Skip to content

Все сми горловки: РИА Новости — события в Москве, России и мире сегодня: темы дня, фото, видео, инфографика, радио

Содержание

«Знаем об обострении в основном из сообщений западных СМИ»

Business FM поговорила с жителями непризнанной ДНР о том, ждут ли они скорого вторжения России, напуганы ли этой перспективой и слышали ли взрыв в центре Донецка 12 февраля, о котором писали в соцсетях

Украинские силовики обстреляли окраины Горловки из минометов, заявили в самопровозглашенной ДНР. Всего было выпущено шесть мин, уточнил представитель ДНР в Совместном центре по контролю и координации режима прекращения огня. Горловка расположена в Донецкой области, там проживают около 250 тысяч человек.

Ранее представитель Народной милиции ДНР Эдуард Басурин заявил, что Генштаб Украины подготовил план вторжения в Донецк и Луганск. А в 12 февраля появились сообщения о взрыве в центре Донецка. В руководстве ДНР эти сообщения не подтвердили.

Business FM спросила жителей Донецка, слышали ли они тот самый взрыв и как относятся к слухам о скором «вторжении».

Житель Донецка Александр:

— Ни в новостях, ни так, чтобы «бахнуло» громко, я не слышал, как бы в принципе недалеко от центра работаю, но ничего такого. Если бы сильно «бахнуло», мы все были бы в курсе. Обстановка такая же, как и была по городу, никаких движений военных или чего-нибудь не замечено, все как обычно, в штатном режиме.

— И ни паники, ни разговоров, ничего такого нет?

— Ну, разговоры о том, что завтра-послезавтра кто-то на кого-то нападет, были с самого начала, и никуда это не делось. Но так, чтобы кто-то там бежал из знакомых срочно собирать чемоданы, такого нет. Постоянно одно и то же, одни пугания, завтра или такого-то числа [будет нападение]. Это уже приелось, уже надоело это все. Никто же заранее не будет говорить, когда нападет, абсурд.

Местная жительница Елена:

— На самом деле этот взрыв был слышен в Донецке, но произошел не в Донецке, а на территории, подконтрольной Украине, и что там на самом деле произошло, к сожалению, мы точно не можем ответить.

— Вообще, в целом как сейчас обстановка в городе?

— Ну, честно говоря, нас немножко удивляет вот эта шумиха, которая была поднята именно в западных СМИ, потому что здесь у нас не чувствуется этой тревоги. Ну, может быть, это еще вызвано тем, что у нас все-таки уже восьмой год здесь война, и поэтому нет таких предпосылок, чтобы мы ощущали, возможно, какие-то изменения на линии разграничения, потому что в принципе обстрелов сейчас стало гораздо меньше. Да и собственно сама ситуация в Донецкой народной республике достаточно стабильная сейчас вот по сравнению с теми годами, когда была активная боевая фаза. Люди ходят на работу, люди занимаются своими делами, студенты, школьники учатся. Нас сейчас на самом деле больше беспокоит увеличение количества заболеваемости по ковиду, вот это то, что действительно всех волнует, а что касается обострения, ну, да, мы знаем об этом обострении в основном из сообщений западных СМИ.

Житель Донецка Роман:

— Ни о каком взрыве, честно говоря, не слышал, скажем так, среди народа вроде бы нет никаких таких слухов, ничего. У меня работа находится на Шахтерской площади, можете посмотреть, это не совсем центр, но, скажем так, недалеко от центра. И в это время я как раз был у себя на работе, ничего я не слышал.

— Что вообще думаете по поводу скорого вторжения, которое анонсировал Байден на 16 февраля, какие сейчас настроения царят вот в обществе, не закупаете ли спички, гречку?

— Ни у кого такого настроения, честно говоря, не видел. В принципе запас есть всегда ввиду того, что это здравый смысл. А так я скажу вам, что у меня, допустим, после 2014-2015 годов и запас воды был большой, больше 100 литров, но уже посокращал достаточно сильно. Но, конечно, просто сотрясание воздуха — эти провокации, скажем так. Куча сообщений о минировании была, как я понял, все, что слышал, это что нашли в одном месте одно какое-то устройство, а во всех остальных, где были сообщения, все чисто, пусто, все нормально.

