Skip to content

Что такое миква: Миква — Википедия – Миква — ритуальный бассейн | Энциклопедия иудаизма онлайн на Толдот.ру

Миква — Википедия

Старинная миква в Шпайере, датируемая 1128 годом

Ми́ква или ми́квэ (ивр. ‏מִקְוֶה‏‎, в сефардском произношении микве́, букв. «скопление [воды]») — в иудаизме водный резервуар для омовения (твила) с целью очищения от ритуальной нечистоты.

Миква представляет собой резервуар с минимальным количеством воды в 40 сеа (согласно различным подсчётам — от 250 до 1 тыс. литров).[1]

Слово «микве» впервые упоминается в Книге Бытие: «собрание вод (микве) назвал Он морями» (Быт. 1:10) (‏ולמקוה המים קרא ימים‏‎). Слово микве буквально означает «собрание, скопление» воды.

В Торе упоминаются следующие ситуации, когда наступает осквернение (ивр. ‏טומאה‏‎, тум’а): прикосновение к мертвецу, прикосновение к тому, кто прикасался к мертвецу, пребывание под одной крышей с мертвецом, прикосновение к мёртвым животным, семяизвержение, выделение менструальной крови у женщин, заражённость проказой или гонореей.

Человек, ставший нечистым (ивр. ‏טמא‏‎, таме), не может входить в Храм. Коэны (священники) не должны были также, будучи нечистыми, есть пищу, которую они получали от народа в силу своей должности.

Способы очищения от каждого вида ритуальной нечистоты разнятся, однако во всех случаях без окунания в микве очищение не наступает. Для очищения от ритуальной нечистоты требуется окунание в воду. Мудрецы разработали регламент такого окунания, в частности, установили размеры применяемого бассейна, выработали требования к источнику, откуда в бассейн поступает вода, и зафиксировали названия.

В наше время[править | править код]

Сегодня законы ритуальной чистоты соблюдаются не так строго, как раньше. Единственный случай, когда эти законы соблюдаются достаточно строго, — это запрет женщине вступать в половую связь с мужем до завершения менструального кровотечения и последующего омовения в микве.

Считается неприличной встреча в микве матери и дочери.

У мужчин принято окунаться в микву после семяизвержения, а также перед праздниками, особенно перед Йом-Кипуром. Многие ортодоксальные евреи омываются в микве перед шаббатом, а некоторые хасиды — каждое утро перед молитвой.

Обязательно окунание в микву при гиюре.

Невеста посещает микву в вечер перед свадьбой.

В микву также окунают посуду, принадлежавшую неевреям, в частности новую посуду, не произведённую на еврейской фабрике, перед её использованием.

В США[править | править код]

Почти полное исчезновение миквы в Соединённых Штатах и начавшееся недавно постепенное возвращение к ней — это история американского иудаизма в миниатюре. Когда на рубеже 19 и 20 веков началось массовое переселение европейских евреев в Америку, они не нашли здесь ритуальных бассейнов; тогда наиболее благочестивые евреи, с трудом скопив какие-то жалкие гроши, начали строить себе миквы, которые были, естественно, весьма неказистыми. Но в то же время в любом квартале, который был хотя бы чуть-чуть благоустроеннее трущоб, в домах имелась канализация и стояли ванны — вещь, тогда ещё почти неведомая беднякам в Европе, да и вообще в любом другом месте и в любую другую эпоху, кроме разве что древнего Рима. Нелепо было тащиться куда-то и погружаться в тесную и запущенную микву ради соблюдения обряда очищения, когда дома было вдоволь воды и своя собственная, блистающая белым кафелем ванна.

Миква — ритуальный бассейн | Энциклопедия иудаизма онлайн на Толдот.ру

Оглавление

Устройство миквы ↓

Функции миквы ↓

Как выглядит миква и как она устроена?

Устройство миквы [↑]

Многие непосвященные люди никогда не видели микву, а если и побывали в помещении, где она расположена, то скорее всего не обратили внимания на многие важные детали. Поэтому опишем интерьер типичной миквы.

На первый взгляд, миква — всего лишь маленький плавательный бассейн. Уровень воды в нем обычно достигает груди, а ее площади вполне хватает, чтобы свободно вместить трех-четырех человек. В большинстве случаев в воду заходят, спускаясь по ступенькам.

Присмотримся внимательней. На стенке миквы чуть ниже поверхности налитой в нее воды можно различить маленькое отверстие диаметром в пять-семь сантиметров, не больше. Вот это незаметное отверстие и дает бассейну статус миквы.

Прямо за отверстием находится важнейшая часть миквы — бор (яма), прикрытый съемной крышкой. Сам бор представляет собой тоже некий крошечный бассейн. Он заполнен натуральной дождевой водой, которая собирается естественным путем, с соблюдением правил, которые будут описаны ниже. В некоторых случаях используют родниковую или талую воду от снега или льда.

Кроме использования дождевой воды к бору предъявляют еще два требования. Первое требование: его емкость должна быть не меньше сорока сеа. Сеа — древняя мера объема, которой пользовались в библейские времена, она приблизительно соответствует девятнадцати современным литрам. Получается, что миква содержит около 760 литров дождевой воды.

Согласно второму требованию, бор должен находиться непосредственно в земле. Его функции не может исполнять какой-либо съемный или подъемный сосуд, типа бочки, ванны, таза и чана. Однако в некоторых случаях бор, сделанный из такого сосуда, встраивают прямо в корпус здания.

Сам бор тоже может служить миквой, но поскольку в нем очень трудно менять воду, его используют чаще всего в качестве источника, дающего статус миквы другому, соединенному с ним бассейну. Этот последний бассейн можно наполнять водой любым общепринятым способом, например, из городской водопроводной сети, и менять в нем воду в любое удобное время. Единственное требование состоит в том, чтобы он сообщался с водой бора через отверстие диаметром не менее пяти сантиметров. Соединив между собой два упомянутых бассейна и обеспечив тем самым контакт находящихся в них вод, мы как бы сообщаем воде более крупного бассейна статус воды меньшего бассейна.

