Skip to content

Дача в древней руси это: Дача как чисто русское явление: sergeytsvetkov — LiveJournal

Содержание

Дача как чисто русское явление: sergeytsvetkov — LiveJournal

Под дачей мы все сегодня понимаем загородное место летнего отдыха. Однако в этом слове чувствуется еще и более старинный смысл: «что-то дарованное, данное».

Действительно, слово дача тесно связано с глаголом «дать». А глагол этот один из древнейших в русском языке. Производные от него слова могут показаться совершенно неожиданными: это удача и задача, подать (налог) и удалой, подаяние и даром, отдача (при выстреле) и сдача (в магазине или в драке).

Что же касается слова «дача», то возникло оно еще в древней Руси и встречается в самых ранних письменных памятниках. Первоначальное его значение: «дар», «подарок». Например, в Никоновской летописи есть такая фраза: «Дачку учинил великую», где слово дачка значит «дар».
В Московской Руси это слово означало уже земельный участок, пожалованный служилому человеку. Своим военным слугам, дворянам, московский государь за их службу давал земли. Эти земельные дачи, обусловленные дворцовой и ратной службой, получили в XV и XVI веках название поместий.

Любопытно, что в петровское время дача получила еще одно значение: «даяние, взятка». В этом смысле оно неоднократно используется в рассказе Юрия Тынянова «Восковая персона», удачно стилизованном под язык XVIII века. Писатель говорит, что любимец Петра I Александр Меншиков очень «полюбил дачу». Данилыч не брезговал никакими подношениями, но больше всего нравилась ему дача в виде денег, и он говорил: «Дача, она у меня в руке, в пяти пальцах».

А вот в конце XVIII – начале XIX веков под дачей подразумевалась уже небольшая дворянская усадьба или загородный дом, предназначенный для летнего отдыха. И только около ста пятидесяти лет назад, когда летними дачами стали пользоваться разные слои городского населения, слово «дача» наконец обрело современный, привычный для нынешних горожан смысл. Причем в советское время в нём снова начал просвечиваться первозданный смысл, т.к. дачные участки давались гражданам в пользование государством.

В заключение замечу еще, что дача – явление исключительно русское. На иностранные языки с сохранением смысла оно почти не переводимо. Бедным иностранцам приходится запоминать, что это короткое русское слово означает «земельную собственность, обычно размером от шести до десяти соток, тщательно возделываемую под различные садово-огородные культуры или используемую как зона отдыха».

А Пётр Налич когда-то написал настоящий гимн даче.

Русская правда в фондах Российской национальной библиотеки. Указатель понятий и терминов

Б

Батог – бич, палка.

Ближнии – близкий родственник.

Борона – орудие для вспашки земли.

Борть – колода для пчел, дерево с ульем, пасека.

Боярин – старший дружинник, крупный землевладелец, представитель высшего слоя.

Братучадо – дети братьев, племянники, вообще потомки родных братьев.

В

Варяг – скандинав, норманн.

Век – увечье.

Векша – денежная единица.

Веревная – плата верви за убитого.

Вервь – сельская община; веревка.

Верея – веревка, на которую навешивается сеть.

Ветхии – старый, древний, ветхий.

Видок – свидетель, очевидец.

Вина – пеня за преступление; причина, повод.

Вира (вера) – пеня в пользу князя за убийство свободного человека.

Вира дикая – вира, платимая общиною за убитого на ее территории человека.

Вира поклепная – обвинение в убийстве, предъявленное лицу, не пойманному на месте преступления.

Вирник – сборщик виры.

Вложитися – войти в складчину.

Вода – судебное доказательство путем испытания водой.

Воз – повозка, обоз.

Волога – жидкая пища.

Воля – свобода, возможность.

Вражда – злодеяние, ущерб.

Вывести – привести, поставить, увести.

Вывести виру – доказать виновность в убийстве.

Вылазити – выйти, явиться

Вылгати – с помощью лжи присвоить что-либо.

Выкупати – заплатить деньги.

Вырядок – установление об изменении ряда (договора), о прекращении его действия через определенный срок.

Вязебное – пошлина за поимку холопа или преступника.

Г

Голова (за голову) – убитый (за убитого).

Голова ляжет – где найден труп убитого.

Головажна – мера соли.

Головник – убийца.

Головничество – компенсация родственникам убитого.

Гарнец – мера объема.

Городник – строитель укреплений, руководитель строительства.

Городня (городень) – часть городских стен, моста; деревянные укрепления.

Гость – иноземный (или местный) купец.

Гостьба – торговля, отъезжий торг.

Гривна – денежная единица, равная 20 ногатам или 50 кунам.

Гривна переимная – награда за поимку.

Гривна сметная – пошлина отроку на суде от оправданного.

Гривна ссадная – пошлина, уплачиваемая княжескому чиновнику при въезде его в общину.

Грид (гридин) – младший княжеский дружинник.

Гробля – ров у городских стен, вал.

Гумно – ток для молотьбы и место хранения хлеба в скирдах.

Д

Дати на руце – вручить, поручить.

Дача (в даче) – ссуда, данное в заем.

Двоичи – дважды.

Дворскии – дворецкий.

Детскии – судебный исполнитель из младших дружинников.

Добыток – имущество, добыча.

Донеле же – пока, пока не.

Досочитися – доискаться.

Душегубство – убийство.

Дуб знаменный – дуб на меже с межевым знаком.

Ж

Железо – испытание раскаленным железом.

Железное – пошлина за испытание железом.

Желети – сожалеть, скорбеть.

Женути – гнать, преследовать.

Жерь – жеребенок.

Жито – зерновой хлеб.

З

Забои – закрывающееся помещение; загон для скота.

Задница – наследство.

Закупь – зависимый крестьянин.

Запа – ожидание; мнение, подозрение.

Запинати – препятствовать.

Заповестити – оповестить, объявить заранее, уведомить.

Запустити – дать в долг.

Знамение – знак, указание, отметка, следы; знак собственности.

И

Извод – судебное доказательство, показания свидетелей

Изгои – человек, изгнанный из своей среды, потерявший социальный статус.

Иночимль – принадлежащий отчиму.

Истопитися – утонуть, потерпеть кораблекрушение.

К

Клепати (исклепати) – обвинять.

Кадь – мера сыпучих тел, кадка.

Клеть – дом, хозяйственная постройка, кладовая.

Ключь привязати – сделаться ключником, домоправителем.

Колбяг – представитель этносоциальной группы неясного происхождения.

Конец – часть города, городской район.

Кормилец (кормилица) – воспитатель (воспитательница).

Корув (описка) в других списках – кур.

Кости (на костех) – кости, тело, останки.

Крытися – скрываться.

Куна (куны) – деньги вообще, денежная единица равная 1/50 гривны; куница, куний мех.

Купна (купа) – оброк или часть урожая, которую платил закуп господину за пользование землей.

Л

Лечебное – штраф на лечение ран.

Лицо – поличное, наличность.

Лицеем взяти – взять натурой, взять искомое.

Лову – ошибочно (голову).

Лодья набоиная – лодка с набитыми досками для возвышения бортов.

Локоть – мера длины (от протянутого среднего пальца на руке и кончая локтем).

Лонскии – прошлогодний.

Лонщина – животное на втором году, двухлеток.

Лукно – мера емкости; кадушка, лукошко.

Людин – простой свободный сельчанин или горожанин.

М

Металник – княжеский дружинник, судебный служитель.

Метати – обозначать, рассчитывать; определять, назначать цены.

Мечник – княжеский дружинник, судебный исполнитель.

Мостник – строитель моста или мостовых.

Муж (свободныи муж) – свободный человек.

Мука – истязание, наказание, пытка.

Мучити – наказывать, пытать.

Мытник – сборщик мыта, торговой пошлины.

Н

На поток и на разграбление – выдача в распоряжение князю, разграбление имущества

Назимыи – однолетний, годовалый

Наклад – рост; накладные расходы, издержки.

Налезти (лезти) – встретить, найти, добыть.

Наставъ – придача; лихва; надбавка.

Ногата – денежная единица, равная 1/20 гривны.

О

Обел (обелныи) – полный.

Обида – оскорбление; всякое правонарушение.

Оборчется (оборочется) – даст слово, обет, будет вынуждена.

Овен – баран.

Огнищанин – приближенный князя.

Олек

– пустой улей без сот, улей с молодыми пчелами, не наносившими меду.

Осменик – сборщик торговой пошлины.

Отарица – собственный участок земли.

Отложити – отменить, прекратить.

Отрок – княжеский слуга, младший дружинник.

Отсочити – отыскать, отвести.

П

Пакощь – зло, вред, порча.

Палица – оружие, дубинка..

Перевес – место для ловли птиц и зверей.

Переим – захват, поимка; награда за поимку.

Перекладная – пошлина, платимая вирнику.

Перетынити – перегородить.

Перетяти – перерубить, срубить.

Перст – палец.

Погибло – пропало.

Погренути – предать забвению, забыть.

Подътяти – подсечь, подрубить.

Поклажа – вещи, положенные на хранение.

Поклеп – бездоказательное обвинение, клевета.

Покон – правило, устав.

Полба – полудикий сорт пшеницы.

Половник – мера зерновых хлебов.

Полот – кусок, туша.

Полугривна – половина гривны.

Полувирие – половинная вира, пол виры.

Помощное – судебная пошлина, платимая выигравшим иск.

Попехнути – пихнуть, толкнуть.

Порт – одежда вообще.

Посадник – правитель города, назначенный князем или избираемый горожанами.

Послух – свидетель.

Послушество – свидетельство, сообщение; показание свидетелей.

Потяти – ударить, убить.

Пояти (яти) – взять, принять, поймать, схватить, овладеть.

Присоп – рост или проценты при займе хлеба зерном.

Продажа – денежный штраф.

Прок – остаток.

Протор – ущерб, убыток, расход, судебные издержки.

Пчелы не лажены – ульи, за которыми не лазили, чтобы вынуть соты.

Р

Разбои – умышленное убийство.

Разнаменовати – стесать, уничтожить чужие знаки собственности.

Разорати – распахать, перепахать.

Растяжати – тягаться, судиться.

Ратаиныи – земледельческий, пашенный.

Рез – рост, процент.

Резана – мелкая денежная единица.

Резоимство – ростовщичество, давать деньги в долг под процент.

Ремественик (ремественица) – ремесленник (ремесленница), мастер (мастерица).

Роба – служанка, раба.

Робити – превращать в холопа, раба.

Розвязати –привязать.

Ролеиныи – пахотный.

Рот – единица счета коней.

Рота – присяга, клятва.

Руно – шерсть, снятая с овцы за одну стрижку.

Русин – житель Киевской Руси.

Ряд – договор, завещание.

Рядити – заключать договор.

Рядович – крестьянин, зависимый от князя, с которым его формально связывает обязательство по договору (ряду).

С

Свада – ссора.

Свергнути – сбросить, свергнуть; сложить с себя.

Свод – процесс отыскания недобросовестного владельца вещи.

Свестися – учинить свод, сойтись на очную ставку для выяснения виновности.

Сирота – член семьи умершего зависимого крестьянина.

Словенин – житель Новгородской земли

Сметная – судебная пошлина.

Смерд – земледелец, связанный с князем поземельными постоянными (наследственными) отношениями.

Совокупитися – собраться, сойтись.

Солод – проросшее зерно, засушенное и смолотое, для изготовления пива или кваса.

Срезити – получить прибыль от данных в долг денег под проценты.

Статок – наследство.

Страдати – трудиться, работать; обрабатывать землю.

Струг – лодка, судно.

Т

Тать – вор.

Татьба – воровство, кража.

Тиун (тивун) – домоуправитель, дворецкий.

Тнути (утнути) – ударить, ранить, отсечь.

Третьяк (третьячин) – животное на третьем году.

Тылеснь – тыльная сторона ладони, тупая сторона острого орудия.

Тысяцкии – военный руководитель городского ополчения («тысячи»), должностное лицо княжеской администрации в городах.

Тын – ограда, забор, стена.

Тяжа – тяжба, судебное дело, спор.

У

Убиение – убийство.

Уборок – мера объема сыпучих тел.

Увередити (уведитити) цену, вражду – отнять.

Увести (вывести) – похитить.

Урок – указание, правило, постановление; налог, пеня, штраф, судебная пошлина.

Х

Холоп – раб, несвободный.

Холоп обельныи – полный холоп.

Хоронити – прятать, скрывать, хранить.

Ч

Челядь (челядин) – раб, слуга, зависимый человек.

Чернец – монах.

Чернечьскии – монашеский, монастырский.

Чтено – сосчитано.

Я

Явлено – явно, открыто.

Язык (по языку) – речь, показание; завещание.