— А вообще как ко всей этой повестке люди относятся, спокойно уже, не реагируют?

— Среди моего окружения да вроде бы особых даже и разговоров уже никаких не бывает.

— Надоело?

— Да, что называется, уже давно надоело, не первый год, как надоело.

Российские депутаты уже направили в Госдуму два законопроекта о признании самопровозглашенных ДНР и ЛНР. Первый будет адресован президенту, второй — в МИД для консультаций. Совет Госдумы рассмотрит проекты во вторник, 15 февраля.

«Сдаваться не собираемся», — Ирина Шевченко о переселении детской медиа-группы «Скрепка» из Горловки — ІА «Вчасно»

До войны известная в Горловке журналистка Ирина Шевченко активно сотрудничала с местными, региональными и всеукраинскими изданиями, с 1997 года она возглавляла детскую медиа-группу «Скрепка», которая выпускала «почти серьезную» газету для подростков, делала программы для городских телеканалов и радио.

Дети были увлечены поиском интересных тем, брали сами интервью, писали, снимали, верстали, монтировали видео — творчество било ключом. 

Когда в 2014 году в Горловке стали появляться люди с оружием, многое изменилось для «Скрепки». 

Ирина Шевченко: Этого не забудешь. Все начиналось с митингов. На них ходили какие-то странные люди, которых никто не знал. И вели их тоже часто приезжие люди. Обычно на этих митингах собиралось 300-500 человек, максимум до тысячи. Половина из них были «титушки» и милиционеры. Были и горожане, которые кричали «Россия!». Страха у нас тогда не было, скорее недоумение: ну вышло 200-300 бабушек, поорали, разошлись. Мы не осознавали до конца серьезности и трагичности этих событий. В голову не могло прийти, что все закончится таким вот образом…

ИА «Вчасно»:  Городские власти реагировали на происходящее?

— Мэр Горловки Евгений Клеп постоянно собирал прессу в горсовете, просил не накалять обстановку, говорил, что нельзя разжигать конфликт, что всегда нужно искать какие-то компромиссные варианты. Мне кажется, никаких умышленно вредоносных действий с его стороны не было.

Штурм горотдела милиции в Горловке / news.bigmir.netЧто было? Молодость, недооценка ситуации. Наверное, ему было страшно. Он понимал, что все выходит из-под контроля, но, возможно, не мог адекватно оценить происходящее. Старался лавировать между различными группировками, искал выход. Но думаю, выхода у него не было, потому что «русскую весну» активно поддержали те, кто должен был ее предотвратить — большая часть правоохранителей.

Однажды журналисты  были на очередной встрече с мэром, когда толпа «титушек» захватила горотдел милиции и едва не погибли Андрей Крищенко (начальник горловской милиции, — ред.) и его заместитель Герман Приступа. Главного редактора городского сайта Сашу Билинского увезли в лес «поговорить» и «предупредить». Ему повезло, бандиты его отпустили, и он сразу позвонил мне, рассказал, что перед горотделом милиции толпа выкрикивала и мое имя, угрожая расправой за публикации о криминальных шахтёрских регрессах. Стало понятно, что опасность есть, и я с тех пор старалась пореже выходить из дому.

— Как юные журналисты из «Скрепки» воспринимали ситуацию?

— Дети, конечно, видели все. Пытались играть в происходящее, старались отразить это по-своему в публикациях — делали для газеты даже снимки с игрушечным оружием. Но все это быстро закончилось. Каждый ребенок был отражением взглядов своих родителей, поэтому я с ними о происходящем говорила очень осторожно, чтобы не вызвать семейных конфликтов. Но при этом в «Скрепке» всегда считали, что мы — украинцы и наша страна — Украина. 

Настя Лысенко, ученица «Скрепки»:  В 2014 году я приезжала на последнее занятие в Горловку из Донецка, куда поступила. Тогда уже многих ребят не было на занятии, родители их не отпускали. По городу проходили какие-то митинги, было тревожно. Занятие получилось скомканным. И тогда, и до этого, мы говорили о происходящем в стране. Ирина Леонидовна говорила, что, в принципе, исход этих событий может быть самым разным — переворот, война, что-то другое. Она давала нам понять — мир может в любую минуту измениться, и к этому нужно быть готовым. Готовым, как человеку, как гражданину и журналисту. Всегда отстаивать свою точку зрения и быть на стороне правды.

Горловский горотдел после захвата сторонниками «русского мира» /news.bigmir.net

За день до захвата горотдела милиции вечером я брала интервью у начальника Андрея Крищенко. Это интервью в итоге нигде не было опубликовано, потому что события начали слишком стремительно развиваться.

Помимо прочего я спрашивала его, как он собирается защищать горотдел в случае штурма. А он говорил: «У нас есть гарнизон, все нормально». Он был уверен, что гарнизон его поддержит и не думал, что большая часть подчиненных сдаст позиции.

После беседы он дал мне машину, чтобы добраться домой, транспорт уже практически не ходил. У офицера, который был за рулем, на выезде со двора здания я спросила:  «Тут все открыто, заборчик низенький, как будете защищаться, если попрет толпа?». А он ответил: «А зачем защищаться? От кого?».Тогда я поняла — между тем, что говорил Крищенко, и словами этого человека – пропасть, эти люди уже были готовы все сдать. На следующий день мы узнали, как и какой ценой пришлось защищать здание милиции и флаг Украины.

ИА «Вчасно»: В ваш адрес поступали угрозы со стороны террористов?

— Я не пугливый человек, но опасения были тогда. Мы прекратили занятия детей в «Скрепке», я перестала ходить на работу, тогда вышло распоряжение правительства, что можно не ходить, если есть угроза жизни. Во дворце детско-юношеского творчества стали появляться люди с оружием. Друг удаленно установил мне браузер ТОР, позволяющий анонимно выходить в сеть, и я работала, практически не выходя из дома. Информацию давал муж, соседи и друзья. 

На тот момент в Горловке оставалось 12 воспитанников «Скрепки», остальные уехали в другие города Украины. В апреле 2014 года медиа-группа прекратила свое существование. 

ИА «Вчасно»: Вы оставались в городе до начала боевых действий?

— Обстрелы начались в начале июля. Один из первых снарядов прилетел в мой дом: перед ним — шахтное поле и где-то вдалеке город Торецк. Мина влетела в квартиру на 9 этаже, пробила стену и упала в ванну с водой. Взрыва не было, мы только  услышали странный треск. Когда поняли, что снаряд попал в наш дом, это было только недоумение — как это?

27 июля был самый страшный обстрел. С седьмого этажа вся Горловка как на ладони. Я стояла на лоджии и смотрела, как расстреливают мой город. Видела, как ложатся снаряды по центру, взрывы, дым. Были попадания и в соседние дома. Я смотрела и думала, что там — мама, там — друзья, коллеги, там просто люди, которые гибнут, а я ничего не могу сделать. Стояла, как мишень, потому что и в меня мог попасть снаряд в любую минуту…

Настя Лысенко, ученица «Скрепки»:  Помещение нашей медиа-группы в оккупированной Горловке в Доме детского и юношеского творчества сейчас опечатано. Насколько я знаю, ничего подобного «Скрепке» там для молодежи нет. Ирина Леонидовна как журналист и общественный деятель много делала не только для нас, но и для дома творчества, для города. На занятиях учили не только журналистике —  учили дружить, общаться, выживать в социуме. И занятия всегда были интересными и непредсказуемыми. 