Процесс смешения вод этих двух бассейнов, называемый ашака, тоже будет подробно рассмотрен в в другой статье (например — читайте на сайте в материалах р. Арье Каплана).

Функции миквы [↑]

Получив некоторое представление о микве, можно кратко упомянуть ее важнейшие функции.

Еврейский закон предписывает погружение в микву в трех основных случаях:

1. Женщина после месячных (см. Законы семейной чистоты). До посещения миквы она не может вступать в интимные отношения с мужем. Речь идет об очень строгом предписании Торы.

2. Обращение в иудаизм — Гиюр. Точнее сказать, погружение в микву является одним из важнейших элементов того процесса, который мы называем обращением в иудаизм. Без миквы обращение считается недействительным. Это относится в равной мере к мужчинам и женщинам.

3. Миква нужна не только для погружения в нее человека. Кастрюли и прочая кухонная и столовая посуда, если она изготовлена неевреями, также должна пройти «обращение» в микве; лишь затем ею могут пользоваться евреи — подробнее см. в теме Окунание посуды. Этот закон имеет особый статус, не связанный с кашрутом.

Миквой пользуются и в некоторых других случаях. Например, существует традиция окунаться в микву накануне Йом Кипура, Судного дня, в знак покаяния и стремления к духовной чистоте.

Многие евреи погружаются в микву перед Субботой, что позволяет им глубже почувствовать святость Седьмого дня.

В древние времена миква выполняла еще одну важную функцию — чтобы евреи могли подниматься в Иерусалимский Храм, чтобы коэны могли там служить, вкушать ритуальные приношения и т. д., то есть она помогала удалять различные виды ритуальной нечистоты, которая по-еврейски называется тума.

Миква

Впервые я попала в микву совершенно случайно. Моя подруга выходила замуж и перед свадьбой решила последовать еврейским обычаям, и окунуться в микву. Мы с ней обе из нерелигиозных семей, и для нас этот обряд выглядел немного странным. Поэтому я решила поближе познакомиться с этим обычаем и обнаружила в нем много скрытого смысла.

Устройство миквы

Миквой называют в иудаизме резервуар, наполненный водой, который внешне выглядит как маленький бассейн. Это название происходит от ивритского слова «миквэ», в буквальном смысле означающее скопление воды. Вода должна быть обязательно природная: дождевая (с неба) или родниковая, морская, речная, из озера (земной источник). Добавлять воду из крана можно только в определенной пропорции к природной воде. Минимальный объем дождевой воды в микве должен быть около 1000 литров.

В прошлом, в качестве миквы использовали естественные водоемы, такие как моря, реки, озера, родники, а также выкапывали резервуары для собирания дождевой воды. Сегодня комфорт пришел и в эту область — существуют технологии строительства благоустроенных ритуальных бассейнов со всеми удобствами.

Для чего предназначена миква

Микву, согласно еврейскому закону, используют при очищении от ритуальной нечистоты. Погружение в нее необходимо в следующих случаях:

— женщины после месячного цикла не имеют права вступать в отношения с мужем без окунания в микву;

— при обращении в иудаизм и мужчины и женщины должны пройти обряд очищения;

— существует обычай перед Йом-Кипуром погружаться в микву;

— после прикосновения к мертвому телу необходимо очиститься в микве;

— так же вся кухонная посуда, используемая для приготовления пищи и изготовленная неевреями, должна быть очищена в микве.

Какую нечистоту очищают в микве

Еврейские мудрецы утверждают, что все физические законы, описанные в Торе, несут духовный смысл. Миква, как духовное понятие,  соответствует свету, исходящему от Создателя Мира. Тело человека, окунающегося в микву, символизирует желания человека под воздействием Высшего света.

Что же происходит в духовном мире во время этого?

А происходит духовное очищение. То есть исправляются желания человека.

Согласно каббале, все люди изначально были созданы Творцом с желанием получать все блага мира только для своей пользы. Но в итоге исправления человек должен стать отдающим, как и сам Творец. Для этого предназначен исправляющий Свет Творца, с помощью которого намерения человека «ради себя» меняются на намерения «ради ближнего».

« Б-г — это миква Израиля»  Рабби Акива

Почему же один из мудрейших представителей нашего народа, рабби Акива, сравнивает бассейн с водой с самим Создателем Мира?

Потому что, погружая все свои желания в Свойство Отдачи, которое символизирует миква, мы меняем свои эгоистические намерения на альтруистические, и становимся подобными Творцу. Подобными — означает ничего не желать для себя, а только для блага ближнего. В этом и состоит замысел Высшего — сделать все творения любящими и отдающими. Для этого мы родились и живем в нашем мире. А все материальные обычаи иудеев являются лишь проекцией высших сил, которые мы можем постигнуть и достичь вечности еще при жизни нашего физического тела.

Ривка Гольдес

 

Что такое миква? — читать онлайн | Рав Арье Каплан

Как выглядит миква и как она устроена?

Многие непосвященные люди никогда не видели микву, а если и побывали в помещении, где она расположена, то скорее всего не обратили внимания на многие важные детали. Поэтому опишем интерьер типичной миквы.

На первый взгляд, миква — всего лишь маленький плавательный бассейн. Уровень воды в нем обычно достигает груди, а ее площади вполне хватает, чтобы свободно вместить трех-четырех человек. В большинстве случаев в воду заходят, спускаясь по ступенькам.

Присмотримся внимательней. На стенке миквы чуть ниже поверхности налитой в нее воды можно различить маленькое отверстие диаметром в пять-семь сантиметров, не больше. Вот это незаметное отверстие и дает бассейну статус миквы.

