Skip to content

Кенді бар своїми руками: как сделать красивое оформление праздников

Содержание

как сделать красивое оформление праздников

В России появился новый тренд – оформление кэнди баров на праздниках. В Америке без Candy bar (в переводе – бар конфет или сладостей) не обходится ни одна вечеринка. У нас модная тенденция также становится все популярнее. Кэнди бар – это ярко оформленный стол, на который ставятся угощения и напитки. Но не стоит путать Candy bar с обычным чаепитием. Изюминка бара заключается в его оригинальном оформлении и сервировке. Расскажем о том, как организовать сладкий стол, поможем с выбором посуды и аксессуаров.

Как сделать кэнди бар своими руками

Настоящим украшением вечеринки станет кэнди бар, созданный своими руками. В отличие от обычного сладкого стола, в его оформлении используется большое количество декоративной посуды, яркие аксессуары и разнообразные десерты и напитки. Чтобы все получилось так, как задумано, при подготовке к празднику придерживайтесь следующих шагов.

  1. Нарисуйте эскиз.

Необязательно быть художником, чтобы набросать на бумаге то, как будет выглядеть кэнди бар. Эскиз позволит прикинуть, какое количество десертов войдет на стол и какая посуда понадобится. Не перегружайте Candy bar. Просматривайте фото кэнди баров, это вдохновит на создание собственного стиля. 

  1. Разработайте меню.

Гостям предлагаются порционные десерты и напитки. Оптимально сделать один торт, разрезанный сразу на небольшие кусочки, и несколько вариантов сладостей. Подойдут конфеты, зефир, пирожные. Если кэнди бар создается для детей, подойдут яркие и мелкие угощения, например, разноцветное драже. Напитки не должны быть горячими. Лучший вариант – охлажденный морс, налитый в прозрачный лимонадник с краником. Обязательный атрибут кэнди бара на свадьбу – многоярусный торт.

  1. Определитесь с цветовой гаммой.

Выбирая цветовую гамму сладкого стола, остановитесь на 2-3 цветах. Большее количество уместно только в том случае, если вся вечеринка оформляется в той же цветовой гамме. Например, для детского кэнди бара подойдут все цвета радуги.

  1. Подберите посуду и аксессуары.

Увлекательная часть создания кэнди бара своими руками – это выбор посуды и аксессуаров. Отталкивайтесь от темы праздника и стиля, в котором оформляется стол. Загромождать поверхность большим количеством утвари не стоит, всего должно быть в меру. Не используйте старую посуду для кэнди бара, даже небольшой скол испортит впечатление. 

Подойдут следующие емкости:

  •  подставки на ножке;
  •  вазочки;
  •  баночки с крышками;
  • тарелочки, повторяющие форму пирожных;
  •  конфетницы;
  • баночки для напитков с крышками и отверстиями под трубочки;
  • высокие емкости.

Предпочтение отдавайте емкостям с крышкой. Они не позволят засохнуть пастиле и зефиру. Для напитков подготовьте лимонадник или порционные баночки с крышками. Особенно такие кружки любят дети, ведь можно не бояться, что напиток прольется. В кэнди баре для девочек в емкости наливаются разноцветные соки и лимонады. А мальчиков больше привлекут креативно оформленные сладости, разложенные на блюдах разной формы.

Дополните посуду для кэнди бара аксессуарами для изъятия угощений из емкостей. Подойдут ложечки, шпажки, совочки. 

  1. Сервируйте буфет на разных уровнях.

Блюда, расставленные на разных уровнях, выглядят привлекательно и гостям будет удобно брать сладости со стола. Сначала выберите угощение, которое станет фокусной точкой кэнди бара. Для этих целей подойдет торт или кексы, разложенные на многоярусной посуде. Варианты трехъярусных блюд вы сможете найти в каталоге интернет-магазина.

Далее поверхность стола делится на 3 части. На самой дальней точке располагаются высокие аксессуары. Это вазы, фотографии в рамках, цветочные композиции. Не ставьте на задний план сладости, велик шанс, что гости не смогут их достать. В середине поставьте вазочки с конфетами и десертами. Соблюдайте симметрию. На передний план ставятся плоские блюда, на которые раскладываются пирожные, зефир, макаронс.

  1. Дополните кэнди бар украшениями.

Кэнди бар не нуждается в объемном декоре, ведь главное его украшение – посуда со всевозможными сладостями. Достаточно повесить ленты, банты, гирлянды и шары. Объемные буквы позволят обыграть событие, ради которого все собрались. Из букв выкладывается имя именинника или поздравление. Угощение украшается флажками или карточками с названием и составом блюда.

Создание кэнди бара уместно абсолютно на любом празднике: от дня рождения до тематических вечеринок, как новоселье, рождение ребенка и т. д. 

Кэнди бар для детей

Оформляя кэнди бар для детей, предусмотрите больше угощений, чем для взрослого мероприятия. Декор выбирается яркий, в стиле всего мероприятия. Оригинальным украшением станут рамочки с фотографиями именинника.

Кэнди бар для девочки

Для организации кэнди бара для девочки используйте романтические цвета и аксессуары, ведь на праздник соберутся маленькие принцессы. 

  • Если праздник в цветах Тиффани — отлично подойдут декоры нежных бирюзовых оттенков. Скатерть — белая, или же насыщенная бирюза.
  • Для кэнди бара в лавандовой цветовой гамме используйте посуду с лавандовыми нотками, декоративные украшения в тон. 
  • Для вечеринки в стиле Barbie используйте яркую розовую скатерть. На ней отлично будут смотреться белые декоры и посуда, а также все оттенки розового. Тарелки можно использовать с розами.    

Подборку посуды и декоров для разных случаев вы найдете в каталоге «Лаванда Декор». 

Кэнди бар на свадьбу

Цветовая гамма кэнди бара на свадьбу должна перекликаться с тематикой торжества. На винтажной свадьбе кенди бар декорируется лентами, тканью и кружевом. Металлический подсвечник подчеркнет романтичный стиль торжества. Используйте рамки для фотографий в качестве украшения стола.

Большое количество аксессуаров и посуды для мероприятия вы сможете подобрать в магазине «Лаванда Декор». Надеемся, что созданные дизайнерские коллекции «Прованс», «Классика», «Бирюза» и «Лаванда» на нашем сайте вдохновят вас на воплощение такого образа.   

Перейти в раздел ПОСУДА

 

Кэнди бар своими руками, идеи оформления с фото примерами

Сandy bar (дословно с английского конфетный бар) – это стол фуршетного типа, ассортимент которого состоит из одних сладостей. От традиционного сладкого стола сandy bar отличается оригинальным оформлением с использованием декоративных украшений. В этой статье мы рассмотрим: как сделать сandy bar своими руками.

Как сделать Кэнди бар?

Чтобы сделать кэнди бар своими руками нужно:

  1. Определится с тематикой праздника.
  2. Узнать информацию о виновнике торжества. Например: кто этот человек, что он любит, и каковы его увлечения?
  3. Узнать количество и возрастной контингент приглашённых гостей.
  4. Прочитать эту статью, ознакомится с основными правилами оформления кэнди бара.
  5. Вдохновится идеями и проявить фантазию.

Рекомендую к просмотру данное видео!

DIY | Имя из ткани | Подставка под капкейки | Бумажные украшения для кенди бара


Watch this video on YouTube

Основные правила оформления кэнди бара

  1. Возьмите за основу 3 основные вещи – помещение, стол и угощения. Они должны быть в одном стиле, как единое целое.
  2. Придерживайтесь одной тематики торжества.
  3. Используйте цветовую гамму не более 3-4х цветов, чтобы кэнди бар смотрелся гармонично. Совет: также просмотрите таблицу сочетания цветов. Если Вы хотите радужную гамму – просчитайте площадь кэнди бара и разделите на 7, чтобы была понятна радужная окраска, и кэнди бар смотрелся великолепно. Прекрасным вариантом в цветовом решении будет считаться любимый цвет (либо цвета) виновника торжества – ведь главное, чтобы он был доволен.
  4. Стол должен выделяться от общего фона. Подберите яркую скатерть и красиво разложите салфетки.
  5. Украсьте помещение, в котором будет кэнди бар, для этого используйте декоративные украшения – цветы, шары, ленты, помпоны, мягкие игрушки… Подробная информация о том, как украсить торжественный зал своими руками находится здесь.
  6. Тщательно подберите угощения, ассортимент должен быть большим. Приобретите сладостей больше чем достаточно. Таким образом, гости смогут пользоваться кэнди баром — не просто дегустируя лакомства, но и также брать добавку не один раз. Если лакомства останутся, а Вы следите за фигурой и не хотите видеть после праздника в доме «искушений» — приобретите красивые пакетики и раздайте еду гостям, когда они будут уходить. Особенно маленькие гости будут довольны и не забудут об этом долгое время.
  7. Если Вам очень сложно придумать стиль для кэнди бара, выберите фото и сделайте такой же бар в точности придерживайтесь, выбранному изображению — это вполне реально. Если Вы не нашли таких же аксессуаров и угощений бара, подберите максимально похожие, либо доверьте оформление кэнди бара профессионалам.
  8. Придумайте фишку кэнди бара и установите её в центр. Это может быть огромный графин с напитком или великолепный торт. О том, как украсить торт своими руками — находится здесь. Фишкой может быть разрисованные бананы, креативные коктейли,  печенье с эйфелевой башней и всё что Вы придумаете.

Рекомендую к просмотру данное видео!

Какие сладости выбрать для кэнди бара?

Для кэнди бара прекрасно подойдут магазинные кондитерские изделия такие как: печенья, конфеты, леденцы на палочках, эклеры, всевозможные пирожные, мармелад, восточные сладости, маффины, капкейки, кейк-попсы, безе, шоколадки, батончики, вафли… Многие сладости такие как торты, пироги, печенья, блинчик, пончики, булочки можно приготовить своими руками в домашних условиях. Рецептов – море, главное продумайте, как их украсить? Следует отметить, о значимости напитков в кэнди баре. Так как это сладкий стол гостям очень захочется пить, запаситесь напитками в большем количестве. Превосходно подойдут: соки, компоты, коктейли (например мохито, айс-крим, молочные) и газированные напитки. Соки, коктейли и компоты красиво разлейте по стаканчикам и не забудьте про трубочки. Газированные напитки, например: кока-кола, фанта, спрайт лучше приобретите в банках. Кэнди бар приветствует дополнительные лакомства такие как: сладкие орешки, сгущённое молоко, шоколадная глазурь, мороженное, различные фрукты, десерты, сливки, желе…

Рекомендую к просмотру данное видео!

Идеи для кэнди бара

Создание кэнди бара дело творческое. Вдохновитесь идеями и приступайте к созданию самого шикарного, оригинального и милого кэнди бара, а в этом Вам помогут ваши ручки и фантазия. Творите с любовью!

Кэнди бар для мальчика

Кэнди бар для девочки

Свадебный кэнди бар

оформление сладкого стола своими руками

Сandy-bar – это альтернатива нашим сладким столам. У нас принято десерт выносить после застолья, у американцев – ставить на стол в начале праздника, как часть декора!

Именно поэтому во многих наших статьях мы рекомендуем нашим читателям обратить внимание на candy-bar и его составляющие!

Если вы уже делали что-то подобное, предлагаем вам интересные альтернативы, которые вы найдете тут.

Для того чтобы создать candy-bar (кэнди-бар) своими руками понадобиться не так уж много:

  1. Поверхность (стол, тумба, комод, раскладные столики и т.д.)
  2. Красивая яркая скатерть
  3. Различная посуда из стекла, дерева, фарфора, глины или пластика. Выбирайте не только красивые, но и практичные предметы. Также можно выбирать стилистику посуды под праздник. Если планируется простое торжество на даче, то не стоит ставить дорогой сервиз 🙂
  4. Сладости
  5. Домашняя выпечка, печенье
  6. Небольшие ярлычки для надписей, вырезанные из картона или напечатанные на принтере
  7. Воздушные шарики, бумажные гирлянды, ленты и другой декор, который вам по карману.

Как сделать детский candy-bar? 

Начните с того, чтобы подобрать украшения для вашего сладкого стола!

После этого детский candy-bar и его оформление полностью в ваших руках! Вы можете насыпать в вазочки все имеющиеся угощения, можете расставить легкие сладкие закуски или украсить стол большим тортом!

Главное – используйте угощения в выбранной цветовой гамме, что создаст идеальную картинку!

В качестве угощений используйте зефир, макаруны, драже, жвачки, пастилки, батончики, домашнее печенье, имбирные пряники и другие знакомые всем сладости!

Главное – это проявить фантазию и тогда не придется ничего покупать! Посуду можно взять домашнюю и накрыть ее салфетками в одном стиле, декор можно врезать из бумаги и картона!

Сandy-bar для мальчика своими руками лучше делать в голубых, зеленых, коричневых, оранжевых тонах. Используйте в тематике его любимые фильмы и мультики, героев, машинки, стройку и другие присущие настоящему мужчине занятия :).

Безусловно, детский сandy -bar своими руками – это трудоёмкий процесс, но, согласитесь, насколько эффектный и яркий получается результат!

Сandy-bar для вечеринки 

Фактически нет никаких различий между детским и взрослым сладким столом. Единственная разница – это наполнение!

Вы можете угостить своих гостей алкогольными коктейлями или нестандартной выпечкой, пиццей или другими более серьезными продуктами :). Однако помните, что это уже FoodBar (ФудБар), который имеет совсем другой вид :).

Уверены, наши советы помогут вам сделать самые яркие праздники!

Как организовать Кенди бар на свадьбу

Главное

Кенди бар - это не просто стол со сладостями. Это wow-элемент на вашей свадьбе! Одновременно столик для вкусностей, фотозона, место для селфи и вручения подарков. И не важно, с чего начать подготовку к свадьбе - с идеи пригласительных на свадьбу или сомнений, какое свадебное платье выбрать. В итоге вы все равно будете долго решать, как сочетать десерты и закуски таким образом, чтоб это было и вкусно, и красиво. 

Расположение

Кэнди бар (или сладкий столик, десертный бар, candy buffet) обязательно устанавливайте в зоне хорошей видимости и легкой доступности. И, конечно, в тени!  Не поленитесь проверить,куда будет светить солнышко во время вашего фуршета. 

Сервированный пирожными, конфетами, макарони, пряниками и кенди-попсами, он станет популярной лаунж-зоной для ваших гостей.
И помните! Вам доступ к нему тоже не запрещен 🙂

Наполнение

Многие считают, что Десертный бар – это просто сладкий стол с тортиками и конфетками. Но это не так! Настоящий Кенди бар – целое искусство. Красиво оформленная зона с продуманным декором и угощениями, изумительной посудой, дополненная тематическим декором, привлечет внимание каждого гостя. Вбейте в поиск “кенди бар фото” - и сами в этом убедитесь.

Наполнение сладкого стола может быть самым разнообразным:

  • Клубника в шоколаде
  • Фрукты в карамели
  • Капкейки
  • Кейк-попсы
  • Зефир
  • Желе
  • Aherns
  • Пряники
  • Пончики
  • Macarons
  • Маршмеллоу
  • Мороженное
  • Конфеты 
  • Кремовые корзинки
  • Восточные сладости

А так же глазированные пряники, мармелад, шоколадные конфеты, сухофрукты, орехи, профитроли, трюфели, леденцы и многое другое. В идеале, для кенди-бара подбирают не больше семи видов сладостей - чтобы приглашенные на свадьбу гости могли попробовать каждый вид десерта.

Количество сладостей

Не рассчитывайте количество и ассортимент сладостей, исходя только из количества гостей. Ориентируйтесь на эстетическое восприятие общего количества вкусняшек и на размер того места (стола, бара, буфета и т. п.), где будет накрыт ваш сладкий уголок.

Для разнообразия достаточно максимум 7 видов сладостей. А по 4 кусочка сладкого на человека хватит, чтобы насытился каждый гость. Например: 50 гостей х 4 сладости для каждого = 200 шт. Делим на 7 видов и выходит, что каждого вида будет достаточно около 30 шт.

При расчетах обращайте внимание на размер десерта. «Крупных» сладостей (капкейки, пирожные, десерты в стаканчиках и т.п.) достаточно по 1 шт на гостя. «Мелких» (макаруны, cake pops, печенье) — по 2 шт на гостя. Конфеты и фрукты закупайте в количестве 100 г на человека, орехи — 50 г на человека.

Интересна идея «моностола» — когда вид десерта только один, но в разных вариациях. Например, пончики с разными наполнителями, глазурью и посыпкой.

Оформление

Сладкий стол на свадьбу вы можете заказать у кондитера, а вот за оформлением лучше обратиться к декораторам.

Все оформление сладкого стола на торжестве - декор, посуда, внешний вид сладостей - должно соответствовать стилистике и идее вашей свадьбы. Если вы выбираете традиционную посуду для десертов - контейнеры или вазы - выбирайте прозрачные, они покажут всю красоту десертов. Для декора можно взять пакетики, ведерки, баночки, ящички и прочие интересные “обертки”. Например, оформление свадьбы в стиле рустик позволит разложить десерты на винтажные стеклянные тарелочки от разных сервизов или в многоуровневую хрустальную подставку. 

В качестве финального и очень приятного штриха добавьте персонализированные take-away мешочки (пакетики, коробочки и т.д.), в которых гости смогут часть сладостей забрать с собой.

Напитки

Почетное место в оформлении Кенди бара занимают напитки – коктейли, компоты, морсы, домашний лимонад или даже крафтовое пиво. Выбор зависит только от вашего вкуса!

Обратите внимание: если на вашей свадьбе отсутствует классический welcome-фуршет, то на десертный стол уместным будет поставить шампанское, вино и воду. Вот только украсить все это можно достаточно необычно!

Стоимость

Цены на создание такого чуда о-о-очень разные. Основной совет касательно экономии - количество сладостей не обязательно должно соответствовать численности гостей. Ведь это не основной десерт на вашей свадьбе, а скорее ее декоративный элемент и зона удовольствия. Лучше сделать зону меньше и проследить за качеством используемых продуктов, потому что каждая «сладкая» единица будет удостоена особого внимания фотографа и гостей.

Кенди бар можно создать и своими руками. Воплотите свои самые креативные идеи на сладком столе, добавив всяких забавных фишечек от себя: надписей, фотографий или печенек с пожеланиями.

Креатив

В последнее время набирают популярность совсем не сладкие «кенди-бары». Сырная нарезка подается с фруктами, медом и всевозможными видами орехов,  вином или виски. Мясная доска подается с багетом, чиабатой и необычными видами крафтового пива. Устрицы - на льду и с шампанским.

Или же  овощной «кенди бар». Ну какой веган пройдет мимо аппетитно разложенного редиса и молодой оранжевой, такой сочной, морковки с ботвой? Во время планирования свадьбы обязательно учитывайте особые вкусы своих гостей!

Нестандартные тренды

Предлагаем вам список нестандартных, но вполне реализуемых идей, которые стоит воплотить на своей свадьбе:

  • Фургончик с едой.  Что если поставить фургончик с любимым фаст-фудом вместо фуршета перед церемонией? Ну, признайтесь, все мы втайне обожаем картшку фри, бургеры и хот-доги))
  • Гриль. Эта закуска нравится всем, независимо от возраста, ведь все что приготовлено на гриле - необычайно вкусно. А на свежем воздухе особенно! Тосты, сыр, креветки, фрукты, маршмеллоу - все пойдет отлично. 
  • Пончики. Пончики любят все! Сейчас в кулинарном тренде пончики с какими-либо нестандартными добавками: карамель с морской солью, кленовый сироп, лавандовый джем. 
  • Поп-корн бар. Этот хрустящий снэк популярен всегда. Можно угостить гостей поп-корном со сладкими добавками: карамельной, фруктовой, шоколадной. А поп-корн со вкусом сыра или бекона будет идеален вместе с пивным баром. 
  • Молочный бар. Латте с прянностями для прохладной погоды,  ice-кофе для летней жары, всевозможные виды мороженого, коктейли на основе молока, которые бармены могут готовить тут же. И просто милый варант - свежее молоко с домашним печеньем. Это очень трогательно! А для небольших семейных торжеств - вообще идеально. 
  • Бар с мороженым. Здесь совет может быть только один: больше видов!

Важно

Безопасность. Сладости с обилием крема не только быстро теряют свой внешний вид, особенно в жару и на открытом воздухе, но и имеют малый срок годности.
Расположение. Идеальное месторасположение кенди бара – в тени: welcome-зона или рядом с фотозоной.
Фрукты. Лучший вариант «фруктов» для кенди бара – это сезонные ягоды. Фрукты и овощи с большим содержанием железа быстро темнеют и обветриваются, а очень сочные – стекают. 
Емкости для мусора. Позаботьтесь о наличии питьевой воды, салфетках, а так же емкостях для фантиков и косточек.
Take-away. Заготовьте бумажные пакетики и пластиковые боксы на случай, если кто-то захочет взять “кусочек праздника” с собой.
Удобство. Одно из важных условий: чтоб все угощения из сладкого бара можно было есть без дополнительных приборов.
Стиль. В оформлении сладостей и стола придерживайтесь общей стилистики мероприятия.
Как сэкономить. Если вы хотите значительно сэкономить на десертном баре и при этом сохранить его оригинальность, испеките домашнее печенье по семейному рецепту или попросите бабушку сделать ее фирменные булочки.
Подпишите все десерты. Это позволит гостям попробовать практически все, ничего не упустив из виду и избежать неприятных моментов, если у какого-либо гостя есть аллергия на один из ингредиентов.
Свадебный торт. Candy Bar не отменяет появление праздничного торта в конце банкета. 

Не планируйте количество и ассортимент сладостей, исходя только из количества гостей. Ориентируйтесь на эстетическое восприятие общего количества вкусняшек и на размер того места (стола, бара, буфета и т.п.), где будет накрыт ваш сладкий уголок.

Смело выбирайте необычную стилистику для кенди бара! Сладкий, сырный, мясной или веганский стол с закусками станет украшением вашего праздника - главное, чтобы он был логично вписан в общую тематику свадьбы. 

А для того, чтоб не возникло неприятных ситуаций, когда гостям вдруг противопоказаны какие-то продукты, а альтернативу вы не предусмотрели, советуем воспользоваться конструктором Оnelovestory.pro. Он позволит создать удобный свадебный сайт, где гости самостоятельно укажут все свои предпочтения.

Так организация свадьбы станет необременительным занятием, а вы всегда будете в курсе планов гостей, сможете познакомить их между собой еще до торжества и согласовать все детали вроде трансфера и плана мероприятий. Собственный свадебный сайт - это не свадебный планировщик с простым календарем, а интерактивный помощник и функциональный инструмент для подготовки вашего праздника. 

Автор: Ольга Залата, сервис для создания свадебных сайтов OneLovestory

Фотографии взяты из открытого источника Pinterest

модный сладкий стол на любой праздник

Кэнди бар своими руками: модный сладкий стол на любой праздник

3.3 | Проголосовало: 28

Вы представляете праздник без сладостей? Без красивого тортика, вкусных конфеток и нарядных пироженок? «Мастерская праздников» тоже не представляет яркого мероприятия без десертов. Поэтому, мы решили разобраться в самой сладкой теме торжества – организации кенди бара.

Сandybar своими руками: модный сладкий стол на любой праздник

Сandy-bar–красиво украшенный стол со сладостями для гостей. Такая традиция пришла к нам с европейских стран сравнительно недавно, но быстро полюбилась. Еще бы, ведь кэнди бар актуален для любого праздника.

Главное отличие candybar (его еще называют канди-бар) от обычного сладкого стола – много-много декоративных элементов и разнообразие не просто вкусных, а и очень красивых кондитерских изделий.

В этой статье мы собрали ценные советы по самостоятельной организации кенди-бара.
Если же хотите заказать оформление candybar у профессионалов – звоните нам (050) 469 20 39! Мы гарантируем, что все будет вкусно, стильно, качественно и очень-очень ярко!

Для каких праздников подходит кенди-бар

Нарядный стол со сладостями – это гармоничное дополнение любого мероприятия:

  • Тематической вечеринки, например, пиратской или пижамной, девичника. Вкусняшки будут оформлены в соответствующем стиле и станут украшением праздника!
  • Свадьбы. Особенно красиво, когда это свадьба в определенном стиле или цвете. Например, бело-красной гамме – тогда все пироженки-конфетки-тортики декорируются только в этих двух цветах.  На свадьбе кэнди бар оценят взрослые гости и детишки. Кстати, для празднования годовщины бракосочетания красивый сладкий стол тоже актуален.
  • Детского дня рождения. Вот тут точно не обойтись без candybar. Стильно декорированная зона со сладкими угощениями подойдет и для празднования первого дня рождения, и для тинэйджеров.
  • Юбилея. Взрослые гости вряд ли откажутся от сладкого угощения, особенно, когда пирожные больше похожи на произведения искусства, чем на еду. Поэтому, можно смело организовывать кенди-бар например на празднования юбилея 30 леть.

Оформление кэнди бара

Стильное и продуманное оформление сладкого стола – это половина успеха. Особенность candybar в том, что все не просто вкусно, а еще и очень-очень красиво.  Посуда, этикетки, скатерть и салфетки – все это должно гармонировать друг с другом и общим настроением мероприятия. В интернете полно фото для вдохновения, но никто не запрещает самому придумать свой праздничный сладкий стол!

Мы собрали несколько советов, которые помогут в создании кенди бара своими руками, выяснив, какими должны быть его отдельные элементы.

Фон

Можно использовать ткань, воздушные шары, бумажный декор, ленточки, флористические композиции, светящиеся гирлянды, чтобы зона со сладостями выделялась.

Скатерть

Для сладкого стола в европейском стиле нужна особенная «одежка». Обычная скатерть редко используется, скорее пригодятся отрезы ткани, которые можно красиво задрапировать. Для украшения подходит фатин, крупная сетка и другие фактурные материалы – они помогают подчеркнуть определенный стиль оформления.

Посуда

Профессионалы рекомендуют использовать тарелки и подставки, вазочки на высоких ножках. Это подчеркнет разнообразие угощений и поможет разместить их в большом количестве. Кроме того, посуда должна соответствовать по стилю и цветовой гамме всему праздничному декору. Очень эффектно выглядят стеклянные бокалы и вазочки, наполненные орешками в шоколаде или глазури, мармеладом или цукатами. Можно красиво украсить ленточками и наклейками обычные баночки и подать в них всякие вкусности.

Аксессуары

Для оформления кэнди-бара подходят композиции из живых цветов и различные статуэтки, бусины, нанизанные на нитку и фотографии именинника (или молодоженов), свечи и мягкие игрушки. Очень стильно смотрятся флажочки и симпатичные открытки с надписями, соответствующими поводу праздника: «С Днем рождения!», «С юбилеем», «Love» и т.д. Сделать такой декор можно своими руками – нарисовать шаблоны нужной формы и размера, вырезать, подписать и прикрепить к длинным шпажкам.

Заметность

Если праздник масштабный, проводиться в большом помещении или на улице и приглашено много гостей – не помешает указатель с надписью «candybar». Тогда все точно будут знать, где находиться все самое вкусное.

Удобство

Все угощения следует подавать маленькими порциями – «на один укус». Чтобы гости не испачкали руки, нужно подать щипцы, лопатки или другие столовые приборы, которыми будет удобно брать сладости. Ну и конечно же, салфетки! Часто рядом с кэнди-баром размещают поднос с красивыми маленькими коробочками или кулечками – чтобы каждый гость смог взять с собой парочку угощений. Как альтернатива – упаковать сразу такие небольшие «презенты» и вручить всем в конце праздника.

Что подать в кенди-баре

Ответ очевиден – сладости. Нет, много-много сладостей. Традиционными составляющими candybar являются:

Торт

«Король» и украшение всего стола, поэтому размещается в центре.

Капкейки

Маленькие маффины с кремом. Могут быть с разными вкусами:

  • шоколадным,
  • ванильным,
  • цитрусовым,
  • ягодным, а возможности их украшения безграничны.

Кейк-попсы

Небольшие бисквитные пирожные в форме шарика на палочке.  Десерт покрывают шоколадом, карамелью или мастикой любого цвета и декорируют.

Макаруны

Французский десерт из миндального печенья и фруктовой начинки. Красители позволяют сделать тесто любого цвета: красного, голубого, зеленого и т.д.

Печенье

Выпекается в разных формах и украшается соответственно теме праздника.

Мармелад, зефир, пастила, цукаты

Благодаря разнообразию формы и цвета идеально вписываются в любую композицию кэнди бара.

Фрукты в корзиночках или на шпажках

Восточные сладости

Рахат-лукум, пахлава, щербет;

Карамельки и леденцы

Орехи в шоколаде или цветной глазури

Сухофрукты

Курага, чернослив, финики.

Обязательно в кенди баре (или канде баре) присутствуют напитки

Вода, сок, морс, лимонад холодный чай. Все подается в порционных бутылочках или бокалах, украшенных в одном стиле сладким столом. Можно самостоятельно задекорировать посуду для напитков, вырезав красивые наклеечки и этикетки по готовому шаблону.

Добавьте своему празднику яркий акцент — сandybar! Звоните (095) 791 59 79 и сладкий стол для вас создаст лучший кондитер и дизайнер столицы. Стоимость сладостей и оформления кенди бара в Киеве – от 1000 грн.

Как своими руками создать Candy bar

Декоратор и официальный представитель Miss Etoile в России Елена Воробей поделилась 8 советами создания лучшего CANDY BAR:

Я думаю, что для каждой праздничной вечеринки  просто необходим сладкий стол. Отмечаете ли вы первый год своего сына или «золотую свадьбу» — модный фуршетный уголок с десертами станет украшением вашего торжества. Соблюдая несколько основных принципов, вы своими силами сможете подготовить и декорировать стильный Candy bar.

  • Вдохновение. Ваши любимые книги, музыкальные коллекции, орнаменты на посуде или цветы могут стать вдохновляющими идеями для создания вашего сладкого стола.

  • Эскиз. Нарисуйте эскиз на бумаге, учитывая размер стола и вашей посуды, чтобы понимать, сколько десертов вы можете разместить. Главное не увлечься и не перегружать Candy bar: всего должно быть в меру.

  • Меню. Продумайте, какими десертами хотите угостить гостей и определитесь с количеством. Оптимальный вариант — один торт плюс 5-6 вариантов сладостей. На стол можно поставить также лимонад.

  • Цвет. Выберите два цвета для посуды, текстиля и сладостей. К основной палитре Candy bar добавьте ещё один цвет-акцент.

  • Центр. При декорации сладкого стола используйте одну хитрость: создайте фокусную точку. В центр поставьте многоуровневый торт или торт на кейкстенде (например, от Miss Etoile), или же высокую цветочную композицию.

  • Уровни. Блюда, расставленные на разных уровнях, помогут сделать Candy bar визуально более интересным и оригинальным. Плоскую посуду расставляйте на передней части стола, высокую (например, стеклянные вазы с конфетами) — на заднем плане.

  • Украшения. Праздничной атмосферы добавят бумажные помпоны и шары-соты. Они эффектно смотрятся как над столом, так и рядом на полу. Можно также разбросать конфетти и развесить гирлянды (Бумажные шары и конфетти Miss Etoile выбирайте в разделе «праздничный декор»).

  • Слова и флажки. Используйте объёмные буквы, из которых можно выложить поздравления или имена и поставить вокруг угощений. Ещё одна дизайнерская уловка — флажки с названиями десертов (например, от Miss Etoile). Благодаря этому оригинальному элементу декора ваши гости будут знать, какое угощение они едят.

 

                  

Создание кэнди-бара своими руками – это очень ответственное и творческое занятие! Необходимо выдержать общий стиль, позаботиться об угощениях, найти и продумать все детали! Если до праздника осталось мало времени, то вы всегда можете доверить нам создание сладкого праздника на вашем семейном торжестве! Удобство услуги заключается в том, что вы получаете тщательно продуманную композицию, состоящую из стилизованной мебели, набора посуды Miss Etoile, вкусных угощений и изысканных предметов декора. Кроме того, вашему выбору будет представлено четыре уникальных дизайна кэнди-бара. Вам остается лишь принять решение и указать время и место мероприятия, а остальное мы берем на себя!

Вдохновляйтесь,  придумывайте,  творите и у вас всё получится! Читайте в нашем блоге еще статьи на тему кэнди бара «Красиво, не значит дорого: 5 секретов стильного,но экономичного кэнди бара своими руками»

 

Кэнди бар своими руками - Все о банкетах и фуршетах

Американская традиция устраивать отдельный сладкий стол - Кэнди бар (Candy Ваr) - уверенно набирает силу на наших праздниках. Это выглядит очень эффектно на любом торжестве. Специальный десертный буфет уместен и на свадьбе, и на дне рождения, и на фуршетах в честь какого-то общего события, например, выпускной вечер. На детский день рождения вообще весь фуршетный стол может быть в виде кэнди бара.

Хотите создать десертный стол на фуршете? Оформить кэнди бар своими руками совсем несложно, доступно и весело. Главное - придерживаться определенных правил, чтобы получился идеальный стол, полный сладостей для ваших гостей. Но если тратить время на это нет желания - закажите выездной кэнди бар в кейтеринговой компании.

Определитесь с темой и цветами

Сначала определите тему стола. Чтобы не ломать голову, поищите в интернете готовые бумажные украшения для кэнди бара. Как правило, они уже объединены какой-то историей. Это поможет выбрать основные цвета или натолкнет на свою идею. Дальше остается создать все остальное вокруг этих цветов.

Выбор конфет и сладостей

Прежде чем запастись лакомствами, составьте план. Наличие стратегии сэкономит время и деньги.

Составьте список гостей. Это поможет составить примерное представление о том, какую "кондитерку" лучше закупать.

Если гости в возрасте, выбирайте винтажные или ностальгические конфеты и украшения. Для молодой и энергичной публики предложите конфеты, которые не создадут опасности подавиться продуктом во время движения, ведь танцы никто не отменял!- без орешков, без крупной начинки. Подбирая лакомства для детишек, посоветуйтесь с родителями, чтобы исключить аллергенные продукты.

Примерно прикиньте, сколько угощения понадобится. Выберите сладкие блюда, которые могли бы и хотите приготовить самостоятельно, посчитайте бюджет на продукты. Остальное просто купите или закажите. Закупать выгоднее в оптовых магазинах большими упаковками.

Чтобы было проще, поделите сладости на 3 категории:

  • все, что можно насыпать: драже, маршмелоу, жевательный мармелад и т.п. по 200 гр на каждого гостя
  • все, что в обертке: каждого наименования по одной штуке на каждого гостя
  • дизайнерские конфеты или пирожное: по одному на каждого гостя

Не забывайте про ассортимент, планируйте один вид кондитерских изделий на 10 человек. Например, на 100 человек надо будет 10 видов сладостей. Если у вас ограниченный бюджет, сократите выбор конфет, но не экономьте на качестве.

Пирожное, кексы, торт лучше купить в день праздника или накануне, чтобы избежать пищевого отравления.

Заранее купленные конфеты, особенно шоколадные, храните в прохладном месте, но не в холодильнике.

Кэнди-бар обычно дополняют безалкогольными и слабоалкогольными пуншами, морсами, фрешами и соками : апельсиновым, яблочным, вишнёвым, гранатовым. Отличным вариантом станет компот, сваренный из свежих ягод и фруктов.

Оцените пространство

Подумайте о свободном месте и размере десертного стола. Смогут ли гости получить доступ ко всем угощениям со всех сторон стола или он будет прислонен к стене?

Накройте стол пустыми емкостями, чтобы понять сколько места они занимают и какое количество конфет действительно нужно, чтобы заполнить контейнеры и не купить лишнего. Будьте готовы, что не все сладости, которые запланировали, поместятся на столе. Если видите, что недостаточно места для какого-то десерта, измените меню. Например, если не вписывается в пространство подставка с леденцами на палочке, замените их объемными конфетами в индивидуальной упаковке в высокой вазе.

Разделите стол на 3 горизонтальные зоны и используйте соответствующие контейнеры по высоте в каждой зоне. Разная высота подставок для десертов сделает композицию визуально законченной и компактной. Вместо специальных этажерок используйте стопки широких книг или коробки, спрятав их под тканью или скатертью.

Спланируйте расстановку так, чтобы чаши с сыпучими сладостями были впереди или по бокам, а высокие этажерки с пирожным сзади.

Выбор посуды для кэнди бара

Стеклянные банки, высокие вазы, многоярусные подставки - все отлично смотрится на столе для десертов.

Если планируете мероприятие только для взрослых, возьмите красивые стеклянные сосуды любой формы и высоты.

Если предполагается детский праздник, лучше использовать прозрачные пластиковые контейнеры и одноразовую бумажную посуду.

Создавая кэнди бар, всегда используйте прозрачные емкости, чтобы цвет конфет просвечивал. 

Для сыпучих конфет возьмите открытые чаши и положите рядом небольшой совочек, чтобы накладывать драже в заранее приготовленные бумажные стаканчики.

Выбор декора сладкого стола

Для гостей ваш кэнди бар должен стать ВАУ-ФАКТОРОМ! Первое, что они увидят, - это скатерть, задник и центральная часть.

Покупка ткани обойдется дешевле, чем покупка скатерти. А эффект будет замечательным. Используйте мешковину и тюль для покрытия стола. Цвета выбирайте в соответствии с темой, которую определили для праздника. Следите, чтобы цвета предметов на столе не превышали трех.

Для декорирования стола используйте предметы, которые уже есть в доме - свечи, рамки, статуэтки.

Выбор конфет тоже обязан дополнять определенную тему.

Например, если у вас кэнди бар для мальчика, поклонника Миньонов, то закупайте продукцию с их логотипами.  

Если это свадьба, предложите конфеты со вкусом шампанского, белоснежный зефир и белый рассыпной шоколад.

Обратите внимание на пространство вокруг прилавка. Если стол приставлен к стене, максимально используйте поверхность над ним - повесьте фон, воздушные шары, ленты, иллюстрации или фотографии.

Можно приобрести шаблоны для кэнди бара, которых в интернете на любой вкус. В них уже входят гирлянды, юбочки для кексов, этикетки на воду или сок, пригласительные открытки, обёртки на шоколад, флажки на трубочки. Останется только распечатать заготовки и собрать коллекцию.

Последние вопросы

Приготовлены салфетки? Сервировочные лопатки для торта? Бумажные коробочки для сыпучих конфет? Корзины для мусора? Пригласили фотографа? Имейте это в виду при определении окончательного бюджета кэнди бара.

Кенди-бар для ребенка своими руками на год (фото)

День рождения малышки - большое событие в семье. Хочу приготовить ему потрясающий сюрприз, ведь дети с нетерпением ждут этого события. Кенди-бар для ребенка - отличное дополнение к основному столу, которое создаст атмосферу праздника. Сделайте нужную планку в одном стиле. Выберите то, что больше всего нравится вашему ребенку. А если он все еще неразумен и празднует свой первый год жизни, просто выберите все компоненты в одной цветовой гамме!

Concept

Конфетные батончики для детей - это большая радость, замена банальному торту, отличное место для фото на память и любимых лакомств малышей! Они просто обожают эту идею, за столом можно не сидеть, а свободно перемещаться по комнате, играть и плести вкусняшку.

Для того, чтобы построить это сладкое чудо, вам понадобятся:

  • столик или комод;
  • картон одноразовый;
  • праздничные украшения;
  • мячей;
  • сладости, напитки;
  • яркая скатерть;
  • хорошее настроение.

Нет ничего сложного в создании этого чуда. Для жителей нашей страны - это новинка. Но за границей уже много лет родители помогают детям кенди-бары. Фото помогут выбрать подходящую тему и расставить все по высшей категории!

Увлекательный процесс

Приступать к созданию бара можно уже утром.Для начала выберите место для стола, чтобы подход к нему был открыт и дети не цеплялись за мебель и предметы интерьера. Ведь вечером к столу тысячу раз подойдут негодяи. Расстелите яркую скатерть так, чтобы она закрывала стол до самого пола. За стеной можно разместить плакаты, растяжки с поздравительными словами или именем именинника. Отлично смотрятся цветы из бумаги или кучи воздушных шаров! Не забудьте про фигурку из фольги, которая подскажет возраст виновницы торжества!

Стоит купить высокую подставку для капкаке и тортов.Она украсит кенди для малышки и заменит торт. Расставьте на столе несколько прозрачных круглых пиал со сладостями, разноцветными леденцами. На углу расставить напитки, одноразовую посуду. Шоколад, мармелад, карамель на палочке, сладкая вата - все это выложено в красивом блюде. Главное - соблюдать единую цветовую гамму и тематику вечеринки.

Розовый рай

Если в доме все наполнено розовыми и малиновыми вещами - там настоящая принцесса.К приближающемуся празднику нужно заранее подготовиться, купить сладости, плакаты, стаканы, тарелки, конверты и все необходимое для создания кенди-бара для ребенка. Посередине стола можно установить огромную куклу, у ног которой и разложить сладости. Если вы остановили свой выбор на напитках в бутылочках, их можно украсить оберточной бумагой или лентой с цветами, завязать на шее бантик из атласной ленты.

На празднике принцесс всех украшений может быть много. Пустые столовые пространства заполняют хаотично разбросанные конфетти, серпантин, лепестки роз.Всевозможные бумажные помпоны, цветы, гирлянды в едином стиле сделают кенди-бар для ребенка волшебным уголком!

Unit

Многие родители не считают нужным отметить первый день рождения ребенка помпезностью. Они считают, что он еще ничего не понимает, не вспомнит этот праздник. Ошибочное мнение! Годовалый малыш будет доволен торжеством не меньше других. Пригласите на праздник друзей и родственников с детьми.Взрослые могут насладиться развлечениями и закусками за отдельным столиком. А для малышей устройте сладкое чудо!

Конфеты детские на год должны быть оформлены соответственно. Соки и напитки разливают в детские бутылочки. В меню будет фруктовое пюре, детское печенье, кукурузные палочки. В продаже есть леденцы в форме соски, они отлично впишутся в предметы. Для юных гостей старшего возраста готовьте кексы, торты, сладости!

Подберите скатерть с изображением бутылки, карапозами, пирамидками и погремушками.Задник украсьте воздушными шарами, мягкими игрушками и даже новыми пеленками! Получите отличный кенди-батончик для ребенка, который отмечает свой первый год жизни!

Военные действия

Если в семье подрастает маленький защитник и за создание сладкого буфета берется папа - стиль милитари подходит лучше всего! Здесь можно развернуть настоящие военные действия. Скатерть из камуфляжной ткани пошита своими руками. Задник украсят постеры с изображением военной техники, хорошо впишутся зеленые шары.Конфеты можно разложить на корпуса игрушечных военных машин. Вазы и тарелки с вкусняшками украсят тематические наклейки. Мальчики придут в безумный восторг от таких угощений.

Комплимент на память

Конфеты детские своими руками arereal art. Дети повеселятся, съедят сладкое и надолго запомнят такой праздник. Сюрпризы вроде все! Приготовьте маленьким гостям красивые бумажные коробки с деликатесами, которые они заберут домой. Эти подарки должны соответствовать тематике вечеринки.Родители сегодня утром выпьют чашку чая и воспримут такую ​​замечательную идею!

Сладости и радости

Сладкие фуршеты перенесены на детские праздники из свадебной программы. Изначально такие приемы устраивались на свадебных церемониях. Но смекалистые мамы взяли эту идею себе в копилку и начали строить кенди-бары для детей своими руками. Радости и счастью нет предела. Попробуйте устроить малышу такую ​​вечеринку - не пожалеете.

Название этого чуда говорит само за себя.Но если по каким-то причинам у детей не может быть много сладкого, положите туда другие угощения. Картофель фри, маленькие котлеты, куриное мясо на шпажках, канапе, замысловато нарезанные овощи - все это тоже будет на ура.

Сама идея фуршета для детей прекрасна. Ведь они такие непредсказуемые, и чтобы их накормить, нужно потратить нервы и время. И к такому веселому столу их самих будут подходить неоднократно. Взрослые могут спокойно есть, не беспокоясь о том, что дети голодны.

Не жалейте времени и терпения на тварискенди-бар! Ребятам будет весело, их поддержат и останутся довольны. Обязательно сделайте групповые фото на память на фоне своего творения! Радуйтесь и удивляйте малышей, ведь им дано детство!

Что означает свобода для Трампа

Ибрам X. Кенди: Величайшая привилегия белых - это сама жизнь

Рабовладельцы желали государства, которое полностью обеспечивало бы их индивидуальную свободу порабощать, не говоря уже об их свободе лишать гражданских прав, эксплуатировать, обеднять и т. унижать, заставлять замолчать и убивать униженных. Свобода до . Свобода причинять вред. Иными словами, с точки зрения коронавируса, свобода заражения.

Рабовладельцы отреклись от государства, которое обеспечивало любую форму общественной свободы - свободу общины от рабства , от лишения гражданских прав, от эксплуатации, от бедности, от всех унижений, замалчивания и убийств. Свобода от . Свобода от вреда. То есть, говоря языком коронавируса, свобода от инфекции.

Свобода рабовладельца до отделилась от «дома, разделившегося против самого себя» Линкольна - разделенного между свободой на и от .Меммингер был назначен министром финансов Конфедерации. Американцы пошли на войну. Американцы все еще ведут ту же войну, теперь уже из-за COVID-19. Идет война между теми, кто борется за то, чтобы открыть Америку ради личной свободы, и теми, кто борется за то, чтобы Америка оставалась закрытой ради свободы общества. Гражданская война из-за самого смысла, самой полезности свободы.

С самого начала американского проекта могущественный человек боролся за свою конституционную свободу причинения вреда, а уязвимое сообщество боролось за свою конституционную свободу от вреда.Обе свободы были вписаны в Конституцию США, в сознание американцев. История Соединенных Штатов, история американцев - это история примирения несовместимого: индивидуальной свободы и свободы сообщества. Невозможно примирить стойкую психику рабовладельца с стойкой психикой порабощенных.

Рабовладельцев, похоже, не волновало, что отделение обрекает не рабовладельческую южную общину на войну, массовые увечья и смерть на полях сражений и в контрабандных лагерях.Казалось, рабовладельцев не волновало, что Конфедеративные Штаты станут настоящим адом для бедных, не рабовладельческих белых и адом ада для порабощенных черных. Слишком много американцев сегодня вряд ли заботятся о том, что слишком быстрый выход штатов из режима домоседов вряд ли освободит их общины от вирусной войны, от массовых инфекций и смертей на больничных кроватях и спальнях, что стало настоящей катастрофой для бесчисленного множества белых американцев и катастрофа бедствий для бесчисленных цветных американцев.

Ибрам X. Кенди: Прекратите обвинять чернокожих в смерти от коронавируса

«Они хотят свободы. Они хотят иметь возможность вести свой бизнес и жить своей жизнью », - сказал Стюарт Джонс, депутат от республиканской партии Южной Каролины.

Меммингер также выступал от имени жителей Южной Каролины, которые хотели, чтобы их свобода ведения своей жизни и бизнеса была неограниченной, нерегулируемой, неконтролируемой, не сдерживаемой каким-либо местным или федеральным правительством. Проклятье общественный контроль, если он не поддерживает свободу человека причинять вред здоровью и благополучию общества.Проклятые приказы о домоседе, ограничивающие человека ради здоровья общества. Человек - король.

Ибрам X. Кенди «Как быть антирасистом» заставил меня, чернокожего педагога, изменить мое определение расизма

До этого сентября я считал, что черные люди не могут быть расистами, потому что у нас нет силы, чтобы использовать расизм, как инструмент. Я считал, что латиноамериканские, азиатские, ближневосточные и коренные народы не могут быть расистами, потому что они тоже не имеют власти в американском обществе, где доминируют белые люди - в правительстве, в бизнесе, в основных возможностях.

В колледже мои учителя и наставники подкрепляли эту идею, предполагая, что расизм - это продукт не только личных предрассудков, но и способность использовать его для собственной выгоды. С этой точки зрения расизм не сводится к индивидуальным убеждениям и поведению - это явление, которое безнадежно лишает власти цветных.

Но меня вдохновили переосмыслить мое представление о расизме - как внутри общества, так и внутри себя. In How to Be an Antiracist (2019), историк Ибрам X.Кенди раскрывает, как он отказался от представления о том, что цветным людям не хватает силы, чтобы быть расистами. Он пишет, что эта «бессильная защита» ошибочно защищает цветных людей от обвинений в расизме, даже когда мы поддерживаем расистскую политику, включая закрытие школ, как, например, 37, предложенные школьным суперинтендантом Филадельфии Уильямом Хайтом в конце 2012 года. Даже когда такие закрытия сформулированы нейтрально, как Если говорить о бюджетном решении, то в действительности они непропорционально сильно влияют на чернокожих и коричневых студентов в регионе с огромным разрывом в финансировании между белыми и небелыми округами.

Кенди предполагает, что действия, которые создают или усугубляют расовое неравенство, являются расистскими, независимо от расы действующих лиц. Пожалуй, наиболее убедительно он утверждает, что расовую динамику определяют три модели поведения: сегрегация, ассимиляционизм и антирасизм. Антирасисты считают, что расовые группы равны, и ни одна из них не нуждается во внешних улучшениях, чтобы быть «респектабельной». Они поддерживают политику, уменьшающую расовое неравенство. Сегрегационисты действуют так, как будто некоторые группы постоянно уступают в своем статусе, и поддерживают политику сегрегации этой группы - см., Например, «академии сегрегации», открытые по всему Югу в ответ на дело Brown v.Мандат Совета по образованию по интеграции.

Ассимиляционисты занимают промежуточное положение, выражая расистскую идею о том, что группа является неполноценной, и таким образом поддерживают программы культурного или поведенческого обогащения - например, школы-интернаты для «ассимиляции» для коренных детей - с целью «развития» этой группы.

Мой опыт работы в школах K-12 Нью-Джерси был пропитан ассимиляционизмом. Мы почти не говорили о расе, поскольку по умолчанию используется «дальтонизм». Я мало узнал об истории чернокожих или других недоминантных групп.Черные люди стали центральными фигурами как порабощенные люди только до гражданской войны, которую учили больше как битву за права государства, чем за рабство. Мы также много слышали о движении за гражданские права 20-го века, которое изображалось как в основном безликая, но громкая группа протестующих, возглавляемых ключевыми мужскими голосами, такими как Мартин Лютер Кинг-младший и Малкольм Икс.

история. Хотя моя семья эмигрировала из Тринидада в США в 1960-х и 1970-х годах, наиболее близким историческим повествованием, которое я слышал в школе, было путешествие европейских иммигрантов в XX веке через остров Эллис.Мы не читаем черных авторов, кроме повторяющихся статей о Гарлемском Возрождении и, возможно, отрывка из автобиографии Фредерика Дугласа. Мы абсолютно ничего не узнали об истории ЛГБТК + в стандартной учебной программе. Эти молчания оставили меня без предшественников и исторических зеркал.

Я не осознавал этого, будучи студентом, но это стирание помогло мне поверить в то, что чернокожие и цветные люди не обладают властью. Это вредное послание - скрытый учебный план - передали не только мои белые учителя, но и цветные учителя, которые мало что сделали для переосмысления истории.

Став учителем, я решил действовать по-другому, даже если я еще не знал, что хочу быть одним из антирасистов Кенди. Я начал обучать деятелей, которые демонстрируют черную свободу действий и расширяют взгляды на черную власть, включая Октавиуса Катто, Баярда Растина, Анжелу Дэвис, Никки Джованни, Тони Моррисон, Джеймса Болдуина, Та-Нехизи Коутс, Николь Ханна-Джонс и Мишель Александер. Я учил такие моменты, как 17 ноября 1967 года, когда 3500 чернокожих учеников вышли из своих школ в Филадельфии и собрались в штаб-квартире школьного округа.Они требовали, чтобы право изучать историю чернокожих было обязательной частью их учебных программ - политика, на реализацию которой уйдет почти 40 лет.

Услышав эти истории, у моих учеников возникло так много вопросов, например: Почему мы не узнали об этом раньше?

Услышав эти истории, у моих учеников возникло так много вопросов: почему мы не узнали об этом раньше? Почему имеет значение, использую ли я порабощенный вместо рабский , когда говорю о трансатлантическом рабстве? Если Великая миграция была бегством от терроризма южных линчеваний, почему ее не называют «Великим побегом»? Возможно, моя роль заключается в том, чтобы помочь студентам уточнить свои вопросы, чтобы подтвердить их собственное чувство расширения возможностей.

Взгляд на мир через антирасистскую линзу Кенди изменил мое представление о моем собственном настоящем и будущем. Теперь я чувствую, что я, как черный человек, должен делать больше, чтобы искоренить притеснение, включая расизм среди белых людей и цветных сообществ. Педагоги-антирасисты любого происхождения имеют коллективное обязательство противостоять идеям и политике, наносящим вред детям в сообществах, которые мы воспитываем.

Если я надеюсь дать учащимся свободу пересматривать общество и стремиться к лучшему будущему, я должен также предложить некоторые рекомендации и моральное мужество для практики антирасизма.

Брендон Джобс - директор по вопросам разнообразия и инклюзивности в Haverford School и инструктор по методам социальных исследований в Penn GSE. Он является вице-президентом совета директоров Вальдорфской школы Филадельфии.

Почему это происходит ?: Изучение наследия рабства с Николь Ханна-Джонс и Ибрамом X. Кенди: подкаст и стенограмма

На третьей остановке осеннего тура Николь Ханна-Джонс, архитектор проекта «Проект 1619» , "и Ибрам X.Кенди, автор книги «Как быть антирасистом», присоединилась к Крису Хейсу, чтобы исследовать 400-летнее наследие рабства в Америке. Вместе они исследовали зловещее несоответствие между историей этой нации, как она * была *, и историей этой нации, как нас учили, и обсудили, что эта история требует от нас в данный момент.

Нью-Йорк - узнайте важные подробности о нашем шоу 8 декабря! У нас новый гость и подробности о том, как выиграть бесплатные билеты!

IBRAM X.КЕНДИ: Может ли у нас быть страна под названием Америка или Соединенные Штаты, в которой она не будет построена вокруг расовой идентичности, расизма и даже превосходства белых? Да, но это не похоже на эту страну.

КРИС ХЕЙС: Привет и добро пожаловать в "Почему это происходит?" со мной, вашим хозяином, Крисом Хейсом. Что ж, слушатели WITHpod, прежде чем я представлю вам третью остановку в нашем осеннем прямом эфире WITHpod Tour - который является сегодняшним подкастом - у нас есть некоторые обновления о последней остановке Fall WITHpod Tour, включая нового гостя, который присоединится ко мне и Тони Кушнер, и билет раздают, как мы хотим.Оба они доступны в конце этого эпизода, поэтому слушайте подкаст, а затем не выключайте его в конце, а затем слушайте его, а затем слушайте до конца, пока ничего не останется. Нулевые секунды на часах - вот к чему мы здесь стремимся.

Сегодня у нас концерт в Чикаго, мы записали его 12 ноября в Чикаго. Чтобы дать вам небольшой контекст, я думаю, что упомянул об этом наверху, но в Чикаго было 12 градусов, и я должен сказать, что я жил в Чикаго с 2001 по 2007 год, и каждую зиму я думал, что буду акклиматизироваться, и им будет становиться все легче.Но становилось все хуже, и я ненавидел их каждую зиму, каждую.

И когда я вышел из самолета в Чикаго, было 12 градусов тепла, что на самом деле не является температурой, которую вы часто чувствуете за пределами Большого Среднего Запада, Буффало, Миннесоты, Чикаго и подобных мест. У меня был этот поток или сенсорные воспоминания, вернувшиеся ко мне в конце ноября, легкий ранний солнечный свет, в Лупе, в пухлой куртке, замораживающий меня и все моменты моих двадцатилетних, которые я провел в этой ситуации, включая один раз. с моим другом из Алабамы побывали.Каждый раз, когда мы выходили на улицу, он просто выл, как застрявшая свинья, типа: «Ооо». Потому что было так холодно, он не привык к этому.

Итак, это был контекст для этого, и причина, по которой я говорю это потому что мы распродали House of Blues in the Loop для этого разговора, и определенно была какая-то часть меня, которая говорила: «Все 500 человек придут?» Это был самый холодный день для этого свидания в Чикаго к 15 годам. Я имею в виду, что это было 12 ноября, и минимумы были пять градусов, что-то в этом роде.Но поскольку чикагцы - сердечные люди и потому что они привыкли к зиме, у них у всех очень большие пухлые пальто, все были там, и Николь Ханна-Джонс приехала, а Ибрам Кенди прилетел на их самолетах, как и я. тоже беспокоился, потому что накануне был сильный шторм.

Рейс Тиффани Чемпион был отменен, ей пришлось дважды перебронировать. Но все вошли и все оказались в своей комнате, и это было невероятное место. Это была совершенно другая атмосфера, чем в Ace Theater, который представляет собой огромный кинотеатр в старинном стиле, и это была музыкальная площадка, и есть все эти уровни.Там четыре или пять ярусов, и там люди вроде стоят, и есть бар, и люди на полу, и это очень, очень крутая и интимная атмосфера. А Николь Ханна-Джонс, создатель «Проекта 1619», штатный писатель журнала New York Times, и Ибрам Кенди, обладатель национальной книжной премии за книгу «С печатью с самого начала: окончательная история расистских идей в Америке», его последняя книга - «Как быть антирасистом». Он профессор и директор-основатель Центра антирасистских исследований и политики Американского университета.

Мы с ними оба вели этот невероятный разговор о расе, наследии рабства и расизма, о Джиме Кроу и о том, как будет выглядеть борьба с расизмом в 2019 году. Например, что значит быть антирасистом, и в каком направлении движется наша политика, и почему мы живем именно в эти моменты прямо сейчас, в эпоху Дональда Трампа, такой антирасистской мобилизации и насколько она устойчива, и как выглядит история антирасистских коалиций в стране. И я должен сказать, что толпа была просто замечательной и внимательной, и вроде как на краю своих мест.После этого многие люди подошли, чтобы сказать, как им это понравилось, и написали об этом в Твиттере. Если у вас есть возможность прийти на подкаст в прямом эфире, и я смиренно посмотрел на это, потому что я думаю, что 99 процентов того, почему это так, не имеют ко мне никакого отношения. Это связано с нашим гостем, обстановкой и толпой.

Но в них действительно есть что-то особенное. Им кажется, я не знаю, что самое близкое, что я мог бы сравнить их, - это действительно хорошее церковное служение, это звучит странно. Я не знаю, это своего рода духовный опыт, я считаю.Эмоционально они сильны, они сильны в лучшем виде. Они действительно особенные, и я многому у них научился, мне нравится такая атмосфера и энергия в комнате. Так что вам обязательно стоит приехать и проверить их, если вы находитесь в городе, в котором мы находимся, в том числе в Нью-Йорке 8 декабря, подробнее об этом позже. Но без лишних слов, в прямом эфире из Дома блюза в Чикаго я, Николь Ханна-Джонс и Ибрам Кенди.

Чикаго, что хорошего? Вы, ребята, сумасшедшие, на улице 12 градусов, на улице 12 градусов, кто-то просто сказал: «Нет.«Нет, сейчас 12 градусов, я проверил свой телефон, и вы, ребята, во вторник вечером сказали:« Давайте поговорим о структурном расизме в центре города ». Я обожаю и восхищаюсь этим. Я люблю этот город, я жил здесь с 2001 по 2007 год. , мой отец - северный сидер. Моя жена, Кейт, тоже выросла на северной стороне, я всю жизнь фанат спорта из Чикаго. Сейчас там тяжело, Иисус Христос, у-у, а я люблю этот город. И я жил здесь, в этом городе с 2001 по 2007 год, я никогда не забуду, что был в центре города в 2001 году, когда я переехал сюда рано, и я был в Лупе.Я вырос в Нью-Йорке и Бронксе, и очевидно, что Нью-Йорк отнюдь не является какой-то расовой утопией. На самом деле, это далеко не так, это одна из самых сегрегированных школьных систем в стране. Процент арестованных черно-коричневых людей составляет около 88 процентов, хотя они составляют около 60 или 52 процентов населения, в Нью-Йорке есть все виды глубокого расового неравенства.

Итак, я никогда не забуду этот момент, это было очень рано, когда я работал в Чикаго, и я был в центре города, и я, думаю, ждал красной линии.Я думаю, на Вашингтон-стрит, и я спустился по ступенькам, и я вышел на платформу, и я посмотрел на платформу вот так. И были поезда, идущие на север, и были поезда, идущие на юг, и на северной стороне были все белые люди, а на южной стороне все были чернокожие. И я посмотрел на это изображение и подумал про себя: «Боже, это совершенно очевидно. Как это произошло? Что послужило причиной того, что это произошло здесь?»

И этот вопрос задерживался в течение долгого времени, он заставил меня много читать как о Чикаго в частности, так и на протяжении многих лет о траектории северной миграции.Невероятная книга «Тепло других солнц», которую я бы порекомендовала людям, это замечательная книга Изабель Вилкерсон. Удивительная книга Натали Мур о Саут-Сайде, вы, ребята, читали эту книгу? Эта книга - невероятная книга, которую вам стоит попробовать.

Связанные

И история всего этого, даже когда вы получаете хорошую версию этой истории, о том, как мы дошли до этого момента, как это случилось, что в 21 веке эта платформа в центре города Так выглядит Чикаго.Даже если вы получите его хорошую версию, даже если вы получите ее прогрессивную версию, даже версию, которую я получил в очень хороших государственных школах, которую мне дали оба учителя, черные и белые, латиноамериканцы и азиатские, она становится очень интересной. продезинфицированы. И причина, по которой я думаю, что его дезинфицируют, заключается в том, что все это покрывается своего рода извинениями. А именно: «Да, тогда было плохо, но они не знали ничего лучше». Верно? Чувствуют ли люди, что они получили такое послание? Не то чтобы это было нормально, правда? Но они были созданиями своего времени.Теперь, конечно, когда вы думаете о рабстве и истории рас в Америке, особенно в том, что касается афроамериканцев, черные люди в этой стране, конечно, знали с первого момента, что происходило с системами расового угнетения. .

Они, в каждый момент, как это зафиксировано в действительно красивом эссе Николь Ханна-Джонс в The New York Times Magazine несколько месяцев назад, были одной из самых движущих сил в американской истории, заставляющих страну жить в соответствии со своими вероучение.Чтобы заставить страну выполнить обещания, которые она дает о полной демократической свободе и равенстве, эта борьба и признание присутствовали с первых моментов работорговли, а затем после Гражданской войны и через Джима Кроу до сегодняшнего дня. Но вот вещь, о которой не говорят, я думаю, достаточно, были белые люди, которые осознавали, насколько злой была система в то время. Я хочу прочитать вам две цитаты, хорошо? Если бы они у меня были в памяти, я бы не вытаскивал свой iPhone.Итак, это две цитаты, теперь это оба британца, у которых есть своего рода мотивация, это во времена Американской революции, они несколько косо смотрят на колонистов.

Томас Дэй, наблюдая за колонистами, говорит это еще во времена Революции: «Если и существует действительно смешной по своей природе объект, то это американский патриот, подписывающий резолюции о независимости одной рукой, а другой размахивая руками. плеть его напуганных рабов ". Сэмюэл Джонсон, известный консерватор и критик американской революции, выразился более кратко: «Как получается, что мы слышим самые громкие вопли о свободе среди водителей негров?» В некоторых статьях Конституция Соединенных Штатов написана черным по белому.

Но это осознавали не только британцы, когда они выступали против американской революции. Томас Пейн в 1775 году пишет манифест об африканской работорговле, о варварстве и жестокости, о том, как стыдно любому, кто назовет себя христианином. Каким бы низшим оно ни было, всего год спустя он основал первое общество против рабства. В самой конституции есть яркий мигающий красный свет о том, что они знают, насколько постыдным было то, что они делали, и это в трех пятых частях конституции, когда она описывает других людей - это называется политкорректностью.Они не хотели говорить «раб», потому что знали, что раб находится в некотором значительном противоречии с демократическими обязательствами, которые они прописали в преамбуле остальной части документа.

И вы путешествуете по остальной части американской истории в первой половине XIX века, во время самой Гражданской войны и в Эру Реконструкции, есть такие люди, как Венделл Филлипс и Таддеус Стивенс, и Джейн Свиссхелм, которая вела публикацию где черные и белые женщины работали бок о бок, призывая к равенству и избирательному праву для всех.Мужчины и женщины, черные и белые, до тех пор, пока они не подверглись бомбардировке со стороны террористов, выступающих за превосходство белых, в каждый момент были люди, белые люди, люди у власти, люди агитирующие, которые признают зло системы иерархии и белого превосходства, которое было в их посреди. Есть некоторые вещи, к которым вы можете вернуться, и вы можете сказать: «Несправедливо удерживать людей до сегодняшних стандартов». Верно? Например, вопрос о том, как Джордж Вашингтон, с какой его позицией в DACA, не имеет смысла, или Томас Джефферсон плохо относился к правам геев, верно?

Связанные

Это не были особо актуальные вопросы в политике того времени, но этот вопрос, этот вопрос, равны ли мы друг другу, действительно ли все наделены достоинствами достоинства и свободы, которыми владеют основатели. слова говорят о.То, что мы произносили на словах на протяжении веков, было живым и настоящим лицемерием в глазах людей с самого первого момента. И если вы думаете об этом таким образом, то история не избавляет людей от ответственности, не то чтобы они ничего не знали. Они могли бы прочитать Томаса Пейна, они могли бы послушать Таддеуса Стивенса во время Реконструкции. Они могли бы прочитать Иду Б. Уэллс и принять закон о борьбе с линчеванием еще в 1920-х и 30-х годах. Люди называли это тем, чем оно было, и это, я думаю, огромная часть того, почему мы находимся именно сейчас, в своего рода историческом исчислении.

То есть, я не знаю, чувствуете ли вы это так, но мне кажется, что неотложность истории этой борьбы, борьбы за подлинную расовую справедливость и равенство в этой стране сейчас ощущается более живой, имеет больше укусов и зубов, чем, вероятно, за всю мою жизнь.

И это частично работа интеллектуалов и писателей, частично это работа людей с улиц, которые мобилизуются и организуются. Отчасти это проявление избрания первого чернокожего президента, а также ответная реакция и реваншистское реакционное движение, которое мы переживаем прямо сейчас.Все это, объединяясь в данный момент, я думаю, чтобы заставить многих людей с совестью переоценить то, что они знают об истории, что история говорит о том, что нам нужно делать сейчас, и то, что история не предлагает. оправдание тем, кто в прошлом. Что это означает для того, что мы делаем прямо сейчас, что это означает для наших сограждан всех рас, обязательств по корректировке общества, которое разрушает эти пагубные иерархии, которые так долго доминировали центральным образом, историческая арка этой страны .Итак, я хотел приехать в этот город, город на северной и южной сторонах, и на западной стороне, город той красной линии, которая застряла в моей голове с тех пор, как я впервые увидела его, чтобы поговорить с двумя чрезвычайно блестящие люди, которые, я думаю, будет справедливо сказать, что посвятили свою жизнь делу, и они оба молоды, так что им еще многое осталось.

Они посвятили всю свою жизнь борьбе именно с этим вопросом: что такое история и чего она требует от нас, и каким должно быть и может быть настоящее.Николь Ханна-Джонс - обладательница гранта MacArthur Genius Grant, среди многих других призов, которые она выиграла. Она великолепный летописец сегрегации и десегрегации, история расы и структурного расизма в Америке. Ее последними усилиями была концепция «Проекта 1619» в журнале «Нью-Йорк Таймс» о первых рабах, доставленных на эти берега, и их наследие. Она написала это заглавное эссе, которое очень, очень красиво, и я всем рекомендую. Я понимаю, я прав? Что в государственных школах Чикаго проводится программа проекта 1619? Да? Приятно, спасибо, проверка фактов в реальном времени.Я слышал, что буквально пять минут назад я подумал: «Я собираюсь использовать это».

Связанные

Николь также был гостем подкаста раньше и работает над книгой о школьной сегрегации и присоединении к Николе, а я буду Ибрамом Кенди. Его первая книга, названная «Штампованная с самого начала», - это невероятная работа, которую я также очень рекомендую людям заполучить. Этакая история концептуальной архитектуры белого превосходства на протяжении многих лет, особенно в некоторых концепциях евгеников.Она выиграла Национальную книжную премию, у него есть вторая книга, которая сейчас вышла, под названием «Как быть антирасистом», она провокационная и захватывающая. И я думаю, что сейчас самое время заняться той борьбой, к которой нас заставляют заниматься оба эти писатели и мыслители, чем сейчас.

Так что присоединяйтесь ко мне и поприветствуйте Николь Ханна-Джонс и Ибрам Кенди. Как вы, ребята, поживаете?

НИКОЛЬ ХАННА-ДЖОНС: Прекрасная, отличная погода.

КРИС ХЕЙС: Отличная погода, прохладный и душистый.Я подумал, может, мы начнем с того, почему вы оба посвятили себя этой теме? Я имею в виду, есть много вещей, о которых вы могли бы написать, есть много вещей, которым вы могли бы посвятить свое исследование, и Николь, вы были репортером в течение многих лет, освещая целый ряд вопросов. Что произошло внутри вас, когда вы как бы создавали это произведение, которое заставляет вас чувствовать, что это призвание, то, чему вы хотите посвятить свою интеллектуальную энергию?

НИКОЛЬ ХАННА-ДЖОНС: Единственная причина, по которой я когда-либо хотел стать журналистом в первую очередь, заключалась в том, чтобы писать о расе и расовом неравенстве, и произошло слияние вещей.Но меня возили в школы для белых, начиная со второго класса, меня возили в школы для белых со второго по 12 класс, и я буквально видел пейзаж расовой сегрегации через окна своего школьного автобуса каждый день. Когда я покинул свой черный квартал и ехал час в самый богатый и самый белый район, чтобы пойти в школу, и даже будучи маленьким ребенком, я мог заметить, как чем ближе мы подходили к западной стороне, где жили белые люди, тем лучше все казалось получать. Дома стали лучше, дороги, казалось, стали более отремонтированными, появились парки, были продуктовые магазины, были рестораны, и очень хотелось понять, почему это так.А опыт того, чтобы быть одним из горстки чернокожих детей в белой школе, заставляет вас осознать расу с самого раннего возраста. И когда я был старшеклассником, произошло что-то вроде двух: я взял один семестр уроков по изучению чернокожих, в моей средней школе был факультативный урок, за один семестр изучения чернокожих вы получили всю древнюю историю Африки и все чернокожие американцы история до движения за гражданские права за три с половиной месяца, и это определенно был обзорный курс.

Но даже эти три с половиной месяца были самым преобразующим, открывающим мне глаза опытом в моей жизни, потому что за эти три с половиной месяца я узнал о вкладе и истории чернокожих больше, чем когда-либо.И я понял, что это было намеренно даже в том возрасте, и в том же году я начал писать школьную газету. И на самом деле это был тот же учитель, мистер Рэй Диал, который был единственным черным учителем-мужчиной, который у меня когда-либо был, и однажды я пожаловался ему на то, что наша школьная газета никогда не писала о 20 процентах детей, которых забирают в этот белый школа. И как мы столкнулись со множеством стереотипов и неправильных представлений о нас, потому что мы были из черной части города. И он посоветовал мне либо присоединиться к своей школьной газете, либо заткнуться и больше не жаловаться на это.Я Овен, поэтому, если вы бросите вызов, я почти всегда его приму, даже если он меня убьет.

Итак, я присоединился к школьной газете, тоже пробудившись вокруг опыта чернокожих, и начал колонку под названием «С африканской точки зрения». Мое первое расследование заключалось в том, был ли Иисус белым.

КРИС ХЕЙС: Треснувший ящик открылся.

НИКОЛЬ ХАННА-ДЖОНС: Я не мог доказать, что он был черным, но я определенно мог опровергнуть, что он был белым, в чем действительно была суть.Думаю, именно тогда я понял, что это мое призвание. Как сказал основатель первой в стране черной газеты Freedom's Journal: «Мы хотим защищать свое собственное дело, и больше не должны говорить за нас другие». И я просто в раннем возрасте осознал силу написания нашего собственного повествования, и я никогда не мог представить, что буду журналистом и не буду писать о черных людях и расе.

Связанные

IBRAM X. КЕНДИ: Я думаю, у меня был гораздо более долгий путь к этому.Но я думаю, что в первую очередь мои родители вышли из движения Black Power. Так что, выросшие в своей семье, в этом черном районе в Квинсе Ямайки, они, конечно же, регулярно говорили о расе и расизме и: «Мы недовольны Рональдом Рейганом». В 80-е вы знаете, почему, правда? ОК.

КРИС ХЕЙС: Я думаю, эта толпа знает.

IBRAM X. КЕНДИ: Итак, по их инструкциям я знал, что существует расовая проблема. И я думаю, что когда я поступил в среднюю школу и особенно в колледж, я постоянно пытался выяснить, что или даже кто была эта расовая проблема? И что еще более важно, как возникла эта расовая проблема, и поэтому для меня это был постоянный поиск.И затем я думаю, что отчасти я искал это потому, что, по крайней мере, вы поговорите с моими родителями, они скажут вам, что мои любимые три слова, когда я рос, были: «Это несправедливо». Так что у меня была такая клиническая концепция справедливости и несправедливости, справедливости и несправедливости. Так что для меня это не было размытым, и это все еще не размыто, и я думаю, что чем старше мы становимся, это размывается для нас, но по какой-то причине для меня это не размывается. Но потом я просто очень люблю чернокожих, и почти всю свою жизнь я рос в черных пространствах, и поэтому я думаю, что в результате этого все, чем я являюсь, является результатом этих пространств и этих людей.

И затем, одновременно будучи причастным к страданиям тех самых людей и этих самых пространств, я, конечно, хотел убедиться, что я делаю что-то, чтобы облегчить это страдание, и затем, когда я стал более политически зрелым, я начал видеть другие люди страдают одновременно. Иногда в результате одной и той же политики и тех же политиков, и поэтому я думаю, что это в некотором роде сходилось с глубокой любовью к человечеству. Так что для меня, я думаю, это чувство «это несправедливо». И просто любить человечество, потому что я думаю, что величайшие и самые преданные деятели перемен в американской истории и истории человечества, я думаю, очень глубоко любили людей.Я не очень люблю животных, но мне очень нравятся люди.

КРИС ХЕЙС: Я думаю, в этом моменте есть что-то действительно интересное в том, как мы справляемся с историей, которая существовала долгое время и долгое время была записана. И мне любопытно, что вы думаете о том, что происходит, и о том, как мы, и что мы чреваты множеством причин, но то, как страна обсуждает или смотрит на историю, является центральным вопросом в американской жизни? Что касается свободы и равенства, что изменилось за последние несколько лет или дольше? Что меня всегда поражает, так это то, насколько все это циклично.Итак, вы возвращаетесь назад и читаете материал из 1870 года, и это типа: «О, боже мой, где это было?» Что сейчас происходит?

НИКОЛЬ ХАННА-ДЖОНС: Я имею в виду, ясно, Трамп, верно? Но позвольте мне сказать это, все эти проблемы также возникли до Трампа, и я думаю, что белые либералы могли игнорировать их, пока они чувствовали, что у них есть кто-то в Белом доме, который казался на правильной стороне этих вопросов. Я никогда не забуду, как во время Марша женщин во время выборов Трампа были эти белые женщины, у которых был этот знак, и он гласил: «Если бы Хиллари была избрана, мы бы сейчас были на позднем завтраке.«И это своего рода фундаментальная проблема. Так что с Трампом легко, потому что белые американцы могут чувствовать себя хорошо, потому что они не такие. И я думаю, что белые американцы проснулись на следующий день после выборов в Америке, в которой всегда жили черные люди, и внезапно они захотели понять: «О, это не та страна, о которой я думал, потому что как мы могли избрать кого-то, кого многие считают белым националистом, участвующим в открыто расистской и женоненавистнической кампании в Белый дом?» Я думаю, это желание раскопать нашу историю, чтобы понять, как мы сюда попали, когда люди чувствуют себя кем-то, кто больше соответствует не обязательно ценностям, которые они живут, но ценностям, которые они исповедуют.

Я имею в виду, эй, мы не находимся в одном из самых изолированных городов страны без причины, верно? Большинство людей, живущих в городе Чикаго, считают себя демократами, но многие из них придерживаются наиболее стойкой, вопиющей и аморальной сегрегации как в жилищном секторе, так и в школах. Итак, пока в Белом доме находился кто-то, кто, по их мнению, говорил на правильном языке, но теперь у нас есть кто-то, кто как бы открыто говорит в белых националистических терминах, я думаю, было желание понять, почему.Ибрам и я оба говорили за кулисами о том, как "Проект 1619" и его книга "Как быть антирасистом" попали в мир, и никто из нас не ожидал, что это окажет такое влияние. Отчасти это потому, что работа великолепна, но отчасти это также связано с тем, что мы живем в те времена, и люди действительно хотят понять. И я начал изучать историю в очень молодом возрасте, потому что история всегда меня успокаивала. Когда вы смотрите вокруг и видите условия, в которых живут чернокожие американцы, и вы видите повествование о том, почему это так, но это не соответствует реальной реальности, верно?

Связанные

Как я видел, как усердно работали все в моей семье и все в моем сообществе, я, конечно, знал, что они хотели хорошие школы, как и все остальные, и они хотели иметь возможность ремонтировать свое жилье, как все еще.И когда вы изучали историю, вдруг обнаруживается архитектура неравенства, и это успокаивает, потому что тогда вы говорите: «О, это действительно имеет смысл, но не по причинам, о которых нам говорят». И я думаю, что то же самое сейчас происходит с белыми американцами и другими не черными американцами. Даже чернокожие американцы, которые никогда не могли поверить в эту идею Америки, но также не имели языка и истории, чтобы понять, почему вещи такие, как они есть.

IBRAM X.КЕНДИ: Ага. Я думаю, что своего рода эпоха Обамы / Трампа была двумя эпохами, которые во многом были спроецированы через историческую линзу. И я имею в виду, что во многих смыслах политическое послание Обамы было идеей более совершенного союза, к которому мы стремимся и идем вперед, к расовому прогрессу, и что «я, мое избрание и моя администрация - это проявление этот расовый прогресс ". Так что этот политический проект глубоко историчен. Так что я думаю, что это вызвало у людей желание понять эту траекторию, и затем то же самое, очевидно, произошло с Трампом.Его концепция истории заключалась в другом, и со временем все ухудшалось, и он, конечно же, собирался изменить это и, конечно же, снова сделать Америку великой. Я имею в виду, что было иронично, что такое же столкновение исторических точек зрения произошло во время и после Гражданской войны, когда реформаторы гражданских прав утверждали, что Гражданская война и Эра Реконструкции были шагом вперед для нации, для Юг.

Тогда у вас были бывшие союзники и те, кто пытался поддержать верховенство белых в стране или на юге, которые утверждали, что в эпоху реконструкции белые люди терроризировались этими межрасовыми, коррумпированными, особенно черными избирателями и политиками.Итак, теперь он был переработан, и у вас были две крупные политические фигуры, приводящие исторический аргумент, который сильно контрастирует, и, конечно, я думаю, что это также заставило американцев захотеть изучить эти две истории.

КРИС ХЕЙС: Интересно, что до избрания Трампа я начал много читать о Реконструкции, а затем, после избрания Трампа, почувствовал, что действительно заинтересовался этой темой. И это примечательно, некоторые параллели, потому что такого рода вопросы определения, такие как: это демократия для всех граждан или это нация белого человека? То, что раньше называлось страной, в то время, и у вас были люди, четко формулирующие эти два видения.Я имею в виду, вы можете читать главы и стихи среди генералов Южного Конфедерации, которые затем становятся назначенными губернаторами, или писать эти конституции-искупители после того, как они использовали превосходство белых, чтобы отбить Реконструкцию. Сказать: «Конституция Миссисипи написана, чтобы сохранить правительство белого человека». Но в то время у вас также были люди, говорящие: «Судьба нации должна быть демократией для всех ее граждан». И мысль о том, что в тот момент насилие, терроризм, превосходство белых и аргумент в пользу нации белого человека победили, преследует меня, потому что она отступила, верно? Подобно этой идее, которую рассказывал Барак Обама о прогрессе, я чувствую, что причина, по которой мы не говорим конкретно о Реконструкции, заключается в том, что все пошло вспять.

IBRAM X. КЕНДИ: Да, и поэтому я бы на самом деле утверждал, что вместо того, чтобы представить себе это, либо, либо все стало лучше, либо стало хуже, то, что на самом деле произошло, это то, что было одновременно. Итак, я пытаюсь написать о том, что действительно у вас был расовый прогресс на протяжении американской истории, и нас постоянно учат этой истории разными способами. Даже в эпоху Джима Кроу были определенные пути, по которым чернокожие прогрессировали, особенно в том, что касалось своего рода строительства черных деловых районов, строительства черных сообществ и других видов проспектов.Но затем у вас также был прогресс расизма, в котором у вас была расистская политика, и расистские идеи со временем становились все более изощренными. И теперь у вас есть одни из самых сложных наборов политик подавления избирателей, которые когда-либо применялись в этой стране, у вас даже есть некоторые из самых изощренных расистских идей.

Я бы сказал, что пострасовая теория, вполне возможно, является самой сложной расистской идеей из когда-либо созданных, и причиной ее такой изощренности, и что я имею в виду под сложной, так это то, что она заставляет людей потреблять, верить, удерживать и цепляться за расистские идеи.Это цель расистских идей, чтобы люди верили им, у них нет другой цели. И то, что делает пострасовые теории такими сложными, заключается в том, что они отличаются от других теорий и наборов идей, которые по существу были произведены массово и насильно скармливались людям. Пострасовые идеи говорят людям, обычным людям: «Расистской политики больше не существует». И это говорит об этом людям в нации расового неравенства, в нации расовой сегрегации. Таким образом, это заставляет человека думать: «Хорошо, почему все эти неравенства и различия существуют, если это не расистская политика, если это не расовый террор? Тогда это должно быть что-то не так с определенной расовой группой."

Итак, тогда человек, основываясь на своей философии, своих собственных условиях, своей жизни, своей истории, развивает свои собственные расистские идеи, чтобы объяснить свой собственный опыт. В этом случае нам становится очень трудно по существу понять во что они действительно верят и не говоря уже о том, чтобы подорвать это.

КРИС ХЕЙС: Это то, что Николь говорил о траектории поездки на автобусе, верно?

IBRAM X. КЕНДИ: Да.

КРИС ХЕЙС: Потому что то, что происходит, у вас есть конструкции, которые создавались на протяжении сотен лет, которые созданы обществом, в котором мы живем.Эти структуры не видны во время поездки на автобусе, верно? Мне, ребенку из Нью-Йорка в возрасте 11 или 12 лет, они не были известны, почему на этой стороне 96-й улицы это было так, а на той стороне 96-й улицы - так. Но структуры реальны, а жизненный опыт - это просто постоянный набор сообщений о том, какая группа что делает, и у какой группы что есть. И эти сообщения затем подкрепляются гораздо более явными вещами, которые говорят людям о том, как они должны лично теоретизировать все это, и это попадает в головы людей.

НИКОЛЬ ХАННА-ДЖОНС: Итак, происходят две вещи. Самый простой рассказ - люди просто не хотят лучшего, и люди должны стараться больше. Гораздо сложнее рассказать о 250-летней расовой архитектуре через политику штата, федеральную политику, частную политику, белое предпринимательство и показать все способы, которыми эта политика была построена. Это очень долгий разговор, это не звуковой разговор, это не какая-то интуитивная беседа по сравнению со словами: «Ну, мои предки пришли сюда ни с чем, и мы это сделали, так почему вы не попробовали?» Это просто, и нам, людям, всегда нравятся более простые истории.Но есть еще: я читаю книгу под названием Ремонт, о возмещении ущерба, и ученый называет это стратегическим забыванием, и мне нравится эта фраза, потому что это тоже ее часть. Чтобы поверить в то, что мы - эта исключительная нация, что мы самая освободительная нация, которую когда-либо видел мир, мы должны многое отрицать в нашей истории.

Итак, Реконструкция длилась 12 лет, Барак Обама был президентом восемь лет, это очень короткие периоды. Если вы посмотрите на Движение за гражданские права, они боролись десятилетиями, но на самом деле законы меняются примерно через 15 лет.Итак, я бы сказал, я имею в виду, я думаю, вы, мы говорим об этом, более обнадеживающие, чем я, вероятно, все более надежды, чем я. То, где мы сейчас находимся, является нашим естественным состоянием, и это своего рода постоянное сопротивление черных американцев, других цветных американцев, объединившихся с некоторыми белыми союзниками, чтобы попытаться заставить нас противостоять нашей природе там, где мы видим эти периоды прогресса. Почти всегда предшествуют насилие и революция, а затем мы возвращаемся в наше нормальное состояние, и это наше нормальное состояние. Да, прогресс есть всегда, я не родился на хлопковой плантации, как мой отец, мой отец не родился в рабстве.

Но прогресс не означает справедливость или равенство или то, что мы правы, и я думаю, что после 400 лет пребывания чернокожих в этой стране время отмечать постепенный прогресс и похлопывать себя по спине давно прошло.

По теме

КРИС ХЕЙС: Идея, что это нормально, верно? Итак, есть эти две истории, не так ли? Есть прогресс, а затем либо сокращение, либо угнетение, либо тирания, либо терроризм, либо резня, все эти вещи.Я думаю, это правда, правда? Итак, эти две истории, несомненно, существуют, и я думаю, также верно, что, как и история, которую мы получаем, это история прогресса. Это форма американского исторического образования каждого человека - это история прогресса, как будто со временем мы стали немного лучше, два шага вперед, один шаг назад. Идея о том, что трагедия - это константа, а моменты прогресса или преодоления, или всплески справедливости - это исключение из правила, я даже чувствую, что чувствую аллергию на нее.По двум причинам, правда? Во-первых, это настолько противоречит истории, которую мы рассказываем себе, но также потому, что я думаю, вы только что сказали о надежде и пессимизме, это подталкивает меня к чему-то по-настоящему мрачному.

IBRAM X. КЕНДИ: Да, и я помню, что был этот документ, который, я думаю, USAID подготовил в начале 1950-х годов во время холодной войны, в которой, конечно, Соединенные Штаты пытались представить себя перед деколонизирующимся миром как нацию. это продвигалось. И что было захватывающим в этом документе, так это то, что он сосредоточен на прошлом, другими словами, было время, когда было рабство, и у нас не было рабства, а затем будущее.На самом деле они не говорили о настоящем, поэтому даже в «Штампованном с самого начала» я говорил об этой концепции прошлого / будущего, которая есть у людей, потому что, когда вы говорите о прошлом и приводите доводы, мы можем: ну, рабства движимого имущества не существует, или определенных типов Джима Кроу не существует. Таким образом, мы движемся в будущем в этом великом направлении ». Вам не нужно задействовать текущий момент неравенства, несправедливости, терроризма, несоразмерного количества власти в определенной группе людей.

И я думаю, что такое повествование является причиной того, почему, по крайней мере, для меня, когда я пишу историю, я пытаюсь коренным образом укоренить прошлое в настоящем. Так что я стараюсь меньше концентрироваться на будущем, потому что я вижу, по крайней мере, в том, как мы понимаем расу, так, что она сосредоточена на прошлом / будущем.

НИКОЛЬ ХАННА-ДЖОНС: Да, когда я говорю о школьной сегрегации по всей стране, я показываю слайды сопротивления белых горстке чернокожих детей, идущих в белые школы, даже несмотря на то, что их родители платили налоги за эти школы.А потом я говорю людям в аудитории: «На какой бы стороне вы ни были сейчас, вы были бы тогда на той стороне». И я думаю, что люди хотели оглянуться назад, и все были на стороне гражданских прав, и Господь знает, что все шли с доктором Кингом. Но теперь, когда кто-то пытается изменить зону в вашей школе на равенство или построить доступное жилье в вашем районе, и вы боретесь с этим, тогда вы были бы тем родителем, который сейчас яростно пикетирует и протестует против этих детей. Так что я думаю, что это совершенно правильно, мы не хотим иметь дело с настоящим.Отчасти причина в том, что мы не хотим иметь дело с тем, что создало настоящее, но также у каждого могут быть чистые руки, если вы смотрите только назад. Каждый был бы на правильной стороне истории, оглядываясь назад, но где ты сейчас? Что ты сейчас делаешь? На чьей ты стороне сейчас?

Связанные

КРИС ХЕЙС: Привет, это я вернулся в студию. Я получил ответ на этот вопрос: «На чьей ты стороне сейчас?» С Николь и Ибрамом, и мы услышим этот ответ сразу после перерыва.

Политика Трампа и Трампа очень узнаваема для меня как жителя Нью-Йорка 1980-х годов, когда город находился в эпицентре действительно интенсивного реакционного захвата закона и порядка, и были эти сражения. Ангелы-хранители, которые были белыми дружинниками, которые бродили по улицам, был Берни Гетц, стрелявший в молодых чернокожих мужчин в метро как своего рода народных героев. Я имею в виду, что это мир, из которого вышел Дональд Трамп, я имею в виду, в буквальном смысле слова. И в мире митинга Трампа я освещал местные собрания в белых либеральных местах в предлагаемом приюте для бездомных или доступном жилье, и эти комнаты звучат и кажутся такими же, верно? Например, когда он начинает кусаться близко к дому, этот материал держится близко, он очень плотно удерживается, я хочу как бы копать под тем, что это за импульс, верно?

Поскольку ваша книга, Ибрам, посвящена моральному нейтралитету расизма в сговоре со злом, потому что моральный нейтралитет перед лицом расизма является злом, потому что расизм есть зло, то мы призваны к борьбе с расизмом.Как вы относитесь к тому месту, откуда эта вещь исходит, будь то собрание школьного совета, митинг Трампа или структуры американского управления?

IBRAM X. КЕНДИ: Я думаю, что для разных людей это приходит из разных мест. Итак, я думаю, у вас есть, скажем, конкретный застройщик, который стремится развиваться в этом районе, который чувствует, что, если этот приют для бездомных появится в этом районе, это приведет к тому, что ее бизнес или его бизнес не будут такими прибыльными.Затем он признает, или она признает, что способ заставить местное сообщество выступить против этого - это просто выкрикивать эти расовые собачьи свистки, потому что это простой способ, особенно для манипулирования белыми людьми. Он работал долгое время, и он работал хорошо, и поэтому у вас есть люди, которые сознательно выдвигают расистские идеи, чтобы получить конкретный результат политики, который им выгоден. Но затем есть люди, которые поглощают эти идеи, которые говорят: «О да. Знаете что? Эти люди приходят в наш район, они там опасны, поэтому они собираются сделать наш район опасным, и Я хорошие родители, и поэтому я, конечно, хочу, чтобы у моих детей был безопасный район и безопасный дом, поэтому я собираюсь выступить против этого как «хороший родитель».И все же я собираюсь сказать, что, поскольку я голосую за демократа, я не расист. Поскольку я северянин, я не расист, поскольку я не Дональд Трамп, я не расист, и, поскольку в этот книжный клуб приходит один черный человек, я не расист ».

Итак, я думаю, что это одновременное отрицание и то, как люди с такой готовностью и всепроникающе могут отрицать то, как они проявляют расизм, также, я думаю, свойственно ему.

НИКОЛЬ ХАННА-ДЖОНС: Белизна - это свойство само по себе, не так ли? Оно имеет ценность, и белые американцы явно это знают, но также явно отрицают, что знают это.В то же время, когда я выхожу и выступаю с речами и говорю: «Я никогда не встречал ни одного школьного округа во всей Америке, где черные дети в своих отдельных школах имели бы те же ресурсы, что и белые дети». И я всегда спрашиваю: «Кто-нибудь удивлен?» И я никогда не получаю ни одной руки. Это говорит нам о том, что ожидается, что у белых американцев будет больше, у них будет больше ресурсов, у них будут лучшие возможности, все будет лучше. Это просто ожидание страны, построенной на превосходстве белых.

По теме

Но есть еще и то отрицание этого в то же время, и еще одна вещь, мы наводнены анти-чернотой с того момента, как мы вздохнули в этой стране. И эта анти-чернота, например, если бы я попросил всех здесь перечислить 10 стереотипов о черных людях, вы могли бы сделать это за 60 секунд, даже не задумываясь об этом, и никто никогда не разговаривал с вами и не говорил: «Черные люди преступники, черные ленивы, черные не так много работают."

Никто никогда не должен был вам это говорить, и вы просто это знаете, и это потому, что идея о неполноценности черных возникла, чтобы оправдать рабство, и вы не можете сказать, что люди не являются людьми в условиях рабства, а когда эти люди становятся бесплатно, даруй им человечность. Так что нам пришлось сохранить эту ложь, я не знаю, как мы очистить себя от этого. Я имею в виду, что в этом суть «Проекта 1619», на это ушло всего 12 лет после Джеймстауна началась кастовая система и за 150 лет до того, как мы стали страной, у нас была кастовая система.Так как же очистить себя от того, что находится в самой вашей ДНК? А мы этого не делаем, мы просто знаем эти вещи.

КРИС ХЕЙС: Но вот мой вопрос, я думаю, есть два способа думать о превосходстве белых в этом контексте. Во-первых, это зло, но разумно, белизна - это привилегия, это ценность, держаться за нее, опять же, зло, но разумно. Когда люди копят это добро, это хорошо, ведь они действительно значительно улучшают свою жизнь. Так что накопление этого - это не какая-то большая наука о ракетах, у вас есть эта штука, и вы хотите ее удержать.Другая теория, и я думаю, что я больше склоняюсь к ней, но мне любопытно, что вы думаете, что это одновременно зло и иррационально. По сути, природа белого превосходства означает, что люди поддерживают всевозможные сумасшедшие политики, которые ухудшают положение всех, и когда вы смотрите на страны ОЭСР, и когда вы смотрите на вещи, здоровье, я имею в виду, все, верно? Все меры социальных расходов, такие вещи, как всеобщее здравоохранение, всевозможные вещи, которые являются частью социальных демократий по всему миру и развитому миру, в которых США являются исключительными.

Я думаю, что причина, по которой мы исключительны в этих вещах, почти всегда кроется в расовых вопросах. Я имею в виду, что борьба за Medicaid и Medicare была из-за разделения больниц, верно? Большая борьба за социальное обеспечение велась по поводу того, будут ли домашние работники, преимущественно афроамериканцы, получать пособия, верно? Гонка снова и снова использовалась клином, чтобы разрушить проекты, которые привели бы к большему равенству и большему человеческому процветанию в целом. Но мне любопытно, откуда вы, ребята, ответите на этот вопрос, потому что, Николь, я чувствую, что вы больше говорите: «Это рационально в своем собственном порочном и извращенном смысле»?

НИКОЛЬ ХАННА-ДЖОНС: Я думаю, что и то, и другое тоже.Я имею в виду, что весь смысл «Проекта 1619» заключается в том, что вы можете взглянуть на всю американскую жизнь на вещи, которые, по вашему мнению, не имеют ничего общего с расой или расизмом, и на самом деле проследить их до рабства и анти-черного расизма. И это рационально в том смысле, что да, если я белый, и я могу копить ресурсы и накапливать определенные ресурсы только в силу этой белизны, это естественное желание поддерживать. В то же время, что иррационально, так это то, что борьба с чернотой, а затем побуждает белых американцев делать то, что, как мы говорим, не в их интересах, за исключением того, что я говорю, что белый цвет - это лучший интерес для белых.Итак, если вы посмотрите на «Проект 1619», мы поговорим о том, когда вы сидите в пробке в Атланте. Если есть одно сообщение, которое, как я надеюсь, люди получат от проекта, заключается в том, что вред, наносимый анти-черным расизмом, никогда не удавалось ограничить только чернокожим сообществам, верно?

Итак, все сидят в этой долбаной пробке в Атланте, верно? В пробке сидят не только чернокожие, но и движение создалось для создания высокоскоростной системы, которая была разработана не для того, чтобы быстро доставить вас туда-сюда, а для разделения чернокожих сообществ.Когда они не расширят Medicare на юге, в бывших штатах Конфедерации. Когда у нас нет всеобщего здравоохранения, несмотря на то, что оно есть в любой другой стране, похожей на нас. Когда у нас самый низкий уровень членства в профсоюзах, когда у нас самый скупой отпуск по беременности и родам. Самый скупой период социальной защиты связан с тем, что опрос за опросом показывают, что если белые американцы думают, что многие чернокожие получат выгоду от социальной программы, они выступают против нее. А это означает, что миллионы белых людей также умирают из-за отсутствия медицинской помощи, миллионы белых людей не могут оставаться дома со своими младенцами, миллионы белых людей не могут вести переговоры о правах в сфере занятости.Они не могут получать прожиточный минимум, потому что думают: «Поступая так, мы принесем в жертву некоторых белых людей, чтобы навредить большому количеству чернокожих». Поэтому нам нужно освободиться от расизма, потому что он никогда, никогда не мог причинить вред черным людям.

IBRAM X. KENDI: И я думаю, чтобы добавить к этому, исторически в рамках движения за расовую справедливость мы убедили белых людей, что для того, чтобы вы были антирасистами, чтобы вы были частью этого движения вам придется быть альтруистом.Другими словами, революционизация этой страны никоим образом не принесет вам пользы, и тогда это приостановленные люди, и большинство людей такие: «Блин, я буду делать только то, что мне помогает». Это привело к тому, что многие люди не смогли или не захотели участвовать в этой борьбе.

КРИС ХЕЙС: Или желание участвовать в борьбе на большом расстоянии.

НИКОЛЬ ХАННА-ДЖОНС: Да.

IBRAM X. КЕНДИ: Совершенно верно.

КРИС ХЕЙС: Типа: «Я пошлю деньги людям на юге, чтобы они интегрировали южную автобусную систему, но я не знаю о своей школе."

IBRAM X. КЕНДИ: И, возвращаясь к вашей разновидности дихотомии, в рамках существующей системы рационально, когда, если вы белый, вы получите выгоду от расистской политики и от превосходства белых, так что это рационально поддерживать белизну, поддерживать превосходство белых. Но всегда возникает вопрос, если бы мы трансформировали общество, было бы это лучше для белых людей? И это на самом деле да. Итак, в нынешнем обществе рационально поддерживать белизну, но нерационально продолжать поддерживать белизну, потому что она мешает нам перейти в другое общество.Это точно так же, как в 1860 году, у вас было 5 миллионов бедных белых на Юге, многие из которых поддерживали рабство, и многие из них признали, что они извлекли выгоду из своей белизны, потому что они не были порабощены. Но в то же время их бедность была напрямую связана с богатством нескольких тысяч богатых рабовладельческих семей, которые через несколько лет отправили их на войну. И у вас были некоторые из этих очень бедных белых, которые верили, что однажды они могут стать богатыми рабовладельцами, точно так же, как у вас сегодня есть белые из рабочего класса, верящие, что однажды они могут стать Дональдом Трампом.

Таким образом, вероятность того, что это произойдет, - это вероятность того, что я попаду в НБА, я хотел играть в НБА, когда рос, я хотел сделать НБА, чтобы Никс могли победить Буллз в 90-х. Но-

КРИС ХЕЙС: Если только, это ложная история.

НИКОЛЬ ХАННА-ДЖОНС: Верно, именно так.

КРИС ХЕЙС: Вы были тем стрелком, который им был нужен вместо Джона Старкса.

IBRAM X. КЕНДИ: Да, чувак. Но разве сегодня вечером не играют «Буллз энд Никс»?

КРИС ХЕЙС: Сегодня вечером.

IBRAM X. КЕНДИ: Да, и никого нет, все здесь, верно?

КРИС ХЕЙС: Да. Я имею в виду, что это для меня лежит в основе всего этого, но также в некотором смысле затрагивает тернистость разговора вокруг этого. Мне также нравится пример о количестве заключенных и гонке в уголовном правосудии. Система уголовного правосудия является глубоко расистской по своему характеру, чрезвычайно непропорциональна, но мы всегда говорим об этом или склонны говорить об этом, особенно в левоцентристских рассуждениях об этом в таких терминах.Если вы просто возьмете белых людей в Америке, они будут заключены в тюрьмы гораздо чаще, чем в любой из стран ОЭСР. Итак, карцеральное состояние, которое является наивысшим примером некой структуры расового угнетения, само по себе имеет сумасшедшие заключения, сумасшедшие показатели арестов даже для белых людей в этой стране. Итак, тогда возникает вопрос, когда вы начинаете говорить о привилегиях белых, которые, на мой взгляд, реальны как в когнитивной, так и в эмоциональной жизни людей, а также в материальном плане. Верно?

Вы говорите об этом все время, о том, что люди знают это, когда видят это, потому что они понимают, в какой школьный округ они хотят пойти, они понимают, в каком районе они хотят жить, что кодируется как хорошее и плохое .Но затем вы идете к человеку, который получает минимальную зарплату или был в зависимости от зависимости, и был белым, разговор о привилегиях кажется трудным для восприятия.

Связанные

НИКОЛЬ ХАННА-ДЖОНС: Есть вопросы?

IBRAM X. КЕНДИ: То есть то, что я говорю -

КРИС ХЕЙС: Ну, я имею в виду -

IBRAM X. КЕНДИ: Да, люди говорили мне: «О, я бедный белый, так как я могу получить привилегию? " И если вы бедный и белый в Чикаго, по сравнению с кем-то, кто бедный, черный и Чикаго, этот бедный и черный человек в 10 раз чаще живет в районе с высокой бедностью.Таким образом, чтобы быть бедным и белым, вы с большей вероятностью будете жить в районе со смешанным доходом, что затем откроет вам больше ресурсов и возможностей, и вы не столкнетесь с тем, что социологи называют двойным бременем. То есть не только вы бедны, но и ваш район беден, я просто говорю об очевидных данных. Я имею в виду, что на самом деле не имеет значения, насколько вы бедны или кто вы, - как действует белизна, она всем дает что-то. Но тогда, очевидно, и я думаю, это то, о чем мы также говорим, он не только предоставляет белые привилегии, он лишает белых людей определенных вещей, которые они даже не могут понять, потому что они постоянно сравнивают себя с цветными людьми. , черным людям.

Так что в случае со школой они такие: «Знаете что? Если мы трансформируем нашу школу, то наша школа будет похожа на школу для бедных черных в будущем, и я не хочу, чтобы моя школа быть таким ". В отличие от «Наша школа будет похожа на школу, в которую супербогатые отправляют своих детей в Новой Англии». Это даже не школа, которую даже видели большинство белых людей. Итак, я думаю, что-

КРИС ХЕЙС: Это всегда как последняя категория референта, такая как страх, кончина, всегда дело в том, что в сознании людей, а не в устремленном вверх взоре того, что может быть выше их.

НИКОЛЬ ХАННА-ДЖОНС: Я действительно думаю, что когда вы разговариваете с белыми с низкими доходами, язык имеет значение, верно? Я имею в виду, что привилегия - правильное слово, но я также думаю, что это тяжелое слово. И одна из вещей, о которой я всегда говорю, заключается в том, что когда я говорю об опыте чернокожих детей в сегрегированных школах, я не утверждаю, что нет белых детей, которые посещают школы, которые борются. Но я утверждаю, что если есть школа для черных, то всегда хуже, всегда. Это расовая каста, в этом разница, и не только жизненный опыт бедных черных и бедных белых людей отличается, бедные белые люди не живут в условиях концентрированной бедности.Дело в том, что каждый раз, когда мы говорим о бедных белых людях, белые говорят: «А как насчет Аппалачей?» Вы можете указать одно место, я могу указать каждое место в Америке, верно? Тот факт, что у вас есть один пример, но я могу показать вам, где это жизненный опыт чернокожих людей в каждом городе Америки, в каждой сельской местности Америки. Но дело не только в том, что сравнивать бедных с бедными - другое дело.

Черные люди из среднего класса с большей вероятностью будут жить в районах концентрированной бедности, чем белые бедняки.Типичный бедный белый человек на самом деле живет в районе среднего класса, а его дети ходят в школу среднего класса. В то время как типичный чернокожий из среднего класса ходит в школу с высоким уровнем бедности и живет в районе с высокой бедностью, это каста. Итак, любой, кто борется, борется, но каковы условия этой борьбы и почему вы боретесь? Белые люди борются не из-за своей расы, они борются из-за обстоятельств, черные люди борются из-за обстоятельств и своей расы, и это своего рода фундаментальное различие.Но вы должны уметь сесть и обсудить нюансы, а в девяти случаях из десяти у вас нет возможности сделать это.

77-летний Эд Сайкс посещает Национальный мемориал мира и справедливости 26 апреля 2018 года в Монтгомери, штат Алабама. Боб Миллер / Getty Images

КРИС ХЕЙС: Что ж, и не только это, но есть люди, которые будут спешить, чтобы вооружить его на каждом шагу, я имею в виду, что это своего рода важное условие здесь, и было существенным. состояние через 400 лет, правда? Дело не только в том, что время урезано, а история длинная и сложная, дело в том, что люди использовали ее как дубину и использовали ее как дубину для большого политического эффекта буквально веками в стране.Никогда еще не было более настоятельной необходимости, по крайней мере, в моей жизни, чем сейчас, выяснить, как это распространить. Потому что сейчас опасаются, что для миллионов американцев белизна становится не просто подсознательной структурной частью их жизненного опыта и материальных благ, которые они имеют. Но доминирующая политическая идентичность, которой они обладают, что они организуются вокруг нее и открыто участвуют в своего рода движении очень явной расовой солидарности, подобном тому, которое победило Реконструкцию еще в 1870-х годах.

IBRAM X. КЕНДИ: И это, безусловно, происходит, особенно когда одна из политических партий признает, что это их средства к существованию, без этого у них нет возможности существовать. Но я также думаю, что для нас это критично, и это не только для белых американцев, но и для всех американцев, чтобы признать, что исторически те, кто стремился превратить в оружие и использовать эти дубины, обычно делали это с очень своего рода ясным пониманием. , понятный язык, который люди могут понять и применить в своей жизни.Поэтому, когда мы как бы участвуем во многих отношениях в концептуальной войне с этими людьми, мы должны найти способы, по крайней мере, я бы сказал, чтобы прояснить эти сложности так, чтобы люди могли их понять. Так что это одна из тех вещей, которыми я был, по крайней мере, стараюсь делать в своей работе. Так что либо вы возьмете такую ​​проблему, как неравенство, у вас есть неравенство в этой стране, оно было всегда. Возникает вопрос: почему? И исторически было два объяснения: было расистское объяснение, что у некоторых людей больше, потому что они больше, у некоторых людей меньше, потому что они меньше.

И затем было антирасистское объяснение, которое состоит в том, что это функция расизма, превосходства белых, и это единственные два объяснения группового неравенства. Либо группа является высшей и низшей, либо, по сути, одна группа извлекает выгоду из набора политики и власти. И я думаю, что очень важно, по крайней мере для нас, обеспечить, чтобы мы разработали последовательный и ясный словарный запас и своего рода язык, потому что одна из вещей, которые я обнаружил, изучая историю расистских идей, как я уже упоминал ранее, заключается в том, что в основе этих идей лежит вера.Так что они очень простые, они встречают людей именно там, где они есть, и они похожи на обработанное мясо, они действительно хороши на вкус. Но мы можем разработать блюдо, которое не подвергается обработке, верно? Это так же приятно на вкус, что позволяет людям как бы понимать свой мир. Но очевидно, что это сделать намного сложнее, и я лично не критикую тех, кто не может этого сделать. Но я считаю, что мы должны стремиться к этому.

Связанные

НИКОЛЬ ХАННА-ДЖОНС: Им понравилась эта ссылка на еду.

IBRAM X. КЕНДИ: Да, мы немного проголодались.

НИКОЛЬ ХАННА-ДЖОНС: Я действительно думаю, что сейчас мы находимся в особенно опасное время, потому что то, что мы видим в некотором роде, является своего рода национализацией идеологий, пришедших с Юга, а не потому, что белые южане изначально были более расистскими . Но белые южане жили в месте с большим количеством черных, и вам пришлось разработать определенные идеологии и формы репрессивной политики, чтобы иметь дело с населением, где в некоторых местах черные люди составляют большинство или, по крайней мере, большой процент избирательного блока. .По мере того, как демография страны меняется, что вы наверняка наблюдаете у людей, голосующих за Трампа, это ощущение, что они теряют контроль над губернаторством нашей страны. И им нужно придумать способы, я имею в виду, вы можете увидеть это с подавлением избирателей, с мошенничеством, со всеми этими способами избавиться от одного человека, одного голоса, если у нас когда-либо это действительно было. И эта идеология о том, что что-то теряется, и что этот демографический сдвиг, я думаю, когда Барак Обама побеждает в Белом доме, с тех пор демократ не выигрывал большинство голосов белых на пост президента, что? 1968, 72, что-то в этом роде.

Но это имело другой смысл, когда вы могли избрать чернокожего в Белый дом с меньшинством белых голосов, и внезапно возникло понимание того, что демографические сдвиги давали возможность цветным сообществам избирать кого-то черного в число голосов. высшая должность в стране, не нуждающаяся в большинстве белых людей. И тогда вы получите это чаепитие, и эту национальную негативную реакцию, и избрание Трампа. И все эти законы приняты, чтобы попытаться ограничить количество чернокожих, коричневых и младших студентов колледжей, которые с большей вероятностью будут голосовать за демократическую партию.В то же время у вас есть то же самое, что произошло после Реконструкции, а именно: мы устали иметь дело с расой, и белые северяне решили: «Нам нужно воссоединиться как страна». А препятствием на пути к национальному единству были черные люди. Итак, вы видите, что теперь, когда левые говорят: «Черным людям нужно перестать так много говорить о расизме, вы выберете Трампа, если будете продолжать говорить о своих проблемах, даже если вы - основа партии».

Так что одновременно это желание что-то сделать, чтобы подавить влияние демографических изменений.Но также и сговор с белыми либералами, которые настолько намерены преуменьшить значение расы в надежде на избрание другого президента, что цветные люди снова остаются в стороне.

КРИС ХЕЙС: То, что они не смогли понять, и, очевидно, это было ценой буквального кровопролития, я имею в виду, я не знаю, я бы просто сказал в целом как, если вы можете прочитать Дюбуа «Черная реконструкция» - это тяжелое дело, невероятная работа, одна из самых важных написанных исторических работ.Но вы также можете прочитать Эрика Фонера, у него есть большая версия и короткая версия. Количество кровопролития, которое отбило это назад, верно? Это было начало чего-то, что выглядело как многорасовая демократия. Я имею в виду, что нижняя палата представителей Южной Каролины в 1874 году - это большинство чернокожих, законодательный орган штата, которого с тех пор снова нет.

НИКОЛЬ ХАННА-ДЖОНС: №

По теме:

КРИС ХЕЙС: Это похоже на Затерянный город Атлантиды. Он был там, а затем был затоплен, и теперь эти столпы нашей собственной истории находятся под водой.Они в руинах, их никто не видит, но случилось так, что цивилизация произошла. Фактически существовала также многорасовая демократия, которая действительно имела место, Бюро вольноотпущенников было, на ваш взгляд, источником грамотности для многих белых сельских бедняков, впервые построенными школами. Таким образом, возникает вопрос, как создать коалицию, которая не будет делать то, о чем вы говорите, а именно: «Хватит, нам нужны белые люди обратно в лоно, мы хотим национального единства за счет равенства. .«Но также не попадайте в ситуацию, когда большинство белых американцев рассматривают себя, по сути, с нулевой суммой, смертью до конца демографической войны с другой стороной. Для тех, кто слушает, они оба покачали головами.

НИКОЛЬ ХАННА-ДЖОНС: Я имею в виду, это всегда было так непрочно, вот в чем проблема, у вас есть эти коалиции, и они всегда такие краткие, Реконструкция длилась 12 лет, рабство длилось 250 лет. Большинство из вас, вероятно, даже не научились чему-либо. о Реконструкции, за исключением того, что она потерпела неудачу, что является частью повествования о том, что мы должны иметь возможность сказать себе, что то, что произошло после, было неизбежно.Итак, я имею в виду, честно говоря, чтобы предотвратить это, вы должны следовать тому, что сказал Болдуин: «Белые люди должны быть готовы отказаться от белизны». Это не говорит о том, что вам должно быть стыдно родиться, чем бы вы ни родились. Но вы должны отказаться от этого ощущения, что белизна - это самый ценный актив, который у вас есть, и как только это станет немного затруднительно или как только у вас все начнется наладиться ... Я имею в виду, что я написал после Выборы Трампа, я взял интервью у группы белых Обамы у избирателей Трампа.И они были готовы голосовать за Обаму не потому, что они не были расистами или не имели расовой вражды, потому что в то время это было в их интересах.

Я имею в виду, мы смотрим на Америку, унаследованную Обамой, но как только это перестало быть в их интересах, они перевернули, и я думаю, как заставить белых увидеть, что белизна на самом деле не самая лучшая? важна для них ценность в стране, которая каждый день показывает им, что это такое? Не знаю, стоит ли вам аплодировать за это, это печально.

IBRAM X. КЕНДИ: И даже вопрос контроля над огнестрельным оружием, в котором белые американцы, особенно в республиканских штатах, выступают за отмену политики безопасности или контроля над огнестрельным оружием. Как правило, это своего рода неявная причина, а иногда и явная причина, которая приводится в том, что им нужно больше оружия, чтобы защитить себя от так называемых латинских захватчиков, мусульманских террористов и черных преступников. Итак, вы отменили политику безопасности оружия в этих штатах, и это привело к потоку оружия в этих штатах, мы, конечно, видели заголовки о массовых расстрелах.Что ж, мы не заметили за заголовками всплеск самоубийств белых мужчин с применением огнестрельного оружия в этих самых штатах. Итак, у вас есть люди, которые требуют больше оружия, чтобы защитить белых, и что произошло потом? Эти пушки привели к белой смерти. Я надеюсь, что сейчас противоречие становится настолько огромным и большим, что люди начинают понимать, что белизна не обязательно в их интересах.

По теме

Теперь я думаю, что Николь, вероятно, не верит, что это может произойти, но я имею в виду, я думаю, что мы находимся в момент, когда это противоречие растет и продолжает расти благодаря Трампу.Но другая вещь, которую я считаю абсолютно важной, - это то, что я думаю, что все больше и больше цветных активистов все меньше заботятся о том, чтобы убеждать, убеждать и уговаривать белых американцев. И исторически, когда мы, и когда я говорю, что я говорю о молодых, вроде цветных активистов, стали меньше беспокоиться об этом, они на самом деле добились большего прогресса. Но при этом нам одновременно говорят более старшие или более умеренные активисты: «Исторически вы добились прогресса, уговаривая людей.«Несмотря на то, что это исторически неточно, не так ли?

Итак, я думаю, что, поскольку у вас есть так много людей, которые являются частью такого рода движений, в которых они принципиально хотят власти и изменения политики, и на самом деле их не беспокоят белые чувства, белая вина, белые страдания - все, что их беспокоит, - это на самом деле люди. В частности, цветные люди, которые страдают под ногами белого превосходства, и я думаю, что это будет критично, и это исторически было критически важны для преобразовательных изменений в этой стране.

КРИС ХЕЙС: Итак, вот вопрос. Есть философ по имени Кваме Энтони Аппиа, действительно увлекательный и глубокий парень, он написал о космополитизме и написал книгу об идентичности, и я взял у него интервью для подкаста. И это был действительно увлекательный разговор, и одна из вещей, которые он говорит, что является довольно очевидным. Но он сказал это невероятным образом, что как раз о том факте, что у нас много идентичностей. Идентичности меняются со временем, они связаны с различными социальными структурами власти и угнетения, и некоторые из наиболее сильных идентичностей с течением времени исчезают с точки зрения их значимости.Таким образом, он привел пример: было время, когда лютеранец женился на епископальной женщине, это было огромной сделкой, что семьи были бы вооружены. Очевидно, что на европейском континенте есть шесть, семь или 800 лет сплошного погрома и кровопролития из-за этих разногласий, верно? Это уже не так, хотя все еще есть места, например, если вы поедете в Северную Ирландию, где эти различия имеют значение.

Похожее

Я имею в виду, когда вы думаете об американце, которого вы хотите увидеть или думаете, что это возможно, гонка в Америке похожа на гравитацию или на погоду? Является ли это своего рода упорядочиванием физики страны на каком-то глубоком уровне, с помощью которого мы можем структурировать себя в хорошем или плохом смысле, или это что-то, что изменится или может измениться?

IBRAM X.КЕНДИ: Я думаю, что эта страна, ее политика и власть всегда формировались на основе расовой идентичности, расистской политики и расистской власти. И может ли у нас быть страна под названием Америка или Соединенные Штаты, в которой она не построена вокруг расовой идентичности, расизма и даже превосходства белых? Да, но это не будет похоже на эту страну с точки зрения того, как устроена политическая система, устроена экономическая система, и то, как мы относимся друг к другу в социальном плане, было бы совершенно другим.Так что останется ли это по-прежнему Америкой, я думаю, это открытый семантический вопрос. Но я не думаю, что мы можем повозиться здесь и повозиться там и создать другую, более антирасистскую нацию или пространство. Я думаю, что нам нужны драматические, радикальные изменения в этой стране, и я думаю, что эти драматические, радикальные изменения действительно принесут пользу подавляющему большинству американцев. И я думаю, что такая перспектива, что она принесет пользу подавляющему большинству американцев, является одним из скрытых секретов.И людей постоянно учат, что этого не произойдет, что они проиграют, и да, вы потеряете белизну, но на самом деле вы потенциально приобретете вещи.

Но я думаю, что это очень, очень сложно для людей, потому что я думаю, что во многих отношениях людей не только учат расистским идеям, но их также учат тому, что нация, в которой у вас действительно есть равные возможности, невозможна. . То, что это будет либо превосходство белых, либо, скажем, превосходство черных, между ними нет. Итак, если я как бы начинаю допускать появление более справедливой нации, то на самом деле я допускаю превосходство черных, и это, безусловно, то, чему те, кто не собирается извлекать выгоду из общества такого типа, пытаются научить людей. .А могло ли такое случиться? Может ли у нас быть нация, в которой возникнет другой тип господства? Конечно, мы, конечно, не знаем будущего. Но я действительно думаю, что людям очень важно осознавать, что подавляющее большинство людей действительно выиграют в другом типе страны.

НИКОЛЬ ХАННА-ДЖОНС: Так что мой ответ будет разочаровывающим. Я думаю, что когда дело касается чернокожих, раса - это сила тяжести. Я думаю, что когда дело касается других небелых людей, это не так. Опыт чернокожих уникален, ни одна другая группа не подвергалась такому законодательству, ни одна другая группа не рассматривалась как реальная физическая собственность, не сталкивалась с длительными периодами расового терроризма.Черные люди остаются наиболее изолированными людьми в Америке во всех аспектах американской жизни, мы остаемся на дне каждого социального показателя благополучия, мы и коренные американцы, две группы, которые не выбрали быть частью Америки. Но другие группы явно более подвижны, не так ли? Историк, написавший «Как ирландцы стали белыми», умер сегодня, и он говорит о том, что белизна текучести. Как люди, которые были ирландцами, евреями, итальянцами или греками, когда-то не считались белыми, а затем стали белыми, некоторые группы латиноамериканцев считаются белыми.Даже американцы азиатского происхождения, которые в 1800-х годах были классифицированы как неспособные к ассимиляции, как черные люди, часто законы были против черных и монголоидов, но теперь они считаются образцовым меньшинством, верно?

Связанные

И считаются такими же людьми, что даже белые люди такие: «О, они умнее нас и зарабатывают больше денег, чем мы». И считаются людьми, которые могут больше всего ассимилироваться и на самом деле являются наиболее интегрированными. Так что есть текучесть, я думаю о расе с другими людьми, но не о тех, кто лежит в основе нашего понимания расы в кастовой системе.Белизна не может существовать без черноты, поэтому, пока белые люди не захотят отказаться от белизны, вы никогда не увидите конца расизму, основанному на борьбе с чернотой, и у меня нет на это надежды. Это действительно самая старая американская ценность, и она остается таковой.

КРИС ХЕЙС: Пожалуйста, присоединитесь ко мне и поблагодарите Ибрама Кенди и Николь Ханна-Джонс.

Еще раз огромное спасибо Николь Ханне-Джонс и Ибраму Кенди, а также всем, кто пришел той ледяной ночью в Чикаго, это было невероятное событие.У нас есть новости о дате нашего следующего живого тура WITHpod. Воскресенье, 8 декабря, 19:00 в Ратуше в Нью-Йорке, Тони Кушнер, легендарный, известный драматург Пулитцера и Тони, будет моим гостем, и теперь к нам присоединится Джереми Харрис. Он актер и драматург, стоящий за сенсацией "Slave Play", которая сейчас идет на Бродвее и взрывает дерьмо, это очень спорно. Есть люди, которые действительно ненавидят это, есть много людей, которым это действительно нравится, есть много людей, которые думают, что это откровение, это его первая работа на Бродвее.Он молодой драматург, он действительно взорвал сцену, это глубоко провокационная работа, в том смысле, в каком я считаю работы Тони Кушнера «Светлая комната, называемая днем» или «Ангелы в Америке» глубоко провокационными.

Это глубоко провокационная работа, это два блестящих, блестящих драматурга, которые тоже держат руку на пульсе американского общества, политики и идей. И мы собираемся поговорить об этом моменте в политике, и в зрелищах, и в повествовании, и в театре, мы втроем на сцене.Итак, Джереми действительно особенный парень, он особенный. Он, как и Тони, также невероятно искусный оратор и выражает свои собственные идеи, что не всегда бывает с каждым писателем. Но он действительно невероятен, чтобы сидеть и слушать, и мы собираемся поговорить с ними обоими в ратуше в воскресенье, 8 декабря, в 19:00. Мы также раздаем пять пар билетов, вы можете отправить нам электронное письмо с указанием New York Tickets в теме, а в теле, включая имя человека, который будет забирать билеты, крайний срок подачи заявок - одна неделя с Cегодня.Это вторник, 26 ноября, в 21:00 по восточному времени. Мы проведем розыгрыш и уведомим победителей в течение следующих 24 часов после этого крайнего срока, и у вас есть время до понедельника, 2 декабря, чтобы запросить билеты. После этого ваши билеты будут аннулированы, и мы определим нового победителя.

Раньше мы добивались больших успехов в этом деле, и поэтому надеюсь получить известие от многих из вас, а если вы не выиграете, на балконе есть билеты, которые дешевле, чем билеты на полу, и мы надеемся, что сможем увидеть там как можно больше из вас.

«Почему это происходит?» представлен MSNBC и NBC News, спродюсирован командой All In и включает музыку Эдди Купера. Вы можете увидеть больше наших работ, включая ссылки на то, что мы здесь упомянули, перейдя на NBCnews.com/whyisthishappening.

ССЫЛКИ ПО ТЕМЕ:

«Проект 1619 года»

«Как стать антирасистом» Ибрама X. Кенди

«Отпечатано с самого начала» Ибрама X. Кенди

«Черная реконструкция в Америке» W .EB Du Bois

«Тепло других солнц» Изабель Вилкерсон

«Южная сторона» Натали Ю. Мур

ВАМ ТАКЖЕ МОЖЕТ ПОНРАВИТСЯ:

Разделение школ в 2018 с Николь Ханна-Джонс (31 июля 2018 г.) )

Ибрам X. Кенди и вопрос о культуре

С самого начала я хочу внести ясность: это эссе - не просто еще одна итерация избиения Ибрама Кенди. Его книга « Как быть антирасистом », несомненно, обращает наше внимание на многие серьезные проблемы, с которыми наша страна сталкивается в ближайшей и долгосрочной перспективе.Хотя это может касаться того, что Шелби Стил назвал «поэтической правдой», я должен признать, что чтение его было чрезвычайно неприятным опытом, поскольку оно поставило под сомнение многие мифы, которые я считал неоспоримыми истинами о расе в Америке. Для критического обзора книги можно легко перейти на страницы The American Conservative и City Journal или посмотреть работы известного журналиста и редактора Эндрю Салливана. [I] Это эссе не входит в число этих обзоров. . Вместо этого я хотел бы выделить то, что я считаю основным философским мировоззрением книги - в частности, ее понимание понятия «культура» и нашей способности (или ее отсутствия) ранжировать различные «культуры» гражданского общества с точки зрения лучшего или хуже.Этот взгляд основан на синтезе марксистских и постмодернистских предположений, которые фактически подрывают , а не поддерживают явные цели книги.

Неравные результаты как расизм?

Как правило, обе стороны дебатов о расовом неравенстве исходят из одномерной предпосылки. Консерваторы в первую очередь видят проблемы, от которых страдают бедные цветные сообщества, с точки зрения их внутренней культуры. [Ii] Другими словами, большая часть вопиющих различий объясняется высоким уровнем неполных семей, насильственными преступлениями и употреблением наркотиков, а не расистскими институтами.Джон Маквортер, например, утверждал, что существует даже своего рода подсознательная культура виктимизации - не путать с реальной виктимизацией - которая внушает черной молодежи саморазрушительное пораженчество и неоправданное негодование по отношению к белым. Эта культура преувеличивает степень, в которой чернокожие, живущие в конце 20 и начале 21-го -го веков, сталкиваются с дискриминацией и предвзятостью, чтобы участвовать в самовосхваленном самоутверждении, которое ослепляет их собственной ответственности в отношении непропорциональные результаты, которые мы видим ежедневно, рекламируются в новостях.Более того, культура виктимизации делает совершенно невозможным для постороннего привлечь внимание к этим недостаткам без публичного поношения или профессионального остракизма. Этот этос не подходит никому, особенно чернокожим, утверждает Маквортер, поскольку он служит лишь для оправдания распространенных стереотипов о черных как об «антиинтеллектуальных» и «разыгрывающих карту расы».

Левые обычно по-другому подходят к этим вопросам. Он рассматривает эти неравные результаты как результат системных сил, выходящих за рамки индивидуального влияния тех, кто живет в этих сообществах.В типичном консервативном подходе подчеркивается способность человека противостоять обстоятельствам и преодолевать их. Левый, с другой стороны, подчеркивает определяющее влияние , этих обстоятельств. Кенди полностью вписывается в последнюю группу. Один из спорных аргументов, которые он приводит на протяжении всей книги, заключается в том, что везде, где мы видим неравенство между расовыми группами в Америке, за кулисами скрывается упорный системный расизм. Он утверждает, что неправильно обвинять «культуру гетто», «матерей-одиночек», «отсутствующих отцов» или преступления «черных по черным» за более высокий уровень бедности среди чернокожего и латиноамериканского населения. Вместо этого мы должны обратиться к конкретным законам и политике, которые создают условия для процветания преступности и бедности. . Культура для него в конечном итоге уходит корнями в систему, и поэтому любые усилия по улучшению этих культур должны начинаться в первую очередь с изменения расистской политики, которая оказывает непропорционально большое влияние на эти группы населения. Более того, Кенди подчеркивает тот факт, что циклы насилия, употребления наркотиков и семьи с одним родителем характерны не только для чернокожих сообществ. Они в значительной степени существуют там, где большая бедность.Он утверждает, что единственная причина, по которой наблюдаются более высокие уровни этих явлений среди чернокожего населения и населения LatinX, - это более высокий уровень бедности в этих сообществах. Унылые достижения этих общин не следует сравнивать с американским обществом в целом, а скорее с другими сравнительно бедными белыми кварталами.

Как напоминает нам немецкий философ Г. Ф. В. Гегель, всякий раз, когда мы становимся свидетелями двух, казалось бы, взаимоисключающих позиций по вопросу, истина обычно заключается в их «снятии» ( Aufhebung ) из ​​них обоих, то есть в позиции, которая одновременно: опровергает, подтверждает и превосходит очевидно взаимоисключающие позиции.Мы должны задаться вопросом, не являются ли эти позиции, в конце концов, настолько несовместимыми. Чтобы разобраться в более глубоких проблемах, лежащих в основе этих поверхностных споров, важно провести несколько ключевых различий. Во-первых, нам нужно различать макрокультуру и микрокультуру. Когда такие авторы, как Шелби Стил и Джон Маквортер, обвиняют «черную культуру» во многих ключевых различиях между расовыми группами, они должны вместо этого обсуждать конкретную микрокультуру внутри очень конкретных сообществ.[iii] Сказать, что что-то не так с «черной культурой» в целом, то есть с макро-культурой, - значит прибегнуть к неоправданному чрезмерному обобщению. Даже такое специфическое культурное явление, как рэп, демонстрирует чрезвычайно широкий спектр тем и целей, которые не могут вписаться в конкретный культурный шаблон. Это может быть положительный источник вдохновения, ведущий к успеху, самопреодолению и стабильности, или он может отмечать те конкретные поступки, которые приводят к разрушению личности и сообщества.

Во-вторых, необходимо подчеркнуть, что сказать, что что-то не так с конкретной микрокультурой, не то же самое, что сказать, что что-то не так с каждым человеком в этой микрокультуре или что что-то не так с человеком. источники этой культуры.Потенциал - ключ к успеху. Роль культуры в создании матрицы ценностей, раскрывающих лучшее в людях, является одним из наиболее недооцененных элементов в сегодняшних обсуждениях социальных недугов. Если бы мы взяли одного и того же человека и поместили его в две разные культурные среды, мы, скорее всего, получили бы совершенно разные результаты. [Iv] Микрокультура, в которой мы растем, в значительной степени прививает нам свои подсознательные ценности и модели поведения. Он будет взаимодействовать с другими элементами нас самих - такими как наша генетика и возможности, которые предоставляет общество, - чтобы формировать нашу постоянно развивающуюся идентичность и взгляды на жизнь.Культура взаимодействует с системой и результатом в сложном танце взаимной причинности и влияния.

Я думаю, Кенди заходит слишком далеко, говоря, что только бедности объясняют циклы упадка, которые мы наблюдаем во многих черных микрокультурах. Он упускает из виду существенную и полунезависимую роль, которую культура играет в формировании нашего видения себя, нашего потенциала, смысла жизни, того, чего стоит добиваться, наших прав и обязанностей. Чтобы быть ясным, я не хочу сказать, что экономические обстоятельства и история угнетения не имеют никакого отношения к культуре.Ибо, конечно, есть. Однако «влияние» терминологически не эквивалентно «определять». Одно из основных марксистских предположений в работе Кенди рассматривает экономику как определяющую для культурного мировоззрения . [V] И история, и наука неоднократно опровергали это предположение. [Vi] Дальнейшее ее уточнение предполагает, что экономика формирует и . влияет на культуру и поведение, являющееся ее результатом, но не влияет на , а не определяет его полностью.

Я бы посоветовал Кенди упростить вопрос о культуре, сделав невозможным достижение его явных целей по построению более справедливого общества. Хотя нам, безусловно, необходимо обсудить системные факторы, влияющие на микрокультуры упадка в обедневших сообществах, обсуждение необходимо продолжить. Нам также необходимо обсудить сами эти микрокультуры. Однако анализ Кенди запрещает нам привлекать внимание к образцам поведения - в некотором смысле вдохновленным культурой, - которые создают самовоспроизводящиеся циклы упадка.Если мы хотим говорить о системных влияниях, которые приводят к этим циклам (а они и делают), нам также необходимо уметь говорить о самих циклах. Законы и политику можно изменить в мгновение ока, но культура со временем развивается медленно. Таким образом, хотя может быть и правда, что так называемая «культура гетто» - это реакция определенных групп населения на системные силы, которые ставят их в невыгодное положение с самого начала, изменение этих системных сил - не единственное решение, . Необходимо приложить одновременных усилий как на юридическом, так и на культурном фронте, чтобы способствовать формированию новой культуры успеха и достижений.Сказать людям, что они имеют минимальный контроль над своей судьбой и что «белая система» каким-то образом пытается их достать, может быть не лучшим подходом к вдохновению детей на преодоление их, по общему признанию, неблагоприятных обстоятельств. Это больше похоже на рецепт статического негодования, чем на успех и достижения.

И все же, что именно означают успех и достижения для Кенди? Вот еще одна сложная с философской точки зрения проблема, на которой спотыкается Кенди.

Ассимиляционисты и «белая культура»

В работе Кенди сквозит фундаментальное противоречие между тем, что он называет «ассимиляционистским» мышлением и «антирасистским» мышлением.Это противоречие - возможно, намеренно, а может быть, и случайно - никогда полностью не разрешается в книге, поскольку читатель никогда не получает четкого представления о том, как выглядит окончательный финал Кенди. Основное различие между этими двумя группами активистов простое: ассимиляционисты надеются вызвать изменения в обществе, которые помогут обездоленным группам, в первую очередь цветным сообществам, иметь больше шансов на успех в рамках основной культуры США - например, лучше разбираться в материалах. достаток, образовательные достижения, здоровая семейная жизнь и т. д.Кенди характеризует господствующую культуру как преимущественно «белую культуру». С другой стороны, антирасистские идеи «основаны на той истине, что расовые группы равны во всех отношениях, в которых они различны». [Vii] Другими словами, Кенди считает, что мы должны отвергать господствующую культуру, чтобы утверждать и признать культурные различия.

Конечно, когда Кенди заявляет, что расовые группы равны в той степени, в какой они различны, он не имеет в виду сказать, что они равны, поскольку закон обращается с ними по-разному или в той степени, в которой они находятся в несправедливом невыгодном положении.Итак, что именно он имел в виду под «другим»? Этот вопрос затрагивает самую суть ассимиляционистско-антирасистской напряженности. Попробуем кратко ответить на него собственными словами Кенди. Во-первых, в хорошей постмодернистской манере Кенди начинает свой анализ с предпосылки культурного и поведенческого релятивизма. [Viii] Ни культуру, ни ценности, ни образец поведения нельзя назвать абсолютными в терминах стандарта. Обычно, где бы мы ни видели общество или группу, утверждающую эти стандарты, ценности и идеалы, мы на самом деле являемся свидетелями того, как деспотическая иерархия рационализируется.По мнению Кенди, «ассимиляционисты» стремятся лучше интегрировать обездоленные расовые группы в более высокие ступени этой деспотической иерархии. Но Кенди утверждает, что вместо этого нам следует его демонтировать, поскольку только так может существовать истинное равенство. Как он заявляет, «справедливая интеграция - это маска для белого господства». [Ix] Пока американское общество придерживается в первую очередь ценностей белых, оно никогда не будет по-настоящему соблюдать свое основополагающее утверждение о том, что «все люди созданы равными». Эти ценности способствуют развитию институтов и культуры, которые не позволяют чернокожим или латиноамериканцам конкурировать на равных с белыми.

Как белый человек, я должен признаться, что не совсем уверен, из чего состоит «белая культура», тем более что Кенди никогда не дает точного определения. Кажется, что точно так же не следует обобщать «черную культуру», как и «белую культуру». Честная оценка «белой культуры» увидит невероятное разнообразие. Только в самих Соединенных Штатах культура состояла из сложной смеси светской философии, протестантского христианства, католицизма, древнегреческой философии, местных культур, пограничного менталитета, вильсонизма, политического реализма, традиций общего права и других факторов.Это, конечно, не монолитно. Итак, что именно тогда имеет в виду Кенди? Для аргументации предположим, что то, что Кенди имеет в виду под «белой культурой», аналогично тому, что имел в виду антирасист-единомышленник Робин ДиАнджело. В книге Белая хрупкость: почему белым людям так сложно говорить о расизме, ДиАнджело утверждает, что белые люди не видят в себе одной фундаментальной вещи: что их подсознательные предположения о социальных идеалах вводят их в заблуждение, превращая их в замкнутый замкнутый опыт. с точки зрения цветных людей.Они участвуют в преимущественно белой культуре, которая даровала им свои преимущества, даже не подозревая об этом. Продвигая меритократию , объективность и индивидуализм исключительно стандарты белых , утверждает ДиАнджело, белые люди увековечивают систему, которая с самого начала направлена ​​против взглядов меньшинств и не позволяет им быть услышанными. [X]

ДиАнджело прав, определяя эти идеалы как специфически западные - как она говорит, порождение белых людей и рабовладельцев.Тем не менее, ее анализ - и анализ Ибрама Кенди - вызывает недоумение, когда она утверждает, что эти идеалы функционируют всего лишь как инструменты превосходства белых. Она, как и Кенди, утверждает, что стремление к меритократии позволяет белым обвинять лень и апатию во вездесущем расовом неравенстве. Она, как и Кенди, утверждает, что идеал объективности просто маскирует особенность универсалистскими амбициями. Кроме того, она, как и Кенди, считает, что индивидуализм - как она его определяет, идея о том, что каждый индивидуум уникален и не является продуктом коллективных или систематических влияний - закрывает глаза на эти влияния.Конечно, когда она критикует людей, которые ошибочно полагают, что полностью воплощают эти идеалы, ДиАнджело прав и оправдан. Кто когда-либо может утверждать, что он полностью беспристрастен и свободен от предрассудков или культурных / системных влияний? Аналогичным образом, какой успешный человек может честно заявить, что все его / ее успехи являются результатом чистых заслуг? Думаю, нет. Однако, рассматривая всех белых как пассивных реципиентов и бездумных инструментов этих «идеологий», как она их называет, она делает фундаментальную теоретическую ошибку, которую, вероятно, не заметит большинство ее читателей.Меритократия, объективность и индивидуализм всегда служили в западных обществах идеалами, к которым нужно стремиться, а не идеологическими посылками, которые погребают нас в нашей белой изолированности. Неспособность провести простое теоретическое различие между культурным идеалом - не всегда полностью воплощенным, но желаемым - и определяющим фактором окружающей среды пронизывает весь ее анализ и превращает его в идеологический мусор.

На уровне фактического описания Кенди и ДиАнджело в некоторых вещах правы.США, как и любая другая страна на земле, в прошлом не соответствовали своим идеалам. Сейчас это клише в американском образовании. Тем не менее, я бы сказал, что мы достигли прогресса по расовым вопросам в Америке только в той мере, в какой мы придерживались идеалов, которые Кенди и ДиАнджело отвергают как исключительно белых . Что общего у расистских и дискриминационных законов и политики, так это то, что они , а не соблюдают эти идеалы. Если черный мужчина более квалифицирован для работы, чем белый, и компания нанимает белого человека, эта компания не придерживается меритократического идеала.Очевидно, что такая ситуация не очень хорошо для черного человека, но и для компании и общества в целом. В результате компания и общество будут менее продуктивными и прибыльными. [Xi] Кроме того, если группа или отдельный человек изливают псевдонаучную чепуху о неполноценности определенных этнических групп, они не могут быть научно объективными. И если кто-то смиряется с идеей, что раса, происхождение и социально-экономический класс являются определяющими факторами в жизни, он тем самым отвергает индивидуализм в пользу опасного трайбализма.

Что интересно в работе Кенди, так это то, что он, кажется, одновременно критикует и продвигает эти идеалы. Например, он очень ясно считает, что «меритократия» не позволяет нам увидеть, как малоимущим слоям населения никогда не дается возможности проявить свои достоинства. В отличие от белых, которые могут облажаться неоднократно, но у чернокожих часто бывает только одна попытка добиться успеха, прежде чем их проглотит тюремная система и пожизненно навесит ярлык преступника или правонарушителя.Но тогда не будет ли его критика просто равносильна утверждению, что Америка не является истинно меритократической, , а должна быть ? Что касается объективности, Кенди, очевидно, верит в силу фактов и объективного анализа, поскольку вся книга - это история преодоления своего менее объективного и расистского старого «я» его более объективным антирасистским нынешним «я». Он должен верить в объективность своей книги, иначе она просто существовала бы как еще одна перспектива среди многих. С другой стороны, иногда кажется, что он также преуменьшает значение научных фактов - например, отрицая роль генетики и биологии в различных человеческих популяциях.[xii] Что касается индивидуализма, опять же, Кенди кажется противоречивым на этот счет. С одной стороны, он снова и снова заявляет, что мы должны оценивать индивидуальное поведение, а не групповое. Он утверждает, что как личность он был плохим учеником средней школы, и что мы не должны делать расистский логический скачок, чтобы сказать, что его индивидуальное поведение свидетельствовало о поведении всей группы. С другой стороны, он овеществляет группы на протяжении всей книги, предполагая, что культура белых, культура черных, азиатская культура и культура латинского языка разрознены.[xiii] Он справедливо возмущается войной с наркотиками и ее ролью в микрокультурных проблемах отсутствующих отцов, матерей-одиночек и массовых тюремных заключений. [xiv] Эта война нанесла наибольший вред цветному большинству населения и уже нанесла ей ущерб. загнали их в колею, из-за которой здоровые семьи, финансовый успех и академическая успеваемость становятся трудными, если не невозможными. Однако какова здесь цель Кенди? Разве прекращение войны с наркотиками не поможет лучше ассимилировать чернокожих в культуру семьи и успеха? Если мы доведем постмодернистское предположение до его окончательного вывода, не можем ли мы просто сказать, что отсутствие успеха и стабильности - это просто еще один способ, которым народы проявляют «культурные различия»? Я не верю, что Кенди согласится.Так разве он не выступает за меритократию, объективность и индивидуализм?

Я бы пошел еще дальше и заявил, что только эти идеалы могут сделать возможным создание многорасового общества. Каким бы противоречивым ни казался этот вопрос в некоторых кругах, не должны ли все расы ассимилироваться с этими идеалами, если мы когда-либо надеемся преодолеть превосходство белых или любую форму расового трайбализма в Соединенных Штатах? Поскольку, как утверждали Джон Маквортер, Гленн Лори, Томас Соуэлл и Шелби Стил, цветные люди добивались успеха в США.S. только в той мере, в какой они приняли / ассимилировались с этими идеалами. [Xv] Острый вопрос для Ибрама Кенди и ДиАнджело: какие культурные идеалы вы бы заменили меритократией, объективностью и индивидуализмом? Культура, основанная на незаслуженных правах, предвзятости и групповой идентичности? Но тогда эта культура была бы как раз карикатурой на «белую культуру», которую, как он полагает, он критикует. Тем самым раскрываются темные и опасные последствия его анализа: «Кровавый прилив ослаблен» в форме политики белой идентичности в качестве противодействия его собственной защите политики черной идентичности.

Кенди, кажется, поддерживает «культурные различия», поскольку это относится к способам, которыми культуры внешне отличаются , то есть когда речь идет о различиях в одежде, манерах, музыке или литературе. [Xvi] Но когда дело доходит до как культуры различаются с точки зрения моральных идеалов , он, кажется, убегает и прячется за общими двусмысленностями и фактоидами «gotcha». А как насчет ваххабизма? А как насчет "синих воротничков" сторонников Трампа? А как насчет иерархической и патриархальной католической церкви? Вот настоящая культурная разница во всей красе.Кенди утверждает, что культурные различия велики, если только это не культура, поддерживающая иерархию и угнетение. Я, однако, считаю, , что в работе Кенди нет моральной основы для реальной критики этих форм угнетения . Хотя я думаю, что эти поверхностные культурные феномены, описанные выше, можно релятивизировать, культурные ценности - это совсем другой вопрос. Однако постмодернистские предположения Кенди не позволяют ему провести это различие. Невозможно релятивизировать некоторые культурные ценности без релятивации всех культурных ценностей.

Неидеологический антирасизм?

Мое, по общему признанию, спорное утверждение состоит в том, что мы должны утверждать важность тех же идеалов, которые Кенди и ДиАнджело отвергают как идеалы исключительно белых. Это утверждение не является исключительно консервативным, поскольку я также считаю, что мы должны помочь сделать общество более меритократическим, объективным и индивидуалистическим, чем оно есть сейчас. Определенные элиты обладают явным преимуществом в стремлении к благополучию и, следовательно, им не нужно демонстрировать почти такие же «заслуги» и индивидуальную ответственность, как другим, в то время как другие группы населения имеют минимальные возможности проявить эти качества или с раннего возраста не поощряются к делать это.Демократия - это хрупкое растение, и мы можем легко его уничтожить, если забудем, что обеспеченные люди несут ответственность за распространение своего преимущества на тех, кто не участвует в нем в полной мере. То, что у нас сейчас есть в Америке, - это рецепт негодования и мести, с одной стороны, и небрежной отчужденности, с другой. Устранение этого разрыва - неотложная задача.

В свете этих соображений я бы предложил четыре основных принципа здорового антирасизма, которые могут помочь ослабить, если не вылечить, вездесущий эмоциональный раскол, который мы сейчас наблюдаем в американском обществе.Во-первых, хотя необходимо признать окончательную основу культуры в системных влияниях - и, следовательно, должны быть предприняты усилия по изменению законов и политики, которые несправедливо нацелены на определенные группы или ставят их в невыгодное положение - тем не менее, есть некоторая обоснованность «аргумента культуры», выраженного Маквортером, Лори. , и Стил. Однако мы должны подчеркнуть, что когда мы говорим о культуре, мы имеем в виду микрокультуру, а не макрокультуру. Сосредоточение на личной ответственности в этих микрокультурах имеет первостепенное значение. Это относится не только к темнокожим сообществам, но и к белым, латиноамериканцам и азиатам.Не имеет значения раса, происхождение или этническая принадлежность; Если человек не может взять на себя личную ответственность за свои действия, он никогда не сможет расти, развиваться и преуспевать, даже если он пользуется всеми преимуществами, которые предлагает американское общество.

Второй принцип следует из первого. Микрокультура имеет свои последствия, но также существуют системные силы , которые несправедливо ставят одни группы в невыгодное положение по сравнению с другими. В этом отношении Ибрам Кенди прав. Если есть способы, которыми американская политическая и экономическая система настроена в пользу элиты, американцы, независимо от цвета их кожи, должны работать над их пересмотром.Однако одна проблема с работой Кенди заключается в том, что он расширяет определение расизма за пределы традиционного, чтобы включить все формы неравенства. Хотя термин «расизм» или «расист» имеет тот же негативный оттенок, что и в прежние времена, сейчас он применяется к более широкой группе людей, особенно к тем, кто не питает никаких негативных чувств к расовым группам. Я не думаю, что имеет смысл называть несправедливую политику «расистской». Это значило бы приписать их создателям и исполнителям расовую враждебность, которой, вероятно, не существовало.Ведь даже Кенди признает, что некоторые из этих политик ставят в невыгодное положение как бедных белых, так и бедных чернокожих. [Xvii] Я бы предложил альтернативный термин, такой как «системная несправедливость» или «системное невыгодное положение», поскольку подчеркивая расовые качества несправедливости только отвлекает от реальных проблем и может только оттолкнуть избирателей или политиков, которые в противном случае были бы готовы внести необходимые изменения.

Третий принцип, который я предлагаю, равносилен новому вниманию к , означающему меритократии как идеалу, а не меритократии как реальности.Такой фокус позволит отличить идеал от реального и, таким образом, позволит нам выявить и критиковать все признаки того, что наше общество не является подлинно меритократическим. Консерваторам, с одной стороны, нужно вкладывать деньги туда, где они говорят, когда дело доходит до восхваления американской демократии как меритократической системы, в то время как либералам, с другой стороны, необходимо прекратить подрывать само понятие, как если бы у них была реалистичная или справедливая альтернатива. Стойкость американской демократии на протяжении веков свидетельствует о силе и резонансе ее принципов, но мы всегда должны остерегаться обфускации лживых способов, которыми эти принципы продвигаются для рационализации интересов элиты.

Последний принцип снова сосредоточит объективность в сфере Академии, которая стала идеологическим полем битвы в культурных войнах. Из академических кругов я надеюсь, что эта возрожденная модель взвешивания доказательств, логической аргументации и истинного научного понимания затем проникнет в общество в целом и уведет нас от превратностей идеологии, которые преследовали другие страны в прошлом и настоящем. Это обновленное чувство объективного исследования представляет собой поисковый квест , который учитывает различные точки зрения, не становясь жертвой предположения, что истина и реальность относительны по своей природе.Кенди полностью оправдан в своей критике расизма, но его в конечном итоге постмодернистская основа для этого ошибочна. [Xviii] Расистское мировоззрение объективно неверно, в его биологических и культурных допущениях. Но любая позиция, относящаяся к истине, подрывает нашу способность критиковать ее. Кенди не понимает этого.

Примечания

[i] См. Dreher, Rod. «Да, это тоталитаризм». Американский консерватор , 19 ноября , 2019.https://www.theamericanconservative.com/dreher/yes-its-totalitarism-intersectional-left-ibram-x-kendi-andrei-serban/. Также см. Хьюз, Коулман. «Как быть анти-интеллектуалом». Городской журнал , 27 октября 2019 г. https://www.city-journal.org/how-to-be-an-antiracist.

[ii] См. Стил, Шелби. Белая вина: Как черные и белые вместе разрушили обещание эпохи гражданских прав . (Нью-Йорк: Харпер Коллинз, 2006). Также см. Маквортер, Джон. Проигрыш в гонке: саботаж в Черной Америке. (Нью-Йорк: Харпер Коллинз, 2000). Также см. Лори, Гленн. «Предвзятый рассказ против повествования о развитии: разные взгляды на бедственное положение афроамериканцев». City Journal , 8 декабря th , 2020. https://www.city-journal.org/bias-narrative-v-development-narrative

[iii] Маквортер, безусловно, знает о разнообразии мнений среди Черное сообщество. Одна из его книг пытается привлечь внимание к этому разнообразию. См. Маквортер, Джон. Аутентично черный: Очерки для молчаливого черного большинства. (Нью-Йорк: Книги Готэма от Penguin Group, 2004). Однако в книге Losing the Race он очень ясно считает, что антиинтеллектуализм и культура виктимизации - это макро - культурные проблемы, влияющие на чернокожее сообщество, движимые давлением сверстников, черной интеллигенцией и родительским руководством (или его отсутствием). Он подчеркивает, например, тот факт, что только пятая часть чернокожего населения живет в бедности в центре города, в то время как разрыв в неуспеваемости между черными и их азиатскими или белыми сверстниками пронизывает все ступени социально-экономической лестницы.Дети черных юристов, врачей и белых воротничков, живущие в пригородах, также отстают от своих белых и азиатских сверстников. Он утверждает, что эта неуспеваемость связана не только с «внутренней частью города». См. Маквортер, Джон. Проигрыш в гонке: саботаж в Черной Америке. (Нью-Йорк: Харпер Коллинз, 2000). Стр. 124-136.

[iv] Для интересного размышления о «культурном вопросе», а также о том, как разные культуры могут влиять на жизненные результаты, см. Moore, Wes. Другой Уэс Мур: одно имя, две судьбы . (Нью-Йорк: Spiegel and Grau, 2011).

[v] См., Например, заявление Карла Маркса в книге «Немецкая идеология » о том, что «производство идей, концепций, сознания вначале непосредственно переплетается с материальной деятельностью и материальным общением людей, язык реальной жизни. Зачатие, мышление, ментальное общение людей появляются на этой стадии как прямое проявление их материального поведения ». Маркс, Карл. Немецкая идеология в Читатель Маркса-Энгельса . (Нью-Йорк: Нортон и Компания, 1978). Стр. 155. Под «материальной деятельностью» Маркс подразумевает чисто экономическую деятельность и конкретные условия, в которых живут люди. Сравните это с аналогичными заявлениями Кенди. Кенди, Ибрам. Как быть антирасистом . (Нью-Йорк: Random House, 2019). Стр. 179.

[vi] Последнее опровержение этой марксистской доктрины см. У Луиджи Гуизо, Паолы Сапиенца и Луиджи Зингалеса.«Влияет ли культура на экономические результаты?» Журнал экономических перспектив. Том 20, номер 2. Весна 2006 г. https://pubs.aeaweb.org/doi/pdf/10.1257/jep.20.2.23. Это исследование однозначно показывает, что культура оказывает значительное влияние на экономические результаты отдельных людей и целых обществ.

[vii] Кенди, Ибрам. Как быть антирасистом . (Нью-Йорк: Random House, 2019). Стр. 31.

[viii] Там же. Стр. 90.

[ix] Там же. Стр. 179.

[x] ДиАнджело, Робин. Хрупкость белых: почему белым так трудно говорить о расизме . (Бостон: Beacon Press, 2018). Стр. 21.

[xi] Идеал разнообразной рабочей силы чреват сложностями. Если все сделано правильно, найм из соображений разнообразия может повысить прибыль и эффективность установленных процедур. Если все сделано неправильно, это может фактически помешать сплоченности рабочего места. Это зависит от институциональной культуры, продвигаемой ее лидерами. См., Например, Робин Дж. Эли и Дэвид А. Томас. «Серьезно относиться к разнообразию: хватит уже бизнес-обоснования.» Harvard Business Review , ноябрь-декабрь 2020 г. https://hbr.org/2020/11/getting-serious-about-diversity-enough-already-with-the-business-case.

[xii] Кенди, Ибрам. Как быть антирасистом . (Нью-Йорк: Random House, 2019). Стр. 48-55. Сравните утверждения Кенди на этих страницах с утверждениями генетика Дэвида Райха. См. Райх, Дэвид. «Как генетика меняет наше понимание расы». The New York Times , 23 марта 2018 г. https://www.nytimes.com/2018/03/23/opinion/sunday/genetics-race.html. Также см. Салливан, Эндрю. «Отрицание генетики - не искоренение расизма, а его подпитка». Intelligencer , 30 марта 2018 г. https://nymag.com/intelligencer/2018/03/denying-genetics-isnt-shutting-down-racism-its-fueling-it.html.

[xiii] Кенди, Ибрам. Как быть антирасистом . (Нью-Йорк: Random House, 2019). Стр. 44-54

[xiv] Там же. Стр. 25

[xv] Помимо названий, упомянутых выше Стилом, Маквортером и Лоури, читателям следует также прочитать Соуэлла, Томаса. Дискриминация и неравенство . (Нью-Йорк: Hachette Book Group, 2019.)

[xvi] Кенди, Ибрам. Как быть антирасистом . (Нью-Йорк: Random House, 2019). Стр. 179

[xvii] Там же. Стр. 131-132.

[xviii] Кенди заходит еще дальше, говоря, что «объективность» невозможна. Там же. Стр. 167.

Расизм, расовая справедливость и опыт черных

Это ни в коем случае не исчерпывающий или окончательный список ресурсов.Скорее, он предназначен просто для того, чтобы действовать как «отправная точка» для тех, кто заинтересован в получении дополнительных сведений об антирасистской работе и поддержке чернокожих, коренных народов и цветных людей в нашем сообществе.

Книги и статьи:

Примечание: Чтобы наилучшим образом поддержать авторов и в рамках борьбы с системным расизмом, рассмотрите возможность приобретения этих книг непосредственно у автора, издателя или из списка независимых книжных магазинов Black с указанными здесь интернет-магазинами.

Как быть антирасистом Ибрам X. Кенди
«Концепция антирасизма Ибрама X. Кенди возрождает и перестраивает разговор о расовой справедливости в Америке, но даже более фундаментально указывает нам на освобождение новых путей. думать о себе и друг о друге. Вместо того, чтобы работать с политикой и системой, которые у нас есть, Кенди просит нас подумать о том, как может выглядеть антирасистское общество, и как мы можем сыграть активную роль в его построении.

В своих мемуарах Кенди сплетает воедино потрясающую комбинацию этики, истории, права и науки, включая историю его собственного пробуждения к антирасизму, объединяя все это в убедительной и доступной форме. Он начинает с того, что помогает нам переосмыслить наши самые глубоко укоренившиеся, если неявные, убеждения и наши самые интимные личные отношения (включая убеждения о расе, IQ и межрасовых социальных отношениях) и пересматривает политику и более широкие социальные механизмы, которые мы поддерживаем. «Как быть антирасистом» обещает стать важной книгой для всех, кто хочет выйти за рамки осознания расизма и сделать следующий шаг - внести свой вклад в формирование действительно справедливого и равноправного общества.”

Just Mercy: История правосудия и искупления Брайан Стивенсон
«Just Mercy - это одновременно незабываемый рассказ о взрослении идеалистичного, одаренного молодого юриста, движущееся окно в жизни тех, кого он уже получил. защищенный, и вдохновляющий аргумент в пользу сострадания в поисках истинной справедливости. Брайан Стивенсон был молодым юристом, когда он основал Инициативу равного правосудия, юридическую практику, посвященную защите самых отчаянных и нуждающихся: бедных, несправедливо осужденных, а также женщин и детей, оказавшихся в ловушке самых отдаленных уголков нашей системы уголовного правосудия.”

Новый Джим Кроу Мишель Александер
«Новый Джим Кроу - потрясающий рассказ о возрождении кастовой системы в Соединенных Штатах; один, в результате которого миллионы афроамериканцев были заперты за решеткой, а затем переведены в постоянный статус второсортного населения - лишены самих прав, якобы завоеванных Движением за гражданские права. Соединенные Штаты, в результате которых миллионы афроамериканцев были заперты за решеткой, а затем были переведены в постоянный статус второсортных, лишены самих прав, якобы завоеванных Движением за гражданские права.”

Между миром и мной Та-Нехиси Коутс
«Та-Нехиси Коутс предлагает новую мощную основу для понимания истории нашей страны и нынешнего кризиса. Американцы построили империю на идее «расы», ложь, которая наносит вред всем нам, но больше всего падает на тела черных женщин и мужчин - тела, эксплуатируемые через рабство и сегрегацию, а сегодня находящиеся под угрозой, запертые и убитые непропорционально. Каково это - жить в черном теле и найти способ жить в нем?”

Цвет закона: забытая история того, как наше правительство сегрегировало Америку Ричард Ротштейн
«В этой новаторской истории современного американского мегаполиса Ричард Ротштейн, ведущий специалист в области жилищной политики, развенчивает миф о том, что Города Америки были разделены по расовому признаку посредством сегрегации de facto , то есть из-за индивидуальных предрассудков, разницы в доходах или действий частных организаций, таких как банки и агентства недвижимости.Скорее, Цвет закона неопровержимо разъясняет, что именно сегрегация де-юре ― законы и политические решения, принятые местными, государственными и федеральными правительствами фактически способствовали распространению дискриминационных моделей, которые сохраняются и по сей день ».

Посттравматический рабский синдром Джойс ДеГрю, доктор философии.
«Хотя афроамериканцам удалось выйти из рабства движимого имущества и гнетущих десятилетий, последовавших за ними, с большой силой и стойкостью, они не остались невредимыми.Рабство принесло столетия физический, психологический и духовный ущерб. Посттравматический рабский синдром: американское наследие стойких травм и исцеления закладывает основу для понимания того, как прошлое повлияло на настоящее, и открывает дискуссию о том, как мы можем использовать приобретенные силы для исцеления ».

Когда вас называют террористом: черные жизни имеют значение Мемуары Патрисс Каллорс и Аша Банделе
«Первая книга Патриссы Каллорс, написанная Эшем Банделе, является поэтическими мемуарами и размышлениями о человечестве.Бестселлер New York Times - необходимая и своевременная история Патрисс просит нас помнить, что протест в интересах наиболее уязвимых людей исходит из любви. Лидеров движения Black Lives Matter называют террористами, угрозой для Америки. Но на самом деле это любящие женщины, жизненный опыт которых заставил их искать справедливости для тех, кто стал жертвой сильных мира сего. В этом содержательном, вдохновляющем рассказе о выживании, силе и стойкости Патрисс Куллорс и Аша Бандель стремятся изменить культуру, которая объявляет невинную черную жизнь расходным материалом.”

штамп с самого начала: окончательная история расистских идей в Америке Ибрам X. Кенди
«Некоторые американцы отчаянно цепляются за миф о том, что мы живем в пострасовом обществе, что избрание первых черных президент провозгласил гибель расизма. На самом деле расистская мысль жива и процветает в Америке - более изощренная и коварная, чем когда-либо. И как отмеченный наградами историк Ибрам X. Кенди утверждает в книге Stamped from the Beginning , если у нас есть хоть какая-то надежда на борьбу с этой суровой реальностью, мы должны сначала понять, как расистские идеи развивались, распространялись и закреплялись в американском обществе.

В этом глубоко исследованном и быстро развивающемся повествовании Кенди ведет хронику всей истории анти-черных расистских идей и их потрясающей силы в ходе американской истории. Отмечено с начала использует истории жизни пяти крупных американских интеллектуалов, чтобы открыть окно в спорные дебаты между ассимиляционистами и сторонниками сегрегации, а также между расистами и антирасистами. От пуританского министра Коттона Мэзера до Томаса Джефферсона, от пламенного аболициониста Уильяма Ллойда Гаррисона до блестящего ученого У.Э. Дюбуа легендарной анти-тюремной активистке Анджеле Дэвис, Кенди показывает, как и почему некоторые из наших ведущих мыслителей, выступающих за рабство и гражданские права, бросили вызов или помогли укрепить расистские идеи в Америке.

Вопреки распространенным представлениям, расистские идеи возникли не из невежества или ненависти. Вместо этого они были изобретены и отточены некоторыми из самых блестящих умов каждой эпохи. Эти интеллектуалы использовали свой талант, чтобы оправдать и рационализировать глубоко укоренившуюся дискриминационную политику и расовые различия нации во всем, от богатства до здоровья.И хотя расистские идеи легко генерируются и легко потребляются, они также могут быть дискредитированы. Проливая столь необходимый свет на мрачную историю расистских идей, « Stamped from the Beginning » предлагает нам инструменты, необходимые для их разоблачения - и в процессе дает нам повод для надежды ».

Хорошее время для правды: гонка в Миннесоте отредактировал Сунь Юнг Шин
«В этой провокационной книге шестнадцать лучших писателей Миннесоты предлагают различные точки зрения на то, каково это - жить цветным человеком в мире. Миннесота.Они дарят читателям великолепный дар: прикосновение к внутренней реальности другого человека за масками, вуалью и вежливостью. Они щедро приносят нам опыт, который мы должны понять, если хотим объединиться в настоящих отношениях.

Общины Миннесоты борются с одними из самых серьезных расовых различий в стране. Поскольку ее авторы сталкиваются и рассматривают реальности, скрытые за цифрами, эта книга предоставляет важный инструмент тем, кто хочет участвовать в устранении этих пробелов.”

Тепло других солнц Исбаэль Вилкерсон
«В истории надежды и тоски трое молодых людей отправились с юга Америки в разные десятилетия 20-го века по пути на север и запад в поисках того, что романист Ричард Райт назвал «теплотой других солнц».

Ида Мэй Брэндон Глэдни, Джордж Свонсон Старлинг и Роберт Джозеф Першинг Фостер входят в число шести миллионов афроамериканцев, бежавших с Юга во время Великой миграции, переломного в истории Америки.В этой книге переплетаются их истории и истории других людей, совершивших путешествие с более крупными силами и внутренними мотивами, которые вынудили их бежать, а также с проблемами, с которыми они столкнулись по прибытии в Новый мир ».

Рабство под другим именем: повторное порабощение чернокожих американцев от гражданской войны до Второй мировой войны Дуглас А. Блэкмон
«В этом новаторском историческом разоблачении Дуглас А. Блэкмон раскрывает одну из самых постыдных главы в американской истории - «эпоха неослабления», процветавшая с последствий Гражданской войны до начала Второй мировой войны.

Используя обширную запись оригинальных документов и личных рассказов, Дуглас А. Блэкмон раскрывает утерянные истории рабов и их потомков, которые отправились на свободу после провозглашения эмансипации, а затем вскоре после этого вернулись в тень принудительного рабства. По очереди трогательный, отрезвляющий и шокирующий, этот беспрецедентный отчет раскрывает истории тех, кто безуспешно боролся с возрождением торговли людьми, компаний, которые больше всего нажились на нерабовстве, и коварного наследия расизма, которое отражается сегодня.”

Ненависть, которую вы отдаете Энджи Томас (для молодежи)
«Шестнадцатилетняя Старр Картер перемещается между двумя мирами: бедным районом, где она живет, и модной пригородной подготовительной школой, которую она посещает. Непростой баланс между этими мирами нарушается, когда Старр становится свидетелем того, как полицейский застрелил лучшего друга ее детства Халила. Халил был безоружен.

Вскоре после этого его смерть стала заголовком по всей стране. Некоторые называют его головорезом, может, даже наркодельцом и бандитом.Протестующие выходят на улицы имени Халила. Некоторые полицейские и местный наркобарон пытаются запугать Старр и ее семью. Все хотят знать: что на самом деле упало в ту ночь? И единственный человек, который может ответить на этот вопрос, - это Старр. Но то, что делает - или не говорит - Старр, может перевернуть ее сообщество. Это также могло поставить под угрозу ее жизнь ».

Проект 1619 от The New York Times «Проект 1619 - это постоянная инициатива журнала New York Times, реализация которой началась в августе 2019 года, в 400-ю годовщину начала американского рабства.Его цель - переосмыслить историю страны, поместив последствия рабства и вклад черных американцев в самый центр нашего национального повествования »

Учебная библиотека Black Lives Matter для детей. Электронная библиотека книг об активизме, истории и любви к себе для детей. Книги ссылаются на версии для чтения вслух на YouTube, где вы можете следить за просмотром на экране вместе с ребенком. Доступны испанские версии некоторых названий.

Как расистские эффекты Redlining продолжались десятилетия Эмили Бэджер (New York Times)
Что происходит, когда я пытаюсь говорить о расе с белыми людьми , PBS Newshour
Белые имеют огромное преимущество в богатстве над черными (но Дон Не знаю) Эмили Бэджер (New York Times)
Первый белый президент Ta-Nehisi Coates (The Atlantic)

Дополнительный список ресурсов для работы по борьбе с расизмом, возглавляемых черными авторами и учителями.

Подкастов:

Counter Stories: Из Миннесотского общественного радио
«Мы обсуждаем расу, идентичность, социальную справедливость и культуру в регионе, который борется с демографическими изменениями. Ведущий Дэвид Казарес ».
Code Switch , Национальное общественное радио
Подкаст Good Ancestor, , Лейла Ф. Саад

Фильмы / Видео / TED Talks:

«Нам нужно говорить о несправедливости» Брайана Стивенсона
«Как мы можем начать лечить боль расового разделения» Руби Сейлз (Салон TED)
«Нет.Ты не можешь трогать мои волосы! » Мена Фомбо (TEDxBristol)
Тринадцатый , Документальный фильм на Netflix от режиссера Авы ДюВерней
Северный Джим Кроу, TPT
Гонка за силой иллюзий из серии видео из фильма «История лицом к лицу»
-Эпизод первый: Различие Между нами
-Второй эпизод: История, которую мы рассказываем
-Третий эпизод: Дом, в котором мы живем

Наборы инструментов и классы:

Виртуальные беседы о системном расизме из дискуссионных кругов по изучению антирасизма
Академия добрых предков
Лейла Ф.Saad
Racialized Trauma & White Body Supremacy by Resmaa Menakem (бесплатный электронный курс доступен по этой ссылке, это сокращенная версия более длинного более углубленного курса, доступного на веб-сайте.)
Dismantling Racism Works Web Workbook - сайт, полный информации, ресурсов и исследований, касающихся расизма и превосходства белых.
Понимание и борьба с расовой несправедливостью от Расширенного Университета Миннесоты
Наука и расизм ACEs (Неблагоприятный опыт детства) - от ACEs Connection

Организации и группы:

Reclaim the Block
Black Visions Collective
Black Lives Matter
Движение за черные жизни
Выступление за расовую справедливость (SURJ)
The Rising Majority

Ибрам X.Кенди о том, как построить антирасистское движение

Венкатараман: Я думаю, что многие люди придерживаются такой точки зрения, что они не расисты, но, если я понимаю это, в вашем построении реальности нет «не расистского» »Категория. Есть только расист и антирасист. Не могли бы вы сказать больше об этом и почему вы не думаете, что такого рода категория «не расистская» существует?

Кенди: У вас может быть кто-то, кто идет по улице и видит, как я бегаю по улице, и думает, что я бегу, потому что я только что украл что-то, когда просто бегаю трусцой.Вы можете попросить другого человека привязать свою собаку в Центральном парке, а вместо этого он решит позвонить в полицию и заявить, что ему угрожает черный самец. Затем оба эти человека заявят, как это сделала Эми Купер, что они не расисты. Или вы можете попросить полицейского ударить кого-нибудь коленом и убить, а затем заявить, что он не расист. Я думаю, что то, что мы считаем последовательным в этих трех аспектах, - это несколько уровней. Один просто видит, другой потенциально может причинить вред, а другой на самом деле причиняет вред.Все трое основаны на расистских идеях, и все трое утверждают, что не являются расистами. Это действительно показательно для истории не расизма, которая, по сути, была историей отрицания чьего-либо…

Венкатараман: Ты на мгновение замер для меня, Ибрам, я надеюсь, не для всех.

Кенди: [видео продолжается]… думать, что с определенной расовой группой что-то не так, или поддерживать политику, ведущую к расовому неравенству или несправедливости, или быть антирасистом - это делать прямо противоположное - верить или выражать представления о расовом равенстве или поддерживать политику, ведущую к равенству и даже справедливости, и на самом деле нет никакой разницы между иерархией и равенством, равенством и неравенством, справедливостью и несправедливостью.

Венкатараман: Когда вы называете людей расистами или антирасистами, когда вы пишете: «Это не татуировка, которую вы носите на всю жизнь. Это отрывная наклейка, которую вы можете надевать, наклеивать или снимать, в зависимости от того, что вы делаете в любой момент. Как вы думаете, почему людям важно видеть в нем съемную наклейку, а не татуировку? Почему это важное различие?

Кенди: Я думаю, что это важное различие, потому что это реальность. Я считаю, что мы должны рассматривать концепции, основанные на доказательствах.И, например, мы немного поговорили о белых аболиционистах, таких как Уильям Ллойд Гаррисон, который верил, с одной стороны, в глубоко антирасистскую идею о том, что рабство - это зло, и что оно не должно жить и раньше, и провел свою карьеру, как бы выражая эти антирасистские идеи. . Но иногда Гаррисон также говорил, что рабство отделило черных от человечества, что рабство буквально превратило черных в группы, что рабство, по сути, сделало черных нечеловеческими. И поэтому, поэтому, он задавался вопросом во время гражданской войны, готовы ли черные люди к гражданским и избирательным правам и нужен ли им период цивилизации.И поэтому, когда он бросал вызов рабству и требовал его немедленной отмены, он был антирасистом. В том же эссе, в той же статье или в той же речи он также говорил, что эти люди в синяках. Он был расистом. Большинство людей, выражающих как расистские, так и антирасистские идеи, поддерживают как расистскую, так и антирасистскую политику. Таким образом, мы не можем по существу называть их расистами или антирасистами. Мы должны заявить, что это то, чем вы являетесь в любой данный момент, а не то, кем вы являетесь.

Венкатараман: Каким будет набор антирасистских политик, которые могли бы предотвратить непропорциональное воздействие COVID-19 на цветные сообщества или которые теперь могут справиться с последствиями для здоровья, которые мы наблюдаем в этих сообществах? Как будет выглядеть антирасистская политика в связи с этой пандемией?

Кенди: Одно исследование показало, что то, что на самом деле было более предсказуемым, и я просто приведу один пример с чернокожими людьми, было более предсказуемым для показателей смертности чернокожих в строительстве, чем ранее существовавшие условия, - это статус занятости, доступ к высококачественному медицинскому обслуживанию, доступу к медицинскому страхованию, а также качеству воздуха и воды в окрестностях.Итак, как мы трансформируем политику, чтобы избежать концентрации чернокожих в районах с загрязненными воздухом и водой? Как мы трансформируем политику, чтобы избежать значительного разрыва между количеством застрахованных чернокожих и латиноамериканцев? А сколько белых людей застрахованы? Как исключить эту проблему из ситуации - это антирасистская политика, при которой у всех есть медицинская помощь. Это право человека. Очевидно, что когда дело доходит до доступа к высококачественному медицинскому обслуживанию, не везде в стране можно сравнить Бостон, где больница есть почти в каждом квартале.Итак, как нам сделать каждый район страны похожим на Бостон, в котором, казалось бы, в каждом квартале есть больница? Наконец, статус занятости. Почему у чернокожих и латиноамериканцев меньше шансов найти работу, на которой они могут работать из дома? И какую политику мы можем ввести, чтобы гарантировать, что чернокожих и латиноамериканцев не загоняют в сферу услуг и не пускают в более профессиональные отрасли, позволяющие им работать из дома? Что этому мешает? Это конвейер в университетах с высокой степенью отбора? Так ли эти компании и учреждения считают людей квалифицированными? Это то, что нам нужно изучить.И это то, что нам, очевидно, нужно изменить.

Венкатараман: Каков следующий шаг для людей, которые вышли на улицы, маршируя вместе с чернокожими американцами, утверждая, что их жизни имеют значение? Каков следующий шаг к тому, чтобы стать по-настоящему антирасистами, чтобы поддержать движение, которое вы ведете и пытаетесь создать?

Кенди: Это изменение политики. Очевидно, что то, как человек может участвовать в изменении политики, зависит от каждого человека. Есть организации, есть центры, есть кампании, есть политики, которые сосредоточены на изменении антирасистской политики.Тогда возникает вопрос для каждого человека: как не только продемонстрировать, что расизм является проблемой на улицах, не только узнать о расизме, читая книги в собственном доме, но и как вы поддерживаете эти организации, эти центры, тех политиков, тех кампании, которые стремятся свергнуть и заменить расистскую политику? У каждого человека по-разному, и я имею в виду, что у некоторых людей может быть много времени, поэтому они действительно могут присоединиться к массовым организациям и стать их волонтерами, и их время будет очень ценно для этой организации.У других людей может быть какая-то платформа, которую они могут использовать, чтобы по-настоящему продвинуть эти кампании и эти организации. У других могут быть ресурсы, чтобы они могли финансировать эти организации, эти центры, этих политиков. Вопрос для каждого из нас: что мы можем дать? В чем наш опыт? Я вырос в церкви, и особенно в Черной церкви, каждый член церкви спрашивает: «Хорошо, что вы можете дать церкви?» Мол, в чем вы разбираетесь? Ты умеешь петь? Хорошо, присоединяйся к хору, верно? Вы можете проповедовать? Хорошо, поднимайся на подиум.Что вы можете дать этому большему сообществу? И я думаю, что это тот же вопрос, который может задать себе каждый человек.

Венкатараман: Одна часть истории Бостона, которой я действительно горжусь, - это роль, которую бостонцы сыграли в отмене рабства и первых газетах против рабства, таких как The Liberator. Как это формирует основу для более современного антирасистского движения?

Кенди: Это все. Я считаю, что для нас критически важно осознать разницу между отменой рабства и освобождением людей.Аболиционисты были критически, центрально вовлечены в освобождение порабощенных людей, но связь с этим, конечно же, заключалась в усилиях по освобождению людей от угнетения, к освобождению людей от расизма. Черные люди не могут быть свободными, если мы по-прежнему подвергаемся расизму. Так что я считаю антирабовство и антирасизм взаимосвязанными и опирающимися друг на друга исторически и даже в настоящее время. И без вопросов, я думаю, вы, вероятно, могли бы доказать, что община Бостона была колыбелью аболиционистского движения, а не только аболиционистов в 19 веке.Вы также можете доказать, что это была одна из колыбелей феминизма, с помощью таких людей, как Мария Стюарт, или даже одной из колыбелей литературы от таких людей, как Филлис Уитли. И, конечно же, у вас была Мария Стюарт, которая выступала против сексизма, расизма и рабства, и Дэвид Уокер, который, конечно, был невероятно важным аболиционистом и голосом против рабства в этом черном сообществе в Бостоне, был критически настроен. При первоначальном финансировании «Освободителя», голоса аболиционизма Уильяма Ллойда Гаррисона, который в конечном итоге стал голосом аболиционистского движения, он должен работать с этими бостонскими чернокожими и их поддержкой.Я ненавижу слишком увлекаться этим. Когда Гаррисон пошел в черную церковь в Бостоне в 1829 году, он понял, что ему нужно объявить о немедленном освобождении от рабства. Он думал, что речь идет о постепенной отмене смертной казни, но черные дали ему понять, что нет, речь идет о немедленном освобождении.

Венкатараман: У чернокожих по всей стране репутация непривлекательного и расистского города. У нас репутация чернокожих спортсменов, которые приезжают сюда для занятий профессиональным спортом, и их подвергают расовым оскорблениям.Как вы видите нынешнюю реальность Бостона, соответствующую антирасистскому движению, которое вы хотите разместить здесь?

Кенди: Мы можем легко говорить о роли Уильяма Ллойда Гаррисона в создании «Освободителя» и легко забывать, что, как я полагаю, в 1835 году он был почти убит белой мафией в Бостоне, которая была полностью против его активности. Мы можем легко говорить о роли, которую сыграла Мария Стюарт, и не говорить о том, что ее выгнали из Бостона за ее убеждения. Но на самом деле это не отменяет того, что они сделали.Расизм в Бостоне, который отражает описанное расовое неравенство, не отнимает у людей, которые десятилетиями, если не всю свою жизнь, боролись с этим расовым неравенством. Что касается меня, я всегда постоянно ищу признаки сопротивления и историю сопротивления в конкретном городе и даже людей, которые участвуют в этом сопротивлении сегодня, а не то, есть ли в нем расизм. Меня больше беспокоило то, чтобы присоединиться к сообществу людей, вовлеченных в это антирасистское сопротивление сегодня, и я подозреваю, что буду участвовать в этом завтра.Как человек, который жил в Филадельфии и Провиденсе, штат Род-Айленд, как человек, который жил в Вашингтоне, округ Колумбия, как человек, выросший в Нью-Йорке, я действительно не жил в месте, где я не испытывал бы анти-чернокожего расизма.

Венкатараман: Мы видим, как несколько корпораций объявляют 15 июня выходным днем. Что вы думаете по этому поводу? Это токенизм? Это действительно символично? Это важно? Действительно ли это движущая сила перемен?

Кенди: Я думаю, что у разных людей разные причины, по которым они это делают, верно? Я согласен с тем, что 19 июня должно быть национальным днем ​​траура, или национальным праздником, или национальным днем ​​размышлений, национальным днем ​​стремления к восстановлению.Я думаю о зле рабства; Я не знаю другого слова, которое можно было бы использовать, но именно так бостонские аболиционисты описали это, и как это зло длилось так долго, и как богатство этой страны во многом было получено из этого зла, и даже богатство многие люди в Бостоне получали некоторые из этих товарных культур, выращиваемых на юге, и помещали их на фабрики, а затем обеспечивали работу. Это все, о чем нам нужно знать, это то, что нам нужно помнить, это все, что нам нужно, чтобы быть уверенными в том, что мы слышим, потому что факт в том, что люди ведут себя так: «ну, вы Знаешь, я не был вовлечен в рабство, и почему я должен помнить об этом, участвовать или узнавать об этом? » Как будто это не американская история.Одна из необычных историй, определяющих американскую историю и отличающих американскую историю от историй других народов, - это рабство. Для нас критически важно делать что-то каждый год в этот день. Я не совсем уверен, что это за что-то, но я определенно думаю, что каждый американец должен иметь очень глубокие и основательные знания о рабстве. Меня поражает, как мало большинство американцев знают о рабстве, и это то, чему мы должны учить. Его наследие - это то, чему мы должны учить, и мы должны постоянно стремиться к покаянию и избавлению от рабства.

Венкатараман: Когда вы говорили о июньском, вы говорили о нем как о времени траура, а не обязательно как о времени празднования. Это потому, что вы считаете это задержкой в ​​выполнении обещания Прокламации об освобождении свободы? Это потому, что мы должны сосредоточиться на причине этого с самого начала? Почему сегодня траур?

Кенди: У меня смешанные чувства насчет июня. С одной стороны, это день траура, а с другой - день празднования.Но в то же время это день оплакивания насилия, жестокости и смерти, которые буквально поддерживали рабство. Это учреждение поддерживалось пытками, насилием и террором. Нам нужно знать это, чтобы никогда не повторить это и понять свое прошлое. Но и наши люди все еще несвободны. Есть разница между отменой рабства и освобождением людей. Черным людям сказали: «Хорошо, теперь иди поработай на своих бывших хозяев», и им сказали, что это свобода.Им сказали: «Теперь вы свободны, даже если у вас нет гражданских и избирательных прав», или, когда они получили гражданские и избирательные права, их отобрали у них ку-клукс-кланцы и другие лица, подавляющие избирателей. Потом они сказали: «Ты все еще свободен». Черные люди десятилетиями обрабатывали землю, что позволило другим людям разбогатеть. Затем, когда их процитировали «бесплатно», они остались без земли, а затем сказали, что они свободны. Беспорядки, возникшие тогда в послевоенной Америке, сохраняются и по сей день.

Венкатараман: Вы сказали, что одна из вещей, которая вами движет, - это любовь. Вы можете рассказать об этом подробнее?

Кенди: Итак, в первую очередь, я определяю любовь как глагол. И в то же время я считаю антирасизм активным занятием. Дело не в том, что кто-то может просто встать и сказать: «Я антирасист». Я не говорю людям, что своими действиями стремлюсь любить: «Я люблю тебя», имея в виду, что я хочу, чтобы они видели и чувствовали мою любовь на регулярной основе. Один из способов, которыми я пытаюсь выразить свою любовь к чернокожим, - это борьба с затрагивающим их расизмом.Я стремлюсь показать свою любовь всему человечеству, борясь с фанатизмом, который я считаю одним из трех более слабых видов оружия, угрожающих человеческому существованию, наряду с изменением климата и ядерной войной. Знаешь, я борюсь из любви. Я просто нахожу столько радости и смеха, и столько единства в человечестве, в человеческом разнообразии, в человеческом творении. Это то, что я хочу расцвести, а не страдания, порождаемые расизмом и другими формами фанатизма. Мне больно видеть людей, которые чувствуют и сталкиваются с этими огромными страданиями, потому что я люблю людей.Я думаю, что нам нужно действительно опираться на любовь в очень активном смысле, чтобы мы могли убедиться, что мы любим их, или если вы действительно не заботитесь о человечестве, но вы заботитесь о своих близких, членах своей семьи, своем дети, ваши родители, я думаю, даже для них критически важно бороться с фанатизмом и бороться с расизмом. Я постоянно показываю в своей работе, как и почему мы можем создать лучший Бостон - лучший мир, если мы хотим и можем делать тяжелую работу по борьбе с расизмом.

Во время выступления несколько вопросов аудитории зачитала Марсела Гарсия, редактор, обозреватель и член редакционной коллегии Globe:

«Я белый. Меня беспокоит, что я непреднамеренно скажу или сделаю что-то бесполезное или даже неуважительное. Как белые общины могут помочь общинам чернокожих, не впадая в старый стереотип о белых как о спасителях и о цветных людях как о тех, кого нужно спасти? »

Кенди: Я думаю, что белые американцы должны противостоять самым расистским идеям, которые лежат в основе менталитета белых спасителей и лежат в основе расистского патернализма.Я думаю, что способ узнать, что полезно, а что неправильно, - это не только разговаривать с цветными людьми, но, что еще более важно, изучать историю расизма. И причина, по которой я говорю «важнее», заключается в том, что не каждый цветной человек является экспертом в области расизма. И не каждый цветной человек даже разбирается в своей расе. Конечно, они могут поделиться своим личным опытом, в котором они являются экспертами. Но они, возможно, не смогут по-настоящему рассказать вам историю расизма или то, как расизм действует в каком-либо городе.Но есть люди, которые изучают это, пишут книги по этому поводу, пишут эссе и статьи по этому поводу, и это те материалы, которые вам нужны, чтобы вы могли понять, что полезно, а что нет.

«Как могут работать возмещения и есть ли эффективные альтернативы возмещениям и будут ли они реализованы?»

Кенди: Как ученый и как человек, который действительно любит говорить на основе данных, я думаю, что многие люди призывают нас изучить это.У нас были конгрессмены и женщины, которые десятилетиями призывали к способности даже изучить этот вопрос. Никто не должен решать: «Хорошо, вы должны сначала сказать мне, как будут осуществляться возмещения, прежде чем я определю свою политическую позицию по этому поводу». Не кажется ли вам, что лучше всего, если мы изучим эту тему, выясним, как лучше всего произвести возмещение ущерба, а затем вы сможете увидеть потенциальные последствия, потенциальные затраты, а затем вы сможете принять решение? Я думаю, что это лучшее место для всех нас, чтобы принять решение о возмещении ущерба.Я бы также добавил, что в этой стране растет разрыв в расовом богатстве. До нынешней рецессии прогнозисты предполагали, что к 2053 году медианное богатство черных снизится до нуля долларов, а в период с этого времени медианное богатство белых будет расти. Таким образом, для тех, кто заявляет, что они привержены расовому равенству, возникает вопрос: как обратить вспять, не говоря уже о ликвидации, этот растущий разрыв в расовом богатстве без такой программы, как возмещение ущерба?

«Какие ваши методы ухода за собой больше всего помогли сбалансировать усталость от эмоционального труда и антирасистской работы?»

Кенди: Я не хочу, чтобы вы все думали, что я помешан на здоровье [смеется].

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *