русских избах всегда размещалась в основной зоне, справа или слева от входа. Именно её считали главным элементом дома, поскольку на печи готовили еду, спали, она обогревала весь дом. Доказано, что приготовленная в печи еда самая полезная, поскольку в ней сохраняются все полезные витамины.

С древних времён с печкой связывали множество поверий. Наши предки верили, что именно на печи обитает домовой. Мусор никогда не выносили из избы, а сжигали в печи. Люди верили, что так вся энергия остаётся в доме, что способствует увеличению достатка семьи. Интересно, что в некоторых областях России в печи парились и мылись, а также использовали для лечения серьёзных заболеваний. Лекари того времени утверждали, что вылечить болезнь можно просто полежав на печи несколько часов.

Печной угол

Его также называли «бабий угол», поскольку именно сделать находилась вся кухонная утварь. Его отделяла занавеска или даже деревянная перегородка. Сюда практически никогда не заходили мужчины из своей семьи. Огромным оскорблением владельцев дома был приход чужого мужчины за занавеску в печной угол.

Здесь женщины стирали и сушили вещи, готовили еду, лечили детей и гадали. Практически каждая женщина занималась рукоделием, а самым спокойным и удобным местом для этого был именно печной угол. Вышивка, шитьё, роспись — это самые популярные виды рукоделия девушек и женщин того времени.

Лавки в избе

В русской избе стояли подвижные и неподвижные лавки, а уже с 19 века начали появляться стулья. Вдоль стен дома владельцы устанавливали неподвижные лавки, которые крепились с помощью поставок или ножек с резными элементами. Подстава могла быть плоской или сужаться к середине, в её декоре часто присутствовали резные узоры и традиционные орнаменты.

Также в каждом доме были передвижные лавки. Такие скамьи имели по четыре ножки или устанавливались на глухие доски. Спинки часто делали так, чтобы их можно было перекинуть на противоположный край лавки, а для украшения использовали резной декор. Скамью всегда делали более длинной чем стол, а также часто покрывали плотной тканью.

Мужской угол (Коник)

Он находился справа от входа. Здесь обязательно стояла широкая лавка, которую с обеих сторон ограждали деревянными досками. Их вырезали в форме конской головы, поэтому мужской угол часто называют «коник». Под скамьёй мужчины хранили свои инструменты, предназначенные для ремонта и других мужских работ. В этом углу мужчины ремонтировали обувь и утварь, а также плели корзины и другие изделия из лозы.

На скамью в мужском углу присаживались все гости, пришедшие к владельцам дома на короткое время. Именно здесь мужчина спал и отдыхал.

Женский угол (Середа)

Это было важное в женской судьбе пространство, поскольку именно из-за печной занавески девушка выходила во время смотрин в нарядном одеянии, а также ждала жениха в день свадьбы. Здесь женщины рожали детей и кормили их подальше от посторонних глаз, скрываясь за занавеской.

Также именно в женском углу дома понравившегося парня девушка должна была спрятать обметалочку, чтобы в скором времени выйти замуж. Верили, что такая обметалочка поможет невестке скорее подружиться со свекровью и стать хорошей хозяйкой в новом доме.

Красный угол

Это самый светлый и важный угол, поскольку именно его считали священным местом в доме. По традиции при строительстве ему выделяли место на восточной стороне, где два смежных окна образуют угол, таким образом свет падает, делая угол самым светлым местом в избе. Здесь обязательно висели иконы и вышитые рушники, а также в некоторых избах — лики предков. Обязательно в красном углу ставили большой стол и принимали пищу. Под иконами и рушниками всегда хранили свежеиспечённый хлеб.

И по сей день известны некоторые традиции связанные со столом. Так, молодым людям не желательно сидеть на углу, чтобы в будущем создать семью. Дурная примета оставлять грязную посуду на столе или сидеть на нём.

Крупы, муку и другие продукты наши предки хранили в сенниках. Благодаря этому хозяйка всегда могла быстро приготовить еду из свежих продуктов. Кроме этого были предусмотрены дополнительные постройки: погреб для хранения овощей и фруктов зимой, хлев для скота и отдельные сооружения для сена.

Литература — это не кулинария, поэтому рецепты здесь неуместны. Не столь важно, что человеку предстоит написать: сочинение, реферат, эссе или рассказ, — не существует универсального, хорошего и действенного метода, который поможет создать словесный шедевр. Все зависит от мыслей, эмоций и души, которые каждый автор вкладывает в свое произведение. Но, тем не менее, есть универсальные «приправы», без которых даже простое описание дома превратится в адскую пытку.

В чем загвоздка?

Описание дома — сочинение, которое должно в полной мере раскрыть внешний вид недвижимости не только внутри, но и снаружи. То есть ответить на вопрос «какой». Подобного рода сочинения не раз можно встретить в учебных программах младшей и средней школы. Суть подобного задания — научить учащегося:

  • Оперировать полученным словарным запасом.
  • Структурировать мысли.
  • Выразить собственное мнение по отношению к чему бы то ни было.

Описывать недвижимость немного сложнее, чем природу, поскольку внимание отвлекает множество мелочей. В таком случае сложно определить, что важное, а что второстепенное. Поэтому попытаемся разобраться, что можно подавать как основное блюдо, а что станет хорошей приправой.

Что я вижу?

По сути, описание дома предполагает писать о том, что человек видит перед собой. Однако это задание можно истолковывать по-разному. Если воспринимать его, так как есть, тогда сочинение превратится в унылый подсчет трещин и сколов, которые можно заметить на внешних стенах здания, фундаменте и под крышей.

Хорошим решением станет описание архитектурных особенностей или занятных украшений ручной работы (к примеру, резные перила крыльца). Если сколы и трещины — единственные «достопримечательности» внешнего фасада, тогда можно написать не просто об их существовании, а рассказать историю, с которой связан этот ущерб. Особой популярностью этот прием пользуется, когда нужно придумать описание старого дома, ведь такая недвижимость богата историями.

Окна и двери

Не стоит обделять вниманием окна и двери. Дурным тоном считается писать о том, сколько в доме окон или дверей. Лучше всего упомянуть об особенностях. К примеру, «Двери дома были большими и тяжелыми. Их украшала красивая резная ручка, которая уже немного стерлась от времени» или «Темные стекла окон неприветливо сверлили путешественников. Этот старый дом определенно не был рад новым жильцам».

В первом случае просто описываются особенности входных дверей. Во втором случае автор приписал окнам человеческие особенности. Тем не менее, они от этого не перестали быть частью сочинения-описания, ведь по-прежнему отвечают на вопрос «какой» (окна какие — неприветливые). Описание дома при помощи подобного приема часто встречается в художественной литературе, когда автор хочет передать читателю не только визуальное представление о происходящем, но и эмоциональный фон.

Крыша или комнаты?

Описание дома — сочинение, которое вызывает много вопросов. Особенно если дело доходит до крыши помещения. Если с крыльцом, окнами, дверьми и фасадом в целом все понятно, то крыша — это отдельный момент, ведь очень часто можно встретить сочинения, в которых о ней не написано ни слова. Пожалуй, это одна из самых встречаемых ошибок — ведь не бывает дома без крыши. Даже если нет никаких особенностей кровли, можно сказать, к примеру: «Под обычной черепичной крышей расположился дом моей юности. Его стены…».

Часто можно встретить описание жилого дома без упоминания крыши, также нередко вместо нее описываются комнаты. В принципе это отличное решение, особенно если заканчивать сочинение словами: «А потом всю эту красоту залил дождь, потому что дом был без крыши». В описании здания обязательно нужно упомянуть его кровлю. Более того, не нужно «прыгать» от фасада и окон до кухни с резной мебелью, а потом возвращаться к крыльцу. Сначала нужно описать внешний вид дома, потом его комнаты (если это предполагает задание).

Описание дома: пример

«С момента, когда я была здесь, прошло уже больше 15 лет. А я все еще помню дом, в котором выросла. Он был маленьким, немного покосившимся, зато с новой крышей. Каждую весну мы с мамой белили стены и красили окна синей краской, чтобы наша обитель приобретала более свежий вид. Летом входная дверь в дом всегда была открыта нараспашку, а зимой со всех окон струился мягкий свет от словно приветливо зазывая на чашку горячего чая. У нас не было крыльца, всего одна ступенька, ведущая внутрь дома, но как было приятно на ней сидеть длинными летними вечерами и думать обо всем на свете.

Прошло уже 15 лет, и от моего дома остался только покрошенный фундамент. Если присмотреться, то можно различить, где и какая комната была раньше, но не более того. Однажды дом просто рухнул, а его описание стало частью моих воспоминаний».

Сочинение на подобную тему хорошо тем, что к описанию можно прибавить немного истории, немного эмоций, немного воспоминаний. Не суть важно, реальными они будут или вымышленными, главное, чтобы все гармонично сочеталось. Ведь без этих «приправ» не получить хорошего сочинения. Литература — это, конечно, не кулинария, но даже здесь сложно обходиться без специй.

К постройке нового дома славяне относились очень серьезно, ведь в нем предстояло жить многие годы. Заранее подбирали место для будущего жилища и деревья для строительства. Лучшей древесиной считалась сосна или ель: дом из нее получался крепким, от бревен исходил приятный хвойный запах, да и люди в таком доме болели реже. Если поблизости не было хвойного леса, то рубили дуб или лиственницу. Стройка начиналась поздней осенью. Мужики со всей деревни валили лес и прямо на опушке строили бревенчатый сруб без окон и дверей, который так и оставался стоять до ранней весны. Делалось это для того, чтобы бревна за зиму «улеглись», притерлись друг к другу.

Ранней весной сруб разбирали и переносили на выбранное место. Периметр будущего дома отмечался прямо на земле с помощью веревки. Для фундамента по периметру дома выкапывали яму глубиной 20-25 см, засыпали ее песком, закладывали каменными глыбами или просмоленными бревнами. Позже стали использовать кирпичный фундамент. Сверху плотным слоем укладывали берестяные пласты, они не пропускали воду и предохраняли дом от сырости. Иногда в качестве фундамента использовался четырехугольный бревенчатый венец, установленный по периметру дома, а уже на него складывали бревенчатые стены. По старым языческим обычаям, которые даже и сегодня у русского человека уживаются с истинной христианской верой, под каждый угол венца закладывали клочок шерсти (для тепла), монетки (для богатства и благополучия), ладан (для святости).

При строительстве дома имело значение даже количество бревен в стенах, оно было различно, в зависимости от принятых в данной местности обычаев. Существовало много способов скрепления бревен по углам, но наиболее распространенными были два – сруб «в обло» и «в лапу». При первом способе по углам дома оставались неровные выступы, которые назывались остатком. Такие домики нам знакомы с детства по иллюстрациям к русским народным сказкам. Но выступающие части бревен в избах имели особое значение – предохраняли углы дома от промерзания морозной зимой. Зато сруб «в лапу» позволял расширить пространство дома. При этом способе бревна соединялись друг с другом на самых концах, это было намного сложнее, так что этот способ использовался реже. В любом случае бревна очень плотно прилегали друг к другу, а для большей теплоизоляции щели протыкали мхом и конопатили.

Покатая крыша выкладывалась щепками, соломой, осиновыми дощечками. Как бы ни было странно, самой долговечной была соломенная крыша, потому что она заливалась жидкой глиной, высыхала на солнце и становилась крепкой. Вдоль кровли укладывали бревно, украшенное с фасада искусной резьбой, чаще всего это был конь или петух. Это был своеобразный оберег, защищающий дом от бед. Перед тем, как приступить к отделочным работам, в крыше дома оставляли небольшое отверстие на несколько дней, считалось, что через него нечистая сила должна вылететь из дома. Пол застилали половинками бревен от двери к окну. Между фундаментом и полом оставалось пространство, которое служило подполом для хранения продуктов (подклеть), здесь же хозяин мог устроить мастерскую, а зимой в подклети держали скот. Сама комната называлась клетью, в нее можно было попасть через низкую дверь с высоким порогом, окна в русской избе были маленькими, обычно их было три с передней стороны и одно сбоку.

В русской избе обычно была одна комната. Главное место в ней занимала печь. Чем больше была печь, тем больше тепла она давала, кроме того, в печи готовили пищу, на ней спали старики и дети. С печью было связано много обрядов и верований. Считалось, что за печью живет домовой. Сор из избы выносить было нельзя, и его сжигали в печи.
Когда в дом приходили сваты, девушка забиралась на печь и следила оттуда за разговором родителей с гостями. Когда ее звали, она слезала с печи, и это означало, что она согласна выйти замуж, а свадьба неизменно заканчивалась тем, что в печь бросали пустой горшок: на сколько черепков разобьется, столько и детей будет у молодых.

Рядом с печкой находился так называемый «бабий угол». Здесь женщины готовили пищу, занимались рукоделием, хранили посуду. От комнаты он был отгорожен занавеской и назывался «кут» или «закут». Противоположный угол назывался «красным», святым, здесь стояла икона, висела лампадка. В этом же углу располагался обеденный стол с лавками. Вдоль стен под потолком были прибиты широкие полки, на них стояла праздничная посуда и шкатулки, которые служили украшением дома, или хранились нужные в хозяйстве вещи. В углу между печью и дверью под потолком была вделана широкая полка – полати.

В древнерусской избе было не так уж много мебели: уже упомянутый стол, лавки вдоль стен, на которых не только сидели, но и спали, небольшой открытый шкаф для посуды, несколько массивных обитых железными полосами сундуков для хранения одежды и белья – вот, пожалуй, и вся обстановка. Полы покрывались вязаными или сотканными половиками, одеялами служила верхняя одежда.

По старой традиции первой в дом пускали кошку, а уж потом входили сами. Кроме того, из старого дома забирали горячие угли в горшке, как символ домашнего очага, приносили домового в лапте или валенке, иконы и хлеб.

Простые крестьяне жили бревенчатых избах, а бояре и князья строили для себя дома побольше и украшали их побогаче – терема и палаты. Теремом называлось высокое и светлое жилое помещение, построенное над сенями или просто на высокой подклети. В терем вела лестница с высоким крыльцом, украшенная резьбой и опирающаяся на резные же деревянные столбики.
Само помещение часто расписывалось и также украшалось резьбой, в большие окна вставляли кованые решетки, а высокая крыша даже покрывалась настоящей позолотой. В тереме находились горницы и светлицы, в которых, согласно народным сказкам, жили девицы-красавицы и все свое время проводили за рукоделием. Но были в тереме, конечно, и другие помещения, соединявшиеся переходами и лестницами.

Вплоть до XVI века дома в Древней Руси были деревянными, они часто горели, так что от построек тех времен практически ничего не осталось. В XVI веке появляются каменные здания, а потом и кирпичные. Они строятся по тому же принципу, что и деревянные дома, даже резьба по камню повторяет мотивы, характерные для деревянного зодчества, но простой народ еще несколько веков предпочитал жить в бревенчатых избах. Так было и привычнее, и здоровее, и дешевле.

Амурчане превратили сельский Дом культуры в русскую избу (фото)

Фото: пресс-служба областного правительства

Музейная комната предметов крестьянского быта находится в Доме культуры села Садовое. Ее создание инициировала местная жительница Наталья Жулич в 2018 году. За 5 лет обычное помещение стало практически копией старинной русской избы.

Обустраивать оригинальный музей помогала Наталья Жулич – мебель и предметы быта прошлых времён она принесла из дома. Так в музее появились кровать, несколько прялок, стол и буфет. Пополнять фонд помогли и сельские жители. Неравнодушные амурчане приносили предметы из личного архива: деньги, открытки, ёлочные игрушки и значки. Здесь насчитывается около тысячи экспонатов. Некоторым из них, например, одной из икон – более ста лет. Есть и предметы времён СССР.

В музейной комнате предметов крестьянского быта проводят не обычные экскурсии, а интерактивные. Посетителям экскурсии во время рассказа о жизни крестьян дают возможность поставить ухватом чугунный горшок в декоративную русскую печь, которую построили для антуража. Кроме того, для участников экскурсии заваривают чай в настоящем самоваре и угощают маслом, сделанным здесь же, в действующей маслобойке, которая тоже хранится в музее. Самые смелые соглашаются пронести коромысло на плечах с вёдрами воды. Чтобы экскурсия стала интереснее, для её участников проводят мастер-классы, например, по изготовлению народной куклы или росписи по камню.

На территории Приамурья находится государственный Амурский областной краеведческий музей имени Новикова-Даурского в Благовещенске, в состав которого входят филиал «Албазинский краеведческий музей» в селе Албазино и структурные подразделения – Музейно-выставочный комплекс «Дом Саяпина», «Музей-мастерская народного художника России Александра Тихомирова» в Благовещенске. Кроме того, на территории субъекта работают 17 муниципальных музеев: 7 из них расположены в городах области, 10 – на территориях сельских поселений. Из 18 музеев – 15 музеев историко-краеведческие и 3 тематические: «Тамбовский музей истории развития сельского хозяйства Амурской области» в селе Тамбовка, «Музей истории амурского казачества Магдагачинского района» в селе Черняево, «Музей истории БАМа» — в городе Тында. Все амурские музеи осуществляют образовательно-просветительскую деятельность, а также ведут работу по патриотическому воспитанию.

Музеи Приамурья сотрудничают между собой, обмениваясь передвижными выставками. Такая система позволяет приобщить амурчан из самых отдалённых уголков региона к культуре.

Приамурье входит в топ-10 регионов-лидеров по развитию культуры, отметил в своём отчёте за год губернатор Амурской области Василий Орлов. Это связано в том числе и с развитием музеев в области, сообщает пресс-служба областного правительства.