Обстрел Горловки / фото: Медиа-порт

Через пару дней я снова попала под обстрел в городе, когда ждала автобус на остановке. Слушала вой снарядов, грохот взрывов и вспомнила, как 27 июля людей размазало «Градом» на остановке «Мелодия» в центре города. Стало страшно. Отошла к деревьям и тихонько легла в траву – в позе отдыхающей: говорили, что лежать при обстреле безопаснее. Лежала и понимала, что со стороны это выглядит абсурдно и дико. А люди, глядя на меня, тоже стали расходиться от остановки и садиться в траву…

Обстрелы были ежедневные. «Бахи» превращались в какой-то постоянный фон. Вокруг все дома стояли побитые, и я думала, что не может судьба постоянно хранить нас. Мы постоянно обсуждали, в каком месте квартиры безопаснее спать, собрана ли «тревожная» сумка, стоит ли во время обстрела спускаться во двор… В начале августа друзья  предложили пожить в домике под Харьковом. И мы уехали. Думали — неделя, месяц, ну — два… И вот уже почти три года не видели дома…

ИА «Вчасно»: Как дальше сложилась судьба медиа-группы «Скрепка»?

— В конце 2014 года мы немного пришли в себя и осознали, что скорого возврата не будет, попросила друзей помочь перерегистрировать нашу общественную организацию «ЮнПрессКлуб» в Харькове. Эта организация позволяет решать финансовые проблемы, с ее помощью мы обеспечиваем работу детской школы журналистики и медиа-группы «Скрепка»: газеты, сайта и канала на You Tube.

Собрать детский коллектив «Скрепки» удалось в конце 2015 года. Нашла часть своих выпускников. Сейчас одна из них — Настя Бажанова, работает редактором наших газеты и сайта. 

Место для медиа-группы в Харькове нашла случайно: зашла как-то в областную юношескую библиотеку и  меня «накрыло» — было очень странное чувство — смотрю вокруг и думаю: «Вот тут у нас будет медиа-центр, а здесь будут проходить занятия, и диванчик этот очень нам подходит». Оказалось, что сотрудники библиотеки давно хотели тут организовать кружок журналистики. Так мы начали работать в Харькове. И теперь сюда приезжают наши выпускники. Например, к нам приезжает девочка, семья которой из Горловки переехала в Бахмут. 

ИА «Вчасно»: В оккупированной Горловке остались ваши воспитанники? Общаетесь с кем-то?

— В Горловке осталось 5 детей из медиа-группы «Скрепка». Знаю, что один мальчик поступил в Донецкий университет. Иногда, когда эти дети пишут, то между строк читается — все там мрачно. Но я с ними на идеологические темы не веду беседу, а размещаю информацию на своих страницах в Фейсбуке и Контакте, чтобы они могли читать.  

Также поддерживаю связь с двумя родителями. Они пишут, в основном, о бытовых проблемах, в которых сквозит недовольство действиями «ДНР». Люди все понимают. И то, что они продолжают общаться со мной, подтверждает — на оккупированной территории есть проукраинские взгляды.  

ИА «Вчасно»: Сейчас «Скрепка» в Харькове вновь работает на полную силу?

— Да, с первой же газетой мы сразу отправились на любимый фестиваль «Жми на RECорд!» в Святогорск. И, естественно, заняли призовое место! Ездили уже с харьковскими «скрепками» и в Киев, и в Сумы. Наша методика работает одинаково в любом городе и с любыми детьми. Тот принцип работы, который мы исповедуем, стопроцентно из любых детей делает сумасшедших «скрепкеров»: журналистов, медийщиков и просто хороших творческих людей!

В феврале отметили 20 лет: ребята съехались со всей Украины, было тепло и весело. Всего в «Скрепке» получили журналистские навыки около 400 детей.

А я — всё ещё «играющий тренер»: два года была выпускающим редактором журнала «Губерния», сегодня опять сотрудничаю с газетой «День». Жизнь переселенца — непростая, но сдаваться не собираемся.

О творчестве медиа-группы «Скрепка» можно узнать на сайте коллектива: http://skrepka-media.com.ua

Максим Рожков