Крепость Старая Ладога — памятник истории

  • Парк-отель
    • О Даче Винтера
    • Подарочные сертификаты
    • Программа лояльности
    • Вопрос — ответ
    • Как добраться
    • Фотогалерея
    • Видеогалерея
    • Партнёры
    • Документы
  • Проживание
    • Отель
    • Таунхаус

Варвара: Великие Луки — настоящий древний город Руси

День города Великие Луки (певица Варвара). Автор фото: Евгений Николаенков

21

Празднование 853-летия города Великие Луки, наполненное множеством интереснейших событий, мероприятий, выставок, спортивных соревнований, с блистательным фейерверком в конце, не имело бы всей полноты и столь притягательной яркости момента, если бы не встреча с прекрасной женщиной, артисткой, певицей, чей голос на протяжении почти полуторачасового концерта наполнял своим очарованием не только каждый уголок нашего города, но и каждую частичку сердца его зрителя.
Все это – Варвара. В субботней программе праздника, где выступление знаменитой певицы было одним из ключевых событий, прозвучали и исконно-русские мотивы, и песни славянских народов, и церковные, и, конечно, всем известные хиты: «Летала да пела», «Отпусти меня река», и другие. Артистка порадовала своих слушателей ещё и тем, что впервые исполнила свои новые композиции, записанные для альбома, «в живую», нигде пока не исполнявшиеся.
Варвара – российская поп-исполнительница и музыкант, заслуженная артистка России, на счету которой уже шесть музыкальных альбомов, и это далеко не предел. Более того, певица постоянно совершенствуется и ищет всё новые применения своему поистине неординарному таланту. В своих композициях она использует как современные, так и старинные русские, европейские, а также азиатские инструменты. Это и смешение элементов национальных песен, и мотивов стран Европы, Северной Америки и традиционный славянский фолк. А еще эксперименты с британским инди-попом, кантри и даже нотки и старинных кельтских мотивов.
Варвара часто обращается к выдающимся поэтам и композиторам: Анне Ахматовой, Марине Цветаевой, произведениям Моцарта и Бетховена, Бородина и Римского-Корсакого. Своими любимыми исполнителями она называет: Мадонну, Стинга, Deep Purple и других.
Так чем же и как живёт Варвара сегодня? С кем мечтает выступить вместе? Где любит путешествовать? И, в целом, о своих творческих планах и о том, что она думает о нашем городе, что хочет пожелать великолучанам и еще о многом интересном – в интервью с Варварой от Евгения Николаенкова.
Итак, пять часов вечера, гостиница «Юбилейная», третий этаж зала для пресс-конференций, семь человек из прессы, бланк с вопросами, и вот, долгожданная и волнующая минута – входит сама Варвара… После некоторого вступления и слов приветствия журналисты буквально засыпали певицу вопросами. До выступления артистки на центральной площади Ленина остаётся всего пара часов.
– Вы очень часто гастролируете по стране и миру, скажите, как вы восприняли приглашение от города Великие Луки?
– Хорошо восприняла. Я очень люблю эти места. Вы, знаете, меня тут дача рядом, буквально в ста километрах отсюда, недалеко от Андреаполя (Тверская область – прим. автора). Знаете, как у Карамзина? У него есть замечательные строки: «Всё-таки Россия — это не только Москва, Санкт-Петербург и Екатеринбург, а и, всё-таки, ещё и другие уголки и губернии». Поэтому настоящая Россия – она именно здесь, в этих местах. Мы ездим, общаемся со зрителями, поклонниками, со многими потом продолжаем даже переписываться в соцсетях. Я считаю, что есть Москва, а есть и та большая-большая Россия, где бьётся вот такое огромное сердце, и мне оно очень и очень близко!
– Вы уже осмотрели город? Заглянули куда-либо? Возможно, у вас уже сложилось о нас какое-либо впечатление?
– Я была уже в этом городе, заезжала сюда к своим знакомым, по пути на дачу. Ваш город такой настоящий, русский, и именно город Руси, очень древний. Здесь есть своя история, культура, есть чем гордиться. Хочу сказать, что городок ваш очень приятный и чистый и очень гостеприимный. Сейчас ребята мои на проверке звука, и я подошла тихонечко, смотрю, а народ уже сидит в первых рядах, лучшие места занял… И я думаю, будет очень хороший, тёплый приём, тем более нам даже с погодой повезло, не нужно даже «тучи руками разводить». (улыбается – прим. автора).
Кстати, уже во время концерта Варвара рассказала зрителям о том, что ей, все-таки, удалось выкроить время и пройтись по городу, а в каком-то из наших магазинов её от души одарили подарками: книгами, магнитиками с видами города, календарями и прочим на память о нашем городе. Варваре действительно пришёлся по душе наш столь тёплый и очень душевный приём.
– Раз вы бываете в разных городах, что вы скажете о публике, какая она в них? И где самая, на ваш взгляд, лучшая?
– Публика абсолютно разная! Например, в Сибири живут аж 132 национальности! Раньше я об этом не знала. Приехали туда, а народ самый разнообразный, сто километров проедешь – уже другой, ещё двести километров – опять совершенно иная публика. Или допустим, – наш Краснодарский край – это уже третий зритель. А взять Камчатку и Сахалин, где мы тоже были, – там диаметрально противоположная публика! Артисты приезжают и туда с привозными концертами, но, может быть, не так часто. А вот вы уже немного избалованные артистами люди, многое знаете, можете сравнить что хорошо, а что плохо. Но вообще хочу сказать, что чем северней народ, тем он мне, наверное, ближе. Почему? Эмоции у северян, конечно, более скупые, но они настолько более правильные, что ли, настолько более искренние, что когда ты получаешь эту эмоцию, аплодисменты и крики «браво», то это так по-настоящему и от души, что очень дорогого стоит. На Дону, скажем, в Краснодарском крае, люди, напротив, горячие – там с первых нот народ зажигается и: «Любо, братцы, любо!» начинается. Мы, кончено, тоже очень благодарны им. Россия наша – огромная и великая страна. Знаете, когда поднимается наш флаг, лично у меня – а я воспитана дедом, который служил, прошёл всю войну – всегда возникает гордость за страну, за наш народ. Ещё раз повторяю, что народ и Россия – это не Москва вовсе, это все наши города, включая маленькие. Мы никогда не отказываем, если у нас есть приглашение из небольших городов, потому что там я получаю, наверное, гораздо больше позитивных и положительных эмоций, которые остаются навсегда.
– Кто по преимуществу ваша публика: молодые, взрослые?
– Это люди совершенно разные. Я не могу вам точно сказать, кто именно «моя публика». Конечно, в основном, это взрослые – 30, 35 и старше. Но приходят и с детьми, девчонки приходят молодые. Понятно, что сейчас немножко всё иначе, чем раньше: моя дочь, к примеру, слушает совсем другую музыку, причём музыку достаточно хорошую, с прекрасными аранжировками, даёт мне послушать какие-то новинки, и я их с большим с удовольствием слушаю. Проблема в том, что сейчас ушёл, к сожалению, сам мелодизм. Много красивых песен, добротных и качественных. Электронная музыка также требует высочайшего уровня подготовки, и она сейчас всё более и более совершенная. Но, повторяю, сам мелодизм, всё-таки, уходит. Но, а о словах, я вообще молчу, они полностью сошли со сцены, и я не очень даже понимаю, о чём многие новые песни.
– Продолжая тему гастролей: вы часто путешествуете по стране, по миру, а как вы относитесь к гастрольной жизни вообще?
– По миру мы мало сейчас гастролируем. По миру и Европе мы гастролировали примерно до 2010 года, пока не начался финансовый кризис. Потом меньше стали выезжать, но тоже посещали и западную Европу, и восточную, и в Америке давали концерты. Сейчас мои дети выросли, и я имею полное право отдаваться сцене. И хотя семья, конечно, на первом месте, но меня теперь немножечко «потеряли»: я много езжу, гастролирую. И жду, не дождусь больших туров, которые начинаются с начала октября. Народ начинает в это время ходить на сольные концерты: октябрь, ноябрь, начало декабря и потом уже февраль, март, апрель… Большие концерт – это совершенно особая тема. Перед тобой пятьсот или тысяча человек, и ты смотришь на каждого, знаешь, примерно, кто он, примерно,понимаешь его чувства, мысли… Мы, артисты, как психологи: от первого ряда до последнего ряда надо видеть и понимать всех! И если я чего-то не вижу, я прошу даже включать свет в зале, чтобы было вот это общение, контакт со зрителем. Он очень важен и ценен для меня.
– О путешествиях. В какой стране, помимо России, вам было наиболее интересно побывать?
– Сейчас я всё чаще езжу в Италию, не только потому, что там море или красивая природа, но и потому, что это страна с богатейшей историей, потрясающим искусством. Мы были и в Умбрии, и в Венеции-Джулии – это регион, где делается Просекко (знаменитое белое игристое вино северо-востока Италии – прим. автора), а ещё – историческая родина эпохи Ренессанса. И поскольку я фанат итальянской живописи, то часто езжу и за этим тоже. Причём, люблю посещать не только Венецию или Рим, но также путешествовать по маленьким городам, где практически нет туризма, где можно совершенно спокойно зайти в любой католический храм и увидеть там какой-нибудь шедевр, к примеру, ученика Тициана или ещё что-нибудь в этом духе.
– После длительного «путешествия» по музыке современной, как вы всё-таки вернулись на «круги своя», в исконно-русскую, народную песню?
– Просто с этого всё и началось: это ведь так называемые застольные песни, которые я слышала с детства. Мне не надо учить их, не нужно стоять с клавиром, читать по нотам. У нас богатейшая культура, история, и мы поём песни не только известные, популярные: «Ой, то не вечер» или «Любо, братцы, любо», которые сейчас будут как раз исполняться на площади. Есть сказы, например, которые длятся по тринадцать-четырнадцать минут. Это «сказание о святой Варваре» или «Разлилась речка». Очень много песен из Смоленской губернии, здесь расположенной недалеко. В общем, народное – совсем рядом от нас. Только я хочу поправить: всё-таки в нашем исполнении русская музыка, это отнюдь не «лубочная» музыка, мы работаем немножечко в другом направлении, на другом поприще. Потому что все устали от лаптей, от кокошников. Это тоже прекрасно, конечно. Но есть, всё-таки, русская музыка с аутентичной (подлинной – прим. автора) обработкой, она гораздо интенсивней, красивее. Если это будет какая-то ещё и фольклорная гитара или народные инструменты по типу калюки или курского рожка, то это, по моему мнению, будет гораздо интереснее.
– Скажите, а подобная музыка за границей вообще принимается, котируется?
– Вот как раз именно такая музыка там и воспринимается. Вообще мы поём на разных языках с нашим коллективом: это и греческий, и шведский, и иврит, и фарси, а также арабский, армянский, испанский языки. Но когда приезжаешь куда-то за границу на какой-либо сольный концерт, то, конечно, они просят именно русскую песню, прежде всего.
– Ваше отношение к «осовремениванию» песен русско-народного толка?
– В общем-то, я этим и занимаюсь, и в своих аранжировках выкладываюсь целиком и полностью. У меня недавно вышла песня «Разольётся река», она сейчас звучит радиостанциях («Авто Радио», «Радио Дача» — прим. автора) и на телевидении мы её уже начали исполнять. И я считаю, что вот там аранжировка настолько правильно подана: она и современна и, в то же время, подчёркивает именно боль Руси, то конкретно, что ею выстрадано. Очень правильно подобраны инструменты, мы долго работали над нею – почти пять месяцев. Эти песни не штампуются, поэтому такой долгий процесс и выходит. Я не могу в год писать больше двух песен, именно эстрадных: здесь нужно чётко понимать, что мы ещё очень зависим от конъюнктуры рынка. Желательно, чтобы она пошла на радиостанции, чтобы её не положить на полочку, потому что потом обидно бывает. Через Ютуб можно одни вещи показывать, а вот радиостанции берут исключительно под свой формат. Ну, слава богу, пока получается. Сейчас у меня ещё одно новое направление, поделюсь с вами, называется оно: «Русские классики». У меня даже получился целый спектакль благодаря этой любви. Он называется «Лён» и вышел в Москве в театре «Геликон-Опера». Этот спектакль – своего рода простой сквозной рассказ о женщине, которая живёт на Руси, о чём тревожится и мечтает. Это набор песен, красивых песен, в том числе и русских, и часть этого спектакля занимает русская классика. Именно та «Могучая кучка», которая собиралась в конце 19-го века и которая друг перед другом, так скажем, выдавала вот такие гениальные произведения: Римский Корсаков, Бородин, Мусоргский и другие. В интернете, в том же Ютубе, можно найти данные мои арии.
– Какие воспоминания у вас остались о работе со Шведским симфоническим оркестром? Вам с ними работать и сотрудничать было «ближе»?
– Шведы, конечно, нас давно уже всех «переплюнули»: и по качеству звука и по музыкальному сведению. Не то что ближе, но на тот момент, когда мы работали, а это были 2000 года, начало, я там записала несколько треков. Ещё даже в Москве не пытались делать такие качественные аранжировки, какие делались в Швеции. То есть у них выходила ну очень-очень качественная музыка. Но я, прежде всего, не за аранжировку. По своей натуре я — мелодист. Мне нравятся западные исполнители, композиторы. И прежде всего мелодисты: Стинг, Элтон Джон, Бенсон… такие вот выдающиеся музыканты-мелодисты.
– Вопрос как раз отсюда. А есть ли мечта спеть с кем-нибудь? Исполнить какую-либо композицию дуэтом? Может быть это будет тот же Стинг?
– Ну, вы прямо зрите в корень! Безусловно, каждая певица мечтала бы спеть с ним, я не одна такая. Я была на его концерте, живом концерте в католическом соборе в Англии. Но вы знаете, после этого концерта, я, наверное, месяц приходила в себя: насколько это было грамотно, насколько это было прямо точно в сердце! Там не было ни одного его знаменитого хита. Часть данного концерта есть также в Ютубе, вы можете, если интересно, посмотреть. Но это были собранные как раз вот старинные мелодии Англии, которая тоже с богатейшей историей, мелодии 13-х-15-х веков, и он это всё подал через современную обработку. После чего мы тоже прикоснулись своим коллективом к старинным русским песням и также сделали интересные обработки. В интернете есть уже некоторые из них: альбом «Лён», а сейчас уже выйдет следующий альбом «Золотой Лён».
– Расскажите вкратце о своих творческих планах?
– У нас всё расписано. Во-первых, это Сибирь: начиная от Иркутска до Кемерово, в октябре. До этого будет Калининград, Великий Новгород. А после Сибири уже начнётся средняя полоса: там у нас и Ярославль, и Вологда, и большие и маленькие города. И вот 9-10 ноября я приглашаю всех, если будете в Москве, то приходите обязательно в театр «Геликон-Опера», мы будем там играть два спектакля подряд, при участии хора, знаменитых голосов и просто потрясающих 4-D декораций, где звук, полностью живой, натуральный и красивый.
– Чтобы быть прекрасным музыкантом, всегда ли нужно иметь высшее профессиональное образование?
– Это очень сложный вопрос. Я знаю, к примеру, гениальных людей, которые буквально без музыкального образования пишут потрясающие песни и становятся настоящими артистами. Мне лично кажется, что музыкальное образование, всё-таки, нужно. Я со своими аранжировщиками разговариваю на одном языке. Как вот, к примеру, без образования, я смогу объяснить им, как окончить ту или иную аранжировку, и что мне не нравится, к примеру, тот или иной аккорд композиции, и что я советую сделать вот именно так, а не иначе. Но что касается таких вот полноценных артистов, это, прежде всего, опыт и практика. Никакое образование не даст ту историю общения с людьми, когда ты начинаешь понимать их улыбки, их слёзы; когда ты знаешь, что в данный момент можно сказать, а что нет, и что именно спеть. Никакое образование здесь отнюдь не поможет. Поэтому, конечно, всё в совокупности. И прежде, чем что-то сказать об артисте – я всем говорю об этом – какой он по жизни и какой он вообще. Как он выглядит, к примеру, – не всегда мы одинаково хорошо выглядим, мне всё время хочется сказать: в турах мы спим по три, по четыре часа. Москва буквально «съедает» нас целиком и полностью, в том числе от того драгоценного времени для подготовки и композиторского, творческого процесса отнимает время на всякие встречи, «подводные» камни и «течения» простых будней. Здесь нужна мудрость, терпение, характер, и, конечно, трудолюбие, упорство плюс просто колоссальная собранность! Каждый день должен быть расписан. Если ты что-то отложил на завтра или послезавтра этого может и вовсе не произойти.
– Мы слышали, что вы любите бывать на даче. Скажите, это как-то влияет на ваше творчество? Или, напротив, само творчество ваше обращается к этим «корням»?
– Наш дом стоит среди леса, до ближайшей деревни километров пять, а до города – ещё сорок. Поэтому мы сюда приезжаем и погружаемся вот в эту самую, что ни на есть русскую природу. Муж у меня большой любитель природы, но хоть и называет себя охотником, но я не помню, чтобы он хоть кого-то подстрелил. Он из тех людей, которые будут подкармливать последнюю утку, кабана, по периметру озера развешивать кормушки, чтобы не голодали дикие птицы, разводить рыбу в озёрах, чем сделает первый свой выстрел. Мы с ним на этой почве, наверное, и сошлись. Я уже жду не дождусь октября, когда зайду в лес, когда стопа будет утопать в этой багрово-красной листве, когда будет моросить такой лёгкий и ещё немного тёплый дождик, когда почувствуешь вот такое сближение и единение с природой. Точно также и весной, когда заходишь в лес и уже совершенно иная природа: голоса птиц, которые начинают петь на всевозможный лад, токовать, я их уже всех по именам знаю: знаю, где дрозд, где вальдшнеп прячется, где глухарь, где свиристель поёт. Всё, что связано с природой – это просто потрясающе! Это меня поистине восхищает! Нам, людям, этого ещё пока никогда не повторить!..
– И напоследок. Что пожелаете нашему городу и великолучанам?
– Ну, конечно, процветания городу. Я знаю, что вы и так отличаетесь от многих других городов России. Вы можете себе позволить и артистов приглашать, и какие-то мероприятия интересные устраивать, и чистота тут у вас в городе; знаю также, что и своё достояние бережёте и охраняете. Вот женщинам хотелось бы пожелать, чтобы они всегда ощущали себя женщинами, но многое зависит и от мужчин. Конечно же, мы готовы делать всё, мы готовы стеречь, мы готовы любить, мы готовы быть рядом всегда-всегда, но очень бы хотелось, одновременно чтобы и мужчины, тоже не исчезали, а были достойны счастливых семей и радостных детей, самое главное. Ну, и, конечно же, чтобы вы ещё больше могли себе позволить, больше путешествовали, развивались и уделяли все больше времени себе и своим близким!
– Спасибо вам огромное! С нетерпением ждём вашего выступления!

 

Евгений Николаенков
Фото автора

Музей «Метро на даче»

«Метро на даче» — это первый частный музей метро в России. В нем представлена обширная коллекция предметов, связанных с его историей: приборы, светильники, лайтбоксы (это светящиеся указатели с названиями станций), средства связи, старые схемы (начиная с 1975 года) и многое другое.

Гости музея узнают, как выглядели самые первые билеты в метро, какие названия исчезли со схем, какой прибор срабатывает в случае, если пассажир оказывается в туннеле, и даже смогут примерить настоящий костюм машиниста!

Главная гордость музея — кабина от вагона «Еж-3», сделанная из фанеры в масштабе 1:1. Такие были у поездов Таганско-Краснопресненской линии в 70-х. В кабине можно увидеть пульт машиниста и реверсивную рукоядку, которая приводит поезд в движение.

В отдельной комнате представлены образцы формы сотрудников различных служб метрополитена: дежурных по станции, машинистов, кассиров, монтеров пути и других.

История музея

Музей «Метро на даче» открылся совсем недавно: в декабре 2020 года. Его хозяин Георгий Манохин, который раньше работал машинистом на Таганско-Краснопресненской линии, вынашивал эту идею несколько лет.

Он начал собирать лайтбоксы и светильники, затем перешел на навигацию, и в итоге материала накопилось столько, что коллекцию нужно было где-то разместить. Поскольку аренда в Москве обошлась бы почти в половину зарплаты машиниста, площадкой для музея был выбран дачный гараж в подмосковной Апрелевке. Оборудовать его помогли отец Георгия, его девушка и друзья. Все экспонаты Георгий покупал за свой счет. Почти все они, кроме кабины от вагона «Еж-3», — оригинальные.

Сейчас в планах хозяина музея — собрать коллекцию настоящих вагонов метро разных лет, начиная от серии «А» 1935 года.

График работы

Музей работает с четверга по воскресенье, с 10:00 до 20:00.

Что еще посмотреть в Наро-Фоминском округе?

Подышать свежим воздухом, пожарить шашлык и отдохнуть у воды можно в парке семейного отдыха «Лукоморье». Там есть большой водоем, в котором водится самая разная рыба: карась, карп, форель, плотва. Улов получится тут же приготовить на открытом огне. Вокруг водоема расставлены беседки разного размера и вида. А если рыбалка вам не по душе, можно отправиться на конную прогулку или пообщаться с животными, которые живут на территории парка. Еще в парке есть теннисная и волейбольные площадки и тир.

В коллекции Верейского историко-краеведческого музея хранятся древние орудия труда, предметы времен Отечественной войны 1812 года, бытовые вещи купцов и крестьян, граммофоны, швейные машинки и многое другое. Сотрудники музея организуют экскурсии не только по своим экспозициям, но и по самому городу.

Двухъярусный крестообразный Никольский храм, увенчанный барабаном-колокольней с массивной луковичной главой, — главный в городском округе. Как гласят легенды, в деревянной церкви, которая раньше стояла на месте этого храма, ночевал сам Наполеон, когда уходил из Москвы. В нем находятся ковчеги и иконы с частицами мощей священномученика Петра (Зверева) и преподобных Варнавы Гефсиманского, Амвросия Оптинского, Иова Анзерского, праведного Василия Павло-Посадского, а также особо чтимая икона великомученика Георгия.

Русские как норманны

«Государствообразующий народ» в свете норманской теории. Скандинавские саги, современная геополитика и массовая культура. Кем мог себя считать конунг Вальдемар, он же князь Владимир (герой былин Красно Солнышко)? Какова была идентичность норманнов Киевской Руси во втором-третьем поколениях, говоря современным языком?

Какое место занимает Русь (именуемая в летописях “Гардарики”) в скандинавских северных сагах? Окраина для набегов и торговли, место постоянного взаимодействия в военном отношении, место военной службы по найму? Что такое «Русь» в свете последних исследований?

Снорри Стурлусон как великий писатель, автор “Младшей Эдды” и “Круга земного”, и политический авантюрист своего времени. Андрей Амальрик как автор курсовой работы “Норманны и Киевская Русь”. Политический и цивилизационный конфликт Москвы и Новгорода Северного.

Рассказывают Федор Успенский, доктор филологии, член-корреспондент Российской академии наук, заместитель директора Института славяноведения РАН; Владимир Петрухин, доктор исторических наук, главный научный сотрудник отдела истории Средних веков Института славяноведения, автор книги “Мифы древней Скандинавии”; в записи лингвист, доктор филологии, теоретик скандинавских языков Антон Циммерлинг, автор двухтомника “Исландские саги”.

Ведет программу Елена Фанайлова

Елена Фанайлова: Скандинавские саги интересуют людей, видимо, столько времени, сколько существуют. Каждое поколение открывает в них для себя что-то новое. Меня интересует, почему нынешняя массовая культура задействовала скандинавские саги как огромный корпус развлекательного материала: сериал «Игра престолов», бесконечные сериалы «Викинги», причем как в европейском, так и в русском варианте. За этим, видимо, стоят новые попытки идентификации. Как вы это можете объяснить, как исследователи?

Ни в одной средневековой историографической традиции нет такого свободного, динамичного нарратива

Федор Успенский: Я думаю, во многом причина такой массой популярности саг заключается прежде всего в том, что ни в одной средневековой историографической традиции нет такого свободного, динамичного нарратива, рассказа, повествования. Ведь сага, по сути дела, это повествование о некоторых значительных событиях. Они необязательно должны быть вселенского масштаба, кровавыми распрями, это может быть, например, кража сыра. Есть чисто бытовые значимые события, которым придавалось огромное значение, и они попадали в сагу. Сага целиком и полностью растет из устной традиции. Субстрат, основа саги – устный рассказ одного человека другому или нескольким. И эта живость голоса рассказчика, как ни странно, сохраняется даже в письменной традиции, она есть на уровне языка. Она даже удивительным образом сохраняется при хорошем переводе, а русская школа перевода совершенно замечательная, она была заложена крупным скандинавистом Михаилом Ивановичем Стеблин-Каменским, и можно говорить о русской школе переводов саг, которая очень хороша и очень свободна, поскольку этим занимались филологи и лингвисты, прекрасно знающие язык оригинала. Они решали проблему перевода так, как нужно, пытались сохранить сам дух саги.

Владимир Петрухин: Рагнарёк в сагах не упомянут, это мифологические сюжеты, связанные с «Эддой» и с другого рода текстами, которые опять-таки уникальны для всей Европы. Христианская Европа относилась к своему мифологическому прошлому как к бесовскому. Это было в том числе и в славянском мире, где не записан ни один славянский миф, что всегда болезненно переживалось и переживается людьми, хотящими знать, а что же было в нашем прошлом, поэтому придумывающими всякую ерунду, в том числе и славянские саги, славянские веды и прочую гадость, вроде «Велесовой книги», которая должна возместить эту потерю.

Елена Фанайлова: Это фиктивное все-таки произведение?

Владимир Петрухин

Владимир Петрухин: Конечно, фиктивное. В русской традиции этого не хватало всегда, и интерес к этому был всегда. Не всегда к скандинавской версии всего этого древнего язычества использовались и другие, античные варианты, вполне христианизированные, вроде Александрии или рассказа об иудейской войне в позднейших христианизированных вариантах. Но Рагнарёк в нынешних вариантах, который стал доступен в переводе наших скандинавистов, «Старшая Эдда» – все эти образы поражают воображение, образ конца света, Одина и Тора, которых уничтожают в конце света все эти мифологические чудовища. Рагнарёк так популярен потому, что нынешней молодежи весело сидеть за столом, заниматься всем этим, как сейчас праздновать масленицу. Меня как-то спросили: «А правда ли, что Баба Яга – это наша русская Афродита?» Неоязычники объясняют, что баба Яга была нашей богиней любви и красоты, а проклятые христиане пришли с образами своих распятых проповедников и все это перевернули. Весь этот романтизм сейчас забивает голову молодежи, и не только молодежи, этими сюжетами забиты головы и некоторых историографов. И здесь я должен вернуться к нашей генеральной идее о норманнах.

Елена Фанайлова: Чего же хотели антинорманнисты, бывшие в советское время вполне легитимным течением? Оно доказывало, что никакого норманнского следа в русской истории не существует, и князья Киевской Руси не имели никакого отношения к Скандинавии.

Федор Успенский: Проблема норманнизма меня никогда специально не интересовала, мне интереснее оригинальные тексты, материалы, историческая действительность, насколько она просматривается. С самого момента постановки вопроса о норманнизме и антинорманнизме он сразу был переведен с академического уровня на политический, политизированный. А это значит, что он был обречен на очень бурную полемику, но научная составляющая заметно страдала. Я, как и Владимир Яковлевич, скандинавист. То, что русские князья, династия Рюриковичей – скандинавы, это несомненно. То, что эти скандинавы потеряли в каком-то смысле свою связь со скандинавской родиной уже на уровне третьего-четвертого поколения, это тоже правда, и их это вообще не беспокоило, скандинавы они или не скандинавы.

Ключевский говорил, что борьба антинорманнизма и норманнизма напоминает общественную патологию

Елена Фанайлова: А чего хотели антинорманнисты?

Владимир Петрухин: Наш великий историк Ключевский говорил, что борьба антинорманнизма и норманнизма напоминает общественную патологию. Так это и остается. И те книжки, которые продолжают тиражировать, обращаются к патопсихологической лексике. Имело бы смысл об этом забыть вообще, потому что если говорить о скандинавских корнях не только династии, то само имя «Русь» представляет собой пример, насколько ясно его происхождение. Для филологов оно всегда было ясно, да и не для филологов тоже, начиная со Шлецера, Байера и Миллера. Как только выяснилось, что финны называли шведов «руси» или «родси», из этого финского названия в славянском языке рождается «Русь», с тех пор было понятно, что происходило с этими отношениями скандинавов, приходивших сначала к финнам, а потом и к славянам. Можно только уточнить эту этимологию, археология позволяет это сделать. В скандинавской традиции слово «Русь» означало не викингов, это не профессиональное название дружин, ходивших на длинных кораблях по морям, а тех несчастных, которым приходилось потеть и натирать себе мозоли на русских реках. Это были гребцы, которые должны были грести против течения.

Федор Успенский: Я еще сделал бы здесь акцент на ономастике, на именах собственных и именах мест. Это очень важно, что именно в слове «Русь» просматривается скандинавская этимология. Также важно, что мы находим в ранней истории Руси довольно большой корпус собственно скандинавских имен. Многие помнят еще по школе, например, начало договоров Руси с греками: «Мы от рода русского, Карла, Ингель, Фарлов…» – и дальше ни одного славянского имени. И Игорь – это, конечно, скандинавское Ингвар, Рогулд – это скандинавское Рагувальд, Олег – это Хельге, Ольга – это Хельга. И таких имен набирается не так мало. Имена – это базовый кирпич, ровно то, от чего отталкиваешься.

Антон Циммерлинг: Значение термина «Русь», его понимание в научной медиевистике не могло существенно поменяться в последнее десятилетие, радикально новых научных данных нет. Мы знаем древнерусские тексты, в частности «Повесть временных лет», записанные в первой четверти XII века, где термином «Русь» называют, с одной стороны, скандинавский, варяжский этнос, а с другой стороны, этот же этнос считается одной из основ географической, политической и культурной древнерусской идентичности. В бытовом сознании произошел переход от термина, указывающего на один из этносов в том, что мы называем Древней Русью, на обозначение славянского начала и национального славянского государства. Если же говорить об этимологии, то она неясного происхождения, предположительно германская, или же это негерманское слово в германской передаче, пришедшее с варягами на территорию восточнославянских земель.

Елена Фанайлова: Русь – это самонаименование относится к киевским князьям того периода, который мы обсуждаем? Они себя считают Русью, варягами, норманнами? Или это все позднейшие предположения? Они, насколько я понимаю, билингвы.

Федор Успенский: Да, презумпция должна быть, что билингвы поначалу. У нас нет никаких данных… Самые поздние данные – это когда Владимир Мономах в конце XI века говорит про своего отца, что он, сидя дома, знал пять языков. Среди них был, возможно, древнесеверный язык.

Елена Фанайлова: А есть ли какое-то измерение идентичности для этих варягов?

Владимир Петрухин: Начальная летопись донесла очень архаическую лексику. В начале летописи написано, что Рюрик, Синеус и Трувор – первые князья со скандинавскими именами, и никаких проблем опять-таки с происхождением этих имен, за исключением чисто филологических тонкостей, нет. Когда эти три брата прибыли в Восточную Европу, призванные словенами, кривичами и меря, финно-угорским племенем, с ними «пришла вся Русь». Великий академик Шахматов, один из столпов нашего летописеведения, так и писал: это поздняя конструкция, и летописец знал, что никакой Руси в Скандинавии нет, и чтобы объяснить этот феномен, он приписал варяжским призванным князьям то, что они «взяли с собой всю Русь». Теперь мы знаем, что речь идет о дружине, еще никаких сословий, никакого боярства не было, это позднее прочтение летописных текстов. Но то, что от имени всей Руси заключались договоры с греками, это было, и это совокупность дружины, бывшей и администрацией, и владевшей теми коммуникациями, которыми она профессионально должна была владеть. И это имя распространилось повсюду, по всем речкам, где должны были эти древние русские проходить и делиться с местным населением. Поэтому так быстро это население и поняло, что такое Русь, и как надо иметь с ней дело. Надо было делиться, или обиженные чем-то славяне или кто угодно могли перебить каменюками этих героев. Cохранялись эти уникальные во всей мировой историографии документы о том, как эти русские должны были договариваться не только со славянами, но и с греками.

Федор Успенский

Федор Успенский: Сами скандинавы называли древнерусскую территорию Гардарики. Сначала они называли ее – Гарда, и это связано с несколькими узловыми пунктами на пути этих варягов, а именно с Новгородом – Хольмгардом, с Киевом – Кенугардом, и с Константинополем, который, таким образом, втягивается в орбиту Руси, – Миклагардом. Слово «гард» в скандинавском языке означает «хутор», огороженное пространство. Тут просматривается влияние восточнославянского «град, город». Если более предметно отвечать на ваш вопрос об идентичности, то следует обратить внимание на то, что приходят некие, как мы считаем, скандинавские правители на Русь, оседают там, и уже в третьем поколении эти люди с явно скандинавскими именами дают своему наследнику славянское имя – Святослав. Возможно, у него было и какое-то скандинавское имя, но мы ничего про это не знаем. Это с культурно-исторической точки зрения говорит довольно о многом. Это не значит, что они обрубали контакты со своей скандинавской родиной, но они решили, что их место теперь здесь. Это симптом того, что они полностью переключились на местную парадигму.

Владимир Петрухин: Они должны были договариваться, хотя Святославу это не очень удалось, он погиб, потому что не смог договориться.

Елена Фанайлова: Зато его мать произвела успешный геноцид древлянского населения, не договариваясь. Вероятно, кто-то хотел, если говорить о высших силах, чтобы Святославу не было хорошо в военной карьере.

Федор Успенский: Но поначалу-то его военная карьера складывалась очень успешно.

Владимир Петрухин: Генеральной линией на всех этих международных коммуникациях была линия договора, не только в Царьграде, но и в Киеве, повсюду. Киевляне напомнили Святославу: «Ты, князь, свою землю в чужой земле ищешь, а свою оставил». Он не выполнил договор, и у него не осталось базы, надежного тыла. Не очень он туда и стремился, если уж пошел через пороги, явно понимая, что там его ждет героическая, но гибель. Начало нашей государственности можно прокомментировать еще одним обстоятельством. Почему имя Русь было воспринято так широко на всех этих просторах? Племенные имена не могли объединить все это огромное государство. А тут возник некий нейтральный термин, который ничего в общем не значил, кроме единственно коммуникации: мы – русские дружинники, и нам положено помогать, а мы с вами поделимся. И в древних гардах они оставляли серебро, которое везли из Византии, из дальних регионов Прикаспия.

Елена Фанайлова: Я хочу сейчас обратиться к географическому приключению Руси, или Гардарики, в «Исландских сагах».

Антон Циммерлинг: В исландских родовых сагах упоминается о том, что кто-то из героев служил дружинником у русского князя или боролся с русским богатырем, богатырь имел неправдоподобное имя Кальдемар, что является искажением или фантазией на тему реального имени типа Вальдемар, то есть Владимир. В целом это некоторое продолжение Византии, то есть известно, что там есть князья, города, легитимные правители, там можно работать, отправляться в изгнание и так далее. Известно, что там какие-то из наших родичей были, кто-то там сложил голову, как, например, Барди, герой Саги о Битве на Пустоши, он погиб на Руси, охраняя своего предводителя. То есть было отношение как к далекой культурной стране на периферии Европы, на пути из варяг в греки.

Елена Фанайлова: Мне кажется, что в сагах не только маргинальное присутствие Гардарики. Там участвует и конунг Вольдемар, и особенно в «Круге земном», в этом корпусе, который принадлежит нашему любимцу Снорри Стурлусону. Гардарики вполне себе часть этого мира.

Гардарики – часть мира, и значимая

Федор Успенский: Безусловно, Гардарики – часть мира, и значимая. Более того, гораздо позже, в середине XII века, когда в Норвегии был династический кризис, претендент на норвежский престол, который не имел на него никаких прав, был избран в том числе и потому, что у него был дед – русский князь. Князь Мстислав Великий был сыном Мономаха. То есть это явно котировавшееся родство, имевшее вес. Саги знают главных князей – Владимира (Вольдемара), Ярослава Мудрого (Ярицлейва), тем более многие скандинавские правители были с ним связаны по родству через брак, его жена была шведка, причем представительница очень значительной фамилии. Дочь Ярослава Мудрого была королевой Норвегии.

Елена Фанайлова: Какой удар мы наносим по представлениям людей, которые занимают антизападную позицию.

Федор Успенский: Это хорошо известные вещи. Дочь Ярослава Мудрого была королевой Норвегии, все записано. Подавляющее большинство скандинавских письменных текстов, с которыми мы работаем, записаны в Исландии, в лучшем случае в Норвегии. Исландия – это небольшой заводик по продуцированию невероятно искусных, интересных текстов.

Елена Фанайлова: Опять же, Стурлусон, главная фигура этого мира.

Федор Успенский: Стурлусон умудрялся сочетать производство саг, их запись, с поначалу чрезвычайно успешной политической деятельностью. Он был знаменитейший политик своего времени, сам по себе герой саги, «Саги о Стурлунгах». Это особый разряд саг – о современности, ее написал его племянник. Это совершенно достоверная сага. Стурлусон был одним из богатейших людей Исландии, но дело кончилось плохо. Исландия – страна без институтов власти. Там есть только всенародное вече, Альтинг, которое собирается раз в году. Потом появился епископ, который имел безусловную власть. И Стурлусон довольно долго якшался с Норвегией, и весь «Круг земной» – это история норвежской династии, это не об Исландии. Но в конце концов регент, которого он поддерживал, ярл Скурре, был убит, и Стурулсон потерял на этом все. И его убили посланные королем наемные убийцы, которых возглавлял его бывший зять.

Елена Фанайлова: Владимир Яковлевич, а за что вы критиковали фильм «Викинг»? Русь принимает православие, принимает его известно кто…

Федор Успенский: Да, конечно, Олав Трюгвассон его принимает, который в это время сидит у князя Владимира.

Елена Фанайлова: И этот человек дает советы, которых нельзя избежать, князю Владимиру.

Владимир Петрухин: Я боюсь, что к Владимиру Святославичу реакция публики на этот фильм не имеет никакого отношения. Здесь обидно то, что я слышу повсюду в своих экспедициях: «Почему вы всех нас показываете грязными? Что, у нас не было бань, мы не мылись?» Последний упрек в мой адрес был, что я доверился поздним редакциям летописи, где говорится о том, что Владимир убил отца и матушку Рогнеды, а он был хороший, убил только папу, а маму не убивал. Об этом много пишется, но, увы, это не имеет никакого отношения к сюжету фильма. Здесь не понимали, что пытались показать авторы этого фильма. Владимир в какой-то момент осознал, что, опираясь на меч, сделать уже ничего невозможно, и это было очевидно. Он знал судьбу своего отца, знал то, что происходит во время междукняжеских усобиц, когда братья убивают друг друга. Поиск выхода, когда на силу опираться уже нельзя, нужно искать что-то другое, и пытались показать, на мой взгляд.

Федор Успенский: Режиссер, видимо, попытался создать что-то вроде русского Гамлета. Отчасти, может быть, это у него получилось, но это абсолютно не было уловлено аудиторией. По-моему, это фильм для подростков, который местами и неплохо смотрится, там много драк… Есть очень хорошие исландские фильмы, не известные в России, которые, по сути, представляют экранизацию саг. Лучше, конечно, прочитать сагу, но фильмы вроде бы неплохие. По-моему, один такой фильм назывался «Полет ворона».

Антон Циммерлинг

Антон Циммерлинг: У нас есть прямые свидетельства того, что имена Рюриковичей, за некоторыми исключениями, скандинавского происхождения. И мы имеем прямое свидетельство летописца, правда, не современного, а XII века, который говорит о том, что Рюрик и его родичи и потомки были скандинавами, пришедшими из Старой Ладоги. Поэтому особых научных сомнений в том, что это были этнические скандинавы, не может быть. Об их женах мы не всегда имеем надежные свидетельства. Известно, что мать Владимира была невольницей, и существует большая литература о том, кем именно она была. Не доказано, что она была скандинавского или славянского происхождения. Так или иначе, он мог быть по крови смешанного происхождения и должен был быть носителем варяжского языка, то есть восточно-скандинавского диалекта, древнескандинавского языка и славянского языка. Что касается святых Бориса и Глеба, детей Владимира, то князь Борис имеет славянское имя, а в полной форме могло быть Борислав, но русский святой всегда упоминается как Борис. А его брат, погибший вместе с ним, князь Глеб, носитель скандинавского имени. Есть все основания считать, что в эпоху князя Владимира он сам и верхушка древнерусского общества, дружина, часть богатых купцов в древнерусских городах была скандинавского происхождения и была двуязычна. При этом, к большому сожалению для позднейших историков, этнические скандинавы практически не оставляли текстов на древнескандинавском языке. Все, что мы видим, это свидетельство их присутствия, это их имена, их упоминания в исторических текстах. Например, упоминания о дружинниках в одной из грамот середины XI века, часть дружинников, живущих около озера Селигер, около города Торжка, имеют скандинавские имена. И рядом с ними упомянуты люди, по-видимому, тоже дружинники, которые носят славянские имена. Совершенно невероятно, чтобы они не знали языков друг друга. О ранних князьях, например Святославе, мы не можем с уверенностью сказать, было ли это имя единственным или нет, нет никаких свидетельств для Х века. Состав этих имен довольно однозначен с современной точки зрения, и большинство ученых считали так и в XIX веке. То есть это имена, надежно этимологизируемые на скандинавском уровне. Я сказал бы, что сейчас отрицание языковых элементов в именах древнерусских дружинников Х века – это скорее характеристика маргинальных работ, которые не выдерживают профессиональной критики.

Федор Успенский: Из тех договоров Руси с греками, о которых мы знаем из летописи, недвусмысленно вытекает, что династия Рюриковичей в то время была не единственной такой семьей, которая претендовала на власть. Были еще какие-то дистанции, вероятно, которые потом были подавлены. Они называются в договорах «всякое княжье». Вспомните знаменитую историю про ту же Рогнеду, в Полоцке княжит некий Рогволод из Заморья, княжит полноценно, и Владимир вторгается в этот муравейник и его разрушает. Кроме того, есть еще ценный источник – рунические надписи, которые, в отличие от саг, абсолютно аутентичны. Они выбивались участниками событий, о которых там рассказывается, или о том человеке, который год-два назад как погиб в Константинополе или на Руси. И таких аутентичных свидетельств довольно много, и они хорошо изучены.

Владимир Петрухин: Археология наращивает свой норманнистский потенциал с каждым годом. Уже невозможно воспринимать энтузиазм по поводу находки очередного меча в Гнездове, где мне приходится участвовать в экспедициях со своими студентами. Пожалуй, здесь возникает опасность некоего уже норманнистского романтизма: наше Гнездово главное на пути из варяг в греки, а Киев – это так… Да и в Новгороде скандинавских древностей меньше…

Елена Фанайлова: Династия Рюриковичей падает, чуть ранее Москва разрушает Новгород. Был ли за этим не только политический расчет, но и культурологическое неприятие того, что «эти скандинавы»?..

Владимир Петрухин: Иван III, при котором создавалась концепция Москвы как Третьего Рима, конечно, относился с некоторым подозрением к тому, что было там, на Западе. И эта традиция никуда не делась, по сей день так оно и есть. Литва, католическое государство, претендовала на Новгород, потому что литовские князья были князьями части русских земель и считали, что объединяют русскую землю, а не москали, которые сидят под татарами. От которых, правда, Иван III избавился. И здесь все эти традиции, связанные с новой московской государственностью, были, конечно, направлены на неприятие Запада и католицизма.

Федор Успенский: Не зря про новгородцев в летописи сказано, что они люди от рода варяжска, и они, конечно, на фоне династии Рюриковичей выделялись. Достаточно сказать, что русские князья редко брали в жены женщин не княжеского происхождения, своих, русских женщин. Но единственные, на ком они могли жениться и женились, это новгородки. Это, видимо, были родовые, знатные новгородские семьи, которые в какой-то степени считались ровней Рюриковичам. Но к Ивану III это уже, конечно, мало имеет отношения.

Елена Фанайлова: Книга Андрея Амальрика “Норманны и Киевская Русь” лежит у нас на столе. Это его дипломная работа?

Владимир Петрухин: Курсовая, он был изгнан из университета, ему не дали защитить диплом Московского университета, в том числе за его упертый норманнизм.

Федор Успенский: Книгу я прочитал с интересом. Не могу сказать, что это последнее свежее слово в истории скандинавского присутствия на Руси, но очень много она говорит о своем авторе, о молодом человеке, в котором стержень диссидентства прет во все стороны. Это и потом в нем было, достаточно вспомнить его книгу о Распутине. Она построена на таком: все считают, что Распутин плохой, а я покажу, что он хороший. Во всем идти наперекор мейнстриму. Боюсь, что доживи он до сегодняшних времен и попади в стан норманнистов, написал бы книгу, восхваляющую антинорманнизм. (Смеются.) Ему важнее было ставить себя против течения. Но не хочу сказать, что его не интересовали вопросы истины. Интересовали. Видно, что человек увлеченный и горячий. Но во многом он решал проблемы современности, а не древности.

Владимир Петрухин: Он не мог терпеть больше загнивший абсолютно официозный мир. Вся эта борьба с космополитизмом, которая выплеснулась потом в открытые гонения…

Федор Успенский: Эту форточку невозможно было не открыть, и он большой молодец, что это сделал. Я к этой фигуре отношусь с огромным уважением. Эта книга только усугубляет мое уважение.

Владимир Петрухин: Он оказался пророком, потому что когда он написал так обидевшую всех, когда он был изгнан, книжку “Доживет ли Советский Союз до 1984 года”, не имея в виду конкретной даты, он попал в точку: в 85-м пришел к власти Горбачев. Конечно, это была цитата из Оруэлла, но вот попал.

Федор Успенский: Фигура замечательная. Такого студента хотелось бы иметь.

Елена Фанайлова: Мы сегодня попытались разобрать включенность Киевской Руси в общеевропейский процесс и бессмысленность отказа от европейского прошлого, бессмысленность представлений об исключительности, которые опровергаются научными исследованиями. И конечно, очень увлекательный для любого поколения читателей мир северных саг. Истории о богах и героях, а также о простых людях никогда не перестанут занимать умы человечества.

древняя и средневековая форма выборов и прямой демократии на Руси

Антон Купрач

Истоки прямой демократии на Руси

Прямая демократия и выборы как механизм выражения власти народа имеют в России глубокие исторические корни. В этой связи заслуживает внимание опыт прямой демократии и выборов в древней и средневековой Руси (IX-XV вв.), выраженный в традициях народного собрания старшего города — веча (от славянского вѣтъ — совет). Традиция народного правления как историческая форма прямой демократии, была распространена во всех славянских землях и имела глубокие социальные и культурные корни. Византийский исследователь Прокопий Кесарийский еще в VI веке писал: «Эти племена, славяне и анты, не управляются одним человеком, но издревле живут в народоправстве, и потому у них счастье и несчастье в жизни считается общим делом».

Вече – народное собрание у восточных славян и русских людей играло роль органа государственного управления и общественного самоуправления. Вече было по преимуществу городским институтом, собранием свободных людей, живших в городе. В древнерусских летописях содержатся многочисленные упоминания о созыве вече: Белгород (997 г.), Новгород (1068 г.), Киев (1068 г.), Владимир-Волынский (1097 г.), Звенигород-Галицкий (1147 г.), Ростов, Суздаль, Владимир-на- Клязьме (1157 г.), Полоцк (1159 г.), Переяславль-Залесский (1176 г.), Смоленск (1185 г.).

Изучая летописи, историки Н. И. Костомаров, В. И. Сергеевич, С. М. Соловьев, Ф. И. Леонтович В. О. Ключевский считали, что прямая демократия была развита со времен Древней Руси. Анализируя практику прямой демократии с X-XI веков, они рассматривали государственные образования не как монархии со всеми свойственными этой форме правления функциями и чертами, а как «волости-земли» во главе с крупными городами-центрами. Такие государства стали называть «вечевыми государствами», а сам этот период древнерусской истории «вечевым». 

Историк Б. Д. Греков замечает, что вече, хоть и является древним явлением на Руси, но его расцвет – это посткиевская Русь, то есть время раздробленности, «свидетельствующее о росте городов, готовых выйти из-под власти киевского великого князя». 
Современные историки И. Я. Фроянов и А. Ю. Дворниченко отмечают, что традиции прямой демократии были развиты еще со времен Древней Руси. При этом древнерусская государственность строилась не на классовой, а на общинной основе. Классовым содержанием, по их мнению, она наполнилась лишь тогда, когда Русь стала феодальным государством, что произошло не ранее XIV-XV веков.

Социальный состав народного собрания

От ответа на вопрос о социальном составе веча зависит понимание того, было ли вече народным институтом, или это был инструмент управления знати (правящей элиты в нынешнем понимании) и инструментом принятия политических, военных или социальных решений. И. Я. Фроянов обращает внимание на демократический характер вечевых совещаний в Киевской Руси. По его мнению, вече выступает народным собранием, которое являлось составной частью социально-политического механизма древнерусского общества. 

Но только ли народ и народ ли вообще был участником веча? В исторической науке были и другие мнения относительно социального состава веча. Например, М. Б. Свердлов пишет, что «источники позволяют установить различные судьбы народных собраний в Древней Руси: местные собрания, сельские и, возможно, кончанские (в развивающихся крупных городах), трансформировались в феодальный институт местного самоуправления. 

Племенное вече — верховный орган самоуправления и суда свободных членов племени с образованием государства и суда свободных членов племени исчезло, а в наиболее крупных территориальных центрах — городах (правда, не во всех русских землях) вече как форма политической активности городского населения появилось в XI-XII вв. вследствие растущей социально-политической самостоятельности городов». 

Из утверждения историка вытекает лишь один вывод: народное вече с укреплением власти знати, как институт принятия решений, включая выборы, прекратило свое существование. На смену ему пришла другая форма управления, где управляла уже высшая часть административного государственного аппарата.

В общепринятом понимании, скорее, представлении о вече, вечевые собрания предстают как некие митинги разгоряченной толпы, решения на которых принимаются по громкости крика. Однако, это не более, чем художественная фантазия.

Вече, все же, было достаточно хорошо организовано, иначе подобные собрания и не назывались бы так – вече (собрание). Вече – это не толпа, кричащая что попало, а совещание, проходящее по строгим правилам. Предполагается, что велись даже протокольные записи вечевых собраний. Можно даже предположить, что вечевые собрания были вполне похожи на собрания современных парламентов.

В свою очередь, А. Е. Пресняков подчеркивает: «Если правы историки права, что вече, а не князь должно быть признано носителем верховной власти древнерусской политии-волости, то, с другой стороны, элементарные нити древнерусской волостной администрации сходились в руках князя, а не веча или каких-либо его органов. В этом оригинальная черта древнерусской государственности». 

Итак, говоря о социальном составе веча, следует заметить, что его народный характер не отрицает участия в собраниях и знати: князей, иерархов Церкви, бояр, купцов и прочих представителей знати.

Но «лучшие люди» не принимали окончательного решения, точнее, их голос не был главным. Выбирали и принимали окончательное решение именно простые горожане. Древнерусская знать, хотя и была сильной, но она не обладала необходимыми средствами для манипуляции мнением веча. Как и не выполнять его решения она тоже была не в силах.

Какие вопросы решались на вече?

Вече, в первую очередь, ведало выборами князя — замещением княжеских столов. Например, есть классическое упоминание в Лаврентьевской летописи о вечевом собрании во Владимире 1176 года, где решался вопрос о выборе князя на престол после предательского убийства заговорщиками во главе с приемным сыном князя Андрея Боголюбского. По тексту летописи ясно, что «собраться на вече, значит, думать и принять решение». 

В. О. Ключевский, комментируя запись в летописи, писал: «Изображая политический порядок, установившийся в старых областях, публицист-летописец отметил вече старых городов, но позабыл или не счел нужным упомянуть о князе. Так пал политический авторитет князя перед значением веча».

После окончательного становления городов-государств, отношения князя и волости приобретают более систематический порядок. Принцип родового старейшинства при занятии княжеского стола, заменяется правилом всенародного призвания (выбора) князя. Например, Владимир Мономах был призван на княжение в Киев в обход родового старшинства. Такой порядок устанавливается по всей Руси по мере укрепления и становления городов-государств. 

Князей выбирали на вече по всей Руси: в Ростово-Суздальской Руси, в Полоцкой, Черниговской, Галицкой, Смоленской, Новгородской, Псковской, Вятской и других землях. Исключения из правил – вынужденные посажения на княжество Юрия Долгорукова в Киеве и Изяслава во Владимире лишь подтверждают общее демократическое, общинное правило в древней и средневековой Руси. Срок правления князя был неопределенным. Так, с 1095 по 1305 гг. князья в Новгороде менялись 58 раз, задерживаясь иногда лишь по несколько месяцев.

Остановимся на договорном опыте во взаимоотношениях народного собрания и князя в Новгороде. Н. И. Костомаров по этому поводу пишет: «Из договоров, оставшихся до нашего времени, видно, что князь был поставлен, сколько возможно, вне связей с жизнью Новгорода. Вся волость считалась достоянием святой Софии и Великого Новгорода. Князь не мог приобретать в Новгородской Земле имений, ни покупкой, ни принятием в дар; не мог брать закладников, следовательно, совершать сделок; это правило распространялось и на его родню, и на его дружинников».

Костомаров подчеркивает, что «без участия посадников, избираемых вече, князь не имел права назначать правителей в краю, подчиненных Великому Новгороду; отдавать в кормление принадлежащую Новгороду землю; не мог производить суда без участия посадника, лишать волостей, раздавать их в собственность, наказывать без суда, и вообще без воли веча и без участия посадника делать какие бы то ни было распоряжения, Все это простиралось также и на его чиновников».

Таким образом, вече Великого Новгорода с помощью договора ограничивало князя во владении собственностью, денежными средствами, четко определяло его полномочия и контролировало его деятельность. 

Другим важнейшим вопросом, которое решало вече, был вопрос войны и мира. Основу военной мощи Руси составляли вовсе не княжеские дружины, напоминавшие больше личную охрану, а народное ополчение, которое напрямую подчинялось вечу, то есть не могло выйти в поход без санкции и согласия народного собрания. Вече могло так же заставить князя заключить мир или отменить намеченный поход. Вечевые собрания выступали как посредники между князьями, если распри между ними угрожали безопасности и миру городу-государству. Вече могло заставить враждующих между собой князей выступить заодно против общего внешнего врага.

Вече выступало в качестве инициатора сбора средств для военных походов, распоряжалось волостными финансами и государственным земельным фондом с работавшим на земле зависимым населением. И. Я. Фроянов по этому поводу замечает: «Летописные данные, относящиеся к XI в., рисуют вече как верховный демократический орган власти, развивавшийся наряду с княжеской властью. Оно ведало вопросами войны и мира, санкционировало сборы средств для военных предприятий, меняло князей.

Вече санкционировало международные договоры, которые заключались от имени князей и «от всех людий Русское земли». Например, договор 1191 г. Новгорода с Готским берегом и 1229 г. Смоленска с Ригой составлялись князьями по совету с вечем. Подобная практика была обычным явлением для русских земель. И это понятно, если учитывать, что князь – лицо временное, когда на смену одному князю приходит другой, а вече, земля, постоянны и неизменны.

Важную роль играло вече в законодательной деятельности. По началу полномочия народных собраний в законодательной и судебной деятельности древнерусских земель были не очень большими. В знаменитой Русской правде нет упоминаний о вечевом законодательстве. В тоже время, в Новгороде и Пскове законодательство являлось исключительной прерогативой веча. 

В источниках отмечается, что имело место даже участие веча в политических судах над князьями и посадниками. Иными словами, при необходимости, вече властно вмешивалось и в судебную и в законодательную сферу жизни общества, смещало неугодных представителей и княжеской и общинной администрации. 

Есть основания говорить и о том, что вече обладало правом выбирать церковных иерархов. Таким образом, народное собрание — вече принимало участие практически во всех сферах общественной жизни города-государства, хотя на практике это происходило именно по мере необходимости. Но и древнерусская знать не обладала соответствующими рычагами для подчинения народного собрания своей воле, и была не в силах саботировать решения веча.  

Достоинства и недостатки веча

Вече, князь и другие институты власти Древней Руси на протяжении нескольких столетий находились в единстве, придавая стабильность и равновесие общественно-политической системе, обеспечивали социально-экономическое развитие земель. Общественный механизм регулирования был достаточно силен, чтобы обеспечить целостность и жизнеспособность системы. Древнерусское народоправство давало свободному населению возможность непосредственного участия в управлении государством. В тоже время, гарантируя его права как представителя социальной группы, оно не гарантировало права отдельного человека, как личности, который оказывался беззащитным, стоило только ему выпасть из соответствующей системы социальных связей. 

По мере усложнения древнерусского общества вечевые институты как форма прямой демократии постепенно несли в себе возможность социально-политических конфликтов. Недостаток вечевых институтов заключался также и в том, что они не обеспечивали прочную защиту от агрессии как со стороны Востока, так и со стороны Запада.  

Вечевая культура народного самоуправления понесла огромный урон от азиатского нашествия, когда Русь столкнулась с деспотизмом власти ханов, заставившей подчиниться Золотой Орде. Азиатская (монголо-татарская) политическая традиция военной силой подчинила народную «демократию» Древней Руси и стала предтечей появления такой формы правления, как абсолютизм и тирания.

Монголо-татарское иго явилось страшным ударом не только по политическому институту прямой демократии, но и демографическому, экономическому и культурному, потенциалу Руси. Ордынское иго вызвало к жизни процессы, которые ускорили падение волостного строя и становление феодальных отношений. Процесс феодализации изменил прежнюю социальную систему: народ – знать – дружина – князь на иную: князь – служилое сословие – тяглое население. 

Изменилась и военная организация. Народное ополчение потеряло свое былое значение, заменившись «феодальным» ополчением. В политике деградировало народное собрание. Одновременно росла власть князя, которая все меньше ограничивалась контролем веча. В праве ограничивались имущественные и политические права ранее полноправного населения. В духовной сфере осуществлялось оформление нового общественного порядка. Общество разделилось по сословному принципу, который пришел на смену прежнему делению на «свободных — несвободных». В результате, вече как институт прямой демократии утратил свои позиции.

Вместе с тем, и позднее, в XIV-XV вв., в тех землях, где продолжалось естественное развитие древнерусских традиций (Новгородская, Псковская, Смоленская, Полоцкая, Вятская, Витебская) вече играло свою роль. В этих землях всем горожанам принадлежало право не только внутреннего управления, но и внешних отношений. Наиболее демократичным был вечевой уклад Псковской республики, где до XV века знать была вынуждена считаться с мнением народных масс. 

Что касается южнорусских и западно-русских земель, с XIII по XV век вошедших в состав Великого княжества Литовского, то там вечевой уклад сохранился до Люблинской унии 1569 года. Вместе с тем, как это видно по Полоцким актам, народное собрание фактически было подконтрольным знати, поэтому вече формально сохраняло всенародный характер.

Эволюция веча в XVI-XVII вв

По мере формирования и развития сословий, а также расширения территорий, когда личное участие каждого в решении государственных вопросов становится невозможным, возникала необходимость появления новых политических институтов. Период непосредственной демократии сменился периодом, когда на политическую сцену вышло сословное представительство, создавшее, по выражению Н. И. Костомарова, «вече веч» — Земские соборы. 

Но эхо вечевых традиций еще не раз будет слышно в XVI и XVII вв. Наиболее громко эхо веча как инструмента прямой демократии, прозвучало во времена Смуты, когда избранный нижегородским народным собранием староста торговый человек Кузьма Минин призвал горожан организовать земское ополчение против иноземных захватчиков.

Деньги на ополчение собирали всем миром, а жадных бояр Минин принуждал это делать силой. Без всеобщего доверия народа это было бы невозможно. Лишь легитимность — поддержка всего народа обеспечила Минину возможность сбора огромных средств для народного ополчения, возглавляемого Дмитрием Пожарским.

Историческое значение вече

Вече, как институт прямой демократии сыграло важную роль в развитии древней и средневековой Руси. Основы народного самоуправления, являющегося несущей конструкцией государственного строя Руси, берут истоки в демократизме древних славян. В XI-XII вв. все свободные люди на Руси пользуются равными юридическими и политическими правами, закрепленными законодательно (Русская Правда) и в традициях. Народное собрание — вече не только выбирало князя и других представителей власти, но и постоянно эту власть контролировало, оценивая результаты ее работы, а также принимало участие практически во всех сферах общественной жизни городов Руси. В этом и состояла суть прямой демократии на Руси. 

Однако развитие непосредственного народовластия на Руси было прервано монголо-татарской агрессией, нанесшей огромный урон вечевой культуре народного самоуправления. В Северо-Восточной Руси, укрепившаяся великокняжеская власть уже к концу XIV века ликвидировала вечевые учреждения. Вместе с тем, в тех землях, где великокняжеской власти не было и князья не утверждались Ордой, вечевые порядки были более прочными, а вечу даже удавалось влиять на политику власти. 

Наибольшего расцвета народное самоуправление достигло в Новгородской земле (до 1478 г.) и позднее отделившейся от Новгорода Псковской республике (до 1510 г.). Традиции прямой демократии сохранились также в Вятской земле, изначально входившей в состав Новгородской земли. В Псковской и Вятской землях народное самоуправление просуществовало вплоть до создания централизованного государства.

Таким образом, российская демократия имеет собственные глубокие исторические традиции. В этой связи уместно привести выдержку из выступления Президента России В. В. Путина Федеральному Собранию от 12 декабря 2012 года, подчеркнувшего, что «российская демократия – это власть именно российского народа с его собственными традициями народного самоуправления, а вовсе не реализация стандартов, навязанных нам извне». Далее Президент России поставил задачу: «Мы должны уделить большее внимание развитию прямой демократии, непосредственного народовластия». Остается решить эти задачи в соответствии с потребностями настоящего времени.

Использованная литература:

Греков Б. Ф. Киевская Русь. М., 1953. 
Журавлев В. П., Фортунатов В. В. История выборов в России. Санкт-Петербург, 2011.
Ключевский В. О. Сочинения: В 9-ти т. Т.1. Курс русской истории. Ч.1. М., 1987.
Костомаров Н. И.: 1). Русская республика (Севернорусские народоправства во времена удельно-вечевого уклада. История Новгорода, Пскова и Вятки). М., 1994. 2). Начало единодержавия в Древней Руси. М., 1994.
Леонтович Ф. И. История русского права. Одесса, 1869.
Пресняков А. Е. Княжое право в Древней Руси. М., 1993.
Свердлов М. Б. От Закона русского к Русской правде. М., 1988.
Сергеевич В. И. Вече и князь. М., 1867.
 Фроянов И. Я.: 1). Киевская Русь: Очерки социально-политической истории», Л. 1980; 2). Совместно с Дворниченко А. Ю. Города-государства Древней Руси. Л., 1988; 3). Начала Русской истории. М., 2001.

Дача — летнее лекарство от городской жизни в России: NPR

Вова и Коля, два московских мальчика на летних каникулах, играют в загородном доме своей семьи. В представлении россиян дача занимает почти мифическое место, и россияне всех поколений с любовью вспоминают детские годы на семейной даче. Анастасия Шпилько для NPR скрыть подпись

переключить подпись Анастасия Шпилько для NPR

Вова и Коля, два московских мальчика на летних каникулах, играют в загородном доме своей семьи.В представлении россиян дача занимает почти мифическое место, и россияне всех поколений с любовью вспоминают детские годы на семейной даче.

Анастасия Шпилько для NPR

ЯРОСЛАВСКАЯ ОБЛАСТЬ, Россия — Моя свекровь, Татьяна, обследует полакра своего рая. Он расположен в конце заросшей дороги, в нескольких милях по грунтовой дороге от главной магистрали, ведущей в Москву. Имущество состоит из трехкомнатного коттеджа без водопровода, огорода и ухоженного газона, окаймленного сиренью, елями и соснами.

Татьяна и ее покойный муж построили дачу или дачу в 1992 году, через год после распада Советского Союза. Она вспоминает, как приехала на грузовике, который бросил их мебель перед небольшим двухэтажным домом, окруженным пшеничными и овсяными полями. Вначале на даче даже не было электричества.

«Мы очень хорошо жили без электричества», — говорит Татьяна. «Весь день мы были заняты, гуляли по лесу, исследуя. А по вечерам мы сидели у керосиновой лампы и играли в« Монополию ».«

Татьяна Берестнева у своей пышной помидорами оранжереи. В советское время многие дачники выращивали овощи и фрукты из-за нехватки продовольствия. Сегодня они ухаживают за своими садами, чтобы расслабиться на свежем воздухе. Анастасия Шпилько для NPR скрыть подпись

переключить подпись Анастасия Шпилько для NPR

Татьяна Берестнева в своей теплице, залитой помидорами.В советское время многие дачники выращивали овощи и фрукты из-за нехватки продовольствия. Сегодня они ухаживают за своими садами, чтобы расслабиться на свежем воздухе.

Анастасия Шпилько для NPR

Интерьер полуразрушенной церкви в соседнем селе. В коммунистическую эпоху большинство церквей было закрыто. Хотя многие из них были восстановлены, деревенские церкви часто остаются в руинах. Анастасия Шпилько для NPR скрыть подпись

переключить подпись Анастасия Шпилько для NPR

Интерьер полуразрушенной церкви в соседнем селе. В коммунистическую эпоху большинство церквей было закрыто.Хотя многие из них были восстановлены, деревенские церкви часто остаются в руинах.

Анастасия Шпилько для NPR

В российском воображении дача занимает почти мифическое место. Летний дом, когда-то являвшийся заповедником помещичьей знати, приобрел популярность у городских профессионалов в конце 19 века; в советское время дача стала доступна всем, от писателей до заводчан.

В наши дни дача может быть чем угодно, от двухкомнатной хижины до французского замка, имитирующего олигарха.Каждое лето российские города пустеют, поскольку миллионы людей покидают душные тесные квартиры, чтобы воссоединиться со своими корнями в деревне.

Москвичку Татьяну сначала привлекли на дачу близлежащие леса с их дарами ягод и грибов. Лишь позже она занялась садоводством. Сейчас Татьяна и ее муж Александр проводят свои летние выходные на участке, хотя 80-мильный проезд может занять до четырех часов с дачным движением.Она часто думала о продаже этого места.

«Но я просто не могу, потому что я всегда возвращаюсь весной и очень хочу здесь сделать и уйти в лес», — говорит Татьяна. «По какой-то причине я не могу его продать, хотя физически это отнимает у вас так много сил».

Татьяна и ее дочь Светлана собирают чернику. Одна часть дачной жизни — уходить в лес за ягодами, несмотря на стаи кровожадных мух. Анастасия Шпилько для NPR скрыть подпись

переключить подпись Анастасия Шпилько для NPR

Татьяна и ее дочь Светлана собирают чернику. Одна часть дачной жизни — уходить в лес за ягодами, несмотря на стаи кровожадных мух.

Анастасия Шпилько для NPR

Неудобства дачной жизни — флигель, нечеткое покрытие сотовой связи и походы к колодцу — намного перевешиваются терапевтическим эффектом.

«Здесь городские проблемы просто исчезают», — говорит Татьяна. «Дикость очищает ваш разум от всего ненужного».

На даче всегда есть чем заняться, и это та экзистенциальная, физическая активность, которой жаждут измученные горожане.

В соседней деревне Андрей Кузнецов, потеющий под полуденным солнцем, складывает дрова у причудливого дома своих родителей, окна которого украшены замысловатой деревянной отделкой. Во время пандемии Андрей потерял работу менеджера в Москве и теперь у него есть время отремонтировать дом, который его прадед построил столетие назад. В семейной усадьбе есть огород, куры и пять коз.

«Деревенская жизнь — это романтика, когда к ней привыкаешь», — говорит Андрей.«Это означает 80% работы и 20% романтической жизни. Ни работы, ни развлечений».

В этом деревенском доме проживало несколько поколений семьи Андрея Кузнецова. В то время как дачи обычно представляют собой деревенские постройки, неудобства дачной жизни — флигель, нечеткое покрытие сотовой связи и походы к колодцу — намного перевешиваются его терапевтическим эффектом. Анастасия Шпилько для NPR скрыть подпись

переключить подпись Анастасия Шпилько для NPR

В этом деревенском доме проживало несколько поколений семьи Андрея Кузнецова.В то время как дачи обычно представляют собой деревенские постройки, неудобства дачной жизни — флигель, нечеткое покрытие сотовой связи и походы к колодцу — намного перевешиваются его терапевтическим эффектом.

Анастасия Шпилько для NPR

Его партнерша, учительница из Москвы Наталья, соглашается.

«Это настоящий отпуск вдали от города, шума, людей и суеты. Когда вы работаете в саду или с животными, вы отдыхаете», — говорит она.«Я не могу представить свою жизнь без этого места».

Наталья, учительница из Москвы, стоит у загородного дома своей семьи. «Я не могу представить свою жизнь без этого места», — говорит она. Анастасия Шпилько для NPR скрыть подпись

переключить подпись Анастасия Шпилько для NPR

Наталья, учительница из Москвы, стоит у загородного дома своей семьи.«Я не могу представить свою жизнь без этого места», — говорит она.

Анастасия Шпилько для NPR

Один из соседей моей свекрови, Владимир Берестнев, так любит свою дачу, что установил водопровод и центральное отопление, чтобы и зимой было комфортно. Но аккордеонист на пенсии говорит, что его два сына редко навещают его.

«Мой младший сказал:« Я не возвращался пять лет и не вернусь еще пять », — говорит Владимир.«Дача не для всех».

В 1986 году Владимир стал первым москвичом, купившим участок у совхоза, которая когда-то владела этой землей. Постепенно возникли дачи, были приватизированы сельхозугодья, и дачники начали заменять жителей поселка. По словам Владимира, сейчас остался только один сельский житель, и большую часть времени он проводит в Москве.

Владимир носит защитную сетку от слепней.Он говорит, что двое его сыновей редко навещают его. «Дача не для всех», — признает он. Анастасия Шпилько для NPR скрыть подпись

переключить подпись Анастасия Шпилько для NPR

Владимир носит защитную сетку от слепней.Он говорит, что двое его сыновей редко навещают его. «Дача не для всех», — признает он.

Анастасия Шпилько для NPR

Галина Бояринова, владеющая прилегающим участком к Татьяне, в течение недели работает бухгалтером в Москве.

Она вспоминает свои первые годы дачной жизни с ностальгией и смехом.

Как молодая мать, по ее словам, она спала с топором рядом с ее кроватью, хотя единственными опасностями, с которыми она столкнулась, были сердитый козел и несколько пьяных пастухов, искавших самогон.

Ее дочь вышла замуж за местного жителя, и они сыграли свадьбу во время ежегодных летних каникул в деревне, где Владимир играл на своем аккордеоне.

Сад на даче соседей Татьяны и Александра. Садоводство — любимое занятие на даче. Всегда есть чем заняться, и это та экзистенциальная физическая активность, которой жаждут измученные горожане. Анастасия Шпилько для NPR скрыть подпись

переключить подпись Анастасия Шпилько для NPR

Сад на даче соседей Татьяны и Александра.Садоводство — любимое занятие на даче. Всегда есть чем заняться, и это та экзистенциальная физическая активность, которой жаждут измученные горожане.

Анастасия Шпилько для NPR

«Раньше мы накрывали столы к празднику прямо здесь, под деревьями», — говорит Галина, стоя у ворот на свою дачу. Но сейчас праздновать праздник некому.

Также пропал деревенский магазин в бревенчатом домике в нескольких милях вниз по дороге.Дважды в неделю проезжала автолавка — магазин на колесах. Галина вспоминает, как деревенские бабушки по этому случаю облачились в шелковые платья и ждали фургон на большом бревне. Они запоминали иностранные слова, такие как «Hubba Bubba» и «Snickers», чтобы покупать угощения для своих внуков.

Дачные дети долгими летними днями бродили по садам и лесам.

Купание в близлежащем озере.Любители дачи говорят, что им не нужно ехать на курорт в Турции или Египте только для того, чтобы поплавать в бассейне. Анастасия Шпилько для NPR скрыть подпись

переключить подпись Анастасия Шпилько для NPR

Купание в близлежащем озере.Любители дачи говорят, что им не нужно ехать на курорт в Турции или Египте только для того, чтобы поплавать в бассейне.

Анастасия Шпилько для NPR

«Наши дети ставят спектакли», — говорит Галина. «Они развешивали занавески на качели, и сцена была прямо здесь. Они сами шили костюмы и раздавали билеты всем бабушкам в деревне».

С тех пор старики скончались, а дети выросли.

Но теперь к скрипучим качелям у ворот Галины возвращается новое поколение. Моя жена Светлана сидит с нашим 15-месячным мальчиком Львом на тех же качелях, где она играла девочкой.

Галина с мужем хотят здесь уединиться. Возможно, однажды она расскажет Льву о его первом посещении семейной дачи, когда он приедет с собственным ребенком.

Тур Москва-Россия — Русская дача тур + сельская местность. Познакомьтесь с повседневной жизнью местных россиян.

Экскурсия на целый день в древний город Дмитров из Москвы


В разгар лета многие россияне далеко не уезжают.Причина — дачи, их загородные дома. Август приносит урожай для их небольших садовых участков, но дача — это гораздо больше, чем просто экономическая выгода: она олицетворяет культуру, восходящую к коммунистическим временам.
Вы хотите открыть для себя настоящую русскую жизнь за пределами больших городов? Посетите Русскую Дачу (летний дом вашего гида) в типичной русской дачной деревне + древний город Дмитров, который находится на пути к дачной деревне
Исследуйте, что русские выращивают в своих садах, попробуйте домашнюю русскую еду или приготовьте барбекю вместе с вашим гидом ( водка, печеный картофель, дегустация маринованных овощей).Узнайте, как россияне проводят лето за пределами города. В стоимость включен домашний обед.
Стоимость тура указана для 4 человек, но я могу разместить в этом туре до 6 человек, однако цена изменится. Если ваша группа больше 4 человек, свяжитесь со мной.

Маршрут

— Экскурсия по старинному городку Дмитров
— Посещение местного рынка
— Дачный тур (посещение местного дачного поселка)
— Обед
— Возвращение в Москву

Место встречи + продолжительность экскурсии

Варианты места встречи: Железнодорожная или автобусная станция, порт круизных судов, аэропорт, гостиница, адрес или перекресток, памятник / здание

Продолжительность: 8 часов

Транспорт

Частный автомобиль включен в стоимость.

Что включено

  • Услуги гида
  • Частный транспорт

Другое: — Домашний обед (типичная русская еда)
— Дегустация водки

Предполагаемая потребность в местных денежных средствах

500 рублей — Стоимость тура указана для 2 человек, но я могу разместить в этом туре до 6 человек, однако цена изменится. Если ваша группа превышает 2 человека, свяжитесь со мной через кнопку «Запросить изменение» перед бронированием тура, чтобы я мог создать для вас индивидуальную ссылку на тур.

Что еще

  • Личные расходы
  • Сувениры
Недавний обзор этого тура

Ирина дружелюбная и отзывчивая, но ее настоящая сила — в планировании. У нее было два запасных плана на случай, если помешает погода. Мы провели утро с ее подругами на их даче, которая всем понравилась, но любой другой вариант сработал бы также. Если вы хотите увидеть настоящую русскую деревню, рекомендуем вам забронировать Ирину.Единственным нашим предложением было бы спроектировать микрофон для MPV, поскольку только гости, сидящие сразу за ней, могли слышать ее комментарий
Ширли С.

Прочитать больше отзывов об этом туре

Для россиян скромная дача — убежище от коронавируса

После нескольких лет, проведенных на подводных лодках с Северным флотом России, Иван Чернышёв без проблем приспосабливается к жизни после карантина из-за коронавируса — тем более, что, как и многие россияне, моряк в отставке может сбежать в сельскую местность.

«Здесь хорошо. Мы будем выращивать морковь, клубнику и, может быть, даже картошку», — говорит 78-летний мужчина, пока его жена Людмила подстригает кусты роз в саду их загородного дома под Москвой.

Из-за пандемии коронавируса половина мира находится в какой-либо форме из-за изоляции, миллионы городских жителей застревают внутри, и лишь изредка выезжают, чтобы снять изоляцию.

Но у россиян, таких как Чернышевы, есть другой выход: бежать на свои дачи, в небольшие сельские дома, которые в советские времена раздавали городским рабочим.

Поколения москвичей проводили выходные и летние каникулы в дачных поселках, обычно в часе-двух за городом, состоящих из рядов скромных кирпичных или деревянных домов и огородов.

А с ростом числа случаев коронавируса — по состоянию на среду в России было зарегистрировано около 58 000 — дачи стали желанным убежищем.

«На природе замечательно, мы можем гулять на природе без маски», — говорит Арина Банникова, 26-летняя архитектор, которая находится на своей даче в Сокольниках, небольшом поселке в часе езды к северо-западу от Москвы, со своей мамой. , сестра, еще одна семья из четырех человек, собака и две кошки.

Проезжая мимо на своем скутере, 11-летний Максим как никогда счастлив.

«Здесь у меня есть столько места, сколько мне нужно», — кричит он.

По оценкам, почти половина населения России имеет дачу, поэтому, когда в прошлом месяце власти начали вводить меры изоляции в Москве, тысячи людей покинули город.

Поисковые запросы по аренде дач в Интернете также резко выросли: по данным портала недвижимости Cian, в первые две недели апреля запросов было почти в пять раз больше, чем обычно.RU.

Возвращение в деревню?

«Это интересно, потому что последние 10 лет были отмечены серьезным кризисом для дачи», — говорит Михаил Алексеевский, российский антрополог, изучавший загородные дома.

«Многие люди вдруг вспоминают, что у них есть дача и начинают срочный ремонт — в первую очередь установку хорошего интернет-соединения».

Дачи были очень популярны в советские времена и после распада СССР в 1991 году, когда многие использовали свои огороды, чтобы восполнить нехватку продовольствия.

Но по мере роста экономики России в 2000-х и начале 2010-х многие отказались от загородных поездок, чтобы провести выходные в новых ресторанах и кинотеатрах в городе или поехать за границу. Пресловутые пробки выходного дня на дачном участке не помогли.

Доля россиян, имеющих дачу, снижается: по данным социологического агентства ВЦИОМ, она упала с 46% в 2014 году до 42% в прошлом году.

«В СССР дача была способом уйти от советской реальности. Но в глобализированном мире иногда есть более интересные дела, чем работа на огороде», — говорит Алексеевский.

С коронавирусом другие развлечения больше не доступны. А дачники говорят, что, находясь в сельской местности, легче соблюдать правила изоляции.

«Не могу сказать, что мы полностью защищены (от вируса). Но я чувствую себя здесь в безопасности на 90%», — говорит 53-летняя учительница Наталья Сапига на своей даче в Сокольниках.

«Здесь меньше людей, поэтому мы можем соблюдать все рекомендуемые правила безопасности».

Алексеевский говорит, что русские очень привязаны к своим дачам, и что наличие участка земли и огорода «имеет очень большое значение» для страны.

«И с этой эпидемией идея иметь дачу в хорошем состоянии станет сильнее», — прогнозирует он. «Как мы здесь говорим, всегда лучше иметь взлетно-посадочную полосу».

Русская дача (обновлено на 2021 год + 12 изображений)

Слово «дача » возникло несколько столетий назад. Он был основан на термине, который применялся к недвижимости, подаренной царем российским семьям высшего сословия. О дачах много упоминаний в русской литературе XIX века.Например, Пушкин написал ряд своих известных стихов во время пребывания на арендованной даче под Санкт-Петербургом в 1831 году. В советских времен дача была одним из символов достатка. Это был третий ключевой атрибут богатства после личного автомобиля и квартиры в городе. Стать владельцем желанной резиденции в деревне было непросто. Русские дачи коммунистическая партия раздавала своим членам в зависимости от профессии и личного вклада.Были дачные поселки, в которых жили ученые, писатели и даже артисты театра.

Русская дача: определение и статистика

Знаете ли вы, что более 40% всех жителей крупных городов России владеют дачей? В Москве эта цифра приближается к 60%! Так как же правильно определить русскую дачу? Ну дача — это в основном дом, расположенный за городом и используемый как вторичный дом. Летом россияне, как правило, покидают перегретые города и проводят больше времени на природе.Типичная московская семья имеет квартиру в городе и дом в деревне. В большинстве случаев дачу используют как дачу. Это позволяет детям оставаться в сельской местности со своими бабушками и дедушками в течение всего сезона. Однако жить в деревне и работать в городе не так-то просто. Типичная русская дача в Подмосковье находится примерно в 20-40 км от города. Проблема в том, что из-за устаревшей системы дорожного движения это относительно небольшое расстояние обычно занимает не менее 2 часов в часы пик.Ежегодно, начиная с мая, московские магистрали становятся перегруженными из-за так называемых «дачников», которые едут к своим загородным домам и обратно. Люди часами проводят в многочисленных пробках. Вот почему выходные становятся единственными днями, когда работающие родители, наконец, могут подышать свежим воздухом в деревне со своими детьми и родителями.

Новые элитные дачи на Рублевке

В большинстве случаев этих дач построено задолго до 90-х годов прошлого века. . Они были подарены родителям нынешних владельцев Советским правительством.Большая часть этих деревянных построек никогда не обновлялась. Таким образом, им не хватает многих современных удобств, в том числе домашних душевых и туалетов. С другой стороны — огромное количество загородных домов, которые были либо полностью отремонтированы, либо построены с нуля после сноса. Эти новые постройки могут стоить сотни тысяч или даже миллионы долларов в зависимости от размера, качества и стоимости земли.

Самым престижным дачным участком в России, безусловно, является знаменитая Рублевка.Он расположен примерно в 15 км от центра Москвы. Здесь есть дачи у большинства советской и российской элиты. Рублевка остается самой дорогой сельской местностью в России, где больше всего домов стоимостью более 1 миллиона долларов. Большинство членов правительства, а также президента имеют свои резиденции в районе Рублевки.

Вот дом, который появился на московском рынке недвижимости незадолго до обвала российского рубля в 2014 году. Дом был указан на сайте Sotheby’s International Realty с запрашиваемой ценой $ 100 миллионов .

Находится в одном из закрытых коттеджных поселков Рублевки на 2 сотках земли. В нем были представлены дворцовые интерьеры, отделанные золотом, мрамором и дорогими породами дерева. Большая часть элитной недвижимости на Рублевке скрыта за высокими заборами и охраняется частной охраной. Вот типичный забор в стиле Рублевки.

Русская дача — это больше, чем просто название загородного дома. На самом деле это очень сложный культурный феномен . Его роль может варьироваться в зависимости от социального происхождения семьи.

  • Некоторые люди рассматривают дачи как свое убежище для пенсионеров. Это предполагает, что городская квартира может быть сдана в аренду, чтобы компенсировать деградирующую пенсионную систему.
  • Другие люди рассматривают выходные на даче как отличную альтернативу проведению свободного времени в небольших городских квартирах. Это очень недорогой способ организовать свободное время в выходные дни.
  • Очень небольшая часть людей может позволить себе поездку на море в отпуск в Россию или за границу.Дачи используются как более дешевый вариант отдыха, особенно летом.
  • По всей стране много малообеспеченных семей. Они используют свои дачи для выращивания картофеля и овощей, а также для производства молока. Фактически, в начале 2000-х годов более 60% этой продукции в стране производилось на дачах по всей России.
  • Лишь небольшая часть людей построила свои дачи по высоким западным стандартам. Такие дома в Подмосковье могут стоить миллионы долларов.
Этим летом я провел пару недель в Москве. Во время моего пребывания там мне довелось навестить своего старого друга на его даче. Сначала он планировал разрушить старую деревянную постройку и построить новую из кирпичей. Но позже он решил построить новый дом в другом районе и просто отремонтировать старую дачу. Это здорово, потому что в нем все еще есть то естественное ощущение, которое, на мой взгляд, может ассоциироваться только с деревянной конструкцией. Как видите, вся территория выглядит очень красиво со всеми этими большими соснами.Строительство дач в этом районе началось в конце 1960-х годов. Сегодня здесь много частных домов, построенных с разным бюджетом от очень низкого до очень высокого. Большинство дач, расположенных в Подмосковье, не используются в сельском хозяйстве. В целом, приятно иметь какое-нибудь красивое место для отдыха за пределами города, в котором живут более 15 миллионов человек.

Российское жилье: квартиры и дома в России

Узнайте все об истории жилищного строительства в России: от коммуналки, коммунальных квартир до дачи в сельской местности.

До революции 1917 года в стране проживало 80% населения России; к 1980-м годам более 70% проживали в крупных городах, таких как Москва и Ленинград (Санкт-Петербург). Этот большой приток людей был вызван нарушением повседневной жизни в результате революции: кровопролитной гражданской войной, опустошением больших участков земли, множеством неудачных урожаев и быстрой индустриализацией. Прибывшие искали работу и еду.

По мере того, как приток людей продолжался по мере строительства новых заводов, возникли серьезные социальные проблемы, особенно в сфере жилищного строительства в России.

Коммуналки

Немедленным ответом со стороны Советского правительства стала реквизиция домов и просторных квартир аристократов. Затем они разделили их на коммунальные квартиры ( коммуналки, ). В Ленинграде это было проще, чем в Москве, где таких переоборудованных зданий было больше.

Но реквизиция была лишь частичным решением. Правительство прибегло к строительной программе, чтобы преодолеть жилищный кризис в России.Помимо бараков для рабочих, прилегающих к их фабрикам, программа строительства была сосредоточена на коммуналках, или коммунальных квартирах.

коммуналки , или коридорные квартиры, были комнатами для семей в коридоре и прихожей; нет частной кухни или туалета. Семьи использовали общую кухню, туалет и ванную комнату — общие помещения обычно в конце коридора. Жильцы соблюдали график коллективной уборки этих общих пространств. Посещение местной бани немного компенсировало отсутствие надлежащих умывальников.

Весь комплекс был домашним коллективом — инструментом в системе социальной инженерии.

Модернизация жилья в России

После смерти Сталина наступила небольшая оттепель. Правительство допустило более либеральный подход к жилищной проблеме в России, построив пятиэтажные дома с автономными квартирами во внешних частях города.

Квартиры в этих домах ( хрущевки, ) пользовались повышенным спросом. Из-за поспешного строительства и отсутствия лифтов было много неисправностей в строительстве.Однако иметь частное жилище было настоящим удовольствием.

В начале 1960-х длинные очереди на строительство побудили правительство возродить кооперативные жилищные ассоциации. Благодаря им покупатели могли приобретать собственные квартиры, что знаменовало начало конца коммуналки .

В период между революцией и распадом СССР в 1991 году некоторые представители политической, военной и культурной элиты получили удобные, если не роскошные, квартиры.Некоторые из них находились в зданиях сталинских свадебных тортов, а другие — в специально построенных для этой цели блоках.

Жизнь в одном из таких кварталов ярко описана в книге Юрия Трифонова «Дом на набережной, ». Описанный квартал находится напротив Кремля и до сих пор содержит роскошные квартиры, а также музей, иллюстрирующий образ жизни для номенклатуры того времени.

Однако им не повезло. Опавшиеся у Сталина жители опасались стука в дверь в ранние часы и последующего перевода в пресловутую Лубянскую тюрьму.

Описание более скромного окружения коммуналки является справочным материалом в трудах Михаила Булгакова и Марии Цветаевой. О коммуналке поэт Владимир Высоцкий спел в юмористическом ключе, используя в качестве темы испытания и невзгоды общинной жизни.

Застройка дач

Ни один обзор российской жилищной сцены не обходится без упоминания дачи .

Слово дача происходит от глагола «дат» , означающего давать.Он восходит к временам Петра Великого, который подарил своим подданным участки земли возле своей столицы для развития садоводства и строительства небольших деревянных домиков для летнего использования.

Земля принадлежала государству, а дома на них — получателям. Дома были просты по конструкции, без электричества и воды. Таким образом, они подходили только для летнего использования, а не в качестве альтернативного жилья. В лучшем случае это наделы с домами.

Дачи становятся все более благоустроенными и просторными. Некоторые из них превратились в полноценные загородные дома.

Российское жилье сегодня

После распада СССР правительство поощряло приватизацию государственных многоквартирных домов и строительство новых частных домов и квартир. Новая сделка также способствовала завершению строительства и продаже многоквартирных квартир советского периода, а также развитию и продвижению односемейного жилья на окраине города.

Компании, созданные для реализации новой политики, организуют финансирование из частных источников, таких как платежи от покупателей жилья, ссуды от банков, и продают недавно построенное жилье. Главный контроль принадлежит муниципалитетам. Хотя большое количество частной собственности передается муниципалитетам для распределения, многие из них продаются напрямую сотрудникам застройщиков, поставщикам и городским властям со скидкой.

Хотя приватизация привела к значительным улучшениям в городской жизни, стоимость собственности зачастую неприемлемо высока.Вспоминается распространенная цитата из жизни в Москве: «все доступно, но по цене».

Дайрмид Ганн / Expatica

До службы в посольстве Великобритании в Москве в 1960-х Дайрмид Ганн жил с русской семьей в Париже. Теперь он наводит мосты с Россией через Форум Шотландия-Россия.

Чем россияне делают в свободное время

Индустрия развлечений в России активно развивается и предлагается все больше возможностей для досуга.Однако есть любимые хобби, которые неподвластны времени.

По выходным многие россияне просто проводят время дома: смотрят телевизор, читают книги или делают накопившуюся за неделю работу по дому. Молодые люди играют в компьютерные игры, общаются в социальных сетях или просто «бороздят» Интернет. Некоторые женщины увлекаются рукоделием: вязанием, шитьем и изготовлением авторских украшений — для себя или на продажу. Родители стараются проводить больше времени со своими детьми.

В теплое время года (с мая по сентябрь) «королевой» отдыха является дача.Уже с вечера пятницы возникают многокилометровые пробки, а пригородные поезда забиты людьми, несущими огромные мешки с продуктами. Обычно россияне едут на дачи с семьей и друзьями, чтобы приготовить шашлык, погулять по окрестным лесам, искупаться и порыбачить (если есть место), собрать грибы и ягоды. У костра часто философски и задушевно говорят о жизни — и это очень романтично.

Однако дачный дом и сад (даже небольшой) требуют постоянного ухода, поэтому для большинства россиян слово «дача» ассоциируется с огородом и сельским хозяйством.Многие люди (особенно старшее поколение) трепетно ​​ухаживают за своими садами и не упускают возможности выращивать «свои» помидоры без применения пестицидов.

Также популярен отдых на природе, от пикников в красивых местах до многодневных пеших прогулок. Сплав по рекам на лодках и каноэ, песни под гитару у костра, котелок с тушенкой для всей компании — в России много приверженцев лагерного романтика. Несмотря на не самые лучшие дорожные условия, популярны и велосипедные туры.Зимой многие россияне любят кататься на лыжах. Многие адреналиновые наркоманы прыгают с парашютом, летают на планерах или парусных крыльях.

Спортивная рыбалка — еще одно любимое развлечение россиян, как летом, так и зимой. Самые популярные рыболовные снасти — удочка и спиннинг, а улов можно сразу использовать для приготовления ухи на огне.

В последние годы все более популярным стал здоровый образ жизни. Многие фитнес-центры открываются в городах для желающих поддерживать себя в форме.Даже во дворах установлены перекладины и обычные тренажеры.

Встречи с друзьями — еще один популярный способ провести свободное время. Задушевные беседы, совместные обеды, настольные игры — посещение дома друга обычно занимает весь вечер, и молодые люди часто остаются ночевать. Еще одно популярное место для дружеских встреч — рестораны и кафе, куда люди ходят как на разные торжества, так и без повода.

Покупки или просто прогулки по торговым центрам также очень популярны.Как правило, в современных торговых центрах есть рестораны и кинотеатры, поэтому можно провести там целый день, переезжая с места на место.

Еще одна достопримечательность в теплое время года — парки. Сейчас многие российские парки модернизируются: предоставляется wi-fi, оборудовано множество мест для работы и отдыха, проводятся интересные мероприятия — от уроков йоги под открытым небом до уличных выставок.

Культурные развлечения и концерты тоже очень популярны. На некоторые музейные выставки очень длинные очереди.Большой популярностью у молодежи пользуются в последнее время посещающие лекции на самые разные темы — от самостоятельных путешествий до загадок пушкинской прозы. Не все преподаватели одинаково компетентны, но если вам повезет, вы сможете получить новые знания. Большой популярностью пользуются различные курсы и школы по обучению танцам, рисованию, иностранным языкам.

У россиян есть личные, более специфические увлечения, такие как тюнинг автомобилей, фотографирование или реконструкция военно-исторической эпохи. Обычно есть специальные тематические сайты и доски объявлений, посвященные этим увлечениям, и их подписчики регулярно встречаются оффлайн.На таких встречах образуются хорошие сообщества, где люди могут найти новых друзей или даже новую любовь.

Новый тренд в российской индустрии развлечений — антикафе, где друзья собираются вместе, чтобы поиграть в настольные игры. В таких местах покупатели платят за потраченное время — обычно 2-3 рубля за минуту. За это вы получите неограниченное количество чая с печеньем.

Еще одно модное развлечение — «квесты». Это игры для небольших команд в специально оформленных помещениях (они могут представлять собой космический корабль, дом с привидениями или даже «советский бункер»), основная цель которых — разгадывать загадки и викторины лидера игры и, таким образом, безопасно выбраться из «ужасное» место.Многие из них излишне детские или, наоборот, слишком сложные, но есть и приятные исключения.

Какой бы отдых в России мы ни выбрали — это, прежде всего, общение. Взаимодействие с людьми или просто с природой — а лучше всего сочетать и то, и другое.

Дачные сады России кормят душу и тело

КРАСНОЕ, Россия

Крошечная ферма Лидии Колбецкой — это клубок зеленых побегов, лиан и кустарников.Она ходит среди растений, гордо называя каждое из них.

«Вот клубника, там помидоры, капуста, огурцы, чеснок…»

Листва раскинулась на ее заболоченной усадьбе площадью один акр в деревне дачи примерно в 100 милях к востоку от Москвы. У стен домика толпятся усики и листья.

Бывший рабочий Московского оборонного завода построил дачу из обрезков дерева и стройматериалов после приобретения участка около 15 лет назад.В прошлом году она начала работу над теплицей, где планирует выращивать баклажаны, виноград и перец.

Здесь каждое лето проводит пенсионерка Колбецкая. Хотя она говорит, что любит садоводство, это больше, чем просто хобби: она живет за счет того, что уговаривает на неохотной, сырой почве. Продукция также помогает прокормить семью дочери.

«Я все должна делать сама, своими руками», — говорит она. «Иногда это сложно, но нет смысла жаловаться. Все равно никто не будет слушать.»

Русские кормили себя таким образом в течение тысячи лет, и, несмотря на массовую урбанизацию и индустриализацию прошлого века, поразительно, как многие из них все еще мигрируют в свои загородные убежища каждое лето, таская лопаты, мотыги и другие садоводства. инструменты (вместе с детьми и бабушка ) в их перегруженных машинах. Согласно опросу, проведенному в 2008 году независимым Фондом общественного мнения в Москве, потрясающие 56 процентов городских россиян владеют дачей или сельским «огородом» и одним — Четверть всех российских семей по-прежнему полагается на выращенные в домашних условиях фрукты и овощи в части того, что они едят.

Эти цифры могут быть более заметными в этом году, когда страну захлестнет новый экономический кризис. По меньшей мере 3 миллиона россиян потеряли работу с сентября прошлого года, в результате чего уровень безработицы превысил 10 процентов. Потребительские расходы также упали.

История показывает, что в тяжелые времена россияне гораздо серьезнее относятся к своему садоводству. В условиях сокрушительного постсоветского коллапса почти два десятилетия назад частные садовые участки, возможно, спасли многие семьи от голода.Хотя статистику найти сложно, исследование начала 1990-х годов, проведенное социологом Сергеем Артоболевским, показало, что 60 процентов продуктов питания, потребляемых жителями двух типичных небольших городов, Орла и Гагарина, происходит с дачи и огорода .

Г-н Артоболевский говорит, что относительное благополучие последнего десятилетия, известное как «эпоха Путина», позволило многим горожанам начать отдых за границей и использовать свои дачу, больше для отдыха на выходных.Вокруг таких шумных центров, как Москва, некогда вездесущие картофельные грядки практически исчезли. А на дачном участке , садов, овощи уступили место цветам и другим декоративным растениям.

«Люди начали верить в заработную плату и экономику потребления», — говорит он. «Но сейчас этот процесс замедлился, и никто не может сказать, когда кризис закончится».

Продажи семян овощных культур выросли на 40 процентов по сравнению с прошлым годом, картофеля — на целые 200 процентов, говорит Андрей Туманов, редактор Vashi 6 Sotok (Ваши 600 квадратных метров), ведущей российской газеты для серьезных садоводов.«Чем больше картофеля выращивают, тем хуже дела обстоят в России», — говорит он. «Это практически статистический закон».

Скрытая пищевая сила России?

Идея дачи — загородного коттеджа — знакома любому читателю рассказов Антона Чехова о жизни в России XIX века. Но это стало массовым явлением только в 1970-х годах, когда советские власти начали распределять небольшие участки земли вокруг больших городов (обычно 600 квадратных метров, или около одной седьмой акра) в качестве стимула для городских рабочих выращивать для себя некоторые продуктов питания, которые официальная экономика не могла обеспечить, таких как овощи, зелень, фрукты и ягоды.

Хотя государство никогда не публиковало точных цифр, эксперты говорят, что к концу советской эпохи до 90 процентов свежих овощей в стране, а также значительное количество мясных и молочных продуктов поступали из «неофициальных источников», имеется в виду дачный участок, сада и небольшие приусадебные участки, на которых колхозникам разрешалось работать в свободное время.

«Советскому руководству пришла в голову блестящая идея раздать участки земли, чтобы люди были заняты тем, чтобы прокормить себя», — говорит г-н.Туманов. «С тех пор мы пережили серию кризисов в России, настолько ужасных, что, если бы они произошли в какой-либо западной стране, они бы спровоцировали революцию. Но не в России, потому что у людей были свои маленькие клочки земли, где они могли выращивать пищу и держаться в одиночестве. И эта система до сих пор работает ».

Угроза со стороны Канады?

Колбецкая, конечно же, постоянно ухаживает за своим садом и возится с бесконечным строительством своего коттеджа. Хотя в этом году она является председателем своего деревенского кооператива, она говорит, что у нее мало времени на политику.«Мы бы хотели, чтобы правительство построило к этому месту приличную дорогу, но местные власти, похоже, не обеспокоены», — говорит она.

Хотя это всего пара часов езды от Москвы, жизнь в Красном имеет отдаленную и вневременную ценность, которая, как она говорит, притупляет политические расследования.

Самым захватывающим событием на ее участке в этом году, по словам Колбецкой, является то, что канадский бобр поселился в крошечной ручейке за ее коттеджем и создал небольшую опасность наводнения в одной части своего сада.(Эксперты говорят, что тихое вторжение канадских бобров за последние три десятилетия — очевидно агрессивного вида — безжалостно вытеснило коренное русское разнообразие.)

Откуда она знает, что это канадский? Она указывает на прочную плотину из палок и грязи, подпирающую ручей, и на деревянный домик, похожий на холм. «Наши местные бобры живут в ямах в земле, а канадские строят разные вещи.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.