Старинные избы на руси. Интерьер русской избы

Жилья с локоток, а житья с ноготок

Интерьер крестьянского жилища, который можно встретить и в наше время, складывался на протяжении столетий. Ввиду ограниченности пространства планировка дома была очень рациональной. Итак, открываем дверь, пригибаясь, входим…

Дверь, ведущая в избу, делалась невысокой с приподнятым порогом, что способствовало большему сохранению тепла в доме. Кроме того, гость, входя в избу, волей-неволей должен был поклониться хозяевам и иконам в красном углу – обязательному атрибуту крестьянской избы.

Основополагающим при планировании избы было расположение печи. Печь играла в доме самую главную роль, да и само название «изба» происходит от древнерусского «истьба, истобка», то есть топить, истопить.

Русская печь кормила, обогревала, лечила, на ней спали, а в некоторых даже мылись. Уважительное отношение к печи выразилось в пословицах и поговорках: «Печь нам мать родная», «На печи все красное лето», «Словно на печи погрелся», «И по летам, и по годам – одно место – печь». В русских загадках спрашивается: «Что из избы не вытащишь?», «Чего в избе не видно?» — тепла.

В центральных районах России печь стояла обычно в правом углу от входа. Такую избу называли «пряхой». Если печь располагалась слева от входа, то изба называлась «непряхой». Дело в том, что напротив печи у длинной стороны дома всегда находилась так называемая «долгая» лавка, на которой женщины пряли. И в зависимости от расположения этой лавки по отношению к окном и ее освещенности, удобству для прядения, избы и нарекались «пряхами» и «непряхами»: «Не с руки прясть: правая рука к стене и не по свету».

Часто для сохранения формы глинобитной избы в ее углы помещали вертикальные «печные столбы». Один из них, который выходил к центру избы, ставили всегда. От него к боковой передней стене перекидывали широкие брусы, вытесанные из дуба или сосны. За постоянно черный от сажи цвет их называли воронцами. Располагались они на высоте человеческого роста. «Стоит Яга, во лбу рога» — загадывали загадку про воронцы. Тот из воронцов, который шелк длинной боковой стене, назывался «палатным брусом». Второй воронец, шедший от печного столба к передней фасадной стене, называли «чуланным, пирожным брусом». Он использовался хозяйкой в качестве полки для посуды. Таким образом, оба воронца обозначали границы функциональных зон избы, или углов: по одну сторону от входа печной и стряпной (бабий) куты (углы), по другую – хозяйский (палатный) кут, и красный, или большой, верхний угол с иконами и столом. Старинная поговорка, «Не красна изба углами, красна пирогами» подтверждает деление избы на разные по своему значению «углы».

Задний угол (у входной двери) исстари был мужским. Здесь находился коник — короткая широкая лавка, врубленная вдоль задней стены избы. Коник имел форму ящика с откидной плоской крышкой. От двери (чтобы не дуло ночью) коник отделялся вертикальной доской-спинкой, которой часто придавали форму конской головы. Это было рабочее место мужчины. Здесь плели лапти, корзины, ремонтировали конскую упряжь, занимались резьбой и т.д. Под коником в ящике хранили инструменты. Женщине на коник садиться было неприлично.

Этот угол называли еще полатным кутом, т.к. здесь, прямо над дверью, под потолком, возле печи устраивались специальные настилы – полати. Одним краем полати врублены в стену, а другим опираются на полатный брус. На полатях спали, залезая туда с печи. Здесь сушили лен, пеньку, лучину, на день убирали туда постельные принадлежности. Полати были самым любимым местом детворы, т.к. с их высоты можно было наблюдать за всем, что происходит в избе, особенно во время праздников: свадеб, посиделок, гуляний.

В подпорожье мог войти любой добрый человек без спроса. Без стука в дверь, но за полатный брус гостю по его воле ходу нет. Ожидание приглашения хозяев войти в следующий кут – красный при низких полатях было крайне неудобным.

Бабий или печной угол — царство женщины-хозяйки «большухи». Здесь у самого окна (у света) против устья печи всегда ставили ручные жернова (два больших плоских камня), поэтому угол называли еще “жерновым”. Вдоль стены от печи к передним окнам шла широкая судная лавка, иногда ставился небольшой стол, на который выкладывался горячий хлеб. На стене висели наблюдники — полки для посуды. На полках стояла разнообразная утварь: деревянные блюда, чашки и ложки, глиняные плошки и горшки, железные сковороды. На лавках и полу – молочная посуда (крынки, кувшины), чугуны, ведра, кадки. Иногда бывала медная и оловянная посуда.

В печном (кутном) углу женщины готовили пищу, отдыхали. Здесь во время больших праздников, когда собиралось много гостей, накрывался отдельный стол для женщин. Мужчины даже своей семьи зайти в печной угол без особой надобности не могли. Появление же там постороннего мужчины расценивалось как грубое нарушение заведенных правил (традиций).

Жерновой угол считался грязным местом, в отличие от остального чистого пространства избы. Поэтому крестьяне всегда стремились отделить его от остального помещения занавесом из пестрого ситца, цветной домотканой или деревянной переборкой.

Будущая невеста во время всего сватовства должна была слушать разговор из бабьего угла. Оттуда она выходила и во время смотрин. Там ожидала приезда жениха в день свадьбы. И выход оттуда в красный угол воспринимался как уход из дома, прощание с ним.

Дочку в колыбельку — приданое в коробейку.

В бабьем углу висит на длинном шесте (очепе) и колыбель. Шест, в свою очередь, продевается в кольцо, вделанное в потолочную матицу. В разных областях колыбель изготавливают по-разному. Она бывает целиком плетенной из прутьев, бывает с боковиной из луба, с дном матерчатым или плетеным. И называют ее тоже по-разному: люлька, зыбка, колыска, колубалка. К колыбели привязывалась веревочная петля или деревянная педаль, которая позволяла матери качать ребенка, не отрываясь от работы. Висячее положение колыбели характерно именно для восточных славян – русских, украинцев, белорусов. И это связано не только с удобством, но прежде всего с народными поверьями (стоящая на полу люлька появляется много позже). По представлениям крестьян отрыв ребенка от пола, «низа», способствовал сохранению в нем жизненной силы, потому что пол воспринимался как граница между миром людей и подпольем, где обитает «нечистая сила» – домовой, умершие родственники, привидения. С целью защиты ребенка от нечисти под колыбель клали колющие предметы: нож, ножницы, веник и др.

Парадной, центральной частью избы был красный угол. Красный угол, как и печь, являлся важным ориентиром внутреннего пространства избы.
Как бы ни располагалась в избе печь, красный угол всегда находился по диагонали от нее. Красный угол всегда хорошо освещался, так как окна прорубались в обеих стенах, составляющих этот угол. Обращен он был всегда «на солнце», т.е. на юг или восток. В самом углу, сразу под полавочником помещали божницу с иконами и лампадкой, отчего угол еще назывался “святым”. На божнице хранилась святая вода, освященные верба и пасхальное яйцо. Непременно лежало перышко для обметания икон. Считалось, что икона должна обязательно стоять, а не висеть. Сюда же, за иконы, складывали счета, долговые расписки, платежные тетради и т.д.

Сверху на божницу вешалась занавеска или “божник”. Так называли специально вытканное и вышитое узкое, длинной полотенце (20-25 см * 3-4м). Его украшали вдоль одной стороны и на концах вышивкой, тканым орнаментом, лентами, кружевами. Вешали божник так, чтобы прикрыть иконы сверху и с боков, оставив открытыми лики.

Трапезная, освященная святынями – вот что такое красный угол. Как жилое помещение православного христианина считается символом православного храма, так и Красный угол рассматривается как аналог алтаря, самое важное и почетное место в доме.

Вдоль стен (передней и боковой) красного угла шли лавки. Вообще лавки устраивали вдоль всех стен избы. Они не принадлежали к мебели, но являлись неотъемлемой частью сруба и были прикреплены к стенам неподвижно. Одной стороной они врубались в стену, а с другой поддерживались подлавниками, выпиленными из досок. К краю лавки пришивали тесину, украшенную резьбой. Такая лавка называлась опушенной, или «с навесом», «с подзором». На них сидели, спали, хранили вещи. Каждая лавка имела свое назначение и название. Слева от двери находилась лавка задняя, или пороговая. Ее-то и называли коником. За ней, вдоль левой длинной стороны избы, от коника к красному углу шла лавка долгая, отличавшаяся от других своей длиной. Подобно печному куту, эта лавка традиционно считалась женским местом. Здесь шили, вязали, пряли, вышивали, занимались рукоделием. Поэтому эту лавку называли еще бабьей.
Вдоль передней (фасадной) стены, от красного угла к печному, была лавка короткая (она же красная, передняя). На ней во время семейной трапезы сидели мужчины. От передней стены к печи шла лавка судная. Зимой под этой лавкой, забранной решетками, держали кур. И, наконец, за печью, до двери, шла лавка кутная. На нее ставили ведра с водой.

В красном углу у сходящихся лавок (долгой и короткой) всегда ставили стол. Стол всегда был прямоугольным по форме с мощным подстольем. Столешницу почитали «божьей ладонью», дающей хлеб. Поэтому стучать по столу считалось грехом. В народе говорили: «Хлеб на стол, так стол – престол, а хлеба ни куска – так и стол – доска».

Покрывался стол скатертью. В крестьянской избе скатерти изготавливали из домотканины как простого полотняного переплетения, так и выполненной в технике бранного и многоремизного ткачества. Используемые повседневно скатерти сшивали из двух полотнищ пестряди, как правило с клетчатым узором (расцветка самая разнообразная) или просто грубого холста. Такой скатертью накрывали стол во время обеда, а после еды или снимали, или покрывали ею хлеб, оставленный на столе. Праздничные скатерти отличались лучшим качеством полотна, такими дополнительными деталями как кружевная прошва между двумя полотнищами, кисти, кружево или бахрома по периметру, а также узором на ткани.

В красном углу происходили все значимые семейные события. Здесь выкупали невесту, отсюда ее увозили на венчание в церковь, в доме жениха ее сразу вели тоже в красный угол. Во время уборки урожая первый и последний сноп торжественно устанавливали в красном углу. Во время строительства избы, если под углы первого венца клали монеты на счастье, то под красный угол клали самую крупную. Этот угол избы всегда старались особо украсит и держать в чистоте. Само название «красный» означает «красивый», «светлый». Он является самым почетным местом в доме. Согласно традиционному этикету, человек, пришедший в избу, мог пройти туда только по особому приглашению хозяев.

Входящие в избу, прежде всего, обращались к красному углу и осеняли себя крестным знамением. Русская пословица гласит: «Первый поклон – Богу, второй – хозяину с хозяйкой, третий – всем добрым людям».

Место за столом в красном углу под образами было самое почетное: здесь сидел хозяин, или почетный гость. «Красному гостю – красное место». Каждый член семьи знал свое место за столом. Старший сын хозяина сидел по правую руку от отца, второй сын — по левую, третий – рядом со старшим братом и т.д. «Каждый сверчок знай свой шесток». Место хозяйки за столом в торце стола со стороны бабьего кута и печи – именно она жрица домашнего храма. Она общается с печью и огнем печи, она заводит квашню, сажает в печь тесто, вынимает его претворенным в хлеб.

Кроме лавок в избе были передвижные приставные скамьи. Место на лавке считалось более престижным, чем на скамье; гость мог судить об отношении к нему хозяев смотря по тому. Куда его усаживали – на лавку или на скамью.
Лавки обычно покрывали специальной тканью – полавочником. И вообще, вся изба убрана предметами домашнего ткачества: полати и лежанку на печи закрывают цветные занавеси, на окнах – занавески из домотканой кисеи, на полу – разноцветные половики. Подоконники же украшает милая крестьянскому сердцу герань.

Между стеной и тыльной или боковой стороной печи находилось запечье. При расположении за печью там хранили конскую упряжь, если сбоку, то обычно кухонную утварь.

С другого боку печи, рядом с входной дверью, пристраивался голбец, — особая деревянная пристройка к печи, по лестнице которой спускались в подклеть (подпол), где хранились припасы. Голбец служил также местом отдыха, особенно старых и малых. Кое-где высокий голбец был заменен коробом – «западней», высотой 30 сантиметров от пола, с задвижной крышкой, на которой также можно было спать. Со временем спуск в подклет переместился перед устьем печи, и попасть в него можно было через дыру в полу. Печной угол считался местом обитания домового – хранителя домашнего очага.

С середины XIX в. В крестьянском жилище, особенно у зажиточных крестьян, появляется парадное жилое помещение – горница. Горница могла быть летним помещением, в случае всесезонного использования она отапливалась печью голландкой. Горницы, как правило, имели более красочный интерьер, чем изба. В интерьере горниц использовались стулья, кровати, горки сундуков.

Интерьер крестьянского дома, складывающийся веками, представляет наилучший образец сочетания удобства и красоты. Здесь нет ничего лишнего и всякая вещь на своем месте, все под рукой. Главным критерием крестьянского дома было удобство, чтобы человек мог в нем жить, работать и отдыхать. Однако в устройстве избы нельзя не увидеть и свойственную русскому народу потребность в красоте.
В интерьере русской избы главенствует горизонтальный ритм мебели (лавки, полати, полки) Объединяет интерьере единый материал, приемы столярной обработки. Сохранялся естественны цвет древесины. Ведущей цветовой гаммой была золотисто-охристая (стены избы, мебель, посуда, утварь) с введением белого и красного цветов (белыми были полотенца на иконах, красный цвет небольшими пятнами сверкал в одежде, полотенцах, в растениях на окнах, в росписи домашней утвари).

К ак сильно влечет нас путешествие. Как хочется уехать подальше от городской суеты. Чем дальше место, тем оно таинственнее и притягательнее. Глухие урочища и заброшенные деревни манят старыми полуразрушенными храмами, древними каменными плитами. Прикосновением к истории наших далеких предков…

Но сорваться с места и уехать в дальние леса удается не всегда. Часто надо просто поехать на дачу, срочно вскопать грядки, отвезти родителей и детей с множеством громоздких вещей и так далее и тому подобное. И, кажется, что для таинственных путешествий очередные выходные потеряны. А как жаль…

Но на самом деле это не так, надо только уметь смотреть по сторонам. Даже не столько смотреть, сколько видеть. И тогда привычная дорога, примелькавшаяся и изъезженная, словно через дверной глазок откроет вам невероятные сокровища, огромный пласт древнейшей культуры и истории наших далеких предков. Именно так случилось и со мной, когда однажды, в привычной картине проступила удивительная находка, увлекшая меня в интереснейшее путешествие.

Проезжая вдоль домов, выстроившихся по дороге, невольно вглядываешься и, дабы не скучать, ищешь в них отличительные черты. Вот тут сделали модный нынче сайдинг и закрыли под безликим пластиком старые бревна. Вот новый кирпичный дом за высоким забором. Вот еще один, побогаче, с коваными решетками на окнах. Но все это обыденный, безликий пейзаж. И вот взгляд останавливается на старой избушке, которая смотрится несколько убого на фоне соседних каменных домов. И что-то в ней есть такое, что заставляет остановиться, что-то осмысленное, как будто видишь лицо, живое и выразительное.


Наличник. Дмитрова Гора. Дом с фигурными берегинями и светелка.
(фот. Филиппова Елена)


Наличники на окнах , вот что остановило взгляд. Резные, разных цветов, с простыми и замысловатыми узорами. И в каком бы состоянии дом не находился, часто видишь — за наличниками его хозяин следит в первую очередь. Смотришь, избенка покосилась, но наличники-то свежевыкрашенные! Наличники на окне — словно лицо дома, его визитная карточка. Они делают каждый дом не похожим на своих соседей.

Что же заставило в старину русского крестьянина, загнанного нелегкой жизнью в утилитарность своего бытия, уделять столь трепетное внимание к таким непрактичным мелочам, как резьба на доме и наличники в частности?


Дерево испокон веков играло в жизни русского человека огромную роль. Многочисленные верования, связанные с деревом имеют глубокие корни. Привычная нам береза, негласно считающаяся символом России, когда-то была тотемным деревом восточных славян. Не оттуда ли досталась нам память о своем священном дереве и такая непонятная любовь к нему?

Считалось, что дерево сохраняло свои магические силы при любой обработке и могло передавать их мастерам-плотникам. У плотников были свои поверья и приметы, дошедшие до нас в народных сказках и деревенских историях. У каждого дерева была собственная сила, и не всякое дерево можно было использовать для строительства дома. К примеру, нельзя было брать для строительства домов деревья, растущие на перекрестках и на заброшенных старых дорогах.

Вид на Медведеву Пустынь со стороны Тверского берега.


Символ дерева, изначально полностью языческий, органично вписался в систему христианских представлений о мире. Священными могли быть и целые рощи и отдельные деревья — на таких деревьях находили явленные чудотворные иконы.

Вера в священную силу дерева не исчезла с течением времени, она изменялась, вплетаясь в сознание человека, и дошла до нас в виде домовой резьбы. Наличник на окне в русской избе — это материализованные магические заклинания, уходящие корнями в глубокую древность. Сможем ли понять смысл этих заклинаний?


Вслушайтесь в это слово: «наличник» — «находящийся на лице». Фасад дома — это его лицо, обращенное к внешнему миру. Лицо должно быть умытым и красивым. Но внешний мир не всегда добр и, порой, от него надо защищаться. Двери и окна — это не только выход наружу, это возможность попасть внутрь. Каждый хозяин старался защитить свой дом, обеспечить семье сытость и тепло, безопасность и здоровье. Как он мог это сделать? Один из способов защиты — окружить себя охранными знаками и заклинаниями. И наличники не только закрывали щели в оконном проеме от сквозняков и холода, они защищали дом от нечистой силы.

Несмотря на огромное разнообразие узоров домовой резьбы, в ней выделяются отдельные повторяющиеся образы. Самое интересное, что эти же образы можно найти в русской народной вышивке. Полотенца и рубахи, подготовленные для рождения ребенка, свадьбы или похорон, имели для наших предков огромное значение и были частью ритуалов. Чтобы ребенок был здоров, семья крепка и богата, женщина плодовита, необходимо было оградить их магическими заклинаниями. Именно эти заклинания и прорисованы в узорах вышивальщиц.

Петушки на фронтоне
(фот. Филиппова Елена)


Но если это так, значит и узоры на наличниках несут в себе ту же магическую силу?

Язычество русской деревни, тесно переплетенное с православным христианством, не явилось следствием темноты и необразованности русского крестьянина. Просто, в отличие от горожанина, он жил настолько тесно с окружающей его природой, что ему пришлось научиться с ней договариваться. Упрекать крестьян в отходе от православия наивно. Уж кто-то, а они сохранили его в большей степени. Наоборот, это мы, городские жители потеряли ту важную архаичную связь с матушкой-природой, на которой и строится вся жизнь за пределами города.


Что было одним из самых важных событий в жизни наших древних предков? Наверное, рождение. И женщина-мать должна была стать главной фигурой.

Фигурка с раскинутыми руками и ногами — фигурка женщины, дарующей жизнь, олицетворяющая женское начало, один из самых частых образов, занимающих важное место, как и на старых вышивках, так и на резных наличниках. Одно из ее имен — берегиня.

Очень интересно искать фигурки берегинь в резных узорах: иногда она определяется очень четко, а иногда так сильно искажена, что выглядит как удивительное переплетение цветов и змей. Но в любом случае ее можно узнать — центральная симметрия фигурки, голова, раскинутые руки и ноги.

Стилизованные фигурки берегинь, разные вариации одной темы


Еще один важный символ магических знаков наших предков — это солнце. Солнечный круг изображался в разных видах, можно найти восход и заход солнца. Все знаки, имеющие отношение к ходу солнца, к его положению на небосводе, называются солярными и считаются очень сильными, мужскими знаками.

Восходящее и заходящее солнце
(фот. Филиппова Елена)


Без воды нет жизни, от нее зависит урожай и, как следствие, жизнь и благосостояние семьи. Воды бывают небесными и подземными. И все эти знаки есть на наличниках. Волнообразные узоры в верхней и нижней части наличника, бегущие ручейки по его боковым полочкам — это все знаки воды, дающей жизнь всему живому на земле.

Не оставлена без внимания и сама земля, дарующая человеку урожай. Знаки аграрной магии, пожалуй, самые простые, одни из самых распространенных. Ромбики с точками внутри, перекрещивающиеся двойные полосы — так рисовали наши предки вспаханное и засеянное поле.

Наличник. Город Конаково Тверской области. Змеиный узор. Дом перевезен из города Корчева в 1936 г.
(фот. Филиппова Елена)


А сколько звериных мотивов можно найти на наших окошках! Дух захватывает от коней и птиц, змей и драконов. Каждый образ имел свое значение в магическом мире древних славян. Отдельное место в звериных мотивах занимают змеи, тесно связанные с понятием воды, а значит и плодородия. Культ змей-хранителей, ужей-господариков, имеет глубокие корни и заслуживает отдельного рассказа.

Чудо-юдо
(фот. Филиппова Елена)


Все эти узоры и образы когда-то имели определенный смысл, являясь по своей сути охранными знаками. Ими украшены старинные обрядовые предметы, они же красуются и на наличниках. Народная традиция пронесла эти знаки сквозь века. Но со временем они утратили для нас магическое значение и суть их забыта. Древние архаичные узоры превратились в декоративные элементы, разбавленные современным орнаментом, не связанным с прошлым их смыслом. Прочесть эти орнаменты, понять их глубинный смысл и разгадать магические заклинания уже практически невозможно. Именно поэтому они так к себе манят…


Согласно некоторым русским народным преданиям, человеку окно подарил Ангел. Дело было так.

Первые дома, которые строили люди, были без окон. Одна женщина, чтобы осветить свой дом, стала бегать с решетом со двора в дом, надеясь в решете принести солнечный свет. Тогда к ней явился ангел и сказал: «Вот дурная баба!», взял топор и прорубил в стене окно.

Женщина ответила: «Все это хорошо, но теперь у меня в доме будет холодно». Ангел пошел на реку, поймал рыбу и ее пузырем затянул проем окна. В избе стало светло и тепло. С тех пор люди строят свои дома с окнами.

При первом знакомстве с этой красивой легендой у меня возник странный вопрос: сколько же рыб понадобилось, чтобы затянуть их пузырями одно окно?

Но оказалось, что привычные нам окна в избах появились относительно недавно, лишь в 18 веке. И то, поначалу в доме было только одно такое окно, называлось оно красным. В красное окно вставлялось стекло, у него были рама и ставни.

А что же тогда прорубил ангел?

Самые первые окошки были очень простыми и небольшими по размеру, назывались они волоковыми окнами. Такое окно прорубалось в двух смежных бревнах и изнутри закрывалось дощечкой-задвижкой. Окно было маленькое, чтобы его открыть, нужно было отодвинуть задвижку. Считается, что от слова «волочить» и пошло название волоковое окно.

Волоковое окошко в Истринском музее деревянного зодчества.
(фот. Филиппова Елена)

Начиная с 19 века, когда стекольное производство в России стало распространенным, красные окна повсеместно заменили древние волоковые окошки.

Но и сейчас их можно найти в деревнях, на хозяйственных постройках, в амбарах и скотных дворах. Присмотритесь, вдруг найдете ангельское окошко там, где и не ждали.

Но как же так? Если красные окна появились только в 18 веке, то как на наличники могли попасть архаичные магические знаки? Значит все наши умозаключения вот так легко рушатся?

А вот и ничего подобного. На наличники красных окон были перенесены древние традиции, сохранившиеся в домовой резьбе. Подзоры на крышах домов, причелины (доски по краям избы), все они несли и сейчас несут на себе те же знаки, что мы читаем и на наличниках. Да и кто сказал, что волоковые окошки не защищались от нечистой силы?

Например, в Кижах сохранилось, по крайней мере одно, очень и очень старое волоковое окошко, украшенное резным солнечным диском. Наличник на волоковом окошке есть и в Нижегородском музее-заповеднике деревянного зодчества.

Музей деревянного зодчества на Щёлоковском хуторе в Нижнем Новгороде. Дом Пашковой, середина 19 века.
(фот. Бобылькова Ирина)


В музеях бережно хранится деревянная посуда, прялки, резные ковши и гребни. А резных наличников практически нет. Единичные и не очень старые экземпляры — максимум, что можно найти.

Ответ удивительно прост. Когда люди переходили из дома в дом, они брали с собой прабабушкину прялку, но не забирали наличники с окон. Когда приходилось спасать дом от пожара, уж точно никто не отдирал старые доски. И резные наличники с магическими символами умирали вместе с домом. Такова жизнь. Положение изменилось не более двухсот лет назад, с появлением первых собирателей древностей и создателей музеев.


Дома в старину русские плотники не строили, а рубили. Именно этот термин встречается в архивных документах и древних летописях. Рубили избы, храмы и целые города, мастерски используя для этого топор. Такой инструмент как пила пришел в Россию из Европы только в 18 веке при Петре I.

Однако это вовсе не значит, что русские мужики были такими темными. Уж в чем-чем, а в плотницких делах им не было равных. Дело в том, что при рубке дерева топором его волокна как бы сминаются, закрывая поры от губительной для деревянной постройки влаги. А при обработке пилой, волокна, наоборот, раздираются и легко пропускают влагу внутрь дерева.

Но при Петре I встает иная задача — строить очень быстро. Задачу эту нельзя было решить топором.

Подавляющее большинство нынешней домовой резьбы выполнено в технике выпиливания, появившейся вместе с новым инструментом. Новая техника внесла большое разнообразие в старые узоры, переплетая и видоизменяя их. Начиная с 18 века, старые магические знаки стали зарастать новыми орнаментами. Мастера плотники целыми артелями ходили по России, ставили дома, украшенные наличниками, перенося свой стиль от села к селу. Со временем стали издаваться целые альбомы узоров деревянной резьбы.

Улица в Кушалино. Дома с резными наличниками.
(фот. Филиппова Елена)


Конечно, резчики не выпиливали специально солярных узоров или берегинь, ни в 19 веке, ни столетием раньше. Как впрочем, и вышивальщицы не вышивали никаких магических знаков. Они делали так, как делали их прадеды и прабабки, как было принято в их семье, в их деревне. Они не задумывались о магических свойствах своих узоров, но бережно пронесли эти знания, полученные ими в наследство, дальше во времени. Именно это и называется памятью предков.

Вот в какие таинственные дали можно забрести, не уезжая в далекие края. Достаточно иным взглядом посмотреть на привычную дорогу. И ведь это не единственные ее чудеса, что-то еще ждет нас за поворотом?

Филиппова Елена


Деревенский дом — это своеобразная колыбель крестьянской России. Еще в начале 20 века большинство населения страны жили в селах и многочисленных деревнях в деревянных домах. В деревенских избах рождались и прожили свои жизни десятки поколений простых русских людей, трудом которых создавалось и приумножалось богатство России.

Естественно, что в нашей стране, изобиловавшей лесом, самым подходящим материалом для строительства были обычные деревянные бревна. Деревянного дома, построенного по всем правилам, хватало для жизни двух, а то и трех поколений. Считается, что время жизни деревянного дома не менее ста лет. На территории Ивановской области, к сожалению, сохранилось не так уж много деревенских домов 19 в. Это драгоценные образцы деревенского уклада жизни русского народа. Можно отметить, что самым старым жилым деревянным домом не только в Иванове, но и в области является дом резчика манер В. Е. Курбатова 1800 г., что на улице Маяковского.

Дом резчика В. Е. Курбатова. Классическй солярный знак.
(фот. Побединский Владимир)


В наше время, когда глубинка интенсивно заселяется дачниками не только из Иванова, но и из Москвы, многие дома утрачивают свой первозданный вид. Вместо изумительных деревянных наличников зачастую вставляются пластиковые окна, режущие взгляд и уродующие исторический облик деревенских домов. Поэтому очень важно сохранить их первозданный вид, если не в натуре, то хотя бы в фотографиях, что бы подрастающее поколение имело представление, в каких домах жили их пращуры.

На бескрайних просторах России крестьянский дом в разных областях может существенно отличаться по форме, конструкции, строительным традициям его внешней отделки, разными декоративными деталями, рисунками резьбы и т.д. Талантливым Ивановским краеведом-писателем Дмитрием Александровичем Ивановым, потратившим более двадцати лет на изучение этнографии Ивановской земли, был составлен обобщенный портрет крестьянского дома, преобладающего на территории Ивановской области. Он представляет собой небольшой дом в 3-4 окна, с одной светлой комнатой впереди. Сзади теплой части дома располагается кухня и широкий коридор, а за ними к дому примыкают хозяйственные помещения. Таким образом, дом представляет собой совмещенную конструкцию сени — двор, вытянутую от улицы, сбоку пристраивается крыльцо. Главная черта такого дома — пропорциональный фасад и определенная отделка: резное кружево, наличники, отделяющие окна от стены дома, с резными или накладными деталями, светелка, реже мезонин, трехчастные лопатки, загораживающие угловые выносы бревен, сложенных в «обло». Фронтон светелки выдвинут далеко вперед и поддерживается двумя парами резных столбов, перед которыми устраивается решетка, создающая впечатление балкончика. Фронтон этот разорван фигурным пиковым изображением, являющимся как раз основным местечковым элементом художественного оформления фасада жилого дома. Местные плотники называют этот вырез «червой». Балконная решетка, причелины, подзоры фронтона украшаются ажурной пропильной резьбой. Дома описанной конструкции составляют большинство сельской застройки на территории Ивановской области.

(фот. Побединский Владимир)


Традиция украшать резьбой элементы конструкции жилых домов возникли достаточно давно. Мотивы рисунков несут в себе народную память о бытовавших в древности языческих символах, оберегах. Нужно отметить, что в России начала 19 в. несколько регионов, население которых славилось искусством строительства из дерева. Один из таких народных промыслов существовал и на территории Ивановской области. Его центром было село Якуши современного Пестяковского района. Жители этого села и прилегающей территории были очень искусными плотниками. Ежегодно отсюда на заработки уходили до семисот крестьян, в совершенстве владеющих плотницким мастерством. Их искусство было настолько известным и признанным в России того времени, что имя села Якуши вошло в историю. Возникло даже слово, вошедшее в словарь В.И. Даля — «якушничать», т.е. строить, украшать из дерева. Это были не просто ремесленники, а художники, украшавшие жилые дома особым видом декора — «корабельной» рельефной резьбой. Суть якушевской резьбы состояла в том, что декоративные элементы выдалбливались в толстой доске и делались выпуклым по сравнению с деревянной поверхностью. Чаще всего такая доска занимает фриз переднего фасада дома. Сюжетами рисунков обычно служили растительный орнамент, цветы, обереги в виде изображений русалок, львов, лебедей. Наибольшее количество домов, украшенных «корабельной» резьбой, сохранилось в Пестяковском, Верхнеланднховском, Савинском районах, деревни и села которых хранят прекрасные образцы плотницкого искусства якушей, они являются бесценными памятниками старинной народной культуры. В настоящее время таких домов сохранилось совсем не много, их можно буквально пересчитать по пальцам. Этому во многом способствовало то, что в 80-х годах 19 в. глухая рельефная резьба начинает вытесняться сквозной прорезью доски — так называемой пропильной резьбой, которой в настоящее время украшено абсолютное большинство сельских домов.

Слово «изба» (а также его синонимы «ызба» , «истьба» , «изъба» , «истобка» , «истопка» ) употребляется в русских летописях, начиная с самых древнейших времен. Очевидна связь этого термина с глаголами «топить», «истопить». В самом деле, он всегда обозначает отапливаемое строение (в отличие, например, от клети).

Кроме того, у всех трех восточнославянских народов — белорусов, украинцев, русских — сохранялся термин «истопка» и обозначал опять-таки отапливаемое строение, будь то кладовая для зимнего хранения овощей (Белоруссия, Псковщина, Северная Украина) или жилая изба крохотных размеров (Новогородская, Вологодская области), но непременно с печью.

Типичный русский дом состоял из теплого, отапливаемого помещения и сеней. Сени , прежде всего, отделяли тепло от холода. Дверь из теплой избы открывалась не сразу на улицу, а в сени. Но еще в XIV веке слово “сени” использовалось чаще при обозначении крытой галереи верхнего этажа в богатых теремах. И лишь позже так стала именоваться прихожая. В хозяйстве сени использовались как подсобные помещения. Летом в сенях было удобно спать “на прохладе”. А в больших сенях устраивались девичьи посиделки и зимние встречи молодежи.

Сени в доме Есениных в с. Константиново Рязанской губернии (дом-музей Сергея Есенина).
В саму избу вела низкая одностворчатая дверь , вытесанная из двух-трех широких пластин твердого дерева (преимущественно дуба). Вставлялась дверь в дверную колоду, составленную из двух толстых тесанных дубовых плах (косяков), вершняка (верхнего бревна) и высокого порога.

Порог в быту осознавался не только как препятствие для проникновения в избу холодного воздуха, но и как граница между мирами. И как со всякой границей, с порогом связано множество примет. При входе в чужой дом полагалось остановиться у порога и прочесть краткую молитву — укрепиться для перехода на чужую территорию. Отправляясь в дальнюю дорогу, следовало немного молча посидеть на лавке у порога — проститься с домом. Повсеместен запрет здороваться и прощаться, разговаривать друг с другом через порог.

Избяная дверь отворялась всегда в сени. Это увеличивало пространство теплой избы. Сама же форма двери приближалась к квадрату (140-150 см Х 100-120 см). Двери в селах не запирали. Более того, деревенский этикет дозволял любому входить без стука в избу, но с обязательным стуком в боковое окно или с позвякиванием щеколдой на крыльце.

Основное пространство избы занимала печь . В иных избах с русской печью создается впечатление, что сама изба строилась вокруг печи. В большинстве изб печь располагали сразу справа у входа устьем к передней стене, к свету (окнам). Избы с печью слева от входа русские крестьянки пренебрежительно звали “непряхами” . Прясть обычно садились на “долгую” или “бабью лавку”, тянущуюся по противоположной длинной стене дома. И если бабья лавка находилась справа (при левом расположении печи), то прясть приходилось спиной к передней стене дома, то есть спиной к свету.

Русская духовая печь постепенно сформировалась из открытого очага, известного у древних славян и угро-финнов. Появившись очень рано (уже в IX веке повсюду распространены и глинобитные печи и печи каменные), русская печь сохраняла свою неизменную форму более тысячелетия. Её использовали для отопления, приготовления пищи людям и животным, для вентиляции помещения. На печи спали, хранили вещи, сушили зерно, лук, чеснок. Зимой под опечком держали птицу и молодых животных. В печах парились. Причем считалось, что пар и воздух печи более здоров и целебен, чем воздух бани.

Печь в доме крестьянина Щепина (музей-заповедник Кижи).

Несмотря на ряд усовершенствований, русская печь до середины XIX века топилась “по черному”, то есть не имела дымохода. А в некоторых областях курные печи сохранялись и до начала XX века. Дым из печки в таких избах выходит прямо в комнату и, расстилаясь по потолку, вытягивается в волоковое окно с задвижкой и уходит в деревянный дымоход — дымник.

Уже само название «курная изба» вызывает у нас привычное — и, надо сказать, поверхностное, неверное — представление о темной и грязной избе последнего бедняка, где дым ест глаза и повсюду сажа и копоть. Ничего подобного!

Полы, гладко отесанные бревенчатые стены, лавки, печь — все это сверкает чистотой и опрятностью, присущей избам северных крестьян, На столе белая скатерть, на стенах — вышитые полотенца, в «красном углу» иконы в начищенных до зеркального блеска окладах, И лишь несколько выше человеческого роста проходит граница, которой царит чернота закопченных верхних венцов сруба и потолка — блестящая, отливающая синевой, как вороново крыло.

Русская крестьянская изба. На выставке в Париже на Марсовом поле, Гравюра 1867 года.

Вся система вентиляции и дымоотвода продумала здесь очень тщательно, выверена вековым житейским и строительным опытом народа. Дым, собираясь под потолком — не плоским, как в обычных избах, а в форме трапеции, — опускается до определенного и всегда постоянного уровня, лежащего в пределах одного-двух венцов. Чуть ниже этой границы вдоль стен тянутся широкие полки — «воронцы» — которые очень четко и, можно сказать, архитектурно отделяют чистый интерьер избы от ее черного верха.

Местоположение печи в избе строго регламентировалось. На большей территории Европейской России и в Сибири печь располагалась около входа, справа или слева от дверей. Устье печи в зависимости от местности могло быть повернуто к передней фасадной стене дома или к боковой.

С печью связано много представлений, поверий, обрядов, магических приемов. В традиционном сознании печь была неотъемлемой частью жилища; если в доме не было печи, он считался нежилым. Печь была вторым по значению «центром святости» в доме — после красного, Божьего угла, — а может быть, даже и первым.

Часть избы от устья до противоположной стены, пространство, в котором выполнялась вся женская работа, связанная с приготовлением пищи, называлась печным углом . Здесь, около окна, против устья печи, в каждом доме стояли ручные жернова, поэтому угол называют еще жерновым . В печном углу находилась судная лавка или прилавок с полками внутри, использовавшаяся в качестве кухонного стола. На стенах располагались наблюдники — полки для столовой посуды, шкафчики. Выше, на уровне полавочников, размещался печной брус, на который ставилась кухонная посуда и укладывались разнообразные хозяйственные принадлежности.

Печной угол (экспозиция выставки «Русский северный дом»,

г. Северодвинск, Архангельская обл.).

Печной угол считался грязным местом, в отличие от остального чистого пространства избы. Поэтому крестьяне всегда стремились отделить его от остального помещения занавесом из пестрого ситца, цветной домотканины или деревянной переборкой. Закрытый дощатой перегородкой печной угол образовывал маленькую комнатку, имевшую название «чулан» или «прилуб».

Он являлся исключительно женским пространством в избе: здесь женщины готовили пищу, отдыхали после работы. Во время праздников, когда в дом приезжало много гостей, у печи ставился второй стол для женщин, где они пировали отдельно от мужчин, сидевших за столом в красном углу. Мужчины даже своей семьи не могли зайти без особой надобности в женскую половину. Появление же там постороннего мужчины считалось вообще недопустимым.

Красный угол , как и печь, являлся важным ориентиром внутреннего пространства избы. На большей территории Европейской России, на Урале, в Сибири красный угол представлял собой пространство между боковой и фасадной стеной в глубине избы, ограниченное углом, что расположен по диагонали от печи.

Красный угол (архитектурно-этнографический музей Тальцы,

Иркутская область).

Основным украшением красного угла является божница с иконами и лампадкой, поэтому его называют еще «святым» . Как правило, повсеместно в России в красном углу кроме божницы находится стол . Все значимые события семейной жизни отмечались в красном углу. Здесь за столом проходили как будничные трапезы, так и праздничные застолья, происходило действие многих календарных обрядов. Во время уборки урожая первый и последний колоски устанавливали в красном углу. Сохранение первых и последних колосьев урожая, наделенных, по народным преданиям, магической силой, сулило благополучие семье, дому, всему хозяйству. В красном углу совершались ежедневные моления, с которых начиналось любое важное дело. Он является самым почетным местом в доме. Согласно традиционному этикету, человек, пришедший в избу, мог пройти туда только по особому приглашению хозяев. Красный угол старались держать в чистоте и нарядно украшали. Само название «красный» означает «красивый», «хороший», «светлый». Его убирали вышитыми полотенцами, лубочными картинками, открытками. На полки возле красного угла ставили самую красивую домашнюю утварь, хранили наиболее ценные бумаги, предметы. Повсеместно у русских был распространен обычай при закладке дома класть деньги под нижний венец во все углы, причем под красный угол клали более крупную монету.

«Военный совет в Филях», Кившенко А., 1880 г. (на картине изображён красный угол избы крестьянина Фролова д. Фили Московской области, где за столом проходит военный совет при участии М. Кутузова и генералов русской армии).

Некоторые авторы связывают религиозное осмысление красного угла исключительно с христианством. По их мнению, единственным священным центром дома в языческие времена была печь. Божий угол и печь даже трактуются ими как христианский и языческий центры.

Нижней границей жилого пространства избы был пол . На юге и западе Руси полы чаще устраивали земляные. Такой пол приподнимали на 20-30 см над уровнем земли, тщательно утрамбовывали и покрывали толстым слоем глины, перемешанной с мелко нарезанной соломой. Такие полы известны уже с IX века. Деревянные полы также древни, но встречаются на севере и востоке Руси, где климат суровее и почва более влажная.

Для половиц использовали сосну, ель, лиственницу. Половицы всегда укладывались вдоль избы, от входа к передней стене. Их стелили на толстые бревна, врубленные в нижние венцы сруба — переводины. На Севере пол часто устраивали двойным: под верхним “чистым” полом находился нижний — “черный”. Полы в деревнях не красили, сохраняя естественный цвет дерева. Лишь в XX веке появляются крашенные полы. Зато мыли пол каждую субботу и перед праздниками, застилая его потом половиками.

Верхней же границей избы служил потолок . Основу потолка составляла матица — толстый четырехгранный брус, на который укладывались потолочины. К матице подвешивались различные предметы. Сюда прибивался крюк или кольцо для подвешивания колыбели. За матицу не принято было заходить незнакомым людям. С матицей связывались представления об отчем доме, счастье, удаче. Не случайно, отправляясь в дорогу, нужно было подержаться за матицу.

Потолочины на матицу всегда укладывались параллельно половицам. Сверху на потолок набрасывали опилки, опавшие листья. Нельзя было только на потолок сыпать землю — такой дом ассоциировался с гробом. Появился потолок в городских домах уже в XIII-XV веках, а в деревенских — в конце XVII — начале XVIII века. Но и до середины XIX века, при топке “по черному” во многих местах предпочитали потолка не устраивать.

Важным было освещение избы . Днем изба освещалась с помощью окон . В избе, состоящей из одного жилого помещения и сеней, традиционно прорубалось четыре окна: три на фасаде и одно на боковой стороне. Высота окон равнялась диаметру четырех-пяти венцов сруба. Окна вырубались плотниками уже в поставленном срубе. В проем вставлялась деревянная коробка, к которой крепилась тонкая рама — оконница.

Окна в крестьянских избах не открывались. Помещение проветривалось через печную трубу или дверь. Лишь изредка небольшая част рамы могла подниматься вверх или сдвигаться в сторону. Створчатые рамы, отворявшиеся наружу, появились в крестьянских избах лишь в самом начале XX века. Но и в 40-50 годах XX века многие избы строились с неоткрывающимися окнами. Зимних, вторых рам тоже не делали. А в холода окна просто заваливали снаружи до верху соломой, или покрывали соломенными матами. Зато большие окна избы всегда имели ставни. В старину их делали одностворчатыми.

Окно, как и всякий другой проем в доме (дверь, труба) считалось очень опасным местом. Через окна в избу должен проникать лишь свет с улицы. Все остальное опасно для человека. Потому, если птица влетит в окно — к покойнику, ночной стук в окно — возвращение в дом покойника, недавно отвезенного на кладбище. Вообще, окно повсеместно воспринималось как место, где осуществляется связь с миром мертвых.

Однако окна, при их “слепоте”, давали мало света. И потому даже в самый солнечный день приходилось освещать избу искусственно. Самым древним устройством для освещения считается камелек — небольшое углубление, ниша в самом углу печи (10 Х 10 Х 15 см). В верхней части ниши делали отверстие, соединенное с печным дымоходом. В камелек клали горящую лучину или смолье (мелкие смолистые щепки, поленца). Хорошо просушенные лучина и смолье давали яркий и ровный свет. При свете камелька можно было вышивать, вязать и даже читать, сидя за столом в красном углу. Присматривать за камельком ставили малыша, который менял лучину и добавлял смолье. И лишь значительно позже, на рубеже XIX-XX веков, камельком стали называть маленькую кирпичную печку, пристроенную к основной и соединенную с ее дымоходом. На такой печурке (камельке) готовили пищу в жаркое время года или ее дополнительно топили в холода.

Лучина, закреплённая в светцах.

Чуть позже камелька появилось освещение лучиной , вставленной в светцы . Лучиной называли тонкую щепку из березы, сосны, осины, дуба, ясеня, клена. Для получения тонкой (менее 1 см) длинной (до 70 см) щепы полено распаривали в печи над чугуном с кипящей водой и надкалывали с одного конца топором. Надколотое полено затем раздирали на лучины руками. Вставляли лучины в светцы. Простейшим светцом был стержень из кованого железа с развилкой на одном конце и острием на другом. Этим острием светец втыкали в щель между бревнами избы. В развилку вставляли лучину. А для падающих угольков под светец подставляли корыто или другой сосуд с водой. Такие древние светцы, относящиеся к X веку, были найдены при раскопках в Старой Ладоге. Позже появились светцы, в которых горело несколько лучин одновременно. Они оставались в крестьянском быту вплоть до начала XX века.

По большим праздникам для полноты света в избе зажигали дорогие и редкие свечи. Со свечами в темноте ходили в сени, спускались в подпол. Зимой со свечами молотили на гумне. Свечи были сальными и восковыми. При этом восковые свечи использовали в основном в обрядах. Сальными же свечами, появившимися лишь в XVII веке, пользовались в быту.

Сравнительно небольшое пространство избы, около 20-25 кв.м, было организовано таким образом, что в нем с большим или меньшим удобством располагалась довольно большая семья в семь-восемь человек. Это достигалось благодаря тому, что каждый член семьи знал свое место в общем пространстве. Мужчины обычно работали, отдыхали днем на мужской половине избы, включавшей в себя передний угол с иконами и лавку около входа. Женщины и дети находились днем на женской половине возле печи.

Каждый член семьи знал свое место и за столом. Хозяин дома во время семейной трапезы сидел под образами. Его старший сын располагался по правую руку от отца, второй сын — по левую, третий — рядом со старшим братом. Детей, не достигших брачного возраста, сажали на лавку, идущую от переднего угла по фасаду. Женщины ели, сидя на приставных скамейках или табуретках. Нарушать раз заведенный порядок в доме не полагалось без крайней необходимости. Человек, их нарушившего, могли строго наказать.

В будние дни изба выглядела довольно скромно. В ней не было ничего лишнего: стол стоял без скатерти, стены без украшений. В печном углу и на полках была расставлена будничная утварь. В праздничный день изба преображалась: стол выдвигался на середину, накрывался скатертью, на полки выставлялась праздничная утварь, хранившаяся до этого в клетях.

Устройство избы деревенских крестьян Тверской Губернии. 1830 год. Предметы русского быта в акварелях из труда «Древности Российского государства» Фёдора Григорьевича Солнцева. Выпущен в Москве в течение 1849—1853 годов.

Изба или русская комната, Милан, Италия, 1826 год. Авторы гравюры Луиджи Джиаре (Luigi Giarre) и Винченцо Станджи (Vincenzo Stanghi). Работа из издания Джулио Феррарио (Giulio Ferrario) «Il costume antico e moderno o storia».

Под окнами избы делались лавки , которые не принадлежали к мебели, но составляли часть пристройки здания и были прикреплены к стенам неподвижно: доску врубали одним концом в стену избы, а на другом делали подпорки: ножки, бабки, подлавники. В старинных избах лавки украшались «опушкой» — доской, прибитой к краю лавки, свисавшей с нее подобно оборке. Такие лавки назывались «опушенными» или «с навесом», «с подзором». В традиционном русском жилище лавки шли вдоль стен вкруговую, начиная от входа, и служили для сидения, спанья, хранения различных хозяйственных мелочей. Каждая лавка в избе имела свое название, связанное либо с ориентирами внутреннего пространства, либо со сложившимися в традиционной культуре представлениями о приуроченности деятельности мужчины или женщины к определенному месту в доме (мужская, женская лавки). Под лавками хранили различные предметы, которые в случае необходимости легко было достать — топоры, инструменты, обувь и проч. В традиционной обрядности и в сфере традиционных норм поведения лавка выступает как место, на которое позволено сесть не каждому. Так входя в дом, особенно чужим людям, было принято стоять у порога до тех пор, пока хозяева не пригласят пройти и сесть.

Фелицын Ростислав (1830-1904). На крыльце избы. 1855 год.

Русская изба представляет собой деревянный дом, частично уходящий в землю. Несмотря на то, что изба чаше всего состояла из одной комнаты, она условно делилась на несколько зон. Был в ней печной угол, который считался грязным местом и отделялся от остального пространства избы занавесом, был так же женский угол — справа от входа, и мужской — у очага.

Красный угол был самым главным и почетным местом в доме. На Руси изба всегда выстраивалась определенным образом с учетом сторон горизонта, красный угол находился с восточной стороны, в самом дальнем и хорошо освещенном месте. В нем находился домашний иконостас. Считалось важным, что при входе в избу, человек в первую очередь должен обратить внимание на икону.


Иконы устанавливались на специальной полочке и обязательно должны были стоять в определенном порядке. Самыми главными иконами, которые должны были быть в каждом доме, считались иконы Богородицы и Спасителя. Красный угол всегда держали в чистоте, а иногда и украшали вышитыми полотенцами.


По традиции, в день свадьбы невесту увозили на венчание именно из красного угла. Там же совершались и ежедневные моления.

Избы, в которых печку топили по-чёрному, назывались курными (без трубы).

Вначале изба крестьянина имела только одну комнату. Позже стали строить так называемые пятистенки, в которых общая площадь разделялась бревенчатой стеной на две части.

Окна вначале закрывались слюдой или бычьими пузырями. Стёкла в Новгороде и Москве появились в 14 веке. Но они были очень дорогими, и ставили их только в богатых домах. И слюда, и пузыри, и даже стёкла того времени только пропускали свет, а что происходило на улице, через них видно не было.



Вечерами, когда темнело, русские избы освещались лучинами. Пучок лучин вставлялся в специальные кованые светцы, которые можно было закрепить в любом месте. Иногда использовали масляные светильники — небольшие плошки с загнутыми вверх краями. Только довольно обеспеченные люди могли себе позволить пользоваться с этой целью свечами.

Внутреннее убранство традиционной русской избы особым роскошеством не выделялось. Каждая вещь была необходима в хозяйстве, а внутренняя площадь избы была строго поделена на зоны. Например, правый от печки угол назывался бабий кут или середа. Здесь командовала хозяйка, всё было приспособлено для приготовления пищи, здесь же стояла прялка. Обычно, это место было огорожено, отсюда и слово закуток, то есть, обособленное место. Мужчины сюда не входили.


У хороших хозяев в избе всё сверкало чистотой. На стенках — расшитые белые полотенца; пол стол, скамьи выскреблены; на кроватях кружевные оборки — подзоры; оклады икон начищены до блеска. Пол в избе делали из широких цельных плах — брёвен, разрубленных пополам, с тщательно отёсанной одной плоской стороной. Клали плахи от двери к противоположной стене. Так половинки лучше лежали, и комната казалась больше. Пол настилался на три-четыре венца выше земли, и таким образам образовывался подпол. В нём хранились продукты, разные соленья. А приподнятость пола почти на метр от земли делала избу более тёплой.


Почти всё в избе делалось своими руками. Долгими зимними вечерами резали миски и ложки, долбили ковши, ткали, вышивали, плели лапти и туеса, корзины. Хотя и не отличалось убранство избы разнообразием мебели: стол, лавки, скамьи (лавки) стольцы (табуретки), сундуки, — всё делалось тщательно, с любовью и было не только полезным, но и красивым, радующим глаз. Это стремление к прекрасному, мастерство передавались от поколения к поколению.

Появлялись народные умельцы, зарождались промыслы. Любая обиходная вещь, будь то детская люлька или ковш, подзор или полотенце, — всё украшалось резьбой, вышивкой, росписью или кружевом, причём всё принимало определённый, традиционный образ, ассоциировалось с окружающей природой.

Русская изба у некоторых ассоциируется с избушкой, в которой находятся сундуки и деревянная мебель. Современное внутреннее убранство русской избы существенно отличается от подобного образа, здесь достаточно комфортно и современно. Несмотря на то что в доме создается деревенский стиль, здесь используется современная техника.

Исторические корни русского дома

Если раньше при строительстве дома крестьяне руководствовались практичностью, например, строили избы вблизи рек, делали у них небольшие окна, которые выходили на поля, луга, лес, то сейчас особое внимание уделяется внутреннему убранству. Кроме того, раньше люди у реки или озера ставили русскую баню, а во дворе строили амбары для хранения зерна, хлев для скота. Но во все времена обязательно выделялся красный угол в русской избе, в котором размещали иконы, устанавливали печь. В то время интерьер русской избы подбирался так, чтобы все предметы были многофункциональными, ни о какой роскоши речи не шло.

Русский дом старались располагать на участке так, чтобы она находилась поближе к северу. Для защиты дома от ветров высаживали деревья и кустарники в саду.

Внимание! Для повышения уровня освещенности русского дома, он должен быть размещен окнами на солнечную сторону.

В старину для строительства русского дома выбирали то место, которое выбирал для своего отдыха крупный рогатый скот.

Интересные факты о русском доме

На болотах, а также вблизи них, дома раньше никто не строил. Русские люди считали, что болото — это «зяблое» место, и в доме, построенном на болоте, никогда не будет счастья и процветания.

Рубку русского дома начинали ранней весной, обязательно в новолуние. Если дерево было срублено на убывающей Луне, оно быстро сгнивало, дом приходил в негодность. Русский дом считался воплощением стабильности, постоянства, спокойствия, поэтому его никогда не ставили на перекрестках, на дороге. Также плохой приметой считалось возведение избы на месте сгоревшего дома. К своим домам крестьяне относились как к живым существам.

У нее выделяли чело (лицо), им считали фронтон русского дома. Наличниками называли украшения на окнах, а лбом именовали доски, используемые при строительстве стен.

Колодец у русской избы звали «журавлем», а доски на кровле называли «коньком».

Внутреннее убранство русской избы было довольно скромным, и соответствовало интерьерному стилю, именуемому в наши дни провансом.

По внешнему виду дома легко было определить вероисповедание, материальное благосостояние владельца, национальность его владельца. Сложно было найти в одной деревне абсолютно одинаковые дома, у каждой русской избы были свои индивидуальные характеристики. Некоторые отличия имел и интерьер русской избы, с помощью определенных предметов быта, люди пытались рассказать о своих интересах, увлечениях.

Считалось, что ребенок, который вырос в чистом и добротном доме, имеет светлые помыслы и намерения. С детства у ребенка формировали представление об особенностях строения русской избы, он изучал и запоминал предметы быта в русской избе. Например, красный угол в русской избе считался святым местом.

Особенности внутреннего убранства русского дома

Внутренним убранством дома всегда занималась женщина, именно она подбирала предметы быта, следила за уютом, наводила порядок. За состоянием фасада, а также за приусадебным участком всегда следил хозяин. В интерьере русского дома выделялась мужская и женская половина, оформление их имело некоторые отличительные черты.

Убранство русской избы — задача женщины. Именно она занималась изготовлением домашнего текстиля, в некоторых русских избах даже были ткацкие станки, на которых женщины ткали половики, полотно для декорирования окон.

Полати в русской избе заменяли современные диваны и кровати, для их отделения от остальной части комнаты использовали льняные занавески. Уже в те далекие времена в избе проводили зонирование, отделяя гостиную от спальной части. Приемы интерьерного искусства, используемые при оформлении русских изб, в настоящее время стали основой русского прованса.

Некоторые отличительные черты были у интерьера русских домов, находящихся на русском Севере. Из-за сложных климатических условий, характерных для этого региона, в одной избе располагали и жилую часть, и хозяйственные постройки, то есть крупный рогатый скот и люди жили под одной крышей. Это отражалось на внутреннем убранстве дома, в нем отсутствовали какие-либо излишества, использовались только добротные и простые элементы мебели. Один из углов комнаты выделялся для сундуков, в которых собиралось приданое для девочки.

Некоторые традиции, связанные с внешним убранством дома, используемые на Руси, сохранились и в наше время. Например, в верхней части фасада крепили резное деревянное солнце. Это декоративный элемент считался неким оберегом, его наличие было гарантией счастья, здоровья, благополучия всех обитателей дома. Резные розы на стенах избы считали символом счастливой и обеспеченной жизни, их и сейчас используют во внешнем декоре собственники загородных домов. Символами языческих оберегов считались львы, которые своим внешним видом должны были отпугивать от дома злых духов.

Массивный конек на крыше избы — это знак солнца. Несмотря на то что с тех пор прошло достаточно много времени, традиция установки на крыше конька сохранилась до наших дней. Среди обязательных элементов древней русской избы необходимо отметить и божницу. Конструкция дома возводилась по закону , строго соблюдались пропорции, чтобы изба имела не только эстетичный вид, но и оставалась добротным и прочным сооружением, выдерживала сильные порывы ветра.

Особенности русского дома

Русский дом принято подразделять на три яруса (мира):

  • подвал, выступающий в качестве нижней части;
  • жилые помещения составляют среднюю часть;
  • чердак и крыша являются верхнюю часть

Для строительства избы использовали бревна, между собой их связывали в венцы. Например, на Русском Севере при строительстве изб не использовали гвозди, получая при этом прочные и добротные дома. Гвозди нужны были только для крепления наличников, иных декоративных элементов.

Крыша — это элемент защиты дома от внешнего мира, атмосферных осадков. В русских избах использовались двускатные виды крыш, которые до сих пор архитекторы считают самыми надежными конструкциями для деревянных зданий.

Верхнюю часть дома украшали солнечными знаками, а на чердаке хранили те предметы, которые использовались в обиходе достаточно редко. Русские избы были двухэтажными, в нижней части дома был подклет, предохраняющий обитателей избы от холода. Все жилые комнаты размещали на втором этаже, выделяя для них минимальное пространство.

Пол старались делать двойным, сначала располагали «черный» пол, который не пропускал в избу холодный воздух. Далее шел «белый» пол, изготовленный из широких досок. Половицы не покрывали краской, оставляя древесину в естественном виде.

Красным углом в древней Руси считали то место, где располагалась печь.

Совет! На даче или в загородном доме вместо печи в интерьере гостиной гармонично будет смотреться камин.

Печь устанавливалась в сторону восхода солнца (на восток), ассоциировалась со светом. Рядом с ней на стене ставили образа, а в храмах это место отводилось алтарю.

Двери изготавливали из натуральной древесины, они были массивными, ассоциировались с надежной защитой дома от злых духов.

Над дверью размещали подкову, которая также считалась символом защиты дома от бед и несчастий.

Окна делали из натурального дерева, они были небольшие, чтобы из избы не уходило тепло. Именно окна считали «глазами» владельца дома, поэтому их располагали с разных сторон избы. Для декорирования оконных проемов использовали натуральный материал, который ткала сама хозяйка. В старину не принято было завешивать окна плотными портьерными тканями, которые не пропускали внутрь помещения солнечный свет. Для избы выбирали три варианта окон:


Современный интерьер русской избы

В настоящее время многие городские жители мечтают о собственной рубленой избе, обставленной в деревенском стиле. Желание быть наедине с природой, отвлечься от городской суеты и проблем.

Среди тех предметов интерьера, которые по-прежнему существуют в убранстве русской избы, выделим печь. Некоторые собственники загородной недвижимости предпочитают вместо него использовать современный камин. Особый интерес представляет оформление стен и потолка в современном деревянном русском доме. В наши дни все чаще можно увидеть резные деревянные украшения на фасаде дома, которые являются типичным проявлением прованса

Совет! При отделке стен русской избы можно использовать светлые обои, имеющие мелкий рисунок. Для прованса нежелательно применять в отделке стен искусственные материалы, поскольку стиль предполагает максимальную гармонию, единение с природой.

Профессиональные стилисты, занимающиеся оформлением деревянных русских изб, советуют подбирать для отделки нейтральные цвета. Особое внимание они предлагают уделять домашнему текстилю, который является визитной карточкой деревенского стиля.

Дидактическая игра «Русская изба – современный дом».

Дидактическая игра «Русская изба – современный дом», для детей от 5 лет.

Цель:

Обобщение и систематизирование знаний детей о мире предметов быта прошлого и настоящего.

Задачи:

— дидактическая

Знакомить детей с бытом и традициями русского народа, обращая внимание на различия между предметами современного дома и предметами старинной избы; создавать эмоциональное настроение в процессе игровых действий; способствовать расширению и активизации словаря.

— развивающая

Развивать воображение, мышление, формировать у детей интерес к предметам крестьянского быта; учить детей узнавать и называть предметы быта и посуду.

— воспитательная

Воспитывать интерес к культуре своего народа, бережное отношение к предметам быта; воспитывать дружеские отношения в игре, умение доводить начатую игру до конца.

— игровая (для ребенка)

Выигрывает тот, кто быстрее и правильно выполнит задания.

Игровые правила:

— организационные

Количество игроков – игра рассчитана на группу из 2-3 детей, но можно играть и с 1 ребенком.

Играют за столом.

Правила игры:

Сначала взрослый рассказывает о внешнем виде русской избы, показывая фасад дома, а затем переворачивает макет и перед детьми  оказывается пустая комната избы. Затем так же о современном доме. Задача детей расставить предметы интерьера.

— дисциплинарные

Учить играть до конца.

— игровые

Выиграешь, если правильно расставишь все предметы и назовёшь их.

Содержание игры

Вариант 1. «Расставь предметы»: ребенок самостоятельно расставляет предметы в пустой горнице, затем в современном доме, свободно перемещая предметы. Все действия ребенка сопровождаются рассказом, уточнением педагога о значении и использовании предметов в старину и современной жизни.

Вариант 2. « Найди свое место предмету»: каждому ребенку раздается по 2-3 предмета. Ребенку предлагается расставить эти предметы по местам.

Вариант 3. «Отгадай загадку и найди предмет»: педагог загадывает загадки, ребенок ищет отгадку в предметах интерьера и ставит их на место. Сначала загадки о старинных предметах быта, затем загадки о современных предметах.

Вариант 4. «Убери лишнее»: в избе выставляются предметы современного и старинного быта. Детям предлагается убрать из избы лишние предметы. Тоже самое задание дается на макете современного дома.

Вариант 5. «Путаница»: педагог выставляет предметы из разных эпох. Детям предлагается разделить правильно предметы и рассказать, какой предмет заменили. Также назвать, что вместо этого предмета должно быть.

Игровые действия

1 шаг – воспитатель раздаёт картины с изображением русской избы и современного дома.

2 шаг – воспитатель по очереди показывает по одной картинке с изображением предмета, которые лежат у него стопкой;

3 шаг – игрок забирает себе картинку, если она подходит, и правильно называет предмет.

Игровые действия меняются в зависимости от варианта игры!

Игровые атрибуты

Карточки с посудой и утварью крестьян, предметы современного быта.

Результат для ребенка – Молодец, выиграл, потому что собрал правильно и назвал предмет.

Результат для педагога – ребенок расширил свои знания о крестьянском быте и современном.

   МАТЕРИАЛ ДЛЯ ВЗРОСЛЫХ

Об избе

Избы строились из сосны или ели.

Рубили прямые ровные деревья, обрубали ветки, получались бревна, из них ставился сруб (от слова рубить)

Избы строили, не используя гвозди.

Затем прорубали окна, крыли крышу, покрывали ее соломой, зимой, когда не хватало корма скоту, солома с крыши могла пойти на прокорм.

Далее шла отделка дома, на крышу ставили конек, на окна навешивали ставни.

А что же там внутри дома? Мы проходим через сени, это холодный не отапливаемый коридор, заходим в избу, а там…. А там одна комната – горница, она является и кухней, и гостиной, и спальней. А что же в этой комнате есть?  Перед вами пустая горница, сейчас  мы расставим в комнате различные предметы, и получится интерьер русской избы.

О печке

А для чего нужна была печка? (чтобы готовить пищу, отапливать избу, сушить валенки, спать на ней.                                    

Во многих избах она была обычно из глины перемешанной с камнями — глинобитная на деревянном основании.

И в наше время сохранилось много изб с русской печью.

ПЕЧЬ – кормилица, защитница от холода, лекарь от болезней. Не случайно печь распространенный персонаж, часто встречающийся в русских сказках. Назовите сказку, которую вы знаете. (Гуси-лебеди)

О Божнице

Божница находилась в красном углу.

Это маленькая полочка (иногда двухъярусная), божница, на которой одна, две небольшие иконы, писанные на деревянных досках или литые медные. 

О буфете, шкафах

Шкафы были различных размеров и видов, были украшены резьбой, токарными деталями, росписью. Часто в шкафчиках применяли сквозную резьбу, что делалось для проветривания продуктов.

О лавке, скамье

Она была прибита к стене, и ее нельзя было передвигать. Переносная лавка называется – скамья.

Лавку мастерил сам хозяин из толстых и широких досок. У каждого члена семьи было свое место. Хозяин сидел под иконами, а хозяйка с краю, чтобы никому не мешала, подавая на стол.

Позже появились стулья, и табуретки для сидения работника – коряки. Найдите их среди предметов.

О столе

За столом собиралась вся семья, обсуждались все вопросы.

Место хозяина дома называлось большим местом. Остальные члены семьи садились за стол в порядке старшинства.

О сундуке

Сундуки — обязательная принадлежность избы. В них хранили одежду, холсты и другую домашнюю утварь. Сундуки делали большие  и маленькие.

О посуде

Посуда была глиняная и деревянная. Посуда длинными, зимними вечерами украшалась резьбой и росписью.

О прялке

Прядением, как правило, занимались девушки. Прялка с колесом называлась – самопрялка.  

Прялки до сих пор сохраняются во многих деревенских домах. Из овечьей шерсти вяжут, как и прежде, носки, рукавицы, валяют валенки.

Об утюгах

Утюги были двух видов, в которые клали раскаленные угли и которые ставились на печь.

Об ухвате

Им  отправляли в жар горшки с пищей. Это приспособление, представляло  собой длинную деревянную палку с металлической рогаткой на конце.

Расположение предметов:

ЗАГАДКИ

ПЕЧКА

Дом – белый.

Дверь – черная.

Хозяин красный.

Что в дом вошло –

Все в небо ушло.

То она печет блины,

То показывает сны.

Доскажите словечко:

— зимой нет теплей, а летом нет холодней (загадка)… ПЕЧКА

— обогреватель в сельском доме …ПЕЧКА

БОЖНИЦА 

Полка, на которую ставились иконы. (Подсказать название)

БУФЕТ, ШКАФ

Предмет мебели  для хранения посуды , одежды

ЛАВКА, СКАМЬЯ.

На ней люди спали, работали, ели, готовили и встречали гостей. (лавка)

СТОЛ

 Загадка                  Под крышей — ножки,

 На крыше – ложки,

 А рядом с ними

 С похлебкой плошки.

СУНДУК

         * бабушкино хранилище

ПОЛКА

*доскажи словечко.

— Волк, смотри, — сказал он волку, —

   Станешь зубы класть на …                

ПОСУДА

*Назовите одним словом

(показать картинки)

ПРЯЛКА

*с помощью нее получали нитки.

* Загадка        Чем дольше я верчусь,

                         Тем толще становлюсь.      

 УТЮГ

Загадка                   

Шипит недовольно, кусается больно,

Опасно его оставлять одного.

С ним надо поладить,

И можете гладить,        

Но гладить не стоит его.

 ЧУГУНОК

 В нем готовили пищу в печке.

СТУПА

в ней толкли зерно, очищая его от шелухи.

Фахверк — немецкая ″изба″ | Фоторепортажи о Германии | DW

Часть I

— Смотри, какой замечательный фахверк!

— Где?

— Вот этот домик из деревянных балок, с белой штукатуркой…

— Ой, какой красивый! Интересно. «Фахверком» называется? Почему?

Альсфельд

Такие диалоги и слышать доводилось неоднократно, и участвовать в них на правах принимающей стороны. Гости Германии визуально точно идентифицируют фахверковые дома как что-то типично немецкое, но часто не знают, как они называются.

Был ли человек в Германии или не был, но, как правило, хотя бы раз в жизни фахверковые дома он уже видел — в журналах, по телевидению, в других европейских странах. Поэтому, если фахверковые дома поблизости отсутствуют, а разговор как раз зашел именно о них, то, как показывает опыт, можно быстро объяснить буквально на пальцах, о чем именно идет речь. У нас необходимости в этом нет, так как в репортажах о немецком фахверке будет много фотографий, что дает нам возможность сразу перейти к деталям.

Бейльштейн (Мозель)

Фахверк появился на территории современной Германии в Средние века, а затем широко распространился по Швейцарии, Англии, Франции, Дании. Вплоть до 19 века он был доминирующим в Центральной Европе к северу от Альп. Несмотря на пожары и разрушения Второй мировой войны, в Федеративной Республике до сих пор насчитывается более миллиона старых домов.

В ФРГ есть несколько областей с разными фахверковыми стилями: алеманским — на юго-западе; франконским — в Тюрингии, Гессене, Северном Рейне-Вестфалии, Рейнланд-Пфальце; нижнесаксонским — на севере.

Немецкое слово Fachwerk, а также связанные с эти стилем строительные термины заслуживают особой остановки, которая поможет понять, чем именно живет и дышит этот стиль.

Бернкастель-Кюс (Мозель)

«Fach» по-немецки означает «панель», «отсек», «отделение», «секция». «Werk» — «сооружение», «постройка». В Швейцарии такие дома называют не «Fachwerk», а «Riegelhaus»: от «Riegel» — «перекладина», «брусок».

Известно, что некоторые северные народы для обозначения снега используют более дюжины разных слов: снег свежий, плотный, мягкий, влажный… Так вот, «перекладина» или «балка» из пихты или дуба для немецких строителей фахверковых домов, что снег для северных народов — у каждой есть свое название.

Вертикальные балки (стойки) — Pfosten, Stiel, Stütze, Stab или Ständer. Балки с небольшим наклоном (распорки, схватки) — Strebe или Schwertung. Горизонтальные балки (брус, поперечная балка) — Schwelle, Rähm, Riegel или Pfette. Балки с наклоном примерно в 45 градусов (связки, ленты) — Bänder, Bug.

Чтобы закончить филологическую часть, отметим, что в международной практике стоечно-балочный строительный стиль принято называть английским термином «Post & Beam», а немецкий фахверк является его самой старой формой.

Под Кобленцем (Рейн)

Пространство между горизонтальными, вертикальными и косыми балками каркаса (фахверка) заполняют самым разными материалами: глиной, которой обмазывают тонкие деревянные планки, смесью глины и соломы, кирпичом или камнями, деревянными планками с резными украшениями или без них.

Резные украшения являются своего рода знаками отличия фахверковых домов. Существует множество разных мотивов: кресты, фигуры, цветы, геометрические узоры. В прошлых веках некоторые из этих украшений имели право делать лишь старые и опытные мастера — таковы были законы ремесла.

Кобленц (Рейн)

Продолжение следует.

Максим Нелюбин

Крестьянская мебель и утварь

 

Домик станционного смотрителя в Выре, Гатчинский район. Кухонная утварь.

Мебели в крестьянской избе было немного, да и разнообразием она не отличалась – стол, лавки, скамьи, сундуки, посудные полки. Привычные для нас шкафы, стулья, кровати появились в деревне только в 19 веке.

СТОЛ занимал в доме важное место и служил для ежедневной или праздничной трапезы. К столу относились с уважением, называли «Божьей ладонью», дарующей хлеб насущный. Поэтому нельзя было бить по столу, влезать на него детям. В будничные дни стол стоял без скатерти, на нем могли находиться лишь хлеб, завернутый в скатерть, и солонка с солью. В праздники его ставили посреди избы, накрывали скатертью, украшали нарядной посудой. Стол считался местом, за которым происходило единение людей. Человек, которого хозяева приглашали за стол, считался в семье «своим».

Домик няни Арины Родионовны в Михайловском. Стол.

ЛАВКИ из дерева традиционно выполняли две роли. Прежде всего, они были подспорьем в хозяйственных делах, помогали выполнять свое ремесло. Вторая роль – эстетическая. Украшенные разнообразными узорами лавочки ставились вдоль стен обширных помещений. В русской избе лавки шли вдоль стен вкруговую, начиная от входа, и служили для сиденья, спанья, хранения хозяйственных мелочей. Каждая лавка имела свое название.

Домик няни Арины Родионовны в Михайловском. Долгая лавка.

Лавка около печки называлась кутной, так как располагалась в бабьем куте. На нее ставили ведра с водой, горшки, чугуны, укладывали испеченный хлеб.
Судная лавка шла от печи до передней стены дома. Эта лавка была выше остальных. Под ней были раздвижные дверцы или занавеска, за которыми располагались полки с посудой.
Долгая лавка – лавка, отличающаяся от других своей длиной. Она тянулась либо от коника к красному углу, вдоль боковой стены дома, либо от красного угла вдоль стены фасада. По традиции она считалась женским местом, где занимались прядением, вязанием, шитьем. Мужскую лавку называли коником, как и рабочее место крестьянина. Она была короткая и широкая, имела форму ящика с откидной плоской крышкой или задвижными дверцами, где хранился рабочий инструмент.

В русском быту для сидения или спанья использовали также СКАМЬИ. В отличие от лавки, которая прикреплялась к стене, скамья была переносной. Ее можно было в случае нехватки спального места поставить вдоль лавки, чтобы увеличить пространство для постели, или поставить к столу.

Под потолком шли ПОЛАВОШНИКИ, на которых располагалась крестьянская утварь, а около печи укрепляли деревянный настил – ПОЛАТИ. На полатях спали, а во время посиделок или свадьбы туда забиралась детвора и с любопытством глазела на все происходящее в избе.

Посуду хранили в ПОСТАВЦАХ: это были столбы с многочисленными полками между ними. На нижних полках, более широких, хранили массивную посуду, на верхние, более узкие, ставили мелкую посуду. Для хранения отдельной посуды служил ПОСУДНИК – деревянная полка или открытый шкафчик. Посудник мог иметь форму замкнутой рамы или быть открытым сверху, нередко его боковые стенки украшали резьбой или имели фигурные формы. Как правило, посудник находился над судной лавкой, под рукой хозяйки.

Редко в какой крестьянской избе не было ТКАЦКОГО СТАНКА, каждая крестьянская девушка и женщина умела ткать не только простой холст, но и бранные скатерти, полотенца, клетчатые понёвы, заклады для шушпанов, насундучники, постилки.

Для новорожденного подвешивали к потолку избы на железный крюк нарядную ЛЮЛЬКУ. Мягко покачиваясь, она убаюкивала младенца под напевную песнь крестьянки.

Постоянной принадлежностью быта русской женщины — с юности и до глубокой старости — была ПРЯЛКА. Нарядную прялку мастерил добрый молодей своей невесте, дарил на память муж жене, отец дочери. Поэтому в ее украшение вкладывалось много душевного тепла. Прялки хранили всю жизнь и передавали как память о матери следующему поколению.

Домик няни Арины Родионовны в Михайловском. Скамья, прялка, сундук, ларь.


СУНДУК
в избе занимал место хранителя семейного быта. В нем помещались и деньги, и приданое, и одежда, и простые бытовые мелочи. Поскольку в нем хранили самое ценное, в нескольких местах его оковывали для прочности железными полосами, закрывали на замки. Чем больше сундуков было в доме, тем богаче считалась крестьянская семья. На Руси было распространено два вида сундуков – с плоской откидной крышкой и выпуклой. Были маленькие сундуки, похожие на шкатулки. Сундук изготавливался из дерева – из дуба, реже из березы.

В то время, как сундук являлся предметом роскоши и использовался для хранения дорогих вещей, существовал ЛАРЬ. По форме он был похож на сундук, но сделанный более просто, грубо, не имел украшений. В нем хранили зерно, муку, на базаре использовали для продажи съестного.

Крестьянская утварь

Домик няни Арины Родионовны в Михайловском. Кухня.

Крестьянский дом трудно было представить без многочисленной утвари. Утварь — это все предметы, необходимых человеку в его обиходе: посуда для заготовки, приготовления и хранения пищи, подачи ее на стол; различные емкости для хранения предметов домашнего обихода, одежды; предметы для личной гигиены и гигиены жилища; предметы для разжигания огня, хранения и употребления табака и для косметических принадлежностей.

В русской деревне употреблялась в основном деревянная и гончарная утварь. В большом употреблении была также утварь, изготовленная из бересты, плетенная из прутьев, соломы, корней сосны. Некоторые из необходимых в хозяйстве деревянных предметов изготавливались силами мужской половины семьи. Большая же часть предметов приобреталась на ярмарках, торжках, особенно это касалось бондарной и токарной утвари, изготовление которой требовало специальных знаний и инструментов.

Первостепенным предметом сельского быта раньше считалось КОРОМЫСЛО – толстая изогнутая дугой деревянная палка с крючками или выемками на концах. Предназначалось для носки ведер с водой на плечах. Считалось, что сила у человека есть до тех пор, пока он может носить воду в ведрах на коромысле.

Ношение воды на коромысле – целый ритуал. Когда идешь за водой, два пустых ведра должны быть в левой руке, коромысло – в правой. Коромысло имело форму дуги. Оно ложилось удобно на плечи, а ведра, одетые на концы коромысла в специально вырезанные для этого выемки, почти не качались при ходьбе.

ВАЛЁК – массивный, изогнутый кверху деревянный брусок с короткой рукояткой – служил не только для обмолота льна, но и для выколачивания белья во время стирки и полоскания, а также для беления готового холста. Изготавливали вальки чаще всего из липы или березы и украшали трехгранно — выемчатой резьбой и росписью. Самыми нарядными являлись подарочные вальки, которые парни преподносили девушкам. Одни из них выполнялись в виде стилизованной женской фигуры, другие украшались сквозными отверстиями с бусинами, камешками или горошинами, которые при работе издавали своеобразный «журчащий» звук.

Валек клали в колыбель новорожденного в качестве оберега, а также подкладывали его под голову ребенку во время обряда первой стрижки волос.

РУБЕЛЬ – предмет домашнего быта, который в старину русские женщины использовали для глажения белья после стирки. Он представлял собой пластину из дерева твердых пород с ручкой на одном конце. На одной стороне нарезались поперечные скругленные рубцы, вторая оставалась гладкой и иногда украшалась затейливой резьбой. Отжатое вручную белье наматывали на валик или скалку и раскатывали рубелем так, что даже плохо постиранное белье становилось белоснежным. Отсюда пословица: «Не мытьем, а катанием». Изготавливался рубель из древесины твердых лиственных пород: дуба, клена, бука, березы, рябины. Иногда рукоятку рубеля делали полой и закладывали внутрь горошинки или другие мелкие предметы, чтобы они гремели при раскатывании.

Для хранения громоздких хозяйственных припасов в клетях употреблялись бочки, кадки, лукошки разной величины и объема.

БОЧКИ в старину были самым обыкновенным вместилищем и жидкостей, и сыпучих тел, например: хлебного зерна, муки, льна, рыбы, мяса сушеного, поскони и разного мелкого товара.

Для заготовки впрок солений, квашений, мочений, кваса, воды, для хранения муки, крупы использовались КАДКИ. Необходимой принадлежностью кадки были кружок и крышка. Кружком прижимали помещенные в кадку продукты, сверху укладывали гнет. Это делалось для того, чтобы соления и мочения всегда находились в рассоле, не всплывали на поверхность. Крышка берегла продукты от пыли. У кружка и крышки имелись небольшие ручки.

 УШАТ – деревянная емкость с двумя ручками. Применялся для наполнения и ношения жидкости. Ушат использовался для разных целей. В древности во время праздника в них подавали вино. В повседневной жизни в ушатах держали воду, запаривали веники для бани.

ЛОХАНЬ — круглая или продолговатая деревянная посудина с невысокими краями, предназначенная для различных хозяйственных надобностей: для стирки белья, мытья посуды, сливания воды.

ШАЙКА – тот же ушат, но предназначенный для мытья в бане.

На протяжении многих столетий главным кухонным сосудом на Руси был ГОРШОК. Горшки могли быть разных размеров: от маленького горшочка на 200-300 г каши до огромного горшка, вмещавшего до 2-3-х ведер воды. Форма горшка не менялась во все время его существования и была хорошо приспособлена для приготовления еды в русской духовой печи. Они редко украшались орнаментом. В крестьянском доме было около десятка и более горшков разных размеров. Горшками дорожили, старались обращаться с ними аккуратно. Если он давал трещину, его оплетали берестой и употребляли для хранения продуктов.

Для подачи на стол кушаний использовалась такая столовая утварь как БЛЮДО. Оно было обычно круглой или овальной формы, неглубоким, на невысоком поддоне, с широкими краями. В крестьянском быту были распространены главным образов деревянные блюда. Блюда, предназначенные для праздничных дней, украшались росписью. На них изображались растительные побеги, мелкие геометрические фигуры, фантастические животные и птицы, рыбы и коньки. Блюдо использовалось как в повседневном, так и в праздничном обиходе. В будни на блюде подавалась рыба, мясо, каша, капуста, огурцы и другие «густые» кушанья, съедавшиеся после похлебки или щей. В праздничные дни помимо мяса и рыбы на блюде подавались блины, пироги, булочки, ватрушки, пряники, орехи, конфеты и прочие сладости. Кроме того, существовал обычай подносить на блюде гостям чарку с вином, медовухой, бражкой, водкой или пивом.

Для питья хмельных напитков пользовались ЧАРКОЙ. Она представляет собой небольшой сосуд круглой формы, имеющий ножку и плоское дно, иногда могла быть ручка и крышка. Чарки обычно расписывались или украшались резьбой. Этот сосуд употреблялся как индивидуальная посуда для питья браги, пива, хмельного меда, а позднее — вина и водки в праздничные дни.

Чарку чаще всего использовали в свадебном обряде. Чарку с вином предлагал новобрачным священник после венчания. По очереди они отпивали из этой чарки по три глотка. Допив вино, муж бросал чарку под ноги и топтал ее одновременно с женой, приговаривая: «Пусть так под ногами нашими будут потоптаны те, которые станут посевать между нами раздор и нелюбовь». Считалось, что кто из супругов первым наступит на нее, тот и будет главенствовать в семье. Первую чарку с водкой хозяин подносил на свадебном пиру колдуну, которого приглашали на свадьбу в качестве почетного гостя, чтобы избавить молодых от порчи. Вторую чарку колдун просил сам и лишь после этого начинал защищать новобрачных от недобрых сил.

ЕНДОВА – деревянная или металлическая чаша в виде ладьи с носиком для слива. Использовалась для разлива напитков на пирах. Ендова была разных размеров: от вмещавших ведро пива, браги, медовухи или вина до совершенно маленьких. Металлические ендовы украшались редко, так как они не ставились на стол. Хозяйка лишь подносила их к столу, разливая напитки по чаркам и кубкам, и сразу уносила. Деревянные же были очень нарядные. Любимыми узорами были розетки, веточки с листиками и завитками, ромбики, птицы. Ручку делали в виде головы коня. Сама форма ендовы напоминала птицу. Так в украшении использовалась традиционную символику. Деревянную ендову ставили на середину праздничного стола. Она считалась застольной посудой.

КУВШИН – сосуд для жидкости с ручкой и носиком. Похож на чайник, но обычно выше. Делался из глины.

КРИНКА – глиняный сосуд для хранения и подачи молока на стол. Характерной особенностью кринки является высокое и широкое горлышко, диаметр коорого рассчитан на обхват его рукой. Молоко в таком сосуде дольше сохраняло свежесть, а при прокисании давало толстый слой сметаны.

КАШНИК – горшок с ручкой для приготовления и подачи на стол каши.

КОРЧАГА – это глиняный сосуд больших размеров, имевший самое разнообразное назначение: использовался для нагревания воды, варки пива и кваса, браги, кипячения белья. В корчагу пиво, квас, воду вливали через отверстие в тулове, расположенном около донца. Его обычно затыкали пробкой. Корчага, как правило, не имела крышки.

Кочерга, ухват, сковородник, хлебная лопата, помело — это предметы, связанные с очагом и печью.

КОЧЕРГА — это короткий толстый железный прут с загнутым концом, который служил для размешивания углей в печи и сгребания жара.

УХВАТ ИЛИ РОГАЧ – длинная палка с металлической вилкой на конце, которой захватывают и ставят в русскую печь горшки, чугуны. Обычно ухватов в избе было несколько, они были разного размера, для больших и маленьких горшков, и с ручками разной длины. С ухватом имели дело, как правило, только женщины, так как приготовление пищи было женским делом. Иногда ухват использовали и как орудие нападения и обороны. Также ухват использовали в обрядах. Когда роженицу необходимо было защитить от нечистой силы, ставили ухват рогами к печи. Выходя из избы, она брала его с собой в качестве посоха. Существовала примета: чтобы при уходе из дома хозяина не ушел из дома домовой, необходимо было загородить печь ухватом или закрыть печной заслонкой. Когда выносили из дома покойника, на то место, где он лежал, укладывали ухват, чтобы защитить дом от смерти. На святках из ухвата и надетого на него горшка делалась голова быка или лошади, туловище изображал человек. Придя на святочное гуляние, быка «продавали», то есть ударяли по его голове топором, чтобы горшок разбился.

Перед посадкой хлебов в печь под печи очищали от угля и золы, подметая его помелом. ПОМЕЛО представляет собой длинную деревянную рукоять, к концу которой привязывались сосновые, можжевеловые ветки, солома, мочало или тряпка.

При помощи ХЛЕБНОЙ ЛОПАТЫ в печь сажали хлеба и пироги, а также вынимали их оттуда. Вся эта утварь участвовала в тех или иных обрядовых действиях.

Дом Пушкина А.С. в Михайловском. Кухня.

СТУПА – сосуд, в котором размалывают или измельчают что-либо при помощи песта, деревянного или металлического стержня с круглой рабочей частью. Также в ступах растирали и смешивали вещества. Ступы имели разную форму: от небольшой миски до высоких, более метра в высоту, ступ для размалывания зерна. Название произошло от слова ступать – переставлять ногу с места на место. В русских деревнях в повседневном хозяйственном быту использовали в основном деревянные ступки. Металлические ступки были распространены в городах и в богатых семьях крестьян Русского Севера.

Домик станционного смотрителя в Выре, Гатчинский район. Кухонная утварь: в углу стоит ступа с пестом.

 

РЕШЕТО И СИТО – утварь для просеивания муки, состоящая из широкого обруча и натянутой на него с одной стороны сетки. Решето отличалось от сита более крупными отверстиями в сетке. Его использовали для сортировки муки, привезенной с деревенской мельницы. Через него отсеивалась мука более крупного помола, через сито — более мелкая. В крестьянском доме сито использовалось и как тара для хранения ягод и фруктов.

Решето использовали в ритуалах как вместилище даров и чудес, в народной медицине в роли оберега, в гаданиях в роли оракула. Воду, пролитую через решето, наделяли целебными свойствами, омывали ею ребенка, домашних животных в лечебных целях.

КОРЫТО – открытая продолговатая емкость. Изготавливалось из половинки целого бревна, выдалбливалось с плоской стороны. Корыто в хозяйстве пригождалось для всего и имело самое разнообразное назначение: для сбора урожая яблок, капусты и других плодов, для заготовки солений, для стирки, купания, остуживания пива, для замеса теста и кормления скота. В перевернутом виде использовали как большую крышку. Зимой дети катались на нем с горок, как в санках.

Сыпучие продукты хранили в деревянных поставцах с крышками, берестяных туесах и бураках. В ходу были плетеные изделия – лукошки, корзины, короба из лыка и прутьев.

ТУЕС (УРАК) – короб цилиндрической формы с крышкой и ручкой-дужкой, изготовленный из бересты или луба. Туеса различались по своему назначению: для жидкости и для сыпучих предметов. Для изготовления туеса для жидкости брали сколотень, то есть бересту, снятую с дерева целиком, без разреза. Под сыпучие продукты туес делали из пластовой бересты. Различались они и по форме: круглые, квадратные, треугольные, овальные. Туеса разной формы и размера были у каждой хозяйки, и у каждого было свое предназначение. В одних хорошо сохранялась и защищалась от влаги соль. В других держали молоко, масло, сметану, творог. В них наливали мед, подсолнечное, конопляное и льняное масло; воду и квас. В туесах продукты долго сохранялись свежие. С берестяными туесами ходили за ягодами в лес.

Источник

  • Неподражаемая Раневская
  • 12 мини-привычек безумно успешных людей

Фотогалерея старого дома (ФОТО)

«Планируете реконструкцию старого дома? Лучшее место для изучения фотографий старых домов, интерьеров, планов сада, ландшафтного дизайна, старых планов домов и классических домов викторианской эпохи. Начать здесь для вдохновения «. ЖУРНАЛ ВИКТОРИАНА

Фотогалерея для тех, кто любит жить в старых домах или хочет вложить в них деньги.Фотографии старых домов и фотографии интерьеров полезны для домовладельцев, которые готовы спроектировать, отремонтировать и перестроить старый дом, чтобы добавить дополнительное пространство, соответствующее стилю оригинального здания. Следует отметить, что не все реконструированные старые дома успешны в художественном или финансовом отношении, а максимальный комфорт не всегда обеспечивается ремонтом старого дома.

ФОТОГРАФИИ ВИКТОРИАНСКОГО ДОМА САД ФОТОГАЛЕРЕЯ ФОТО ИНТЕРЬЕРА

Найдите фотографии викторианских домов и фотографии интерьеров старых домов 1800-х и начала 1900-х годов, включая скромные викторианские дома, построенные людьми рабочего класса.Найдите исторические дома и старинные особняки, чтобы рассмотреть как внешние, так и внутренние фотографии.

Поднимите свой садовый дизайн на новый уровень с помощью небольших фотографий сада, планов сада и онлайн-инструментов для дизайна сада. Увидеть красивые розовые сады с планы розариев. Фотографии альпинариев, коттеджных садов, викторианских садов и японских садов.

Внутренние фотографии старых домов вдохновят домовладельцев украсить их с учетом последних тенденций в области украшения и дизайна, сохраняя при этом целостность старого дома.Просмотрите прекрасные фотографии ванных комнат, гостиных и спален.

Иногда собственник с головой уходит в ремонтные работы, не считаясь с затратами. Часто старый дом так своеобразно устроен, что не поддается ремонту и перепланировке. Обдумывая реконструкцию старого дома, возможно, первое, что нужно решить, — это отремонтировать или реконструировать, поскольку вы можете быть уверены, что между ними существует большая разница.Отремонтировать старый дом намного дешевле перепланировки. Сравнительная стоимость двух операций должна быть более или менее в вашем уме, когда вы впервые начинаете думать о проекте. Рассматривая приобретение старого дома с целью его переделки, внимательно осмотрите здание, чтобы определить, сделает ли ремонт его достаточно комфортным для вас и вашей семьи или (в силу возраста здания) потребуется более обширная работа, например как ремоделирование, потребуется.

ПЛАН СТАРОГО ДОМА

Коллекция старых планов домов, включающих планы фермерских домов, планы старых особняков, планы домов викторианской эпохи, бунгало и планы домов мастеров.

ИСТОРИЧЕСКИЕ ДОМА

Изучите фотографии экстерьера и интерьера, архитектурные чертежи, ландшафтный дизайн, планы этажей и историю исторических домов и старых особняков,

ДИЗАЙН ВАННЫХ КОМНАТ

Галерея ванных комнат, демонстрирующая дизайн и оборудование ванных комнат, которые модернизируют ванны в старых домах, не жертвуя при этом очарованием старинных домов.

ДО И ПОСЛЕ

Это окончательный ремонт старого дома. Посмотрите фотографии до и после обширной реставрации шотландского баронского замка и поместья.

КАК СТАТЬИ
Конструкции для паркетных полов

Думаете добавить паркетные полы из твердых пород дерева в ремонт вашего дома? Как подобрать идеальный дизайн паркета.

Ландшафтный дизайн
Программное обеспечение

Если вы хотите вывести свой садовый дизайн на новый уровень, найдите бесплатную загрузку программного обеспечения для ландшафтного дизайна.

Создайте винтажный дизайн ванны

Вы можете выделить сантехнику, которая модернизирует ванны в старых домах, не жертвуя очарованием былых дней.

Как спроектировать дачный сад

Страсть к цветам и любовь к их цвету можно увидеть больше, чем где-либо еще в английском коттеджном саду.

Как вырастить огород

Руководство по традиционному огороду.Вы можете использовать онлайн-планировщик сада, чтобы создать индивидуальный план огорода.

Тогда попробуйте узнать, сколько будет стоить выполнение работы перед покупкой. Если у вас уже есть старый дом, оцените стоимость ремонта или перестройки, прежде чем приступить к реальной работе, чтобы увидеть, стоит ли реконструкция дома дополнительных вложений.Или, с другой стороны, когда реконструированный дом стоит в долларах больше, чем дом аналогичного размера и новое оборудование, вам следует приступить к проекту улучшения дома. Ремонт старого дома — менее радикальный шаг, чем перепланировка. Ремонт в понимании строителя или архитектора обычно не подразумевает большого объема новой работы. Ремонт, как обычно понимают специалисты, не включает в себя замену перегородок, строительство новых крыльев, строительство новой крыши, прорезание новых окон и бесчисленное множество других работ, которые более или менее разрушают первоначальную старую конструкцию.

ОНЛАЙН ДИЗАЙН САДА ФОТО ВИКТОРИАНСКОГО САДА СТАРЫЕ ДОМА ФОТО

Создайте идеальный старомодный сад онлайн с помощью виртуальных садовых инструментов.Вы даже можете спланировать викторианский розарий.

Восстановление сада в вашем викторианском доме? Изучите фотографии викторианских садов для вдохновения для дизайна и декора.

Изучите сотни фотографий старых домов, домов викторианской эпохи и фотографий интерьеров, которые станут источником вдохновения для вашего следующего проекта реконструкции.

При реконструкции предполагается оторвать и разрушить большую часть старой конструкции, построить новую крышу, увеличить или уменьшить размер комнат и предоставить новые, построить новые крылья, новые подъезды, новые лестницы и обставить новую сантехнику и отопление — все, что вы ожидаете от нового дома, и которые сделают ваш перестроенный дом практически новым.

Если владелец не имеет значительного опыта, обычно лучше получить консультацию специалиста, прежде чем принимать решение о реконструкции или ремонте. Наибольшее значение при определении примерной стоимости работ имеет консультация с архитектором или строителем для составления графика работ, необходимого для модернизации старого дома. Тогда можно будет определить, окупится ли работа.

Практически любой строитель бесплатно осмотрит старый дом и оценит стоимость его переоборудования в такой, какой вы хотите.Конечно, его цифры не совсем точны, потому что очень трудно сказать, сколько будет стоить определенная работа, особенно в доме, который может нуждаться в большем или меньшем ремонте в местах, не видимых при беглом осмотре. Тем не менее, можно подойти достаточно близко к стоимости, чтобы сделать такую ​​оценку большой ценности. На всякий случай лучше предусмотреть дополнительный бюджет на случай непредвиденных обстоятельств, которые так часто возникают при ремонте.

Никто не должен начинать реконструкцию дома, не имея точных планов, над которыми нужно работать.Другими словами, тщательно изучите свою выкройку, прежде чем «разрезать ткань», потому что только так вы сможете снизить стоимость до сметы. Когда планы плохие, вы продолжаете вносить изменения по ходу дела, и «дополнительные услуги» накапливаются, чтобы увеличить стоимость. При хороших планах, когда каждый пункт был тщательно рассмотрен и утвержден до начала работы, вы с меньшей вероятностью внесете изменения. Это всегда самый экономичный способ строительства.

Ищете старые фотографии вашего дома?

Самое старое изображение моего дома (нажмите, чтобы увеличить)

Большинство из нас не являются первоначальными владельцами дома, в котором мы живем.Вполне естественно задаться вопросом, как могло выглядеть наше жилище в прошлые годы до добавления, сколько времени это дерево во дворе было там, когда был добавлен гараж, на что был похож оригинальный сайдинг и т. Д. Часто раньше владельцы уехали или скончались, не оставив нам ценных ключей к истории дома.

Оказывается, есть некоторые общедоступные ресурсы, которые могут удовлетворить наше любопытство. Эта статья указывает на один из этих ресурсов: King County Records.В более поздней статье я подробно расскажу о информации, полученной из региональных архивов Пьюджет-Саунд.

В рамках своей работы инспектор округа Кинг регулярно делает и хранит фотографии жилых домов. Эти фотографии являются общедоступными, и многие из них доступны в Интернете. Есть и поэтажные планы. В качестве предупреждения обратите внимание, что не все фотографии и планы доступны для пользователей Firefox, Safari, Chrome из-за проприетарного формата некоторых изображений, поэтому, если вы не используете Windows (TM), это может быть хорошим идея найти соседа, у которого есть ПК с Windows (TM) и Internet Explorer 😉 (однажды в идеальном мире все общедоступные записи будут доступны в универсально читаемых, непатентованных форматах).Вот пошаговое руководство:

  1. Зайдите на сайт eRealProperty оценщика округа Кинг.
  2. Прочтите и примите отказ от ответственности и условия использования.
  3. Введите свой адрес (или, еще лучше, номер посылки из налоговой накладной, потому что адреса меняются, а номера посылок — нет), затем нажмите кнопку «Поиск».
  4. Теперь вы должны просмотреть отчет эксперта по оценке вашего дома.
  5. Вверху страницы нажмите кнопку с надписью «Сведения о собственности».
  6. Прокрутите вниз, пока не увидите изображение вашего дома, затем щелкните значок камеры.Или, если вы хотите просмотреть планы этажей в файле, щелкните значок камеры над планом.
  7. Теперь вы должны увидеть фотографии
Дом 1951. К тому времени были изменены сайдинг, адрес и перспектива. Дом 1973. Всего 22 года спустя парадные ступеньки и вход полностью изменились, деревья во дворе перед домом исчезли, как и навес. над передними окнами. ИсторияКонкурс округа КингЗаписи округа КингФотографии

Почти 17000 фотографий старых домов в Лансинге теперь онлайн

ЛАНСИНГ — Вы когда-нибудь задумывались, как выглядел ваш дом 50 лет назад?

Может быть, там был гараж на одну машину, который теперь стал гаражом на две машины.Или, может быть, перед крыльцом была решетка. Был ли дом окружен деревьями? Может быть, когда-то здесь было крыльцо, которого больше нет.

На прошлой неделе жителям Лансинга стало немного легче узнавать об этом.

Библиотеки округов столичного округа Краеведческий Интернет добавил около 17 000 изображений домов в Лансинге.

«Большинство фотографий были сделаны в период с 1963 по 1965 год», — сказала Хайди Батлер, краевед из районных библиотек столичного округа. «Есть некоторые, которые относятся к 70-м годам, может быть, несколько к началу 80-х, но большая часть фотографий — из 60-х.«

Фотографии были переданы в библиотеку из городской инспекции в какой-то момент, сказал Батлер, вероятно, в 1990-х годах.

Нет никаких конкретных записей о том, когда они пришли, кто их получил или по какой причине они были переданы.

«Примерно в то время, согласно некоторым комментариям, которые я видел в Facebook, которые исходили от кого-то из отдела городского планирования, система оценки изменилась, и большая часть ответственности была передана округу Ингхэм.

Библиотека знала, насколько люди заинтересованы в исследованиях дома в целом, благодаря своей коллекции недвижимости Стеббинса.

В коллекции Стеббинса есть информационные карточки, фотографии, вырезки из газет, негативы и другая информация.

«Мы думали, что это поможет быть хорошим дополнением к этому, и, по сравнению со Стеббинсом, поскольку это только фотографии, их было намного проще оцифровать и каталогизировать. Это было действительно просто — черно-белые фотографии и все.

Примерно за последние 10 лет несколько волонтеров, занимающихся местной историей, сканировали фотографии партиями по мере возможности.

«В прошлом году у нас была действительно замечательная волонтерка по имени Сара Фицджеральд, которая завершила сканирование, — сказал Батлер. — До нее были и другие, но она все сделала.

«Как только все это было сделано, мы как бы придумали быстрый способ их каталогизировать. Затем моя другая сотрудница, которую случайно зовут Сара, тоже Сара ВанАкер, сделала записи в каталоге, и это просто оказалось выяснилось, что на этой неделе мы смогли разместить их в Интернете.

К сожалению, поиск домов по адресу невозможен.

Все идентифицируется старой системой нумерации посылок, которая похожа на номера посылок, которые используются сегодня, но не идентичны.

Дэн Данке, инженер отдела государственных услуг города Лансинг, который хорошо осведомлен о правах проезда, сервитутах и ​​других разнообразных вещах, разместил информацию на странице местной истории CADL, которая полезна при поиске дома.

«3 означает, что он находится в округе Ингхэм.Если он начинается с 23, это означает, что он находится в округе Итон. 3301 означает, что он находится в части города Лансинг Тауншип. 3305 означает, что он находится в части города Дели. Следующее число — это номер раздела поселка. Центр города Лансинг находится в Разделе 16. Следующее трехзначное число — это номер блока оценщика. Если он начинается с 1, он находится в северо-западной части раздела; 2 — северо-восток; 3 — юго-запад, 4 — юго-восток. Последний номер — трехзначный номер посылки.

Он также сказал, что новые номера участков для оценщиков очень похожи на старые, за исключением того, что теперь после 33 или 23 стоит 01, чтобы указать, что они находятся в городе Лансинг.

«Сотрудники CADL не имели четкого представления о том, что означают цифры, цифры старого эксперта, поэтому я знал, что это поможет», — сказал Данке. «Я надеялся, что людям будет легче искать».

В некоторых случаях адрес дома был написан на обратной стороне фотографии, и CADL смог включить его в свои записи каталога.

«Одна из вещей, которые произошли с тех пор, как мы разместили это, — люди идентифицируют свои дома и отправляют нам электронные письма, чтобы сказать:« Эй, это мой дом, а адрес такой-то », — сказал Батлер.«Таким образом, мы можем обновлять записи, чтобы добавить эту информацию, но, к сожалению, у нас нет простого способа сопоставить эти старые номера посылок с текущими адресами, чтобы идентифицировать их».

Фотографии имеют историческую ценность по нескольким причинам. Например, сказал Батлер, когда люди снимают сайдинг со своего дома, они могут захотеть узнать, как он выглядел раньше. Или, если им нужно заменить крыльцо, они хотят знать, как оно выглядело изначально.

«Людям интересно, как их ландшафт изменился с годами», — сказал Батлер.«Иногда мы находим людей, которые берут старую фотографию своего дома и говорят:« О, черт возьми, во дворе дома был пруд, я этого не знал »».

«Старые фотографии говорят о многом. рассказы о том, как все было раньше — о гаражах, которые были сзади. Вы можете сказать, был ли он окрашен в темный цвет, а теперь он светлый. Так что просто своего рода визуальная история дома и как она изменилась с течением времени. »

С тех пор, как информация была размещена в CADL Local History на Facebook, она стала популярной.Люди разместили его и поделились со своими соседскими ассоциациями, а также с друзьями и соседями.

«Большинство людей так рады видеть старые фотографии своих домов», — сказал Батлер. «Определенно, у нас были люди, которые писали истории о конкретных домах».

Одна из этих историй была о женщине, которая определила свой дом на западной стороне и сказала, что она узнала от соседей, что это был дом, где выросла актриса и драматург Лиза Крон.

Крон вошла в историю в 2015 году, когда она выиграла две премии «Тони» за свой бродвейский мюзикл «Fun Home», рассказ, который она адаптировала из мемуаров 2006 года карикатуриста Элисон Бечдел.

Крон и автор песен Жанин Тесори стали первой женской писательской командой, получившей премию Тони за музыку. Крон также выиграл за лучшую книгу мюзикла. «Дом веселья» также был назван лучшим мюзиклом, а режиссер Сэм Голд выиграл свой первый Тони.

«Она выросла в западной части Лансинга, и это был дом ее родителей, и его можно было идентифицировать», — сказал Батлер. «Так что это было круто. Я думаю, было очень весело наблюдать, как местные жители раньше искали некоторых из этих людей».

Найдите сайт на Facebook в CADL Local History или перейдите по адресу http: // bit.ly / 2wBZop9

Свяжитесь с Викки Дозьер по телефону (517) 267-1342 или [email protected] Следуйте за ней в Twitter @vickkiD.

Висячие картины в старых домах

© Стюарт Старк, директор по дизайну Charles Rupert Designs


Технология развешивания картин сильно изменилась с годами. В зависимости от того, когда был построен ваш дом, способ развешивания картин будет разным.

Подвешивание картин из лепнины в доме 1910 года

Домовладельцы всегда опасались повредить штукатурку, с сопутствующими расходами и беспорядком при ремонте стен, на которые также могут быть наклеены обои.Так, чтобы не повредить стены, были применены методы развешивания картин.

Шипы с изображениями продавались через каталоги почтовых заказов, такие как каталог Рассела и Ирвина 1865 года.

Дома 1860-х и 1870-х годов использовали штыри для картин, чтобы развешивать свои картины. Это были довольно умные части оборудования. Сделанный в виде большого гвоздя — иногда круглой, а иногда и квадратной формы — вершина шипа имела вершину с резьбой. Штырь забивали молотком, и после того, как он был надежно установлен, на верхнюю часть шипа с резьбой навинчивалась декоративная и обычно хрупкая «головка».

Шип для картин с фарфоровой головкой. Этот шип небольшой. Размер шипов для изображений варьировался от 2 1/2 до 4 дюймов, в зависимости от веса поддерживаемого предмета. Фарфоровая головка с латунным воротником откручивается от самого шипа и надевается обратно после того, как штырь забит на место.

Эти головки могут сильно различаться по конструкции. Пуговица могла быть латунной, серебряной или стеклянной. Белый фарфор — как и многие дверные ручки в старинных домах — был еще одним популярным выбором для декоративной «головы» шипа для картины.

Декоративные головки шипов для картин. «Головы» на шипах варьируются от простого белого фарфора до причудливых стеклянных и латунных смесей. Доступно у специализированных антикварных дилеров в Интернете.

Положение шипа на стене обычно не менялось. Их почти всегда помещали наверху стены, чтобы шип входил в верхнюю пластину из массива дерева стены, обрамляющей штукатурку, чтобы обеспечить прочную опору для картины. Кроме того, шипы почти всегда располагались в центре коротких стен — например, по обе стороны от камина или над камином.На длинных стенах по всей длине стены могло быть три или более шипа с картинками, но на равном расстоянии друг от друга.

Затем картины были подвешены на проводах от картины до шипа в форме перевернутой буквы «V».


Как мне найти старые фотографии моей улицы? #StoryOfOurStreet blog

Наш новый краеведческий проект #StoryOfOurStreet приглашает людей со всего мира изучить историю вашего района или места, где жили ваши предки.Узнайте больше здесь .

Большая часть местной истории посвящена изучению того, как местность изменилась за столетия или десятилетия, и отличный способ сделать это — использовать старые фотографии и открытки. Читайте о некоторых замечательных онлайн- и офлайн-ресурсах, которые команда FT сочла полезными для исследования их собственных уличных историй.

1 Ресурсы сообщества

Узнайте, есть ли в вашей деревне группа по наследию или краеведению, поскольку многие такие группы хранят коллекции архивных фотографий в Интернете или офлайн. Британская ассоциация краеведения содержит списки региональных обществ.

Попробуйте поискать в Facebook и / или Google местные исторические группы, относящиеся к вашему региону. Есть несколько очень активных и полезных групп, которые делятся воспоминаниями, фотографиями и идеями о местах, где можно провести исследование.

2 Старые открытки

Вы можете быть удивлены, обнаружив, что ваша улица, какой бы «обычной» она вам ни казалась, изображена на старой открытке. Наши викторианские и эдвардианские предки считали открытки текстовыми сообщениями своего времени, и в Великобритании были буквально десятки тысяч местных просмотров. Tuck DB Postcards и Francis Frith имеют хороший выбор, как и eBay.

3 Ваша краеведческая библиотека или архив

Как только ограничения Covid-19 уйдут в прошлое, посетите ближайшую краеведческую библиотеку (иногда часть местного музея или более крупную библиотеку) или архив. В этих хранилищах обычно хранятся коллекции старых фотографий, гравюр и карт, подаренных историками и другими местными жителями на протяжении многих лет.Персонал может также указать вам на вырезки из газет или земельные записи, касающиеся вашей улицы.

4 Сайт «Что там было»

Что там было? предлагает людям со всего мира загрузить свои старые коллекции фотографий, чтобы каждый мог изучить прошлое той или иной местности. После того, как вы или кто-либо другой загрузите фотографию, она будет привязана к Google Картам, что позволит вам легко исследовать конкретную область.

На данный момент имеется более 1000 фотографий, относящихся к Великобритании, и веб-сайт находится в стадии разработки, поэтому периодически проверяйте их.

5 Веб-сайты для отдельных стран

Если вы ищете конкретную улицу в Англии, Ирландии, Шотландии или Уэльсе, попробуйте следующее:

Примите участие

Конечно, это лишь верхушка айсберга с тысячами возможностей как онлайн, так и офлайн. Мы будем рады услышать о ваших собственных идеях по поиску фотографий — напишите нам по электронной почте или поделитесь с нами через наши Facebook и Twitter .

«Окно в прошлое»: как старые фотографии вернули к жизни пустой родительский дом | Фотография

После смерти отца Арам Балакджян начал долгую работу по очистке семейного дома.Дом был большим, с семью спальнями и подвалом, 27 лет принадлежал балакжанам. Масштаб задачи ошеломил его; оба родителя были художниками и граверами, их студии были заполнены предметами, к которым ему никогда не разрешалось прикасаться. Смерть его матери от рака четырьмя годами ранее уже вызвала смену карьеры: в следующем году Арам свернул свой бизнес веб-дизайна, чтобы развить свою страсть к письму и фотографии, и теперь, когда он начал это делать, он начал принимать фотографии дома.

«Я подумал:« Я больше никогда этого не увижу », — говорит он. «Я хотел запечатлеть, каким был дом. Я хотел вбить эти вещи в свою голову ». Он знал, что процесс разрушения почти трех десятилетий семейной жизни будет трудоемким и болезненным. Ему было шесть лет, когда семья переехала в дом на севере Лондона, и фотографии были способом сохранить воспоминания о нем, его сестре Тамар и всех будущих детях.

Доротея в саду на заднем дворе в 1992 году, вскоре после переезда в дом.Фото: Арам Балакджян

Но было трудно понять, с чего начать. Дом был наводнен потерями. Его отец, Марк Балакджян, умер в гостиной, той же комнате, в которой умерла его мать, Доротея Уайт, четыре года назад. Вместе его родители создали бизнес Studio Prints, принтеры для Люсьена Фрейда, Фрэнка Ауэрбаха и Паулы Рего, среди прочих, и Балакджян потребовалась неделя, «периодически ломаясь», чтобы просто перебрать бумаги в комнате, которую они называли. «Компьютерный зал».Он подумал: «Как мы можем отказаться от этого дома? Как это может быть не нашим домом? »

Отец Арама, Марк, в саду за домом, 2000 год. Он и его жена Доротея были заядлыми садоводами. Фотография: Арам Балакджян

Ежедневно он был поражен «эмоциональными гранатами»: дневник, который его отец вел после смерти матери, его убитые горем стихи, огромный объем материала или, как выразился Балакджян, «все эти вещи, которые так значили. много для того, кто так много значил для вас ». Каждый требовал эмоциональной оценки.«Вы разрушаете их жизни. Это конец их истории. Вы действительно чувствуете, что осталось после нашей смерти. На самом деле, всего лишь несколько вещей. И, конечно же, сотни семейных снимков.

Доротея держит школьный художественный проект Арама «Монополистическая шляпа» в своей студии, 1998. Фотография: Арам Балакджян.

Когда Балакджян закончил, он снова потянулся к своей камере, на этот раз чтобы сфотографировать пустые комнаты. «Это был не тот дом, из которого я изо всех сил пытался уйти. Это была память о наших родителях, о всей жизни, о взрослении, о нашей юношеской невинности.

Доротея и Марк смотрят телевизор, 2010. Фотография: Арам Балакджян.

У него возникла идея сопоставить или объединить эти пустые изображения с теми, которые он сделал в доме сразу после смерти своего отца, когда он все еще был полон вещами его родителей. , «Чтобы показать этот странный контраст с тем, что я испытал, когда убирался из дома … это медленное избавление от эмоций и их отделение от физического пространства». Он поднял распечатанную фотографию комнаты, полной семейных принадлежностей, и переснял ее в том же месте, теперь уже пустом.Изображение, показывающее в одном кадре как до, так и после, взволновало его. Он попытался сделать то же самое с одним из сотен найденных им семейных снимков. «Это интересно, — подумал он. «Я могу совместить два изображения. Такое ощущение, что смотришь в окно в прошлое ».

13-летний Арам позирует с апельсином на кухне, 1996 год. Фотография: Арам Балакджян.

Это был теплый семейный момент, каждый из которых поднимал призрак схожих моментов в жизни, подвешенный в яркой пустой комнате.Иногда изображения-врезки перекрываются с их основным изображением; другие решительно противостоят им. Третьи показывают семейные моменты, которые кажутся парящими в воздухе. Трудно сказать, какой образ кажется более призрачным, занятая или пустая комната. Они преследуют друг друга.

Сделать две фотографии в одну линию, как сначала задумал Балакджян, оказалось невозможным. В результате зритель видит как непрерывность, так и разрывы между пространствами, снятыми двумя камерами, изгибы паркета и перекосы деревянных панелей, где встречаются прошлое и настоящее.

Доротея за своим столом в том, что стало известно как «компьютерный зал», 2005 год. Фотография: Арам Балакджян.

Книжные полки ломятся от книг, а затем превращаются в пустоту. В одной половине камина мерцает пламя, в то время как соседние угли остаются холодными. Листья медного бука светятся бордовым цветом, затем резко вянут. Всплывают случайные и причудливые эпизоды из многолетней семейной жизни: ребенок (сам Балакджян) веселится на кухне с апельсином в руках с дурацкой прической; его отец несет пакет муки; девочки-подростки, одна из которых сестра Балакджяна, натирают маски для лица в ванной с огромным ковровым покрытием.Все семьи знают свое жилое пространство наизусть, но каждое изображение здесь заканчивается тем же душераздирающим лишением владения.

Тем не менее, для Балакджяна процесс был конструктивным. «Единственный способ, которым я мог заниматься этим проектом, — это отстраниться от того, на что я смотрел», — говорит он. «Большую часть времени я не смотрел на снимок, который держал в руках. Я бы не позволил себе «пойти туда» и находиться в этой комнате. Я думал с очень технической точки зрения ».

Сестра Арама Тамар и подруга в масках, 1997 год.«Римская» ванная была одной из многих причуд, унаследованных от предыдущих владельцев. Фото: Арам Балакджян

За два месяца он сделал около 3000 фотографий. Каждый раз ему приходилось ставить себя на след человека, сделавшего исходное изображение — обычно его отца. Марк, сын переживших геноцид армян, «вообще не был эмоционально открыт», — говорит его сын. По-видимому, попытка увидеть давно забытые семейные моменты с его точки зрения должна была создать свои собственные проблемы.

«В конце концов, это не было эмоциональным», — говорит Балакджян.Процесс очистки, отточенный практикой фотографии, привел к своего рода потере инвестиций. «Я был действительно счастлив передать дом новой семье», — говорит он. «Я чувствовал, что мы заняли это место на 30 лет. Мы построили эти удивительные вещи, и теперь пришло время для кого-то другого ».

Перейдите на сайт arambalakjian.com/work/the-house, чтобы увидеть больше изображений из проекта Арама.

Если вы хотите, чтобы комментарий к этому фрагменту был рассмотрен для включения на страницу писем журнала Weekend в печатном виде, отправьте электронное письмо по адресу weekend @ theguardian.com, включая ваше имя и адрес (не для публикации).

Фотограф наткнулся на заброшенный дом врача, построенный в 1800-х годах — взгляните на его запоминающиеся фотографии

Заброшенный дом находится в Северной Вирджинии. Брайан Сансиверо
  • Брайан Сансиверо, фотограф из Лонг-Айленда, штат Нью-Йорк, исследовал заброшенный дом в северной Вирджинии.
  • Он сфотографировал дом, запечатлел шкафы, заполненные одеждой, комнаты, заполненные мебелью, и полки, заполненные старыми фотографиями и книгами.
  • Сансиверо также обнаружил пристройку к жуткому кабинету врача, в котором хранились лекарства 1800-х годов.
  • Посетите домашнюю страницу Insider, чтобы узнать больше.

Исследуя заброшенные дома, можно никогда не узнать, что они найдут, но один фотограф обнаружил настоящее сокровище в ветхом доме в Вирджинии.

Брайан Сансиверо, фотограф из Лонг-Айленда, штат Нью-Йорк, вошел в дом в Вирджинии в октябре 2019 года и с удивлением обнаружил пристроенный заброшенный кабинет врача.Внутри эта практика была полностью нетронутой с лекарствами 1800-х годов, каталками и останками скелетов.

Продолжайте читать, чтобы заглянуть внутрь жуткого дома, полного тайн.


Во время поездки по Вирджинии фотограф Брайан Сансиверо наткнулся на пустой дом, спрятанный за заросшей зеленью.

Внешний вид дома. Брайан Сансиверо

Сансиверо сказал, что не хочет сообщать точное местоположение дома, потому что он хочет защитить строение от грабежей и вандализма.Но он сказал, что дом находится на севере Вирджинии в городе, где много заброшенных домов.

«Я не мог поверить, насколько он был большим и насколько удивительной была архитектура», — сказал он Insider. «Я немного не решался войти внутрь, но также был взволнован».


Внутри каждая из комнат в заброшенном доме казалась прекрасно сохранившейся.

Жилая площадь. Брайан Сансиверо (Bryan Sansivero)

Шляпы все еще свисали со спинок стульев, как будто их кто-то однажды случайно оставил там.Одежда все еще висела в шкафах, как будто те, кто здесь жил, ушли в спешке.


Кухня по-прежнему была полностью укомплектована, но большая ее часть была разбита.

Кухня. Брайан Сансиверо

Сансиверо сказал, что, по его мнению, другие избили его до дома и украли некоторые предметы.


Коридор наверху ведет к нескольким комнатам, в которых хранятся еще более интересные артефакты прошлых жителей дома.

Прихожая. Брайан Сансиверо

Прежде чем войти в комнаты, Сансиверо обратил внимание на одеяла, перекинутые через перила, и стулья, которые бездельничали в коридоре.


Комнаты за пределами коридора были забиты вещами, а в шкафах все еще висела одежда.

Гардеробы и камин. Bryan Sansivero

Каминная полка заполнена картинами.


Туфли были разбросаны по шкафам — как будто жители уехали вчера.

Внутри туалета. Брайан Сансиверо

«В большинстве заброшенных домов нет семьи или наследников, которые могли бы претендовать на собственность», — сказал Сансиверо. «Он приходит в негодность, вещи и все такое.”


Картины на каминной полке, похоже, относятся к 1800-м годам.

Камин. Брайан Сансиверо

«Трудно сказать, как давно был построен дом, потому что его архитектура очень уникальна», — сказал Сансиверо. «Если бы я угадал, я бы сказал, середина 19 века. Хотя он может быть старше ».


Одна из спален выглядела полностью разграбленной…

Спальня. Брайан Сансиверо (Bryan Sansivero)

Ящики комода были разбросаны по полу, выброшены все, что когда-то было внутри.


… в то время как другие спальни оказались совершенно нетронутыми.

Спальня. Bryan Sansivero

Кровать еще была застелена, когда Сансиверо сделал этот снимок.


На кровати Сансиверо нашел фотографии мужчины и двух детей.

Фотографии на кровати. Брайан Сансиверо

«Фотографии в доме определенно являются родственниками или фотографиями самих владельцев», — сказал Сансиверо. «Я не совсем уверен, когда дом был заброшен, но очевидно, что некоторые фотографии более новые, чем другие.Некоторые подсказки, подобные этим, могут помочь выяснить, когда в доме, возможно, жили в последний раз, и как далеко уходят потомки ».


В некоторых частях дома есть остатки технологий, благодаря которым в доме создается впечатление, будто он построен за два периода времени.

Технология. Bryan Sansivero

Домашний телефон висит на стене, где отслаивается краска.


В другой комнате старый телевизор и кондиционер.

Телевизор и кондиционер. Bryan Sansivero

Резиденция представляет собой смесь старого и нового.


Фотограф обнаружил, что мать-природа забирает некоторые части дома.

Растение внутри. Bryan Sansivero

Растение растет внутри дома, поскольку природа восстанавливает структуру.


Но то, что Сансиверо обнаружил за этой комнатой, действительно его удивило.

Библиотека. Брайан Сансиверо

Эта комната казалась своего рода библиотекой, хотя некоторые полки были пусты.


За библиотекой, похоже, была комната ожидания, очень похожая на ту, которую вы найдете в кабинете врача.

Зал ожидания. Брайан Сансиверо

Здесь был еще один ковер из волка и дверь, ведущая в коридор офиса.


Удивительно, но коридор вел в кабинет врача.

Комната для осмотра. Брайан Сансиверо

«Странно находить дом и кабинет врача в одном доме», — сказал он.


Хотя Сансиверо сказал, что нужно много времени, чтобы вывести его из себя, он сказал, что эта часть дома действительно кажется странной.

Комната для осмотра.Брайан Сансиверо

«Эта часть была очень жуткой, потому что в смотровых кабинетах было темно», — сказал он. «Но я подумал, что там, должно быть, есть какие-то действительно необычные вещи, которые можно сфотографировать».


В одной отделанной плиткой комнате были операционные столы и оборудование, которые остались нетронутыми.

Операционная. Bryan Sansivero

Медицинское крыло дома сохранилось даже лучше, чем жилая часть.


Стеллажи в этой части дома были заполнены лекарствами, старинными книгами и позвонками настоящего человека.

Полки с лекарствами. Брайан Сансиверо

Санвиерно называет это «кабинетом сумасшедшего доктора».


При внимательном рассмотрении полки с лекарствами были обнаружены флаконы, датируемые десятилетиями.

Медицина. Bryan Sansivero

Эти флаконы с лекарствами когда-то использовались как успокоительные, для снижения кровяного давления и для облегчения головных болей.


«Надеюсь, мои фотографии заставят вас спросить, почему и как нечто подобное можно было оставить позади», — сказал Сансиверо.

Стены. Брайан Сансиверо

Хотя большая часть дома окутана тайной, Сансиверо сказал, что на самом деле это то, что он надеялся запечатлеть на своих фотографиях.

«Если фотография оставляет желание увидеть больше или задает себе эти вопросы, тогда я чувствую, что преуспел как фотограф», — сказал он.


Сансиверо сказал, что надеется, что его фотографии останутся вечными, поскольку дом «безумного доктора» продолжает разрушаться.

Одна из комнат. Брайан Сансиверо

«Я понял, что должен документировать всю эту историю, которая остается сидеть и разлагаться, прежде чем она исчезнет навсегда», — сказал он.

Об авторе

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *