Skip to content

Элементы избы: Устройство русской избы

Содержание

Устройство русской избы

Ледяной ветер режет щёку как кинжал – на улице разыгралась метель. А дома уютно и безопасно – сидишь себе на печи да слушаешь сказки деда. Русская изба – от одного только слова веет теплом. Ладная, надёжная и самобытная, она была устроена нашими предками с великой мудростью и верностью традициям.


«Истопка»

С древнейших времён в летописях можно встретить упоминание об избе. Слово схоже с праславянским «истьба» – «истопка». Так называлась отапливаемая постройка – а у некоторых славянских народов этот термин актуален до сих пор. В самом деле, устройство русской избы непременно предполагало тёплое помещение. Чтобы сберечь тепло, дома до XIII века строили без фундамента, частично зарывая их. Люди и животные зимовали на земляном полу, их грел лишь выложенный очаг. Но через века жилище выбралось из-под земли, обзавелось дощатым полом, каменным фундаментом и крышами из тёса (тонких досок).

Пяти- и шестистенки

Большинство сохранившихся в России традиционных изб представляют собой пятистенки – жилое помещение отделялось сенями, словно делилось надвое. На Севере и на Урале строили шестистенок – добавляли две поперечные стены. Каждая изба сооружалась из венцов – соединённых четырёх брёвен. Самые толстые и крепкие стволы клали вниз – окладные, верхний венец был черепным.

Крыльцо и сени

А теперь давайте перенесёмся на пару веков назад и зайдём в гости. Сначала нас встретит крыльцо. По нему можно было понять о благосостоянии хозяев – в богатых домах оно имело несколько ступеней и обрамлялось колоннами. Люди победнее устанавливали перила. Поднявшись на крыльцо, мы попадаем на площадку-рундук, а затем в сени. Здесь хранили утварь и продукты, а жарким летом даже спали. При входе в жилое помещение следовало поклониться по многовековым традициям – чтобы гость не забыл это сделать, устанавливали высокий порог. Он заодно и предотвращал проникновение холода в дом. Граница чужого дома воспринималась по славянским обычаям как переход между мирами – прежде чем зайти на чужую территорию, нужно было прочесть краткую молитву. Отсюда же и пошёл запрет что-либо передавать через порог.

Горница

В средней полосе России и на севере строились дома на подклете – нижнем этаже. В богатых домах там жили дети и прислуга. Над подклетом размещалась горница, куда попадали из сеней. Помните, как поётся в песне: «В горнице моей светло…»? Это не совсем достоверно: окошки делали маленькие, чтобы сохранить тепло. Их затягивали бычьим пузырём. Стекло появилось в Средние века, но в Российской империи простые люди из деревни узнали его только в XIX веке.

Печь

Быт русской деревни был сосредоточен вокруг печи. Зачастую избу даже строили вокруг кормилицы. В какой русской сказке обошлось дело без печи? В допетровские времена печи клали без труб – опять же для того, чтобы было теплее. Первые дымоходы появились в XVI веке и были деревянными – но Петр I повелел ставить каменные, устав слушать доклады о пожарах. Стали появляться «голландки» – небольшие печки с очень мощным отоплением. Богатые люди ставили теперь стены крест-накрест, чтобы получалось четыре комнаты. Помимо горницы и сеней появилась светлица – действительно просторная и светлая комната, где крутилась-вертелась жизнь всей семьи, а особенно молодых девиц.


Красный угол

Самое почётное место в русской избе, куда устремлялся взгляд входящего – это красный угол. Он располагался строго с восточной стороны по диагонали от печи между боковой и фасадной стенами. Здесь в определённом порядке висели иконы – божницы должны были напоминать церковный алтарь. Гость первым делом крестился на красный угол, потом уже здоровался с хозяевами.

Места для отдыха

В красном углу также стоял большой стол и длинная лавка. Они были предназначены для почётных гостей. Вдоль стен также находились лавки, на которых сидели и спали, хотя даже в XIX веке многие хозяева предпочитали почивать по старинке на полу. Пространство между устьем печи и противоположной стенкой называлось «бабьим углом». Там проводились женские работы – мужчинам крайне нежелательно было заглядывать сюда, а уж посторонним – тем более. Мужчины днём работали, а вечером отдыхали на своей половине – справа от входа или около красного угла. Ещё немаловажная деталь интерьера – сундуки, где хранили одежду. Шкафы стали появляться только в XIX веке.

Устройство русской избы, чей размер не превышал 25 кв. м, было очень хорошо продумано – там спокойно вела свой быт семья из 7-8 человек. Дом для русского человека всегда был центром жизни, объектом привязанности, моделью мира. Именно такое трепетное отношение и помогло сохранить многие русские избы до наших дней.

Изба-пятистенка в ЭТНОМИРе

Калужская область, Боровский район, деревня Петрово

Где можно увидеть стоящие рядышком избы разных регионов России: костромскую, вологодскую, смоленскую, архангельскую, пятистенок? Где можно полюбоваться на деревянные чумы и юрты, туэдзи и айлу коренных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока? Где ещё вы сможете играючи сравнить кубанскую мазанку с хатами Таврии, Чернигова или Подолья? Только в ЭТНОМИРе, только на уникальной, аутентичной выставке жилищ в натуральную величину!

Традиционный пятистенок считается большой, богатой избой. Такую мог построить только мастеровой хозяин, умеющий и любящий трудиться, поэтому в пятистенке ЭТНОМИРа мы обустроили ремесленную мастерскую и проводим мастер-классы, посвящённые традиционной славянской кукле.

Элементы русской избы • Изба

Русская изба

Русская изба это деревянное сооружения древних крестьян, которое служило им жилищем. К своему дому крестьяне относились с большим уважением. Поскольку были верующими людьми.

Изба имела вид квадрата или прямоугольника, который был слегка посаженный в землю и мел много жизненно необходимых элементов.

Элементы русской избы отлично сочетались с жизнью крестьян. Их перебивание в доме с ними на то время было комфортное и удобное. Основные элементы русской избы
это: двери, печь, красный угол, матица, окна, лавки.

Двери в избах были деревянные и тяжелые. Высели на железных крючках. Сам проход в дом был узким. Двери имели замки, засовы, с помощью которых закрывали дверь от недоброжелателей. В порог или в откосы двери засовывали иглы, ножницы, булавки, предки верили, что это их оберегает от не чистой силы.

Главным элементом русского дома считалась печь. Все члены семьи к ней относились с уважением. Её называли «кормилицей» дома. С помощью неё готовили еду. Обогревали избы. А так же она служила лежбищем для людей старшего возраста.

Самым святим элементом в доме на Руси был красный угол. Он располагался в крайнем углу дома там, где свет, падал больше всего. Его считали самым чистым пространством в доме. На полке, которая располагалась на стене стояли иконы, библия, фотографии предков. Под полкой стоял стол, накрытый скатертью. Вся жизнь в избе вертелась вокруг красного угла. Здесь проводили разнообразные застолья, принимали гостей, благословляли на семейную жизнь.

Матица это элемент избы, без которого не было б потолка. А ещё её называли опорой потолка. Она имела  символическое значения. Гость, который заходил в дом, не имел права переступать матицу без разрешения владельцев дома. А так же человек, который собирался, в дорогу выходя, из дома должен подержаться, за неё для удачной дороги и счастливого возвращения домой.

В древнее время стульев не было, сидели на лавках. Их размещали по кругу всей избы, располагая под кожной стеной. Лавки имели две категории, женские и мужские. Ещё возле двери стояла нищая лавка. На нее садились бедные, или те, кто вошел в дом без разрешения хозяева.

Окна являлись глазами дома. Находясь в доме, смотря в них можно было увидеть, что происходит на улице. Благодаря окнам, когда светило солнце, в доме становилось теплее. Их не использовали для входа или выхода. Но, они служили пространством, через которое выносили мертвых не крещеных детей. А также взрослых, которые скончались через горячки.

Изба. Основные элементы декоративного убранства избы

«СВОЙ ДОМ –
СВОЙ ПРОСТОР»
Изба являлась
традиционным
жилищем
русского крестьянина.
Постройка дома
для крестьянина это
важный этап в его
жизни, непременный
атрибут обретения
им статуса
домохозяина.
Россия – страна богатая деревом.
Из дерева строили дома, мастерили столы,
лавки, полки для посуды, орудия труда, улицы
мостили деревом и прочие нужные в хозяйстве
вещи.

4. Основные элементы декоративного убранства избы

Порог – граница дома. На
нем , считали наши предки
нельзя стоять и сидеть.
Конек – охлупень – оберег
дома от злых сил.
Фасад дома –это стена
выходящая на улицу. На
фасаде располагались
окна.
Слово «ОКНО» произошло от древнего
названия глаза – «око», и окна считались
глазами на лице дома, поэтому деревянные
резные украшения окон называются
«Наличниками».
КРЫША дома в виде
бревенчатых треугольников
символизировала «ЛОБ» на лице
дома, древнерусское название
лба звучит как «ЧЕЛО».
ПОТОЛОК в избе делался из тёса
(то есть из досок, вытесанных
из брёвен).
Если встанем на середину избы и
посмотрим наверх, увидим брус,
служащий основанием для
потолка, – матицу.
«МАТИЦА – особенно толстый
брус, которая проходила
поперёк всей избы, скрепляя и
удерживая собой стены, потолок
и основание кровли.

7. В крестьянской избе каждый угол имел своё значение.

Основное
пространство избы
занимала печь.
Русскую печь
использовали для
отопления,
приготовления
пищи, для
вентиляции и
освещения
помещения.

8. «Дом без печки – нежилой дом», — говорили в народе. «Кормилицей», «матушкой» ласково называли печь крестьяне.

9. Другой угол около двери был Мужским. Он назывался «коник». На лавке делали узор в виде конской головы. На этой лавке работал

Больше всего времени у печи
проводила хозяйка. Ее место у
печи называлось «БАБИЙ КУТ» (то
есть «женский угол»). Около печи
было много полок, на полках
вдоль стен стояли кринки для
молока, глиняные и деревянные
миски, солонки.
Другой угол около двери был
Мужским. Он назывался «коник». На
лавке делали узор в виде конской
головы. На этой лавке работал
хозяин. Иногда он на ней и спал.
Свои инструменты хозяин хранил
под лавкой. В мужском углу висела
сбруя, одежда.

10. Проверь себя:

1. Какой строительный материал издавна любили в
нашей стране?
а) камень б) дерево в) кирпич
2. Граница дома – это …
а) крыльцо б) прихожая в) порог
3. Матица – это …
а) место для сна б) балка потолка в) место для
хранения вещей
4. Печь в доме — ….
а) матушка б) бабушка в) сестрица
5. Что такое «бабий кут»?
а) женский угол б) женский головной убор в) швейный
инструмент

Изба Шкипарева

Деревня довольно старая. Большая ее назвать вряд ли можно, но она и не маленькая. Прилепилась к левому берегу Мсты, крутому и высокому. А река течет здесь, если как бы спрямить ее изгибы, почти строго с востока на запад. Расстоянием от Новгорода по прямой примерно в 50км.

Когда первый раз пришлось знакомиться с деревней, она не оставила глубокого впечатления, хотя и стоит в очень красивом месте. Уж очень обыкновенные избы, почти все обшитые тесом, явно поздние. И вдруг эта. Маленькая. Провалилась в землю и как бы кланяется дороге, идущим и едущим по ней людям. Но такая красавица. Ей нужно кланяться. И поклонились.

Изба доживала свой век. В ней почти и не жили. Поблизости уже готов был большой дом, куда переселились ее обитатели. Пожалуй, только один, пожилой уже Павел Антонович не хотел расставаться с нею. Но время, непогоды, ненасытная земля, а постройка оказалась в низинном месте, где чернозему накопилось изрядно, «слопали» у избы 3-6 венцов. Изба главным фасадом с тремя окнами ориентирована на север. Незавидная участь для жильцов, которые через окна почти не видят солнца. Зато видят красавицу Мсту, их кормилицу.

Чем же привлекла к себе изба? Прежде всего тем, что оказалась самой старой постройкой в деревне, главное, почти не искаженной перестройками внешней архитектуры. И дал об этом знать красивейший резной балкон, протянувшийся по всему основанию бревенчатого (самцового) фронтона или чела.

В плане изба невелика, квадратная, размерами (в осях стен) примерно 5,60(5,62) х 5,62(5,64)м. Стоит на подклете (подъизбице). До разборки и перевозки он был невысок. Но, как отмечалось уже, снизу оказалась утрачено до 6 венцов, что составит примерно 1,3м. Вход в подклет был устроен снаружи, через дверь в восточной стене. Им в последние десятилетия не пользовались, поскольку нижняя половина его оказалась под землей. Для попадания в подполье в полу избы прорубили отверстие около западной стены перед печью.

Вход (дверь) в избу прорублен с южной стороны, из сеней. На сени вела лестница при восточной стене у юго-восточного угла. Лестница перекрывалась односкатной крышей с двойным уклоном на южную и восточную стороны. Это крыльцо не сохранилось ко времени исследования избы. Однако его следы очень четно отпечатались на стене, подтверждены последним владельцем и двумя фотографиями. Снимки не удалось приобрести. Павел Антонович пожелал оставить их себе на память.

Крыльцо являлось естественным продолжением галереи-прикролька, который был у северного фасада и заворачивал на восточную сторону. Это подтвердил и Шкипарев, хотя натурные следы и врубки свидетельствовали об этом с четкой определенностью.

По углам на северном фасаде сделаны врубки для балочки, служившей верхней опорой односкатной кровли прикролька. На самой стене никаких врубок и отпечатков не уцелело, поскольку два подоконных бревна заменены. Видно, однако, что кровля галереи упиралась под самые подоконники. Сами же окна растесаны (увеличены в размерах) не только по сторонам, но вверх и вниз, впрочем, на сравнительно малую величину. Это было сделано на памяти Павла Антоновича, как и разборка галереи-прикролька.

На восточной же стене примыкание кровли галереи читалось по ясному отпечатку на бревне.

Кстати об окнах, на чердаке были найдены большой фрагмент оконной ставни и небольшая рама.

Столбы, несущие кровлю галереи были резными. Характер резьбы, ее рисунок, разумеется, установить без натурных остатков не удалось. Хозяин не мог передать, не обладал художественной зрительной памятью.

Чувствую необходимость остановиться на утверждении, пока голословном, что изба потеряла снизу по стенам до 6 бревен. Во-первых, от шестого бревна кое-что уцелело. Древесная труха от пятого вскрылась при разборке избы, это, во-вторых. В-третьих, дверной проем в подклет будет нормальным по высоте, чтобы в него пройти согнувшись, получится при том, если боковые его косяки окажутся врубленными в нижнее, первое бревно. Для этого необходимо добавить еще четыре бревна. В-четвертых, при такой раскладке количество венцов в стенах будет кратным пяти. И таких «пятерок» окажется четыре. Пятью четыре — двадцать. Об употреблении старыми плотниками такой кратности я уже писал неоднократно. Разметки, сделанные топором на стенах, увы, не помогли в разгадке этой задачи. Они кратны либо четырем, либо пяти и по смежным стенам не совпадают. Для чего и когда сделаны, не установлено. Изба на исконном своем месте не перебиралась.

О крыше. Она самцово-слеговая, первоначальная. Кровля ее, разумеется, менялась и вычинивалась неоднократно. Первоначально была тесовой с потоками на курицах и охлупнем. Для куриц на верхних бревнах боковых стен и трех выше лежащих слегах сделаны зарубки. На переднем фасаде слеги вынесены далеко вперед. Им предшествуют два кронштейна из бревен боковых стен. Они сделаны каждый тремя протесанными с боков выпусками, украшенными по торцам и снизу красивой резьбой, и четвертым круглым, завершающим стены.

С противоположной южной стороны слеги опилены в позднее время. Изначально они имели больший вынос. К ним с помощью врубок крепились слеги крыши над сенями и скотным двором. Крыша избы и двора была общей, двухскатной.

Интерьер избы. Печь устроена в юго-западном углу, поздняя, с трубой, выведенной над крышей, несколько больших размеров, чем первоначальная. Это установлено по врубкам для опечка и отпечаткам на стенах. В какое-то время избу из курной (топящейся по-черному) превратили в белую.

Сохранилась дощатая перегородка, отделяющая кухню («бабий кут») от основного помещения. Вертикально поставленные доски врублены в паз нижнего бруса. Вверху удерживались со стороны кухни полкой-воронцом, со стороны избы небольшим в поперечном сечении бруском. В перегородке открытый (без дверного полотна) проем, несколько отодвинутый от угла печи. Вся перегородка старая, кроме четырех поздних досок, сменивших прежние у примыкания к восточной стене.

В кухне сохранилась встроенная в стену посудная полка.

Изба имела встроенные скамьи, воронцы-полки, сделанные вдоль всех стен, исключая печь, и полати. Эти элементы избы не уцелели, кроме двух воронцов в кухне. Их убрали в наше столетие, видимо тогда, когда жилье переделали на «белое». Врубки для всех утраченных деталей прекрасно сохранились на стенах внизу (для скамей) и вверху (для воронцов и полатей). Они дают исчерпывающие сведения и о местоположении той или иной детали и об их точных размерах.

Пол и потолок в избе изначальные, пластинчатые, то есть набраны из пропазованных бревен, протесанных с одной стороны примерно на одну треть их толщины. Пластины торцами заделаны в пазы, вырубленные в поперечных стенах. Над старым полом позднее был устроен второй, дощатый, так называемый «чистый». Старый утеплен песчаной засыпкой.

Чердак использовался для хранения различных хозяйственных припасов. В него попадали через проем в стене над сенями по приставной лестнице. С чердака сделан выход на балкон в виде небольшого дверного проема. Возможно, его увеличили. Вначале могло быть небольшое отверстие-пролаз. Такое известно по другим избам с балконами.

Как видим, изба Шкипаревых хорошо укладывается в русло жилых построек обширной Мстинской зоны. И даже в небольшую, но «нарядную» их часть. Имею ввиду балкон. Впрочем, первоначальные окна избы могли иметь еще и декоративные наличники с фигурными ставнями. Так ли это было или нет, выяснить не удалось.

По сведениям Павла Антоновича, полученных от отца, а тем от деда, избу эту построили по распоряжению местной помещицы, у которой дед служил конюхом и работу свою выполнял хорошо. Любил лошадей. Повидимому это не легенда. Как звали помещицу, где находилась ее усадьба, уж никто не помнит. Опросы ни к чему не привели. Поиски в архивах не велись.

Скотный двор при избе оказался поздним, перестроенным, с большими утратами. По уцелевшим остаткам, причем и отдельным старым деталям (внутренние столбы), а также по воспоминаниям владельца двор в общих его формах реконструируемся с достаточной полнотой. Высота его крыши, положение и высота западной стены заданы избой. Положение внутренних и наружного столбов зафиксированы в натуре. Длина двора приблизительно определяется длиной слег на крыше избы, хотя и укороченных. Ошибка в расчете может составлять не более метра, если считать, что слеги в крыше над двором вместе с сенями были одинаковой величины. Часто так и случалось. Восточная боковая стена фиксируется шириной прикролька и крыльца. Ответы Шкипарева П.А. на заданные ему вопросы все это подтвердили. Он помнил старый двор, возможно и первоначальный, хотя и ремонтированный. По его сведениям задняя часть двора, хлева была разделена стеной на две примерно равные части. Скотный двор был значительно длиннее дошедшего до нас. Коньковая слега крыши укладывалась на внутренние и наружный столбы. Уцелел отремонтированный, но и попорченный один старый столб. Всего их было четыре. Три размещались внутри, четвертый снаружи за хлевами.

Въезд во двор был один с восточной стороны. Ворота в нем были однопольные. Остальные частные детали двора — двери в хлева и оконца столь незначительны и в тоже время типичны, что при реставрации не составляют труда.

Внимательный читатель, вероятно, уже отметил, что двор избы не имел так характерного для жилых построек Мстинской зоны «передка» с «парадными» воротами. Чем вызвано его отсутствие? Может быть тем, что первый владелец постройки не имел собственной лошади (или лошадей), поскольку мог пользоваться теми, за которыми ему приходилось заботиться, служа у помещицы. Вероятно, так.

Шкипарев П.А. с неохотой уступал постройку музею, однако согласился. Мы приехали и приступили к работе 17 июня 1975г. Хозяин деньги за постройку получил несколько позже.

Работала бригада плотников из 4 человек: Дмитриев М.А. (бригадир), Большаков А.Н., Финагин Б.М., Догузов С.А. Через несколько дней Большакова (из-за болезни) сменил Маляров Г.А. В мои обязанности входили общее и конкретное руководство работами, исследование памятника, обмеры, фотофиксация, ведение дневника с описанием проделанной за каждый день работы.

Стены двора или его частей решено не брать. И позднее они, и бревна погнили настолько, что при снятии разламывались.

Работы, как уже сложилось на практике, начаты с удаления всех поздних элементов, которые не могут быть использованы при реставрации. В их числе щеповая кровля, дощатая опалубка под нею, поздние и ветхие сени, поздняя печь и др. Следующий этап — разметка элементов сруба, его деталей (окна, двери), пола и потолка. Далее — сама разборка, укрепление элементов бревен, как страховка на случай облома их и утраты, складирование и вязка пакетов. Работы были закончены вечером 24 июня. Затрачено не полных 6 дней.

Избе по проекту было определено место в Мстинском секторе на южной стороне образовавшейся уже улицы, в восточной ее части. С 27 июля закладывали столбчатые фундаменты, а 3 июля был уже срублен первый новый венец. Работали 4 плотника.

Научному руководителю приходилось не только вести надзор за работами, но выполнять обмерные чертежи и составлять проект реставрации. Так бывало часто, когда строительные работы опережали проектные. Со временем они шли параллельно, а дальше проектные шли с большим опережением. Такова специфика реставрации деревянных памятников, связанная с их приобретением, обмерами и исследованиями, а также планом реставрационной мастерской.

При сборке избы нижние бревна утраченных венцов, сильно погнившие старые сменялись новыми или вычинивались. Также поступали с полом и потолком. Тесовая кровля с ее элементами полностью выполнялись из новой древесины. Новые скамьи на дощатых подставках-ножках из толстых досок, врубленных в бревна стен, новые воронцы и некоторые другие детали. Новая печь. К сожалению ее не удалось сделать глинобитной, какой была первоначально. Сложили из кирпича.

Скотный двор вместе с сенями, самцово-стропильно-слеговой конструкцией крыши, кровлей над всей постройкой и прикролек с крыльцом выполнялись из новой древесины. Новые элементы, кроме кровель, тонировались снаружи и внутри раствором обыкновенной черной химической туши, при необходимости (для интерьера) с добавками коричневого красителя-бейца.

9 декабря 1976г. все работы на памятнике были закончены и 10-го он был принят комиссией с высокой оценкой реставрации — отлично.

О датировке избы. Точная дата неизвестна. Дендрохронологический анализ древесины не проводился. Многие признаки указывают на вторую половину XIXв. Может быть это 70-80-е годы.

Конспект урока изобразительного искусства в 5 классе.Тема: «Убранство русской избы»

Конспект урока изобразительного искусства в 5 классе

Тема: «Убранство русской избы»

Тип урока: урок изучения нового материала

Автор: Эннанова Ленара Диляверовна, учитель изобразительного искусства МБОУ «Школа-лицей» №3 им. А.С. Макаренко, г. Симферополь.

Описание материала. Предлагаю вам конспект урока изобразительного искусства в 5 классе. Материал данного урока направлен на развитие интереса к народной культуре, воспитание чувства сопричастности к истории и культуре своего народа.

Цель:

  • Ознакомление учащихся с внешним убранством русской избы;

  • Углубление знаний учащихся о традиционных народных строениях;

  • Развитие чувства патриотизма, интереса к истории и культуре своего народа, к сокровищам народного творчества;

  • Научиться понимать и объяснять целостность образного строя традиционного крестьянского жилища, выраженного в его трехчастной структуре и декоре.

Задачи:

  • формирование общекультурной, учебно-познавательной, информационной компетенций учащихся;

  • научиться раскрывать символическое значение, содержательный смысл знаков-образов в декоративном убранстве избы;

  • познакомиться со структурой и декором крестьянского жилища;

  • научиться определять и характеризовать отдельные детали декоративного убранства избы как проявление конструктивной, декоративной и изобразительной деятельности;

  • воспитание уважения к истории культуры своего Отечества, выраженной в её архитектуре, изобразительном искусстве, в национальных образах предметно-материальной и пространственной среды и в понимании красоты человека;

  • формирование активного, заинтересованного отношения к традициям культуры как к смысловой, эстетической и личностно значимой ценности;

  • овладение средствами художественного изображения как способом развития умения видеть реальный мир, как способностью к анализу и структурированию визуального образа на основе его нравственно-эмоциональной оценки.

Зрительный ряд:

  1. Слайды с элементами русской избы

  2. Мультимедийная презентация

  3. Учебник Н.А. Горяева, О.В. Островская «Изобразительное искусство 5 класс. ДПИ в жизни человека», М.: «Просвещение, 2013

Оборудование: компьютер, мультимедийный проектор, экран, презентация «Убранство русской избы»;

Ход урока:

I. Организация урока. (3 мин)

1. Приветствие.

2. Проверка готовности учащихся к уроку.

II. Введение в тему. (6 мин.)

Ребята! Семьи на Руси были большие, под одной крышей собирались и отцы, и деды, и внуки. Вместе легче дом держать, в поле работать, на промысел ходить.

Древние славяне вкладывали глубочайший смысл в постройку дома, ведь человек при этом уподобляется богам, создавшим Вечную Вселенную. Человек же строил свой мир, создавая что-то новое, чего не было в природе и что должно служить и оберегать весь род.

Изба это русский деревянный срубный дом (преимущественно сельский, но до XVII-XVIII вв. и городской).

Какие же виды домов существовали?

  1. Дом «брус» — дом, покрытый двускатной симметричной крышей,

  2. Дом «кошель» — изба и двор стоят рядом, покрытые общей двускатной крышей.

  3. Дом «глаголь» — дом, в котором хозяйственная часть располагается сбоку и сзади сеней. В плане напоминает букву «Г».

  • А теперь давайте подумаем, как в народных представлениях делился дом?

  • Как вы думаете, с чем в народных представлениях связывалась крыша? (с небом)

  • А клеть? (с землей).

  • Подклет (подполье)? (с подземным миром).

Крестьянский дом становился словно маленькой Вселенной, символизирующей связь человека с космосом.

А сейчас мы познакомимся с декоративным убранством избы.

III. Изучение нового материала. ( 8 мин.)

Тема урока «Убранство русской избы».

Помыслы, мечты, надежды любого человека связаны с настоящим и обращены к будущему. Благодаря тому, что думая о будущем, мы обращаемся к прошлому, существуют народные традиции, народное искусство, в том числе искусство строения жилища. Искусство каждого народа начинается с архитектуры. Когда-то на Руси леса тесной стеной окружали деревни и села. В русском зодчестве хранится память народная. Память помогает нам полнокровно жить, творить, утверждать новое.
Один из известных специалистов В.С. Воронов писал: «искусство, рожденное народным коллективом, всегда гениально, всегда сохраняет в себе огромную плодотворную и неумирающую энергию воздействия на индивидуальность и всегда является ей примером величия и силы подлинного творчества». 
Народное искусство сегодня представляет собой стержень, соединяющий современную художественную культуру с истоками человеческой цивилизации.

Русская изба.

  • Что такое дом, изба для человека в этом беспредельном мире?

  • Чем является для русского человека дом (жилище)? ( небесной колесницей)

  • Почему?

  • Человек, чувствуя себя незащищенным от внешних сил, стремился создать свой мир, свой дом — добрый и уютный. И поэтому неслучайно, если вы обратите внимание на крестьянские дома в деревнях и селах вы не сможете найти два одинаковых по внешнему убранству дома.

  • Как вы думаете, почему? (Потому что каждый хозяин дома старался , чтобы его дом был красивым, уютным, отличался своим резным или расписным убранством, то есть имел свое индивидуальное «лицо»

Интересны и загадочны сами названия конструкций, декоративных элементов.

Фронтон избы — чело, передняя часть — лицо, окна — глаза. Удивительно, что так очеловечен облик избы. (показ слайдов).

Чудесной резьбой покрывали мастера не только предметы интерьера, но и саму избу. Крестьянский дом называли родной, родимый, как называют дорогого человека. Дом – кров по своей значимости находился в одном ряду таких понятий, как жизнь, добро, родная земля.

Русская изба состояла из трех частей:

  • верхняя часть – жизнь души, поэтому самая яркая, красивая, нарядная;

  • конек – небесная колесница;

  • сруб – с него начинали строить, это жизнь человека;

  • клеть – комната без окон, в ней хранились бочки с вареньем и соленьем (в северных районах нашей страны).

  • Ребята, скажите, как называется элемент украшения, находящейся на самой крыше? (конь, конек). (Беседа сопровождается демонстрацией слайдов).

  • Для чего сажал русский человек конька на крышу дома?

  • Только ли ради украшения или в этом есть более глубокий смысл? 

Тем более что одному человеку водрузить конька было просто не под силу. Всем миром, всей деревней устанавливали огромное бревно лиственницы, с вырезанным из корневища обликом коня, всем миром радовались успешному завершению дела. (показ слайда). Вот что по этому поводу писал великий русский поэт С.А. Есенин: «Конь в греческой, римской, египетской и русской мифологии есть знак устремления но только один русский мужик догадался посадить его к себе на крышу, уподобляя свою хату под ним- колеснице».

Оказывается, для русского человека образ коня на крыше значил гораздо больше, чем украшение, он олицетворял солнце, становился солнечным знаком, под защитой которого и находился дом, крестьянская семья.

Русская культура вся обереговая, предназначена оберегать человека.

Одним из распространенных изображений русской избы является образ русалки – берегини (показ слайда).

Свои наблюдения за движением солнца по небосводу наши предки сумели запечатлеть в образном строе фронтона дома.

Доски — полотенца украшают спереди фронтон избы (демонстрация слайда).
Символы солнца и земли на резных полотенцах крестьянских изб.

Левый конец причелин символизировал – утреннее восходящее солнце, а правый – вечернее заходящее.

  • Почему в орнаментах (резных и расписных) крестьяне чаще всего изображали солнце?

  • Потому что от солнца зависело благополучие в семье крестьянина-землепашца. Мечта о солнце объяснялось еще и тем, что оно было зачастую редким и оттого таким желанным в суровых северных краях.

Причелины — «хляби» изб (заклинательная орнаментика).

На окнах изб были наличники с вырезанными цветами, травами или изображениями разных животных.

Через передние окна в избу входили свет солнца, новости деревенской жизни. Окно связывало мир домашней жизнь с внешним миром, и поэтому так торжественно – наряден был декор окон.

На наличниках можно было увидеть фигурки птиц, клюющих виноград, изображения фантастических животных.

«Ты лучами к полям прикасалось,

Улыбалось веселым огнем,

Ты и кругом и ромбом казалось,

Представлялось ты даже конем»,

— писал поэт Б. Дубровин.

IV. Постановка творческой задачи. (19 мин)
— выполнить эскиз украшения фронтона дома-1 вариант
— выполнить эскиз декоративного оформления окна (с резными наличниками-2 вариант)
— выполнить декоративного оформления окна с отавнями-3 вариант
— выполнить эскиз декоративного убранства переднего фасада дома (фронтона, красного окна, окон с резными элементами на переднем фасаде дома) -4 вариант.
— презентовать свой рисунок одноклассникам.

V. Педагогическое руководство творчеством учащихся.

VI. Подведение итогов. (2 мин.)

Сегодня  мы познакомились с вами с русским народным деревянным зодчеством на примере крестьянской избы.

И давайте повторим, какие символические образы можно увидеть в узорном убранстве изб? (символические образы солнца, земли, птиц, растений, животных, фантастических существ).

  • Что нам удалось сегодня на уроке?

  • Что не удалось и почему?

  • Чему научился на уроке? 

VIII. Анализ работ учащихся, выставление оценок. (2 мин).

Русский человек жил в тесном содружестве с природой, окружающим миром, выражал свои представления о нем в символических образах, как бы призывая в союзники, могущественные силы природы.

Вопросы для рефлексии:

  • Зачем люди украшают свои жилища?

  • О чем может рассказать декор крестьянской избы?

  • Назовите элементы избы.

Источники для подготовки к уроку:

  • Н.А. Горяева О.В. Островская. Декоративно – прикладное искусство в жизни человека. М. Просвещение, 2006 г.

  • М.А. Некрасова Народное искусство России. Народное творчество как мир целостности. М., 1983

  • Учебник Н.А. Горяева, О.В. Островская «Изобразительное искусство 5 класс. ДПИ в жизни человека», М.: «Просвещение, 2013

  • Предметная линия учебников под редакцией Б.М. Неменского.5-8 классы: учеб. Пособие для общеобразовательных организаций/[Б.М. Неменский, Л.А. Неменская, Н. А. Горяева, А. С. Питерских]. – М. : Просвещение, 2015.

Элементы русской избы, которые можно использовать при оформлении современной городской квартиры


⚑  |  ❤ 495  |  ☻ 0
Категория: Без рубрики
  1. 5
  2. 4
  3. 3
  4. 2
  5. 1
(0 голосов, в среднем: 0 из 5) Читайте также:

Русские избы времён их наибольшего распространения представляли собой крепкие бревенчатые строения, при возведении которых иногда применялись некоторые тогдашние новшества и разные приёмы декорирования. Но в большинстве своём все они достаточно однотипны. Главным элементом их внутреннего убранства является большая кирпичная печь – источник тепловой энергии и центр, диктующий условия формирования простого и практичного интерьера.

Русская печь

Печи в русских избах использовались в качестве настоящих многофункциональных бытовых устройств. Ими обогревали дом, на них спали и готовили пищу. Внутри печей, после несложных подготовительных манипуляций обустраивали даже миниатюрную домашнюю баню. Если исключить из рассмотрения внутреннее убранство просторных деревянных домов наиболее зажиточных граждан, то большинство изб можно сравнить с сегодняшними однокомнатными квартирами-студиями, где одно помещение исполняет функции гостиной, спальни, кухни и столовой.

Полностью доминировавший патриархальный уклад жизни в бывшей Российской Империи способствовал чёткому разделению прав и обязанностей мужской и женской половины семьи. Что было выражено даже в неписаных правилах пользования домашним очагом. Если для жён пространство возле печи – это место готовки, уборки и рукоделия, то мужья после своих нелёгких трудов занимали почётные места на тёплых лежанках или полотях. Но труд основных добытчиков и кормильцев был действительно тяжёлым, поэтому с сегодняшним стереотипным изображением бездельника, расслабленно возлежащего на мягком диване, данное обстоятельство сравнивать неуместно.

Стилизация под деревенскую избу

Интерьер в русском стиле – это не обязательно только лишь лубочная картинка с лаптями, коромыслами и деревянными избушками. Ведь существуют и другие направления, например, русский дворцовый стиль. Но часто тяготение к созданию тёплой деревенской обстановки всё же преобладает.

В городской квартире строить настоящую кирпичную печь ради формирования стилизованного под старину интерьера не слишком разумно. Для этой цели обычно используют менее кардинальные приёмы. Достаточно только внести в обстановку соответствующие декоративные элементы и подходящие по внешнему виду предметы повседневного обихода:

  • глиняную и деревянную посуду;
  • самовар;
  • плетёные короба и корзины;
  • текстиль с национальной вышивкой.

Отличным решением станет приобретение готовых или произведённых на заказ предметов мебели, отличающихся простотой и добротностью строения. Если использовать пластиковые материалы, то они должны обладать декоративными покрытиями, имитирующими древесную фактуру, поскольку вся мебель в прежние времена изготавливалась только из натуральной древесины. Но и дерево тут уместно использовать не всякое. Наиболее подходящими материалами изготовления стилизованных предметов являются дуб, берёза, ясень, сосна и лиственница.

Ведь откуда бы взяться в простой деревенской избе махагону, палисандру или венге?

Вы читаете статью Элементы русской избы, которые можно использовать при оформлении современной городской квартиры. Все материалы на сайте Two Room, а также и статья Элементы русской избы, которые можно использовать при оформлении современной городской квартиры — написаны специально ждя вас, и мы рады если Вам нравиться наш журнал.

Национальный парк «Паанаярви» » Изба «Цилиндровка» 1

• Расчетный час — 12.00
• Заселение в домик после 12.00
• Освобождение домика — до 12.00
• При заселении, пожалуйста, обратите внимание на наличие всего перечисленного в описи инвентаря и комплектации мягкого инвентаря
• При отсутствии или плохом состоянии перечисленного в описи инвентаря, необходимо сообщить дежурному инспектору
• Место нахождения дежурного инспектора — служебные дома «Кордон», «Перекресток», «Инспекторская изба на Паанаярви»
• В избе соблюдайте чистоту и порядок
• На территории, относящейся к избе: кострище, беседка, дровяник, спуск, туалет, соблюдайте порядок
• Несгораемый мусор собирайте в мусоросборник. Горючий мусор сжигайте на костре. Пищевые отходы, рыбьи потроха, кофейную и чайную гущу выбрасывайте в туалет
• Не разбрасывайте окурки около домика и кострища. Их можно сжечь на костре
• Не повреждайте столы, скамьи и другие постройки, не оставляйте «печальную» память о себе на долгие годы
• Для приготовления пищи, питья и других целей используйте воду из озера, реки или ручья, которые находятся рядом с местом Вашего базирования. Во всех водоемах парка чистая вода и ее можно использовать, не опасаясь за здоровье
• Пищу можно приготовить на печи в избе или на кострище
• Закопченные котелки и чайники не ставьте на стол, на пол и на скамьи. Для этого есть специальные подставочные доски
• Соблюдайте правила пользования печью
• Пожалуйста, не разводите больших костров и экономьте дрова
• Соблюдайте правила пожарной безопасности
• Соблюдайте чистоту в туалете

• Убедитесь, что огонь в печи погас, а угли уже не тлеют
• Приберитесь: подметите пол в домике, оставьте чистым стол
• Не оставляйте остатков пищи на столе или в котелке
• Вымойте котелок и чайник, они должны остаться чистыми
• Из ведер, баков и умывальников вылейте воду (это особенно важно зимой)
• Матрацы, подушки и одеяла аккуратно сложите
• Использованное постельное белье соберите и сдайте дежурному инспектору
• Мусор отнесите в мусоросборник
• Оставьте чистым туалет
• Оставьте чистой территорию около избы
• Проверьте наличие инвентаря согласно описи
• В случае порчи инвентаря, сообщите дежурному инспектору и возместите ущерб администрации парка
• Дверь плотно закройте, чтобы лесные обитатели не попали в избу
• Сообщите дежурному инспектору о вашем отъезде

Изюминка коллекции

: Гэри Гай Уилсон и примитивная хижина Тайлера Стангера и Джимми Чанга

Как одна из старейших архитектурных теорий, «примитивная хижина» оказала влияние на поколения архитекторов. Примитивная хижина возникает, когда вертикальные стволы деревьев, посаженные в землю, поддерживают горизонтальную балку, несущую наклонную крышу для отвода дождевой воды. В 1753 году французский теоретик Марк-Антуан (аббат) Ложье утверждал, что примитивная хижина свидетельствует о естественном происхождении архитектуры и что она, примитивная хижина, является прототипом всех построенных форм.

Ложье примитивная хижина
Марк-Антуан (аббат) Ложье на этом изображении обратил внимание на природные истоки архитектуры.
Изображение предоставлено Викимедиа, https://commons.wikimedia.org/wiki/File:Essai_sur_l%27Architecture_-_Frontispiece.jpg

В 1851 году Готфрид Земпер расширил теорию примитивных хижин, опубликовав «Четыре элемента архитектуры». В попытке объяснить архитектурную теорию через призму антропологии Карибская хижина Семпера определила четыре основных элемента: очаг, крышу, ограждение и насыпь.Для Земпера очаг был центральным элементом архитектуры и элементом крыши, ограды и насыпи.

Земпер — Карибская хижина — четыре элемента архитектуры
Готфрид Земпер сосредоточил свои истоки истории архитектуры на очаге, как видно на этих архитектурных чертежах.
Изображение предоставлено: Джейкоби, Сэм (2015). «Типовые и типологические рассуждения: схематическая практика архитектуры», The Journal of Architecture: Vol. 20: Выпуск 6. http: // www.tandfonline.com/doi/figure/10.1080/13602365.2015.1116104

Как город зрелищ, Лас-Вегас отказывается от традиционной умеренности в масштабах и пропорциях в пользу чрезмерного превышения размеров и тематических карикатур. Тем не менее, даже сегодня эти примитивные теории архитектуры, какими бы простыми они ни были, все еще формируют основу застроенной среды Лас-Вегаса — и делают это в огромных масштабах. Сегодняшний культовый горизонт Лас-Вегаса, почти полностью состоящий из огромных курортов-мегаполисов, преувеличивает многие культовые сооружения со всего мира.Эти курорты, возможно, проникли в тематические глубины Древнего Египта, классического Рима, средневековой Англии и современного Нью-Йорка, но немногие из этих курортов так буквально говорят об этой самой примитивной архитектурной форме — примитивной хижине.

Один дальновидный архитектор из Лас-Вегаса, Гэри Гай Уилсон, работая на Джексона Уиллера, предложил адаптацию на полинезийскую тематику знаменитого, но пока нереализованного курорта Xanadu Resort Мартина Стерна. Адаптация Уилсона одновременно вернула дизайн курорта Лас-Вегаса к скромным и примитивным корням архитектуры и преувеличила логику теорий «примитивной хижины» так, как это можно было сделать только в Лас-Вегасе.На этих концептуальных рисунках Уилсон демонстрирует способность Лас-Вегаса создавать проекты, которые в любой другой точке мира считались бы смехотворными:

Эскиз экстерьера, редакция отеля Xanadu. Архитектурные чертежи Гэри Гая Уилсона, 1965–1996. MS-00439. Специальные коллекции, университетские библиотеки, Университет Невады, Лас-Вегас.
Горизонтальный элемент, появляющийся возле вершины, мог бы стать отличной смотровой площадкой … чтобы потенциально спрыгнуть с тарзанки?

Монументальный по своим масштабам, гигантский курорт напоминает архетипическую хижину тики.В предложении Уилсона используется внешний фасад с соломенной крышей, чтобы защитить жителей от суровой пустыни Мохаве, а главный вход расположен вдоль главной оси здания. Замысловатые детали деревянного рельефа, окружающие вход, связывают этот курорт с акцентом Семпера на ценности архитектуры и рук ремесленников, которые ее создают. Поскольку тропическая пальма чужда региону, этот курорт может похвастаться, пожалуй, самым логичным ландшафтным использованием пальмы в Лас-Вегасе.

Гэри Гай Уилсон мудро перенес логику карибской хижины в интерьер курорта.Уилсон построил этот мега-курорт, следуя четырем элементам Семпера, вокруг центрального очага — как может только Лас-Вегас. На этих рисунках мы видим, как логика очага преувеличена и сделана впечатляющей по мере того, как очаг курорта превращается в …

Вулкан, эскиз интерьера, редакция отеля Xanadu. Архитектурные чертежи Гэри Гая Уилсона, 1965–1996. MS-00439. Специальные коллекции, университетские библиотеки, Университет Невады, Лас-Вегас.

Обратите внимание, что вулкан (внутри здания!) Возникает из водоема (также внутри здания!)… Который предположительно эффектно извергается каждые полчаса в результате ритуального жеста этого человека…

Жертвоприношение вулкана, набросок, редакция отеля Xanadu.Архитектурные чертежи Гэри Гая Уилсона, 1965–1996. MS-00439. Специальные коллекции, университетские библиотеки, Университет Невады, Лас-Вегас.

Заходите в специальные коллекции UNLV, чтобы изучить это великое произведение нереализованной архитектуры! С более чем 600 наборами чертежей Уилсона можно получить доступ через специальные коллекции библиотек UNLV: Архитектурные чертежи Гэри Гая Уилсона, 1965–1996.

Авторы Тайлер Стэнджер и Джимми Чанг — студенты шестого курса архитектуры, работающие в специальных коллекциях библиотек UNLV.

Первобытная хижина — Теория Ложье об архитектуре

Примитивная хижина стала кратким изложением принципа, определяющего основные элементы архитектуры. Часто это выражение звучит так: «Первобытная хижина Ложье».

Марк-Антуан Ложье (1713-1769) был французским священником-иезуитом, который отверг роскошь архитектуры барокко, преобладавшую при его жизни. Он изложил свою теорию о том, какой должна быть архитектура в документе 1753 Essai sur l’architecture .По словам Ложье, вся архитектура состоит из трех основных элементов:

Иллюстрированная примитивная хижина

Ложье расширил свое эссе размером с книгу во втором издании, опубликованном в 1755 году. Это второе издание включает культовую иллюстрацию на фронтисписе французского художника Шарля Эйзена. На картине идиллическая женщина (возможно, олицетворение архитектуры) указывает на простую деревенскую хижину ребенку (возможно, невежественному, наивному архитектору). Структура, на которую она указывает, проста по дизайну, использует основные геометрические формы и построена из природных элементов.«Примитивная хижина» Ложье — это его воплощение философии, которая вытекает из этого простого идеала всей архитектуры.

В английском переводе этого издания 1755 года фронтиспис, созданный британским гравером Сэмюэлем Уэйлом, немного отличается от иллюстрации, использованной в знаменитом французском издании. Картина в англоязычной книге менее аллегорическая и более четкая, чем более романтическая картина из французского издания. Однако обе иллюстрации демонстрируют аргументированный и упрощенный подход к строительству.

Полное название на английском языке

Очерк архитектуры; в котором объяснены его истинные принципы и предложены неизменные правила для управления суждениями и формирования вкуса джентльмена и архитектора в отношении различных типов зданий, украшения городов и планирования садов.

Идея примитивной хижины от Laugier

Ложье предполагает, что человеку ничего не нужно, кроме тени от солнца и укрытия от штормов — те же требования, что и более примитивному человеку.«Этот человек желает создать себе жилище, которое покрывает его, но не хоронит», — пишет Ложье. «Кусочки дерева, поднятые перпендикулярно, дают нам представление о колоннах. Горизонтальные куски, которые лежат на них, дают нам представление об антаблементах».

Ветви образуют склон, который может быть покрыт листьями и мхом, «так что ни солнце, ни дождь не могут проникнуть туда; теперь человек поселился».

Ложье заключает, что «Маленькая деревенская хижина, которую я только что описал, — это модель, на которой были изображены все великолепия архитектуры.»

Почему важна примитивная хижина Ложье?

  1. Эссе считается основным трактатом по теории архитектуры. Его часто цитируют учителя архитектуры и практикующие архитекторы даже в 21 веке.
  2. Выражение Ложье — прогреческий классицизм, который противоречит орнаментам и убранству эпохи барокко. Он стал аргументом в пользу будущих архитектурных движений, включая неоклассицизм 18-го века и тенденцию 21-го века к неукрашенным, экологически чистым крошечным домам и маленьким жилищам (см. Книги, которые помогут вам построить меньший дом).
  3. Идея Primitive Hut поддерживает философию , возвращающуюся к природе, , романтическую идею, которая приобрела популярность в середине 18 века и оказала влияние на литературу, искусство, музыку и архитектуру.
  4. Определение основных элементов архитектуры — это заявление о цели, философия, которая движет работой художника и практика. Простота дизайна и использование натуральных материалов, которые, по мнению Лаугье, являются неотъемлемой частью архитектуры, — это знакомые идеи, которые были приняты более современными архитекторами, в том числе Фрэнком Ллойдом Райтом и видением Густава Стикли из Craftsman Farms.
  5. Деревенский домик Ложье иногда называют Витрувианская хижина , потому что Ложье построено на идеях естественной и божественной пропорции, задокументированных древнеримским архитектором Маркусом Витрувием (см. Геометрия и архитектура).

Критическое мышление

Популярность философии Ложье отчасти объясняется тем, что он предлагает понятные альтернативы архитектуре, которую презирает. Ясность его написания такова, что говорят, что английский архитектор сэр Джон Соун (1753-1837) передал копии книги Ложье своим новым сотрудникам.Архитекторы 20-го века, такие как Ле Корбюзье, и 21-го века, включая Тома Мейна, признали влияние идей Ложье на их собственные работы.

Необязательно соглашаться с видениями Ложье, но лучше их понять. Идеи формируют все, что мы создаем, включая архитектуру. У каждого есть философия, которая со временем развивается, даже если идеи не были записаны.

Полезный проект — выразить словами разработанные вами теории архитектуры и дизайна — как следует строить здания? как должны выглядеть города? какие элементы дизайна должны быть во всей архитектуре? Как писать философию? Как ты читаешь философию?

Первобытная хижина и связанные с ней книги

  • Эссе по архитектуре Марка-Антуана Ложье, английский перевод Вольфганга Херманна и Анни Херрманн
    Купить на Amazon
  • На доме Адама в раю: идея примитивной хижины в истории архитектуры Джозеф Рикверт, MIT Press, 1981
    Купить на Amazon
  • Собственная хижина: жизнь вне круга архитектуры Энн Клайн, MIT Press, 1998
    Купить на Amazon

Источники

  • Цитаты и фронтиспис дизайнера Mr.Уэйл за английский перевод эссе Ложье об архитектуре (1755 г.) в открытом доступе благодаря открытой библиотеке, openlibrary.org

Laugier; Первое здание человека, как оно возникло и воплощенные в нем системные отношения.

«Первобытная хижина, — писал он в 1753 году, — является не только источником, но и олицетворением всего правильного в архитектуре»

Одна из теорий, выдвинутых Лаугье, заключалась в том, что общие принципы Архитектура была создана путем простого естественного вмешательства; по сути, этот природный процесс диктует свои собственные правила.

Первая структура, как он описывает, была создана человеком в его примитивном состоянии; без какой-либо поддержки, влияния или какого-либо руководства. Совершенно не похож на реальность сегодняшней строительной отрасли.

Обладая лишь инстинктами, которые помогали ему, Человек сначала искал место для отдыха. Он нашел траву приятной для глаз и лежал, наслаждаясь утешением, которое это давало ему. Его пребывание было прервано; жар от Солнца постепенно становился слишком сильным.

В поисках тени человек нашел убежище в густом лесу.Однако, прежде чем у него появилась возможность полюбоваться своим открытием, природа снова решила не согласиться с его позицией, и Человек был изгнан из-за дождя.

В этот момент Человек наткнулся на пещеру. Это защищало его от непогоды; гордый, он хвалил себя за свое открытие.

Однако Человек не мог оставаться здесь долго, так как было темно и стоял сильный неприятный запах. И снова он был вынужден съехать и вернуться в исходное состояние.

В этот момент Человек наверняка испытал чувство разочарования; кто бы не хотел просто сдаться? Однако его инстинкты имели альтернативный мотив.Испытав недостатки каждого из элементов, он стал искать выход. Во время своего путешествия человек собрал множество вещей; ветви, листья и род. Он начал с того, что поставил четыре сильные ветви вертикально, чтобы собрать квадрат. Затем на них положили еще четыре и еще два положили сверху, которые, наклоняясь друг к другу, встречались в своей наивысшей точке. Человек плотно уложил листья, собранные во время его более ранней уборки, чтобы покрыть крышу, как модуль. Совершенно упрощенно он предотвратил любое проникновение со стороны элементов…

… по словам Ложье, это было первое здание, построенное человеком; деревенский домик? -? «МУЖЧИНА ТЕПЕРЬ ЖИЛЫЙ».

Оглядываясь на теорию Ложье, он предполагает, что все, что связано с искусственной средой, так или иначе связано с природой. Он считает, что каждое строение должно состоять из модулей, из которых построена деревенская хижина. В его глазах все остальное было бы неестественным явлением.

Три основных модуля, которые, по словам Ложье, должны были быть интегрированы, — это колонна, антаблемент и фронтон.

Ложье увидел в качестве первого элемента колонну, которую в ранней модели он определял как четыре сильных вертикальных ветви. Он предполагает, что это определяющий структурный элемент, который удерживает другие на месте. Он также говорит, что этот модуль должен быть строго перпендикулярным, чтобы получить полную силу из модуля и выдержать нагрузку.

Он обнаружил, что для того, чтобы показать происхождение природы в лучшем виде, колонна не должна опираться ни на что другое; другими словами, он должен быть отдельно стоящим.Поскольку в глазах Ложье преобладает теория природы, он заявляет, что колонна также должна быть круглой, поскольку это самая естественная форма? — он объясняет это.

«. Ничего не квадратное».

Дополнительным правилом к ​​этой статье является то, что колонна должна быть сужена снизу вверх, так как это часто встречается в природе.

Второй элемент — антаблемент. Внутри деревенской хижины он состоит из четырех ветвей, лежащих на стойках. Этот модуль поддерживает себя и принимает нагрузку на крышу, поэтому его можно равномерно распределить по колоннам.По словам Ложье, каждая длина не должна иметь выступов или углов. Систематическая для природы до сих пор теория элементов Ложье находит поддержку.

Последний элемент также напрямую связан с природой, в частности с небом. Он известен как фронтон; фронтон крыши. Это сопровождается простым набором правил; Форма этого модуля должна быть треугольной по высоте, а его место должно быть над антаблементом. Здесь, я думаю, Ложье прямо подразумевает, что природа идеально сбалансирована; «.практически безупречный, без неровностей ».

Модель деревенской хижины является ключевым примером теории Ложье; у природы есть свое оправдание. Путешествие человека столкнулось с множеством проблем, однако простое воплощение трех элементов служило систематической цели; большинство из них. существенно решая каждую проблему Человека —

«. Теория Ложье фундаментально заложила фундамент для всех будущих структур».

Книга в фокусе: Четыре элемента архитектуры Готфрида Семпера — RTF

В своей получившей признание и не менее критикуемой книге «Четыре элемента архитектуры» автор Готфрид Земпер рассказывает об истоках архитектуры с антропологической точки зрения.Он выдвигает свои аргументы, разделяя архитектуру на четыре основных элемента: очаг, крышу, ограждение и насыпь. Возможно, Джонатан Хейл лучше всего выразил это в своей исследовательской работе, когда пишет, что «Четыре элемента архитектуры как теория, основанная на археологии, подчеркивают функционализм как предпосылку интенциональности». (Джонатан, 2005)

Участвуйте сейчас Готфрид Земпер_ © www.voutsadakis.com

Земпер начинает с утверждения, что эллинистическая культура выросла из хумуса старых культур.Древняя культура египтян и ассирийцев, например, предоставила почву для роста эллинской культуры.

Переходя к объяснению элементов своей архитектуры, Семпер начинает с очага. Он утверждает, что это моральный элемент архитектуры. В некотором смысле он обращается к значению огня для древних культур, когда он используется в подношении, на святых алтарях и символах, связанных с ним. Он объясняет, что первые союзы и договоры будут заключаться вокруг огня.Семья собиралась после охоты, сидела и ела у костра. Таким образом, он заключает, что очаг образовывал священный центр, вокруг которого все остальное принимало порядок и форму.

Войти Сейчас

Автор также указывает на то, что при более близком изучении и в соответствии с различными культурами и социальными обычаями из четырех элементов развиваются различные технические навыки, которые я напишу под каждым элементом отдельно. Затем Семпер переходит к объяснению образования ограды, насыпи и крыши, заявляя, что они пришли для защиты очага от трех сил природы.

Пример примитивной избы. © Севали Д.

Ограда, как рассказывает Семпер, возникла из-за необходимости защитить очаг от ветров и вторгшихся на него диких животных. По сути, он похоронен в корнях ткачества. Ограда возникла из ткачества циновок и ковров. Таким образом, пространственный разделитель, который мы видим сегодня, произошел от все еще видимого тканевого экрана. Он поддерживает свои аргументы, заявляя, что даже сейчас люди могут рассматривать работу загона и изгороди у примитивных племен как пространственный разделитель.Это привело к тому, что в конечном итоге растительные волокна сплетались вместе с тканью, чтобы, возможно, укрепить вертикально подвешенные циновки.

Постепенно по мере появления дополнительных функциональных и эстетических требований материалы стали меняться на нечто большее, чем ткань. Семпер доказал это через исторический контекст, в котором ассирийцы использовали терракотовые кирпичи и, в конечном итоге, использовали дерево и камни. Семпер здесь также имеет дело с термином полихромия. В следующих нескольких абзацах он объясняет украшения, которые появились в первых стенах.

Войти Сейчас

Начиная с элементов культуры, вытканных на циновках, которые затем были воплощены в вертикальном ограждении, в искусстве отделки панелей, а также в живописи и барельефе, за которые ассирийцы, среди прочего, хвалят. Затем Семпер диктует внимание к деталям этого искусства через греческие, римские, финикийские, индийские и ассирийские культурные примеры.

Эллинистическое поселение и культура. © CurioSfera

После этого долгого отступления Семпер переходит на крышу.Ранее он объяснил, что техническое мастерство столярных работ развивалось вместе с кровлей. Затем, двигаясь оттуда, он утверждает, что крыша должна была защищать очаг от дождя. Фактически, он даже цитирует, что паломники, ожидающие во дворе храма, чтобы пройти процессию, имели для них и самой процессии ткань, растянувшуюся на более высоких колоннах внутреннего двора. Таким образом ткань из матов переводится и становится крышей.

Согласно автору, опять же, в соответствии с обычаями и географией, крыша по своей важности и материальности изменилась от ассирийцев к египтянам и к грекам.

Войти Сейчас

В своем обсуждении храмов древнего мира и их древнейших построек Семпер обращает внимание на важный момент. Почти скрытый от глаз читателя, он утверждает, что архитектурные формы и практики никогда не развивались изолированно. Колонны, которые были финикийскими, стали ступенькой для более поздних греческих колонн. Финикийский был также идеей храмовых дворов и обустройства передних дворов, которые стали образцом для греков и были замечены в Тире, Карфагене и Аиде.

Меньше всего обсуждаемый элемент, но никогда не упускаемый из виду, — это холм. Семпер утверждает, что вокруг кургана развились навыки каменной кладки и воды. Семпер пытается утверждать, что насыпь или земляные работы представляют собой строительную площадку или место, отстаивающее землю, на котором должно происходить строительство. Это, в то время как мы отмечаем нулевой уровень земли, также приводит нас к выявлению пространственных соотношений секций в целом, которые построены.

Сам Семпер завершает дискуссию несколькими практическими приложениями, в которых он перечисляет несколько вещей, которые следует иметь в виду, когда погружается в искусство изготовления.Он пишет здесь о вольере, который всегда вспоминают как о коврах, уступивших место стенам, о культуре идентификации и географии места, а также о материалах и решениях, которые должны подчеркивать характер целого.

Войти Сейчас

Теория примитивной хижины Семпера остается одной из самых значительных в современной архитектурной теории. Его характер определения четырех структурных элементов и последующего сопоставления их с художественными и техническими навыками ткачества, столярного дела, керамики и т. Д. Дает читателю более глубокое понимание жизни и науки архитектуры.

Номер ссылки
  1. Хейл, Джонатан (2005). Примитивная хижина Готфрида Земпера как акт самотворения. Доступно по адресу: https://www.researchgate.net/publication/231840707_Gottfried_Semper%27s_primitive_hut_as_an_act_of_self-creation [дата обращения: 21 апреля 2021 г.].
  2. Неизвестно (2010). Готфрид Земпер. [онлайн]. Доступно по адресу: http://www.voutsadakis.com/GALLERY/ALMANAC/Year2010/Nov2010/11292010/2010nov29a.html [по состоянию на 21 апреля 2021 г.].
  3. Севали Д. (2018).Пример примитивной избы. [онлайн]. Доступно по адресу: https://www.tripadvisor.co.uk/Attraction_Review-g312618-d14091455-Reviews-Masorini_Archaeological_Site-Kruger_National_Park.html#/media-atf/14091455/318646357:p/?album&type=0category&type=0category&type=160category&type=0category&type=0category&type=0category&type=0category&type=0category&type=0category&type=0category&type=0category&type=0category&type=0category&type=0category&type=160 [Доступ 21 апреля 2021 г.]
  4. Неизвестно (2020). Эллинистическая культура и поселение. [онлайн]. Доступно по адресу: https://curiosfera-historia.com/historia-de-la-acropolis-de-atenas/ [доступ 21 апреля 2021 г.].

ЭССЕ: Вечное возвращение первобытной хижины

«Земля — ​​это уже архитектура.»- Питер Карл
« Мы убегаем с мыслями в поисках настоящего убежища ». — Гастон Башляр

Выставочный вид Machines à penser , Fondazione Prada, Венеция. Фотография Маттиа Бальзамини. Предоставлено Фондом Прада. На переднем плане: Леонор Андунес, Один / двенадцать узлов с двойным впечатлением , (2018). На заднем плане: Марк Райли, Диорама Скьолдена (Хижина Людвига Витгенштейна) , (2016). Реконструкция хижины Витгенштейна.

Представьте себе поле.Не необычное поле. Просто поле. Трава, да. Деревья вдалеке тоже да. Закаленное голубое небо, несколько облаков, летающие из сезона в сезон птицы. На этом поле никто не жил. Нет в недавно записанной памяти. Это нетронутая область, из тех, что возникают в воображении среднего класса при поиске образа «природа». Есть тишина, но это не тишина покидающего землю Бога. Это тишина не-города. Здесь нет ни дорог, ни машин, ни Starbucks, ни автоматических раздвижных дверей, ни камер видеонаблюдения, ни внушительных стоек регистрации в холлах офисов, ни запертых окон, ни липкого линолеума, ни горгулий Микки Мауса, ни мраморных плит стеллажей для бутиков. Ни проседших кирпичных стен, ни хрипящего кондиционера, ни испачканных никотином потолков, ни пыльных витрин, ни говорящих туалетов, ни фашистских окон, ни шкафов для хранения вещей и их секретов, и определенно никаких высоких шпилей.Архитектуры нет.

Но что, если вы хотите, чтобы на этом поле появилась архитектура. С минимальными усилиями. Минимальные средства. Что бы это было?

Деревянный пол размером с маленькую комнату? Стены вокруг него устроены? Дверь для входа? Одно или два окна? Крыша? Потому что в какой-то момент пойдет дождь. Может пойти снег. Итак, мы можем задаться вопросом, является ли такое собрание элементов самой минималистичной архитектурой?

Название такого собрания может быть «хижина». Односложное слово, такое же простое, как детский план дома.Базовое убежище, да, несомненно, поскольку суровость земли ощущается на большей части ее обитаемой поверхности. Защита от внешних угроз — волков, воров — тоже. Однако постоянство хижины в истории архитектуры и культуры очень убедительно свидетельствует о том, что ее истинное символическое значение значительно затмевает ее скромную прагматическую претензию. И размер.

В знаменательном эссе Джозефа Рикверта « О доме Адама в раю » (1972 г.) хижина представлена ​​как самое первое жилище в Эдемском саду, неотделимое от плодов плодоносящих деревьев.И хотя в Книге Бытия нет конкретных ссылок на дом Адама и Евы, Рикверт утверждает путем экстраполяции, что он, должно быть, был там, как «обетование, а также воспоминание». Хижина, как архетип, содержит множество: призраки прошлого и тени тех призраков, которые вырисовываются в будущем. Согласно Rykwert:

(…) возвращение к истокам — константа человеческого развития. Первобытная хижина — дом первого человека — поэтому не является случайной заботой теоретиков, не случайным элементом мифа или ритуала.Возврат к истокам всегда подразумевает переосмысление того, что вы делаете обычно, попытку возобновить обоснованность ваших повседневных действий.

В каких формах и в какое время появлялась хижина как попытка вместить мысль? Как оно сохранялось над достижениями в обществе, убеждениями, технологиями? А что он скрывает? Или от чего прячется?

Наедине с Богом

Представьте себе восхождение на вершину разрушенной колонны в жаркой пустыне Восточной Римской империи, V век н.э.Там вы останетесь на 37 лет в воздержанной преданности Богу. Вас зовут Симеон Столпник, и однажды вы станете святым в знак признания вашего крайнего лишения, и спустя много времени после этого Луис Бунюэль снимет художественный фильм, основанный на вашей жизни, под названием Simon of the Desert .

Выставочный вид Machines à penser , Fondazione Prada, Венеция. Фотография Маттиа Бальзамини. Предоставлено Фондом Прада. Паоло Киасера, Spazierstock , 2009.

Отступление Симеона из города последовало за практикой отцов пустыни и матерей пустынь, ранних христианских отшельников, аскетов и монахов, которые жили в основном в пустыне Скетес в Египте примерно с III века н.э. .Самый известный из них — Антоний Великий, ставший отцом пустынного монашества. Он решил последовать примеру Христа и отказаться от своего богатства и материального имущества. В ответ, говорят, Бог дал ему особые привилегии, такие как способность исцелять больных. К моменту смерти Антония в 356 году н.э. тысячи монахов и монахинь были привлечены к аналогичному призванию. Биограф Антония Афанасий Александрийский писал, что «пустыня превратилась в город».

Отцы и матери пустыни оказали глубокое влияние на раннее развитие христианства.Они сформировали путь возникновения монастырей как изолированных сообществ, определяемых тем, что было сделано отсутствующим. Изоляция и лишение — удаленность — стали предпосылкой, на основе которой совершался исключительный духовный доступ (к божественной мудрости или будущим небесам). Как сказал Гастон Башляр: «Отшельник — один перед Богом».

Выставочный вид Machines à penser, Fondazione Prada, Венеция. Фотография Маттиа Бальзамини. Предоставлено Фондом Прада. Людвиг Витгенштейн, Голова девушки , 1925–28.

Несводимой единицей монастыря была келья: крохотная голая комната, пронизанная маленьким окном высоко в стене, через которое могло происходить общение с Богом. Монашеская келья была отдельной хижиной.

В самом конце фильма Бунюэля (который был выпущен в 1965 году), после нескольких неудачных попыток сломить решимость Саймона, сатана переносит их двоих в ночной клуб 1960-х годов. Там молодые люди маниакально танцуют под песню «Radioactive Flesh». Возможно, это абсолютная противоположность тому, что Саймон десятилетиями сидел в одиночестве на вершине колонны, или, когда он прятался в хижине на несколько лет, люди считали чудом.Симон говорит сатане, что хочет вернуться домой, обратно в пустыню, к минимальным средствам существования. Но сатана говорит, что не может.

Наедине со знаниями

Представьте себе дворец в Урбино XV века. Его впечатляющие коридоры и каюты, где можно подписывать указы, и весить войны. В центре этого дворца находится небольшая палата. Это отложено для изучения и размышлений. Его стены сделаны из маркетри и интарсии, и в trompe l’œil изображены полки, скамейки и полуоткрытые двери с символическими предметами, представляющими свободные искусства.Вы — герцог Федерико III да Монтефельтро, и каждый день ваш распорядок состоит из чтения греческой литературы, посещения ларариума и изучения классики в этом студиоло .

Эти комнаты стали популярными в период европейского Возрождения. Это свидетельствовало о том, что владелец был особенно образован: в философии, астрономии, математике. Таким образом, стены studiolo были тщательно инкрустированы изображениями музыкальных инструментов, книг, астролябий и т. Д.Использование перспективы в маркетри или интарсии, конечно, создает глубину из плоскостности, но также вводит царство иллюзий и латентности. studiolo был театральным. Сценарий для (переделки) персонажа. В этом месте хозяин встречался со своим наставником. Здесь они отвернутся от повседневных обязанностей — как бизнесмен, военачальник или глава государства — и повернут внутрь , к пространству знаний. В случае герцога Федерико его студия отвернулась от города Урбино и столкнулась с его сельскими землями, предполагая, что самоанализ ориентирован на удаленность , на природу.

В письме своему другу Франческо Веттори Макиавелли описал вид личного уединения, который представлял его studiolo :

Когда наступает вечер, я возвращаюсь домой и иду в свой кабинет. На пороге я снимаю грязную, потную рабочую одежду и одеваю придворные и дворцовые мантии, и в этом более серьезном платье я вхожу в старинные дворы древних, и они меня приветствуют … Тогда я осмеливаюсь говорить им и спросить мотивы их действий, и они, по своей человечности, ответят мне.И на четыре часа я забываю мир, не вспоминаю неприятностей, больше не боюсь бедности, больше не дрожу перед смертью: я перехожу в их мир.

Выставочный вид Machines à penser , Fondazione Prada, Венеция. Фотография Маттиа Бальзамини. Предоставлено Фондом Прада. На переднем плане: Леонор Андунес, «Один / двенадцать узлов с двойным впечатлением», 2018. На заднем плане: Марк Райли, Диорама Скьолдена (Хижина Людвига Витгенштейна) , 2016. Реконструкция хижины Хайдеггера.

Две известные картины studiolo — это «Иероним » Антонелло да Мессины в «Кабинете » (около 1475 г.) и «Святой Августин» Витторе Карпаччо в его кабинете (около 1502 г.). В обоих мы видим сложное созвездие предметов, мебели, книг и животных, глубоко утопленных в пространствах, исключающих внешний вид. Ибо, как и хижина, studiolo представлял собой насыщенный интерьер, созданный специально для утонченного мышления. Отступление в приватную зону мирских знаний, где трансформация — ума, души — была возможна.

Наедине с природой

Представьте себе лес. Ты предпочитаешь спать здесь на ночь. Есть четыре дерева, одинаковых по высоте и форме, близко друг к другу. Вы оторвите несколько крепких веток. Разложите их по верхушкам деревьев, образуя рамку. Остальные обрезанные ветви вы ставите под наклоном друг к другу. Листья — ваша черепица. Теперь вы готовы ко сну.

В 1753 году аббат Марк-Антуан Ложье опубликовал * Essai sur l’Architec * ture .Тремя годами ранее Жан-Жак Руссо опубликовал первый из своих трактатов о развращающих силах цивилизации, воздействующих на людей, Discours sur les Sciences et les arts . Подобно Руссо, Ложье искал выход из текущего культурного момента, в котором во французской архитектуре того времени доминировало барокко: чрезмерно богато и, по мнению Ложье, оторванное от фундаментальной программы архитектуры: приют.

Ложье вернулся к Витрувию, римскому гражданскому и военному инженеру I века до н.э., чей De Architectura считается самым ранним неповрежденным письмом о декоре архитектуры и служил каноническим с эпохи Возрождения.Обновляя триаду Витрувия — фирмит, утилит, венуст, (твердые, полезные, красивые) — Ложье искал свой миф о творении в том, что могла предложить природа:

Человек желает сделать себе жилище, которое покрывает его, но не погребает (…). Кусочки дерева, поднятые перпендикулярно, дают нам представление о колоннах. Накладываемые на них горизонтальные части дают нам представление об антаблементах (…). Небольшая деревенская хижина, которую я только что описал, является образцом, на котором изображено все великолепие архитектуры.

Но именно второе издание Essai sur l’Architecture , опубликованное в 1755 году, кристаллизовало слова Ложье в один убедительный образ: на аллегорическом фронтисписе Шарля-Доминика Эйзена изображена молодая женщина, указывающая на «примитивную хижину». Хижина врезана в деревья, собранная из веток; своего рода ассоциативное привидение, которое синтезирует найденную природу с человеческим намерением. Дидактически указывая, инструктируя маленького ребенка рядом с ней, можно ясно понять: это путь .Это образец совершенства. Возвращение к истокам в эпоху разума. Архитектура «открыла», а не изобрела, чья моральная добродетель, таким образом, была переплетена с допапсарским статусом природы, «первобытным человеком» и скромностью. Как выразился мыслитель эпохи Просвещения Джамбаттиста Вико:

Философов и филологов должна интересовать в первую очередь поэтическая метафизика; то есть наука, которая ищет доказательства не во внешнем мире, а в самих модификациях разума, опосредующих его.Поскольку мир наций создан людьми, принципы следует искать в их умах.

Выставочный вид Machines à penser , Fondazione Prada, Венеция. Фотография Маттиа Бальзамини. Предоставлено Фондом Прада. На переднем плане: Марк Райли, Диорама Скьолдена (Хижина Людвига Витгенштейна), 2016 год. На заднем плане: Реконструкция хижины Хайдеггера.

Один: образ жизни

Представьте, что вы звоните Муджи, потому что вы читаете это (на их веб-сайте) (hiips: // www.muji.com/jp/ mujihut / en.html), и вы хотите сделать заказ:

Кто не мечтал жить там, где они действительно хотят быть? Теперь доступны инструменты для воплощения этой мечты в реальность. Это не так драматично, как владение домом или загородным домом, но не так просто, как поездка.

Поставьте его в горы, возле океана или в сад, и он сразу же сливается с окружающей средой, приглашая вас к совершенно новой жизни.

Это было видение нашей радикально новой концепции «MUJI Hut». — muji.com

MUJI Hut стоимостью 3 000 000 иен представляет собой сборную однокомнатную комнату, выполненную с таким же совершенством, как и держатель для канцелярских принадлежностей Muji. У него нет места, где его разместить — это ваша ответственность — но он приходит с очень современной фантазией: убегать с дорог, автомобилей, Starbucks, автоматических раздвижных дверей, камер видеонаблюдения, внушительных стоек регистрации в холлах офисов, окон заперто, липкий линолеум, горгульи Микки Мауса, мраморные плиты полок бутиков, проседшие кирпичные стены, хрипящий кондиционер, никотиновые потолки, пыльные витрины, говорящие туалеты, фашистские окна, шкафы для хранения вещей и высокие шпили.Чтобы избежать архитектуры.

Выставочный вид Machines à penser, Fondazione Prada, Венеция. Фотография Маттиа Бальзамини. Предоставлено Фондом Прада. На переднем плане: Леонор Андунес, Один / двенадцать узлов с двойным впечатлением , 2018. На заднем плане: Марк Райли, Диорама Скьолден (Хижина Людвига Витгенштейна) , 2016. Реконструкция хижины Витгенштейна.

Никогда снова в одиночестве

Хижина — «примитивная» или иначе — может быть первой концептуальной архитектурой, так же как и первой конкретной архитектурой, потому что, как мы видели, это основная единица архитектуры, думающей о себе.Односложный, подумал ур. Он содержит множество фантазий и историю интеллектуальных фантазий, некоторые из которых описаны в этом тексте. Хижина — это порог между природой и не-природой, независимо от того, мутирует ли сама природа во что-то совершенно искусственное, расширенное и непоправимое, как сегодня. В самом деле, хижина — это количественная константа против хаоса перемен, настоящий очаг бури, и именно эта предполагаемая неизменность делает ее актуальной на все времена.Сохранится ли эта фантазия у будущих философов? Будут ли они тоже жаждать самоизгнания, чтобы обратиться внутрь, к некой невыразимой сущности, от которой может говорить мысль? Я больше не могу себе представить, чтобы так называемый «акселерационист» выбрал это своим мифом, даже если они вполне могут отдыхать летом на отдаленном греческом острове. Возможно, просто отключив Wi-Fi или разбив смартфон камнем, можно добиться тех же результатов, что и при искусственном удалении. На данный момент хижина больше не деревянная, а скорее шарнирное разрушение здесь .

NONAMES Исследования и исследования в области дизайна, архитектура, NONAME, NO NAME

Проекты исследований в области дизайна (DRP)

Y = F (x, y, z)

«Одежда делает человека, голые люди имеют

не влияет на общество »Марк Твен

Готфрид Семпер делает акцент на происхождении архитектуры и утверждает тот факт, что для него любой дискурс должен сначала быть обращен к простому происхождению рассматриваемого предмета, а затем прослеживаться его постепенное развитие, что объясняет развитие предмета, а также вариации появлялись с течением времени, сравнивая их с исходным состоянием.Поскольку культура Земпера могла возникнуть из многих прошлых традиций, давно пришедших в упадок с тех пор, как принесли чужие мотивы, но без их понятного я в их первоначальном значении, поэтому идея Семпера об исходном состоянии должна была быть способной проследить, где исходный смысл начинался и продолжался, и в в какой момент он потерял смысл и превратился в бессмысленную имитацию своей оригинальности. И, исследуя прошлое, как утверждает Семпер, можно обнаружить естественные законы и принципы, чтобы понять его будущую трансформацию, формы следуют за правильной трансформацией.

Он начинает с акцентирования внимания на деталях и способах изготовления вещей. Соединения для Semper перекликаются с узорами в вязании. Узел — это первые технические символы; он удовлетворяет самые элементарные потребности. Узел скрепляет линейный материал вместе с различным движением завязывания. Другой способ работы с текстилем и разные функции; один обрамляет форму, другой делает ее сильнее, а третий укрепляет целое. Лепка перекликается с мотивами ленты, текстиль — это истоки искусства в чистом виде.Он утверждает, что все они проистекают из универсального человеческого желания подражать образцам природы; это путь «космического», представленного мужчинами. Он отвергает древний или так называемый классический постулат своих архитектурных предшественников, таких как Витрувий, о том, что источником архитектуры были примитивные хижины. Исходное состояние состоит в том, что без какого-либо руководства, кроме своего естественного инстинкта, объект владеет осуществлением и эмпирическим фактом. Исследуя то, «что» Семпер называл изначальным состоянием, он разорвал связь классической традиции примитивной хижины и классического определения, которое определяло архитектуру как гражданское искусство, определяющее значение архитектуры в репрезентации, философской ценности и религиозности.Земпер определяет архитектуру как материальное искусство строительства, заимствованное из этнологии.

Семпер переводит архитектуру как этнографический отчет, а не имитацию «вещей» или «форм». Поскольку Волк со временем трансформируется, форма тоже должна трансформироваться. Принимая свою позицию космической генеалогии, он объясняет, что источник ритуала и человеческих действий может объяснить реальность вещей, отсюда и архитектурная риторика. То, что происходит в архитектуре, является примером упорядочения реальности, которое сначала выражалось ритуалом, затем перешло в искусство, затем в ремесло и архитектуру.В отличие от своих предшественников, которые видят архитектурную грамматику как таковую, он открывает более широкие возможности понимания происхождения человеческих действий, приведших к архитектуре, рассматривая архитектуру как синтаксис семиотики понимания размером с вселенную.

Две версии «истоков» архитектуры:

Слева примитивная хижина Ложье (1753 г.),

А справа карибская хижина, которую наблюдал Готфрид Земпер (1851 г.)

Затем он описывает связывание и соединение текстильного искусства с материалом, превращающимся в керамику, дерево и сталь, и где-то в процессе этого преобразования они находят свое тектоническое выражение в архитектуре.Исследование Семпера было направлено не только на происхождение искусства, но и на создание метода изобретения, поскольку он считает, что упадок вкуса и упадок морали превратили архитектуру в бессовестное подражание и бессмысленное изобретение. Его решение — понять природу вещей извне.

Семпер делит универсальные принципы производства на четыре категории и формулирует свою теорию, основанную на преобразовании четырех основных элементов (vier Elemente): текстиль / ограждающая мембрана (Wand: Textilkunst, Bekleidung), столярные изделия / каркас / крыша (Dach: Holzhandwerk), керамика / очаг (Стадо: Керамик, Металл) и кладка / земляные работы (Фундамент: Maurerhandwerk).Текстиль и столярные изделия представляют собой тектонический и подвижный материал; Текстиль говорит о плетении эластичных волокон, Carpentry перекликается с элементами, похожими на палочки, соединенными вместе, легкими и мобильными. С другой стороны, керамика и кладка перекликаются с тяжелым и земляным материалом. Они обладают минеральными качествами, которые гарантируют и говорят о «постоянстве». Он начинает с первичного — простейшего узла — затем следует преобразованию этих мотивов в более сложные мотивы, такие как плетение до «Bekleidung», чтобы увидеть, как мотивы искусства превращаются в другие материалы; например облицовка стены плиткой или панельной облицовкой.Таким образом можно проследить все изначальные техники изготовления, от их простейших до самых сложных проявлений, и это является указателем к истории культуры.

Несмотря на то, что кто-то пытается понять архитектуру онтологически или феноменологически, двумя наиболее важными элементами архитектуры для Семпера были структура и поверхность (маска). Он отдавал предпочтение поверхности над структурой, и это сделало его первым архитектором, который задумался об архитектуре с ее внешнего вида, хотя и с примечанием, начертанным внутри теми же элементами маски, но удивительно отличным от внешнего.

Semper иллюстрирует потенциал структурных решений и определяющих пространство качеств, которыми обладают текстильные ремесла.

Семпер описывает стену с двумя элементами; «Кернформ» — это внутренняя структура, которая является структурно необходимой, и «Кунстформ» (маска) — это повязка, которая выражает внутреннюю структуру. Он описывает сущность архитектуры не по ее внутренней структуре, а по сути, то есть по цвету поверхности. Форма не полна без цвета, чистота для него означала не обнаженную форму, а единство формы и цвета.

«Кернформ» и «Кунстформ» — неотделимые элементы одной формы. Именно эта идея была позже вырвана современными функционалистами из контекста и превращена в Тело и его покровный Орнамент. В связи с ограничением функциональности позже украшения были удалены с корпуса, мотивируя это тем, что отсутствие украшений свидетельствует о функциональности. Открытая структура стала современной идеальной формой, чистое означало обнаженное, для современных функционалистов.

Теория «Der Stil» (стиль) Семпера идет вразрез с модернистской тектоникой «Мауэр» (стена) и «Жезл» (украшение).Мауэр — это внутренняя часть, не имеющая ничего общего с пространством корпуса. Поскольку Семпер Ванд имеет больший приоритет, чем Мауэр, он меняет иерархию модернистских элементов; Мауэр теперь вторичен по отношению к теории Семпера.

Семпер превращает каждую естественную и искусственную поверхность и компонент в отражающее устройство, которое отражает принципы иерархии, украшения — это процесс акцентирования определенных аспектов в формировании тела, чтобы оно стало более выразительным в соответствии с миром. .Семпер утверждает, что структура служит для поддержки повязки, поэтому архитектура заключается в одежде и ее эффекте. Желаемый эффект от повязки стоит превыше всего. Он утверждает, что о трансформации социальной структуры можно прочитать по одежде и надписи «Bekleidung», окаймляющей здание.

Семпер считал, что большинство архитекторов создают не пространство, а стены. Пространство для семпера было созданием маски: только маска может создавать пространство; пространство, автономное от самой маски.Только в этом пространстве можно забыть о материале, чтобы проявились космические эффекты. Пространство создается отделкой стены, которая делает пространство символичным, а не геометрическим. Переодевание происходит не в пространстве, повязка — это пространство. Пространство — это эффект восприятия зрителя, но пространство, которое в то же время находится в зрителе, находится там, где находится зритель, зритель не только конструирует пространство, но и он / она также конструируется пространством.

Офорт Пиранези, изображающий вид на арку Константина Великого справа и остатки гробницы Метелли слева, показывает постоянное и тяжелое влияние каменной кладки и керамических материалов.

Для semper функция — это не строительное требование, а требование к пространству, и именно из-за этого пространство побудило человека стать художником, поэтом, архитектором, скульптором. Die Wand (тканая стена) и Mauer (конструктивная стена) создают замкнутое пространство, поэтому они должны иметь смысл. За маской скрывается мауэр для переноски жезла Die, и это не имеет большого значения. Die Wand имеет архитектурное значение. Die Wand указывает на тканую ткань, похожую на экран, а Die Mauer означает массивное укрепление.Другими словами, Die Wand эпистемологически подчеркивает свое собственное существование, хотя для того, чтобы поддерживаться — онтологически восприниматься — требуется другое существование, называемое Die Mauer. В то время как Die Mauer, который онтологически воспринимаем, для того, чтобы быть эпистемологически постижимым, нуждается в Die Wand. Die Mauer — это вообще не архитектурная эпистема.

Для него маска — это повязка; это состояние цивилизации; именно маска превращает материал в аффект. Затем маска может сделать стену конструкции, и она сама исчезнет, ​​и сделает свою форму самодостаточной и независимой от материала.Истина и смысл скрыты в маске; под ним он глубже и должен быть обнаружен.

Семпер рассматривает маску как основу, поскольку человеческая культура необходима. Необходимость — мать искусств, а цель искусств — превратить эту необходимость в символ. Символ сначала появляется в импровизированных строительных лесах, а затем в постоянной конструкции, которая позже трансформируется на протяжении всей истории. Пример этого мы видим в триумфальной арке; арка с топчем, использовавшаяся для приветствия солдат, возвращающихся в город с поля боя; арка, сделанная из щитов побежденного врага.Позже они построили арку из мрамора в качестве постоянной конструкции, и мы все еще можем видеть щиты и оружие, теперь преобразованные в мрамор, но все еще сохраняющие память о первоначальной структуре. Это преобразование показывает, что детали и украшения созданы из другого материала. Это маска, которая трансформируется на протяжении всей истории с использованием разных материалов. Эта маска для Семпера была темой и постоянным элементом; символы, которые не могли быть выражены внутренней структурой. Маскировка была способом для человека представить себя «Богом», она заключалась в раскрытии истины о том, что реальность — это нечто большее, и только путем технического совершенствования и обработки материала в соответствии с его свойствами и происхождением, а также путем использования этих свойств. Чтобы создать форму, можно забыть о самом материале и освободить от него создание пространства.

(PDF) Примитивная хижина Готфрида Семпера как акт самотворения

утверждает, что строительство является онтологическим, а не репрезентативным в персонаже

и что построенная форма — это присутствие, а не что-то

, обозначающее отсутствие. В терминологии Хайдеггера мы можем думать о

как о « вещи », а не как о « знаке ». 20

Я бы сказал, что работа Семпера, особенно анализ типологических процессов

, обнаруженных в примитивной хижине, требует сочетания онтологических и

сценографических чтений, чтобы понять потенциал тектонически артикулированной архитектуры

для передачи ощущения временного порядка.В том смысле

, что узел или соединение отмечает путь процесса становления — границу

, на которой что-то «начинает свое присутствие», если использовать термин Хайдеггера

— это также может быть прочитано как элемент « text ‘: часть непрерывно разворачивающегося повествования

о встрече человеческого тела с материальностью мира. Это

, на что также указывает дальнейшая этимологическая связь между словами текст, текстиль

и тектонический. Идея о том, что язык архитектуры может возникнуть из процесса собственного построения

, параллельна в более поздней концепции Бергсона о

«я» как о проекте непрерывного самосозидания.Таким образом, как я предположил вначале,

, эта связь может спровоцировать более глубокое понимание архитектуры, поскольку

способствует нашему чувству самосознания.

В заключение я хотел бы вернуться к открывающим ссылкам Валери на

эмпатическую проекцию себя в мир через созерцание

тектонически — и даже функционально — сочлененного объекта. Столкновение формы и материала

(то, что я хотел бы назвать «тектоническим событием»), которое воспроизводится

в воображении наблюдателя, когда сталкивается с объектом, «так красиво сделанным

», обеспечивает как изображение процесса производства (например, встреча

между зданием и его создателями), а также — и во многих отношениях

более интригующе — проекция будущей встречи между зданием

и его пользователями в следах, оставленных позади аналогичные продуктивные процессы творческой среды

.Именно это появление нарративного измерения

придает пространству ощущение временного богатства, предполагая продолжение нюанса прошлого в будущем, как заключено в концепции Бергсона о продолжительности

.

Примечания

1 Валери, «Эупалинос или Архитектор», в диалогах, Принстон, Нью-Джерси: Bollingen Press, 1956, стр. 74–5.

2 А. Э. Пилкингтон, Бергсон и его влияние, Кембридж: Издательство Кембриджского университета, 1976, с.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.