Прямо за отверстием находится важнейшая часть миквы — бор (яма), прикрытый съемной крышкой. Сам бор представляет собой тоже некий крошечный бассейн. Он заполнен натуральной дождевой водой, которая собирается естественным путем, с соблюдением правил, которые будут описаны ниже. В некоторых случаях используют родниковую или талую воду от снега или льда.

Кроме использования дождевой воды к бору предъявляют еще два требования. Первое требование: его емкость должна быть не меньше сорока сеа. Сеа — древняя мера объема, которой пользовались в библейские времена, она приблизительно соответствует девятнадцати современным литрам. Получается, что миква содержит около 760 литров дождевой воды.

Согласно второму требованию, бор должен находиться непосредственно в земле. Его функции не может исполнять какой-либо съемный или подъемный сосуд, типа бочки, ванны, таза и чана. Однако в некоторых случаях бор

, сделанный из такого сосуда, встраивают прямо в корпус здания.

Сам бор тоже может служить миквой, но поскольку в нем очень трудно менять воду, его используют чаще всего в качестве источника, дающего статус миквы другому, соединенному с ним бассейну. Этот последний бассейн можно наполнять водой любым общепринятым способом, например, из городской водопроводной сети, и менять в нем воду в любое удобное время. Единственное требование состоит в том, чтобы он сообщался с водой бора через отверстие диаметром не менее пяти сантиметров. Соединив между собой два упомянутых бассейна и обеспечив тем самым контакт находящихся в них вод, мы как бы сообщаем воде более крупного бассейна статус воды меньшего бассейна. Процесс смешения вод этих двух бассейнов, называемый ашака, тоже будет подробно рассмотрен в одной из следующих глав.

Получив некоторое представление о микве, можно кратко упомянуть ее важнейшие функции. Еврейский закон предписывает погружение в микву в трех основных случаях:

1. Женщина после месячных. До посещения миквы она не может вступать в интимные отношения с мужем. Речь идет об очень строгом предписании Торы.

2. Обращение в иудаизм. Точнее сказать, погружение в микву является одним из важнейших элементов того процесса, который мы называем обращением в иудаизм. Без миквы обращение считается недействительным. Это относится в равной мере к мужчинам и женщинам.

3. Миква нужна не только для погружения в нее человека. Кастрюли и прочая кухонная и столовая посуда, если она изготовлена неевреями, также должна пройти «обращение» в микве; лишь затем ею могут пользоваться евреи. Этот закон имеет особый статус, не связанный с кашрутом.

Миквой пользуются и в некоторых других случаях. Например, существует традиция окунаться в микву накануне Йом-Кипура, Судного дня, в знак покаяния и стремления к духовной чистоте. Многие евреи погружаются в микву перед Субботой, что позволяет им глубже почувствовать святость Седьмого дня.

В древние времена миква выполняла еще одну важную функцию — чтобы евреи могли подниматься в Иерусалимский Храм, чтобы коэны могли там служить, вкушать ритуальные приношения и т.д., то есть она помогала удалять различные виды ритуальной нечистоты, которая по-еврейски называется тума.

Поделитесь этой страницей со своими друзьями и близкими:

Одноклассники

 

Миква -- ужасы нашего времени

Главная » Колонка редактора » Миква -- ужасы нашего времени

Мне кажется, сегодня больше всего слухов, не имеющих ничего общего с действительностью, ходят именно вокруг миквы. В синагогу может зайти любой желающий, нет ничего таинственного – вот скамьи или стулья для молящихся, вот шкаф, в котором лежит Тора, в самой Торе тоже никаких подвохов. А вот миква… Мало кто о ней знает, мало кто ее видел, отсюда и чудеса, о которых мне рассказывают, или бред, на который я натыкаюсь в Интернете.

Итак: Что такое миква?

На первый взгляд, миква – это просто маленький плавательный бассейн, размерами полтора на два метра (построенный с учетом специальных правил). Иногда чуть больше, редко – чуть меньше. Миква должна вмещать 40 сеа воды. (Сеа — древняя мера объема, которой пользовались в библейские времена, она приблизительно соответствует девятнадцати современным литрам. Получается, что миква должна содержит около 760 литров дождевой воды).

По закону, в микву необходимо окунуться, в следующих случаях:

1. Женщине после месячных и родов. До того, как окунется, она запрещена мужу. Речь идет об очень строгом предписании Торы.

2. При переходе в иудаизм. Без миквы обращение считается недействительным. Это относится в равной мере к мужчинам и женщинам.

3. Новая посуда также нуждается в окунании в микву. При условии, что посуда не была сделана евреями, а так как сегодня почти вся посуда – результат деятельности трудолюбивых китайских ребят…

Также мужчины окунаются в микву перед большими праздниками, как то: накануне Йом-Кипура, Судного дня, в знак покаяния и стремления к духовной чистоте, в ночь Шавуота  Многие евреи погружаются в микву перед Субботой, что позволяет им глубже почувствовать святость Седьмого дня.

В древние времена миква выполняла еще одну важную функцию: она помогала удалять различные виды ритуальной нечистоты, которая по-еврейски называется тума. Но сегодня, в связи с временным отсутствием Храма, эта фукция миквы пока «заморожена».

А теперь самой веселое: Слухи!!!

В Израиле, да и у нас тоже, много людей «слышавших звон…». Чтобы окунуться в микву, женщина должна принять душ или ванну, почистить зубы, вычистить или подстричь ногти и расчесаться. Т.е. в воду женщина входит чистой. Физически. А выходит еще и очищенной духовно. Как правило, с ощущением приподнятого настроения и легкости на душе. Многие во время окунания загадывают желания или просят Вс-вышнего о каких-то милостях.

Как вы думаете, возможно ли все вышеописанное, если вода в микве грязная или сама миква похожа на болото?

Тем не менее, постоянно слышу душераздирающие рассказы о том, как страшно нырять в практически болотную воду, на которой только кувшинки не растут. Хотя жабы, понятно, вокруг прыгают. Но их отгоняют.

-- А вы окунались в такую микву? – вежливо спрашиваю я.

-- Нет, но моя подруга (соседка, знакомая и т.д.) – регулярно!!!.

Эх, поймать бы мне такую подругу или соседку и поговорить с ней. Ну не хочешь ходить в микву – это дело твое, твоего мужа, и вашего раввина, если он у вас есть. Но порочить зачем? Зелен виноград, одним словом.

Вода в микве меняется регулярно, плитка бассейна моется, потом наливается свежая, чистая водопроводная вода, которая постоянно очищается фильтром. Недавно, у нас, в Минской микве, была генеральная чистка самой миквы и бассейна для окунания. Сняли весь водный камень, вычистили плитку до блеска. Понятно, что моется бассейн миквы постоянно, но, вот мне интересно, как часто выдраиваются общественные бассейны, так, чтобы и водный камень весь снять, и чтобы плитка была как новенькая. Хотя те, которые про лягушек, извините, «впаривают», обычно бассейнами не брезгуют. Или водоемами разными…

«А что вы там делаете»???

Я уже заметила, как только у нас в синагоге появляется новый вахтер, через некоторое время он начинает смотреть на меня с нехорошим таким подозрением в глазах. Ну, посудите сами: приходит молодая женщина, обычно, в начале ночи, берет ключи и куда-то уходит. Потом приходит часа через полтора-два, отдает ключи и исчезает до следующей ночи. Что они там делают??? По ночам??? Отдельное помещение, решетки на окнах, двери железные… Мало ли… Все эти байки про младенцев и кровь в маце…

Один вахтер таки не выдержал, прибежал и давай в дверь ломиться с криком: «Чем вы там занимаетесь??? Откройте немедленно!!!» Ой, хорошо, что я на внутренний замок закрылась. Зато, когда в парикмахерскую красить волосы иду, всегда его вспоминаю. Седины у меня после того вечера прибавилось – мама, не горюй. Ну, сами представьте – сижу, книгу читаю, женщина душ принимает в соседней комнате – а тут «Откройте»!

В общем, думала, уже ничем меня удивить невозможно. А тут искала, чему, значит, 40 сеа воды равняется нашим стандартам и по слову «Миква» мне поисковик такое выдал!...

«Бедным еврейским женщинам» посвящается…

«Предварительно еврейка как нельзя тщательнее расчесывает волосы, обрезает ногти рук и ног, которые подчас истекают кровью от усердия ногтеобрезательницы (негельшнейдерке), снимает даже струпья с заживших ран, ибо малейшее препятствие, мешающее соприкосновению воды хоть к одной точкой тела, нарушает обряд». 

У меня свело от ужаса мышцы и ногти, которыми я все время цепляюсь за клавиатуру (ну, люблю я длинные ногти с маникюром) впились в ладони… Да, те самые, которые, по описанию автора так страшно срезают (хорошо, хоть не выдергивают)! Но ведь кто-то же поверит???

«В продолжение одного вечера в одну микву погружаются сотни женщин, а при кагальных порядках вода в микве при большинстве случаев переменяется лишь раз в месяц или того реже. Таким образом, в одну и ту же перегнившую и миазмами наполненную воду окунаются десятки тысяч женщин. Кроме того, что миква сама по себе есть пытка и вообще представляет мрачную и тяжелую картину, что она способствует к распространению между евреями разных кожных и других болезней, нет нужды и распространяться».

Я почти рыдала, мне было так жалко бедных еврейских женщин, пока не вспомнила, что я, как бы сама … некоторым образом, мало того, я же еще и баланит, т.е., я сама окунанию и истязаю несчастных. Хм. А кто тогда истязает меня??? Парадокс… Но тут я нашла описание меня, баланит т.е. и восхитилась…

 «Вид этой подземельной картины получает свою полную мрачную прелесть от тусклого освещения огарка, которым тут же, на лестнице стоящая тукерке, подобно жрице, служащей подземным духам, или волшебнице из фантастических рассказов, сурово следит за точным исполнением обряда и из глубины ямы время от времени посылает чающим женщинам свой заветный кошер, который, возвестив о счастливом окончании обряда одной, зовет в яму другую».

Красиво, да? Огарок, жрица, нет, но реально, конечно повыкручивать все энергосберегающие лампочки, но что делать с тем, что миква у нас на втором этаже, а уж никак не в подземелье???

«О бедные, бедные еврейские женщины! Неудивительно, что ваша юность так скоро увядает, блекнет, когда вы ежемесячно должны подвергаться подобной страшной пытке; неудивительно, что у вас замечается мало склонности к чистоте, когда во имя религии заставляют вас погружаться и полоскать рот водой или, вернее, такой смрадной жидкостью, которая возбуждает отвращение и рвоту».

Ну уж позвольте! Не знаю, чья юность увядает, но вот когда с головой такие проблемы, не поможет ничего, даже миква. И ведь какой стиль, а? Но, по крайней мере, хоть один источник слухов нашла. Хотя трудно представить, что кто-то всерьез поверит такому бреду. Хотя верят же некоторые, что современные миквы похожи на болото, а добродетельные и чистоплотные женщины не хотят окунаться именно по этой причине. И еще из-за нелюбви к лягушкам, конечно. Так что… если еще раз услышите сказки про болото в микве, уточните, не автор ли этого душераздирающего панегерика перед вами? А то пропадает талант!

   

Вот такие они -- миквы нашего времени

Это развалины древней миквы

Знакомьтесь -- минская миква. Ну, кто там шутил насчет болота?

Кэрэн Вольман

вернуться

микве: Электронная еврейская энциклопедия ОРТ

МИКВЕ́ (מִקְוֶה, буквально `скопление [воды]`; ср. Быт. 1:10), водный резервуар для омовения (твила) с целью очищения от ритуальной нечистоты (см. Ритуальная чистота). Законам о микве посвящен трактат Микваот в Талмуде и Тосефте, где собраны халахот (см. Галаха) относительно микве, начиная со школ Бет-Хиллел и Бет-Шаммай вплоть до четвертого поколения после разрушения Храма. Халахот, касающиеся микве, обсуждаются также в других трактатах Талмуда и в послеталмудической литературе.

Раввинистические авторитеты предписывают омовение в микве в тех случаях, когда Библия требует «омыть тело водою» (Лев. 14:9; 15:5, 7; 16:4, 24; Чис. 19:7–8 и др.), а также в случаях нарушения ритуальной чистоты, как в результате прикосновения к мертвому телу (Чис. 19:11–13) или какому-либо иному нечистому объекту (Лев. 5:2–3; 11:24–35), так и вследствие нечистых телесных выделений (Лев. 15), в частности, менструальных (см. Нидда). Омовение в микве предписывается после родов, а также при переходе в иудаизм (см. Прозелиты). Однако постепенно, с отменой большинства халахот, касающихся ритуальной чистоты (что было частично связано с разрушением Храма), обязательным осталось лишь омовение невест перед свадьбой, замужних женщин после окончания ежемесячного менструального цикла и после родов, а также омовение как часть церемонии перехода в иудаизм. Омовение в микве, однако, практикуется различными общинами как средство духовного очищения, в частности, в канун субботы, праздников и постов, особенно Иом-Киппур. Практикуется также омовение в микве посуды, изготовленной неевреями (Чис. 31:21–23). Среди каббалистов (см. Каббала) и хасидов (см. Хасидизм) обязательно омовение в микве перед ежедневной молитвой Шахарит.

Микве строится на земле (причем — не из готовых блоков), ее пол и стены не должны допускать просачивания или утечки воды. Вода микве — стоячая (не проточная и не просочившаяся). Минимальное количество воды — 40 сеа (согласно различным подсчетам — от 250 до 1 тыс. литров). Микве наполняется на 40 сеа дождевой водой или водой, поступающей непосредственно из естественного источника (эта вода не должна быть доставлена в сосудах), после чего может быть добавлено любое количество воды без определения ее источника и способа доставки. Наиболее распространенная конструкция микве состоит из водосборника (обычно — бассейна), куда поступает по трубам 40 сеа дождевой воды (обычно — с крыши) и добавляется вода из системы городского водоснабжения: смешанная таким образом вода поступает в микве через отверстие в стене, отделяющей ее от водосборника. В современных микве вода подогревается при помощи пара или электроэнергии.

В эпоху Второго храма омовение в микве практиковалось широкими массами (Иосиф Флавий, Древ. 18:38), и обязательность омовения перед посещением территории Храма признавалась даже иноземными царями, правившими Иерусалимом (Древ. 12:145). Для тысяч пилигримов, прибывавших в Иерусалим в паломнические праздники, были построены многочисленные микве. Бет-дин назначал специальных лиц, в обязанности которых входила проверка соответствия микве всем галахическим требованиям. Археологические раскопки микве эпохи Второго храма, как, например, в Кумране, Масаде и Геродионе, показывают, что современные микве сохранили основные черты микве времен Мишны и Талмуда. Микве представляла собой неотъемлемую принадлежность еврейской общины и обычно строилась при синагоге. Способы строительства микве в Эрец-Исраэль соблюдались в диаспоре во все эпохи и сохранились до наших дней. Наиболее древние остатки микве в Германии относятся к 12 в. (Кельн, 1170 г.). Микве в Вормсе представляет собой подземное сооружение, в которое ведут 19 ступеней, и еще 11 ступеней — для входа в воду. Так же построены микве в Каире и в подвале синагоги «Тиф’ерет Исраэль» в Старом городе Иерусалима.

Характерно, что уже в древности уделялось внимание гигиенической стороне обряда омовения в микве: согласно постановлению, приписываемому Эзре, женщины перед омовением в микве должны вымыть голову (БК. 82а). В средние века многие микве служили также банями, в частности, из-за запрета евреям мыться в реках вместе с христианами. В настоящее время при микве есть отдельные кабины с ванной, купание в которых (наряду с расчесыванием волос, снятием лака с ногтей и т. п.) служит подготовкой для омовения в микве, которое предполагает окунание с головой.

Зачем нужна миква? — читать онлайн | Рав Арье Каплан

Исполняя заповеди, которые не имеют очевидного рационального объяснения, мы тем самым подтверждаем, что желаем исполнять все Б-жественные заповеди.

Если внимательно посмотреть на содержащиеся в Торе заповеди, то в принципе их можно разделить на три основные категории.

К первой относятся так называемые морально-этические законы, потребность в которых вполне очевидна. Другими словами, если Тора запрещает нам воровать, убивать, обманывать и просто обижать людей, нам не надо слишком долго философствовать, из чего она исходила, когда давала эти правила. Речь идет о законах нравственности, которые необходимы для гармоничного сосуществования людей. Эти заповеди известны под названием мишпатим, в буквальном переводе — "суждения". Всякий человек, обладающий хорошим "суждением", т.е. здравым смыслом, воспримет законы и заповеди, относящиеся к этой категории как вполне естественные.

Ко второй категории относятся заповеди, которые, не представляя, вроде бы, никакой моральной ценности, играют тем не менее первостепенную роль в укреплении иудаизма. Они носят скорее ритуальный характер: обряды и праздники, всякий раз открывающие нам заново важные религиозные истины или напоминающие о центральных событиях в еврейской истории. Например, мало кто из нас сомневается в важности праздника Песах, установленного в память Исхода из Египта. Песах — один из основных праздников в еврейской жизни. То же можно сказать о Субботе (Шабате) и прочих праздниках. Понятна значимость и таких заповедей как тфилин и мезуза, которые служат постоянным напоминанием о присутствии Б-га. Заповеди, входящие в эту вторую категорию, называются эдут, буквально — "свидетельства". Они как бы свидетельствуют об основных положениях иудаизма.

Труднее понять смысл заповедей, объединенных в третью категорию. Для большинства из них нет очевидных оснований. Возьмите, например, законы о кашерной пище, которые не поддаются рациональному анализу и нигде не разъясняются — ни в Торе, ни в талмудической литературе. Цель их скорее всего в том, чтобы укрепить связь между Б-гом и человеком. Но каким именно образом они способствуют установлению подобной связи — объяснить нелегко.

Входящие в третью категорию заповеди называются хуким, "повеления". Мы их исполняем как повеления Б-га, независимо от того, понятен нам их смысл или нет.

Одной из важнейших заповедей этой категории является заповедь миквы.

Очевидно, что труднее всего исполнять заповеди и законы, относящиеся к этой группе. В Талмуде сказано (Йома 676):

"Злое начало (которым наделен каждый из нас, по-еврейски — йецер а-ра) и народы мира (кроме евреев) пытаются отменить, нарушить именно эти законы". Действительно, если мы чего-то не понимаем, то невольно ищем причину, чтобы обойти непонятное, сделать вид, будто оно не существует, не касается нас. Когда евреи пытаются объяснить основы своей религии неевреям, им труднее всего растолковать законы, для которых нет очевидных оснований. Человеку, неуверенному в себе, которому не хватает твердости в его религиозных убеждениях, свойственно в первую очередь отвергать именно эти законы. Вот почему посещение миквы в последнее время стало редко соблюдаемым обрядом, и — да простит нас Б-г! — даже предметом насмешек в определенных кругах.

Исполняя заповеди, которые не имеют очевидного рационального объяснения, мы тем самым подтверждаем, что желаем исполнять все Б-жественные заповеди — даже в тех случаях, когда не можем обосновать их логическими доводами. Тем самым мы ставим Б-га выше нашего собственного разума.

Вера в то, что Всевышний стоит неизмеримо выше человеческого разума и понимания, разделялась всем еврейским народом, когда он принимал на себя соблюдение заповедей Торы. В тексте самой Торы написано (Шмот 24:7), что, когда Израилю вручались заповеди, первой реакцией евреев были следующие слова: "Все, что говорит Б-г, выполним и услышим (наасе ве-нишма, начнем делать, а потом попытаемся понять)". Наши мудрецы подчеркивают тот факт, что первым было употреблено слово "выполним" — и только затем "услышим". Т.е., получая Тору, мы проявили готовность "выполнять" заповеди еще до того как "услышали" их логическое обоснование.

Эта мысль иллюстрируется в Талмуде (Шабот б8а) следующим образом. Как-то один нееврей увидел известного мудреца по имени Рава, когда тот был поглощен чтением Писания. Мудрец ничего не замечал вокруг себя. Из его пальца сочилась кровь; наверное, он недавно поранил руку, — но по всему было видно, что Рава не чувствует боли. Чтобы привлечь его внимание, наблюдатель воскликнул: "Какой вы увлеченный народ! Так погрузиться в чтение! Впрочем, неудивительно, поскольку даже ваши уста опережают ваш слух. Подчас вы не даете себе труда как следует выяснить, чем собственно занимаетесь. Прежде чем принимать Тору, все-таки сперва надо было выслушать все доводы за и против, а уж потом решать".

Рава ответил: "Мы пошли на этот шаг с полным доверием к Творцу. Ведь сказано: "Праведниками руководит их цельность" (Мишлей 11:ЗУ)

Исполняя заповеди, для которых трудно найти очевидные толкования, мы демонстрируем внутреннюю, присущую только нам, евреям, убежденность. Несмотря на невозможность объяснить смысл этих заповедей остальному миру, мы уверенно продолжаем их соблюдать, — именно таким образом проявляя свое еврейство. При этом мы прекрасно понимаем, что имеется в виду в следующих словах Торы {Дварим 4:6): "Соблюдайте и исполняйте (заповеди), ибо в них — ваша мудрость и разум в глазах народов."

Короче говоря, мы соблюдаем заповеди не потому, что того требуют логические соображения, а потому, что таковы законы, данные нам Б-гом. Что касается основы нашего послушания, то ею является взаимосвязь между заповедями и Тем, Кто их дал. Для нас эта взаимосвязь намного важнее любых проявлений самой глубокой человеческой мудрости.

Такова одна из причин, согласно которым желающий перейти в иудаизм должен погрузиться в воды миквы. Уже самым первым его шагом на пути в еврейство становится выполнение обряда, для которого трудно найти очевидное и разумное с точки зрения здравого смысла объяснение. Тем самым он как бы подтверждает свое безоговорочное признание Торы, сформулированное в словах "выполню и услышу". Чтобы сменить свою нееврейскую сущность на сущность еврейскую, нееврей должен пройти обряд, необъяснимый и непонятный для всех, кто не принимает основ иудаизма. Тем самым прозелит демонстрирует, что отныне становится в ряды исполняющих те заповеди, о которых сказано: "Злое начало и народы мира пытаются отменить эти законы".

Однако сам факт того, что мы призваны соблюдать определенные заповеди, даже если не знаем, почему их соблюдение необходимо, не означает, что для этих заповедей нет никаких логических обоснований. Обоснования существуют — хотя и не совсем открыты нашему разумению. По крайней мере можно попытаться объяснить их значение для нас. Но прежде надо признать, что существуют некие четкие границы, которые нам не дано перейти.

В древние времена одним из главных назначений миквы было ритуальное очищение. Человек мог стать томе, ритуально нечистым, — с точки зрения религиозного закона — по самым разным причинам. Здесь не место давать полное определение, что такое ритуальная нечистота, тума. Для нашей темы достаточно знать, что человеку, находящемуся в состоянии тума, запрещалось вступать в пределы Святого Иерусалимского Храма, Бейт А-микдаш. Нарушение этого правила каралось очень сурово. В Торе перечислен целый ряд обстоятельств, при которых человек становился томе, а также приведены способы его очищения. Так вот, во всех случаях очищение сопровождалось погружением в микву.

Законы ритуальной чистоты и нечистоты относятся к категории хуким, т.е. повелений, данных нам без каких бы то ни было объяснений. Все что нам остается — принять эти законы на веру, поскольку они были даны Самим Всевышним. Как сказано в одном из поучений наших мудрецов: "Мертвое тело не может осквернить, вода не может очистить. Но Всевышний сказал: Я издал закон и установил правило (по которому мертвое тело оскверняет того, кто его касается, а вода очищает), и никто не может его нарушить" {Бамидбар Раба 19:8).

Из сказанного видно, что миква способствует некоторому очищению в духовном плане. Ниже мы подробнее рассмотрим понятия ритуальной чистоты и нечистоты и постараемся глубже проникнуть в их суть.

Итак, очевидных причин для соблюдения заповеди миквы у нас нет. Тем не менее мы вправе, по крайней мере, поразмышлять над законами, связанными с миквой. Надо помнить только одно: как бы мы ни размышляли и до каких бы глубин ни додумались, в лучшем случае перед нами предстанет лишь неполная картина, поскольку полное и всестороннее понимание заповеди миквы невозможно для человеческого разума. Поэтому, даже глубоко проникая в ее суть, мы никогда не получим право что-либо изменить в ней, "подправить" или "улучшить". Таково общее правило: какими бы глубокомысленными не показались нам наши доводы, надо всегда помнить, что Тора исходит от Всевышнего и что Его заповеди связаны с множеством факторов, неподвластных нашему разуму и опыту. Только учтя сказанное, мы можем начать анализировать законы миквы и изучать эту заповедь со всеми ее обоснованиями и доводами.

На простом житейском уровне, говоря о воде, люди имеют в виду самое обычное моющее средство. Водой моют — этим сказано все, идет ли разговор о вещах, еде или теле. Тому, кто запачкался, кто не чист телом, — надо вымыться. Поэтому, когда мы обращаемся к понятию очищения в духовном плане, следует ожидать, что и здесь можно будет использовать воду в качестве очищающего средства. Так приходит миква, поскольку именно она дает нам такую возможность — очищать и тело, и душу. Причем все это благодаря своему особому статусу.

Впрочем, если внимательно прочесть Тору, можно увидеть, что значение миквы намного глубже — она не просто очищает. И здесь мы отмечаем два важных момента.

Первый момент связан с тем отрывком из Торы, где рассказывается о посвящении Аарона и его сыновей в сан священников, коаним (коэн— священник), особых служителей при Храме. В годы блуждания по пустыне евреи построили переносной Храм, который назывался Мишкан. Само посвящение в священники при Мишкане произошло по повелению Всевышнего вскоре после Исхода из Египта и было проведено братом Аарона, великим пророком Моше. В дальнейшем статус коаним остался за прямыми потомками первых священников, так что вплоть до сегодняшнего дня мы встречаем в своей среде коаним, евреев, ведущих свою родословную непосредственно от Аарона.

И вот что интересно — в Торе сказано, что первым этапом посвящения Аарона с сыновьями в сан коаним было их погружение в микву (см. Шмот 29:4).

Отметим, что погружение было осуществлено не для "очищения", а скорее для того, чтобы изменить их статус;

т.е. для возвышения, для перехода на более высокую ступень. Ведь первоначально Аарон и его сыновья ничем не отличались от других евреев. Но после погружения в микву они как бы приобрели новый статус, стали коаним, священниками.

Второй момент, связанный с особым значением миквы, касается Б-гослужения в Судный день, Йом-Кипур. Имеется в виду та храмовая служба, о которой говорится в шестнадцатой главе книги Ваикра, третьей книги Торы. (Хотя указанная служба не ведется вот уже более девятнадцати столетий, с тех пор как был разрушен Второй Храм, ее описание послужило основой для разработки другого Б-гослужения — синагогального — и нашло воплощение в молитве мусаф на Йом-Кипур.)

Апофеозом всего Б-гослужения в Судный день в древнем Храме был тот миг, когда первосвященник, коэн гадоль, входил в Святая Святых — особое помещение, где хранился ковчег с каменными Скрижалями, полученными Моше на горе Синай. Йом-Кипур был единственным днем в году, когда смертному разрешалось войти в Святая Святых. Но прежде чем войти в это запретное помещение Храма, коэн гадоль должен был надеть особые белые одеяния. При выходе оттуда он вновь облачался в свои обычные "золотые" одежды.

В течение Судного дня коэн гадоль дважды входил в Святая Святых. Поэтому от него требовалось пять раз менять одежды, поскольку всю церемонию он начинал и заканчивал в своем "золотом" одеянии. И каждый раз, прежде чем переодеться, он погружался в микву (см. Ваикра 16:4),

Дело вовсе не в том, что коэн гадоль мог где-то запачкаться, а потому ему надо было обмыть свое тело, чтобы не внести грязь в святое помещение. Просто, окунаясь в микву, он менял свой статус. Внешним символом всех изменений, которые происходили с ним, было переодевание. Вступая в Святая Святых, первосвященник поднимался на новый уровень, отличный от того, на котором он пребывал до этого, что и давало ему право войти внутрь святыни. Само же изменение статуса, или духовного уровня, достигалось путем погружения в микву.

Погружение для ритуального очищения в наши дни имеет тот же смысл. Мы входим в воду миквы не для того, чтобы смыть нечистоту с тела. Назначение всей процедуры состоит в изменении нашего духовного статуса. При этом мы переходим от состояния томе (нечистый) к состоянию таор (чистый). Короче говоря, данное очищение представляет собой не физическое очищение, а изменение статуса человека.

Самым ярким примером такого изменения статуса может служить процесс обращения в иудейскую веру. Совершенно очевидно, что тут речь идет не о нечистоте и очищении. Перед нами самое настоящее изменение статуса. И как мы уже видели в предыдущих примерах, такое изменение статуса происходит при помощи погружения в микву. В Талмуде сказано (Евамот 476): "Как только новообращенный погрузится и выйдет из воды, он становится евреем во всех отношениях".

Но что меняется в человеке при погружении в микву? Намек на ответ приводится в другом талмудическом изречении:

"Новообращенный, пришедший в объятия иудаизма, подобен только что родившемуся ребенку" (Евамот 22а). Это высказывание имеет очень важные последствия — например, в сфере взаимоотношений новообращенного с его прежней нееврейской семьей. Так нам открывается одна из тайн миквы: оказывается, тот, кто выходит из ее вод, как бы рождается заново.

Если рассматривать микву с такой точки зрения, она становится неким эквивалентом материнского рожающего лона. Тот, кто вступает в микву и погружается в ее воды, как бы возвращается в чрево. А тот, кто выходит из нее, уподобляется родившемуся заново. В результате он получает совершенно новый статус.

Данный взгляд особенно верен, когда мы имеем дело с другой функцией миквы — с очищением от ритуальной нечистоты. Чрево матери — это место, полностью лишенное любого вида тумы, нечистоты. Новорожденный вступает в мир совершенно чистым, ибо, находясь в материнском лоне, полностью защищен от всякой скверны — как физической, так и духовной. Поэтому тот, кто входит в микву, как бы сбрасывает с себя всю грязь — физическую и духовную — и выходит из нее чистым и обновленным.

Аналогия между миквой и рожающим чревом просматривается намного четче, если вспомнить, что Тора, описывая первичное, самое примитивное, еще не организованное состояние вселенной в первые шесть дней Творения, говорит о создаваемом мире как о воде. В первых стихах (Берешит 1:2) говорится: "Земля была пуста и не устроена; тьма — над бездной, а дух Б-га парит над водой". Далее рассказывается, как на второй день "верхние воды" были отделены от "нижних вод". Наконец, на третий день воды были собраны в моря, в результате чего образовалась суша.

Вот почему можно сказать, что в некотором смысле вода представляет собой "утробу Творения". Когда человек погружается в микву, он, условно говоря, добровольно попадает в состояние еще неродившегося мира, целиком ставя себя в зависимость от созидательной силы Б-га.

Та же идея проявляется и в этимологии еврейского слова "вода" — майим. Согласно некоторым авторитетам, это слово имеет тот же корень, что и вопросительное слово ма, "что". Когда человек погружается в воду, он отрекается от своего "я", т.е. как бы задает себе вопрос: "Что я такое?" Войти в воду — значит подвергнуть себя экзамену, проверке. Ведь если понятию "я" присуще постоянство, нечто, связанное с чувством уверенности, стабильности, то вода — это символ непостоянства, того, что течет, не имеет устоявшейся формы. Когда человек готов заменить свое, уже сложившееся "я" на готовность задать самому себе вопрос, — он готов также и к ответу, т.е. к тому, чтобы заново родиться. Поэтому, когда Моше и Аарон заявили (Шмот 16:7): "А мы — что? (Кто мы такие, чтобы вы, евреи, роптали на нас, а не Творца?)", — по мнению наших мудрецов, они тем самым проявили максимально возможное отречение от своей личности и полное подчинение воле Всевышнего. Вступающий в микву аналогичным образом подчиняет свое "я" Его воле.

Можно привести и более прозаическое объяснение. Когда человек погружается в воду, он попадает в среду, в которой его жизнь невозможна. Поэтому входящий в микву в буквальном смысле входит в такое состояние, где для него нет жизни. Согласно Торе, человек, прекративший дышать, уже как бы не живет. Ибо воздух — и есть жизнь. Таким образом, тот, кто погружается в микву, вступает на какое-то время в область смерти. А значит, когда выходит из нее — как бы рождается заново.

Кстати, здесь мы находим частичное объяснение тому, почему микву нельзя устраивать в емкости, изолированной от земли. Миква должна быть построена непосредственно в земле, примыкать к ней, ибо в некотором смысле она олицетворяет собой могилу. Входящий в нее человек становится на время как бы неживым. Только тогда, выходя из нее, он обретает новый статус, "рождаясь" для новой жизни.

В таком двойном уподоблении миквы рожающему материнскому чреву и могиле, в которой хоронят умерших, нет никакого внутреннего противоречия. Ведь и в чреве, и в могиле нельзя дышать, — они представляют собой крайние, полярные точки единого жизненного цикла. В связи с этим полезно отметить, что ивритское слово кевер, употребляемое обычно в значении "могила", в некоторых случаях обозначает "чрево". И то, и другое представляет собой узловую точку, символизирующую рождение и смерть. Проходя через эту точку, человек получает совершенно новый статус.

Наши мудрецы сравнивают человека, который погружается в микву, с посаженными в землю семенами. Хотя такие семена могут пребывать в состоянии томе, т.е. ритуально нечистыми, выросшее из них растение приобретает новый статус и становится чистым. Ибо семена возвращают растение к его истокам, с которого оно может начать новый цикл. Появляющиеся из земли побеги уже не связаны с прежним состоянием нечистоты, даже если семена были нечистыми. То же самое можно сказать о человеке. Воды миквы становятся для него чревом и истоками. Когда он выходит из них, то становится как бы совершенно новой личностью.

Поделитесь этой страницей со своими друзьями и близкими:

Одноклассники

 

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о