Skip to content

Болезни индюшек: Болезни индюков и их симптомы, лечение в домашних условиях | Курочка

Содержание

Болезни индюков и их симптомы, лечение в домашних условиях | Курочка

Добрый день, опытные и начинающие птицеводы. Сегодня вы узнаете самые распространенные болезни индюков и их симптомы, лечение в домашних условиях с фото и видео советами.

По причине болезни индюков и индюшек птицеводы вынуждены тратить силы, время и деньги на борьбу с ними. Некоторые заболевания ведут к гибели всего поголовья. Понятно, что все это негативно сказывается на рентабельности разведения птицы.

Обязательные профилактические мероприятия:

  • Чистка и дезинфекция птичника;
  • ежедневный осмотр поголовья. Сомнительные птицы, и индейки с очевидными симптомами отправляются в карантин.

Болезни индюков и их симптомы, лечение в домашних условиях

Сначала рассмотрим инфекционные болезни индюков и индеек.

Болезнь Ньюкасла

Это патология вирусного происхождения с высоким процентом летальных исходов. Большой падеж отмечается в младших возрастных группах птицы. При острой форме болезнь длится обычно до четырех дней. Недуг сопровождается параличом конечностей, поносом, увеличением зоба.

Единственное, что предлагает ветеринария против инфекции – вакцинацию птицы определенного возраста. Правда, такая мера часто не срабатывает.

Респираторный микоплазмоз

Такое заболевание также называют инфекционным синуситом индеек. Его главный симптом – округлы вздутия под глазами. Проблемный молодняк «позевывает», издает хрипящие звуки, кашляет. Летальный исход – редкое явление.

Инфекция страшна тем, что она сильно «худит» птицу, истощает. Что является причиной затяжного откорма и соответственно дополнительных расходов. Патология поддается лечению, но эти должен заниматься ветеринарный работник.

Профилактика микоплазмоза включает удаление сырого подстилочного материала, исключение сквозняков, поддержание в надлежащем состоянии вентиляции.

Пуллороз

Этим недугом страдают индюшата до 2-недельного возраста. Симптомы: отказ от корма на фоне чрезмерно обильного питья, вялость, стремление уединиться, закрытые глаза, опущенные крылья, постоянные пищащие звуки, нарушенное пищеварение.

Смерть сопровождается судорогами конечностей. Из-за массового падежа птицеводы несут колоссальные убытки. И в этом случае не обойтись без вмешательства ветеринара.

Аспергиллотоксикоз

Виновник такой инфекции – гриб аспергиллус, попадающий в организм птицы с кормом или с подстилкой. Болезнь протекает остро или хронически. В первом случае у индюшат отмечается сонливость, учащенное дыхание. Предвестник скорого летального исхода – судороги.

Инфекция в хронической форме сопровождается поносом, резкой потерей массы, отставанием в росте. Смерть приходит неожиданно. Борьбы с патологией основана на замене подстилочного материала, введении в рацион молочнокислых продуктов.

Гистомоноз

При данном недуге воспаляется слепая кишка и поражается печень. Болезнь нередко диагностируется у молодняка, посаженного в бывший необеззараженный курятник. Симптомы: понос, слабость, апатичность, низкая масса. При таком заболевании молодняку дают препарат фуразолидон.

Применение этого средства имеет множество нюансов. Поэтому как минимум надо проконсультироваться у ветеринара. Также применим препарат осарсол. Рекомендована дегельминтизация.

Паразитарные болезни индюков

Индейки, как и прочие виды домашней птицы, поражаются паразитами. Тревожными звоночками служат:

  • Частое перебирание перьев;
  • беспокойное состояние;
  • отсутствие сна.

Клещи, питающиеся кровью, вызывают анемию. Эти паразиты переносят некоторые инфекционные болезни индюков. В борьбе с клещами используют зольно-песочные ванны (ящики). Если выявлена проблемная птица, пол птичника, освобожденного от индеек. Обрабатывается 1-процентной водной эмульсией карбофоса (около 125 мл на квадрат).

Болезни индюков, их признаки и лечение

Болезни индюков и их симптомы, лечение в домашних условиях мы описали, а чем болели ваши индюшки? Поделитесь опытом в комментариях.

Подписывайтесь на канал «Курочка».

Ставьте лайк, оцените наш труд.

До встречи, коллеги, а мы пока подготовим для вас новую и интересную информацию!

© Все про кур 2019. Все права защищены.

Болезни индюков — Фермер Без Хлопот

Необходимо сказать, что любые птичьи болезни способны подрывать птичье хозяйство вне зависимости от их спецификации. Поэтому здоровая популяция птиц, способна принести солидные доход своим потенциальным собственникам. Однако, если говорить про больных  таких птиц как индюки, то здесь ситуация становится иной. Болезни индюков всегда будет сопровождаться материальные убытками на лечение птицы и выполнение необходимых карантинных мер. Если потенциальному владельцу станут известны реальные причины заболевания птицы, то это позволит избежать определенных затрат на лечение индюков. Использование мер профилактики позволяет избежать многих заболеваний, предотвратить затраты. Для того, чтобы выполнить все положенные санитарные мероприятия и предотвратить болезни индюков, необходимо:

  1. Своевременно и тщательно обработать птичник;
  2. Обеспечить нормальное питание птицы;
  3.  Создать условия для отсутствия сквозняков и резких перепадов температурных режимов;
  4.  Для индюков требуется высококачественный корм;
  5.  Не рекомендуется давать птицам заплесневелые продукты или несвежую пищу;
  6.  Своевременно проводит очистку поилок и кормушек;
  7.  Осмотреть все поголовье птицы на наличие заболеваний;
  8.  Перед запуском птицы провести все подготовительные работы в виде помытия стен, полов и потолков. После чего дать им просушиться. Затем в помещении провести процедуру дезинфекции, выбелить стены.
Зобовая инфекция индюков (лечить:тетрациклином. В острой стадии две таблетки в день. После того ка начнёт » сдаваться». Одна в сутки. В течении семи дней. )

Читайте также: Разведение и уход за индюками

Поэтому для решения последней задачи потребуется перед входом в птичник уложить коврик. Сверху него устелить слой мешковины, который обработан дезинфицирующим средством. При правильной подготовке болезней индюка есть возможность предотвратить различные болезни. Если птица заболела заразными болезнями, то они представляют огромную опасность и требуют своевременного реагирования.

Болезни индюков

  1. Туберкулез. Из-за данной болезни индюки имеют поражение внутренних органов. В результате чего они теряют свою продуктивность, на кожных покровах появляются узелковые образования. Также у них может появиться понос. Такая болезнь может распространиться через еду и водную массу. В качестве переносчиков могут быть яйца больной индейки, либо наличие недостаточно чистой подстилки. От такой болезни исцелить индюков нельзя. Также нельзя употребить в пищу мясо больной птицы. Когда проводится дезинфекция, то возбудитель туберкулеза не уничтожается. Это можно сделать лишь при длительном воздействии солнечных лучей.
  2. Оспа. Это заболевание у птиц стоит отнести к вирусному. В результате этого у птицы снижается активность, у индюков начинают опускаться крылья, взъерошиваются перья. Они боятся света. Они меньше несут яйца. Затем на кожных покровах ног начинают появляться красные пятна, их образование проходит и на слизистых оболочках, кожных покровах головы и кораллах. Больных индюков забивают на мясо, а остальные части сжигают. Здоровые птицы проходят вакцинацию от данной болезни. Птенцы прививаются такими же препаратами до 6 недель.
  3. Глисты. Такое заболевание в организм птицы попадает через пищу и водную массу, где содержится множество возбудителей глистных инвазий. Они занимаются паразитизмом внутри пищеварительного и дыхательного тракта у птиц. В результате этого они резко могут утратить массу, снизится иммунитет. Такие организмы довольно трудно вывести из организма. Поэтому обязательно стоит провести дезинфекцию птичника.
  4. Гистомоноз. Этот вид болезни относится к разновидности болезни индюков, которые выращиваются в домашних условиях, что проходит в результате несвоевременной дезинфекции кишечника. Такая болезни приводит к поражению печени птицы. У птицы начинается понос, они более слабые и худые, апатичные и взъерошенные. Такое лечение проводится своевременно. В корм птицы начинает подмешиваться осарол. К дополнительным продуктам стоит отнести фенотиазин для устранения данной болезни у индюшат.

Классификация не вирусных болезней индюков

Если говорить про болезни индюков не вирусного характера, то они, как правило, поражают индивидуальных особей, не передаются другим особям в птичнике, а также не представляют никакой опасности для птиц.

Однако, лечение все же стоит заняться. Поэтому классифицировать такие болезни можно следующим образом:

  • Гиповитаминоз. Данная болезнь может возникнуть в результате некачественного употребления пищи. Довольно часто такая болезнь возникают у молодых индюшат. Эта болезнь сопровождается воспалением глаз, появлением симптомов рахита, а также слезотечением. Поэтому для решения данной проблемы в рацион индюков стоит больше добавить травяной муки, морковной ботвы и зелени. Для этого качественные показатели еды должны быть на максимальном уровне.
  • Твердый зоб. Данная болезнь может смело относится к незаразным заболеваниям. Сопровождается резкой потерей массы и вялостью. Появляется, когда переполняется зоб птицы с помощью твердых зерновых кормов. Такая болезнь довольно трудно поддается лечению. Поэтому птицу зразу режут на мясо.
  • Отвисший зоб. Такая болезнь может развиваться при знойной погоде, поэтому птица начинает потреблять больше водной массы. Такая болезнь развивается при обильном кормлении индюков с помощью твердых кормов.
  • Извращенный аппетит. Если кормление индюков находится на недостаточном уровне, то в пищу идет скорлупа яиц, подстилка в птичнике, щепки и перья. Такие симптомы часто возникают лишь при отсутствии животного корма. Лишь полноценный корм  который едят индюки позволит избежать появления такого аппетита. Такая болезнь может возникнуть из-за неправильного ухода, а также не соблюдения нормальных условий содержания птицы. Если все сделать правильно, то этой болезни индюков можно будет избежать.

Как видите болезни индюков бывают разными, справится с ними поможет наш сайт  fermerbezhlopot.ru

Лечение индюков при инфекционных болезнях и заболеваниях неинфекционной природы

      
      
      

Некоторые инфекционные заболевания домашней птицы являются опасными для человека, поэтому важно своевременно начать правильное лечение птиц.

Болезни индюков и их лечение – проблема, с которой сталкиваются те, кто занимается выращиванием и разведением индюков. Причины возникновения болезней у индюков кроются во многих факторах: врожденные дефекты птенцов, неправильное питание, поражение гельминтами, бактериями, грибками и насекомыми, температура и влажность окружающей среды. Чтобы заняться лечением индюков необходимо обратиться за консультацией к ветеринару.

Каждый фермер обязан знать основные болезни индеек и их лечение. Условно, все болезни индюков можно разделить на две категории: заболевания инфекционной природы и незаразные болезни.

Самой распространенной болезнью индюков неинфекционной природы является энтерит – воспаление слизистых оболочек кишечника. Основными причинами его возникновения является использование загрязненной воды и некачественного корма при кормлении индюков. Энтерит может оказаться следствием инфекционных болезней или глистных инвазий. Лечить индюков при энтерите следует исходя из причин появления поноса.

У индюков часто встречается незаразное заболевание пищеварительной системы – гастрит. Это воспалительная болезнь, что поражает слизистую оболочку желудка. Чаще всего гастрит возникает в результате попадания в желудок некачественной воды, зерна, токсических веществ, а также ранения его оболочек острыми предметами.  При этом лечение индеек заключается в выпаивании отваром, что состоит из перечной мяты (10 г), зверобоя продырявленного (5 г), регошюка обыкновенного (5 г), листьев подорожника (10 г). Из этих трав нужно приготовиться смесь и запарить 2,5-3 г в 250 мл кипятка, настоять 30 минут. Такое питье избавить от рвоты и поноса.

Индюки подвержены клоациту

– выраженное воспаление слизистой оболочки клоаки. Клоацит возникает в результате воспалительных поражений яйцевода или запоров, что длятся очень долго. Лечение индюков проводится так: клоаку освобождают от скопившихся фекалий и обрабатывают анальное отверстие 3%-ным водным раствором мумие. Это лекарственно средство можно давать больным птицам вместе с пищей (0,4 мг на 100 г веса). Лечение индюков проводят на протяжении 10 дней.

Самыми опасными для индюков считаются инфекционные заболевания. К ним относится птичий грипп, колибактериоз, пуллороз, псевдочума. 

Птичий грипп вызывается штаммом вируса типа А. Проявляется заболевание в слабости и вялости, ухудшении аппетита, выпадении перьев, расстройстве пищеварения, поражении дыхательной системы, жажде, повышении температуры тела. Птичий грипп является крайне опасным, поскольку распространяется с большой скоростью и может поражать человека. Чтобы остановить эпидемию необходимо уничтожить всех инфицированных птиц.

Индюшата часто болеют колибактериозом, который может протекать в острой или хронической форме. Это заболевание проявляется в повышении температуры тела, исчезновении аппетита, появлении жажды, затрудненном дыхании и хрипах. Правильное и адекватное лечение индюшат при колибактериозе может назначить только ветеринарный врач, определив форму течения болезни.

Пуллороз (тиф) – заболевание, которому подвержены индюшата до 14 дней. Проявляется в плохом аппетите, вялости, жажде, затрудненном дыхании. При данном заболевании лечение индюков не имеет смысла. В качестве профилактики в первый день жизни и в последующие четыре дня индюшатам колют пенициллин. Кормушки и поилки обрабатывают дезинфицирующим раствором.

Как молодняк, так и взрослые птицы могут страдать

псевдочумой (ньюкаслская болезнь). Болезнь сопровождается повышением температуры тела, скоплением слизи в ротовой и носовой полостях. После постановки диагноза единственный метод лечения – забой птицы бескровным методом, поскольку заболевание является опасным для человека.

Купить препараты для лечения индюков

Спелимикс 44 порошок (1 кг),

Зинаприм (Zinaprim), 1 кг,

Энрол 10% (энрофлоксацин), ор. (1 фл.х 10 мл)

Лозеваль иммуномодулятор -антибиотик для животных, ор. (1 фл.х10 мл)

 

Болезни индюков: виды и способы профилактики

Самые распространенные болезни индюков

Когда заходит речь о разведении индюков, то и у начинающего и у опытного заводчика может возникнуть масса вопросов и непредвиденных ситуаций. В большинстве случаев это обусловлено тем, что индюк — птица достаточно капризная, требующая большого внимания к своей персоне.

Правильно оборудованные птичники, качественные корма и премиксы, внимательное отношение к здоровью молодняка — всё это является залогом высокой производительности и хороших откормочных показателей. И если с кормами и местом содержания, как правило, проблем не возникает, то о болезнях, подстерегающих индюшат с первых дней жизни стоит поговорить отдельно.

Инфекционные болезни индюков

По статистике, до 70% молодняка индюков может погибнуть в первые месяцы своей жизни. Обусловлено это тем, что многие из характерных для этой птицы инфекционных заболеваний очень заразны и могут поразить практически всё поголовье за считанные дни.

Наиболее распространёнными и опасными для индюшат заболеваниями являются:

Болезнь Ньюкасла

Вирусное заболевание с высоким уровнем контагиозности. Первичными признаками этой болезни является:

  • понос, часто с крайне неприятным запахом;
  • растянутость зоба, возможна зловонная отрыжка;
  • общая слабость, отказ от пищи и воды, судороги;
  • падение на ноги, полный паралич конечностей.

Смерть обычно в течение одной, реже двух недель. Доказанного протокола лечения при этом заболевании нет. Единственным способом, позволяющим уберечь поголовье от массового падежа — это профилактическая вакцинация от болезни Ньюкасла.

Также следует понимать, что это заболевание поражает все виды домашней птицы, поэтому в случае возникновения инфекции обязательны карантинные меры.

 Туберкулёз

 Не менее опасен, чем болезнь Ньюкасла. Отличается высокой заразностью и очень острым протеканием с быстрым поражением всех внутренних органов. Первыми признаками являются:

  • общая вялость, апатия, птицы почти не двигаются;
  • расстройство кишечника;
  • узелковые образования под крыльями.

Заболевание смертельное, лечения на данный момент нет. Зараженную птицу уничтожают, останки утилизируют. На территории, где находились больные особи проводится полная санитарная обработка, дезинфекция.

Инфекционный синусит, известен также как респираторный микоплазмоз

Заболевание дыхательных путей. Прямой опасности не несёт, но может быть чревато осложнениями от присоединившихся вторичных инфекций. Вспышки заболевания обычно приходятся на периоды похолодания и повышенной влажности.

Главными симптомами являются:

  •  обильные слизистые выделения;
  • воспаления, отёки под глазами;
  • затруднённое дыхание, одышка;
  • слабый аппетит, снижение яйценоскости у самок.

Для лечения используются антибактериальные препараты, чаще всего в инъекциях. Индюшатам предлагаются питьевые растворы. Внимательное отношение к условиям содержания индюков и профилактические витаминные добавки к рациону помогают предупредить заболевание и снизить риски заражения.

Глистные инвазии индюков

Поражение гельминтами — одно из самых распространенных заболеваний пернатых. Заражение происходит через грязную подстилку, воду, пищу, контакты с зараженными животными.

К основным симптомам относятся:

  • резкое снижение аппетита и, как следствие, массы птицы;
  • понос;
  • низкий иммунитет, общее ослабление защитных функций организма.

Существует масса антигельминтных препаратов, используемых как в качестве лечебных, так и профилактических мер. Также необходимы комплексные дезинфекционные мероприятия.

 Гистомоноз

Протозойное заболевание, поражающие органы пищеварения. Сопровождается:

  • обильным поносом желтого цвета, с пенными вкраплениями и ярко выраженным запахом;
  • загрязнение задней части птицы, нередко случается закупорка анального отверстия;
  • кожа головы индюшат приобретает тёмно-синий, практически чёрный цвет.

Для лечения используются препараты против простейших, в частности метронидазол. Также эффективны карантинные меры, зараженных особей следует обязательно изолировать и провести полную санитарную обработку птичника.

Другие болезни индеек

Помимо инфекционных болезней индюков поражают также и незаразные заболевания. Чаще всего это проблемы, затрагивающие опорно-двигательный аппарат (индюшата падают на ноги) и пищеварительную систему птицы (твёрдый или отвисший зоб, извращённый аппетит).

Также нередки заболевания, связанные с недополучением витаминов, минералов и других полезных веществ. Большинство этих проблем лечится при помощи витаминных комплексов, правильного питания, питательных кормовых добавок.

Кроме того, жизненно важное значение играет правильное содержание. Чистые помещения, дезинфекция, регулярная смена подстилок, поилок и кормушек помогут птицеводу вырастить по настоящему достойных представителей семейства индюшиного племени без особых хлопот и затрат.

С ув. Ветаптека 33 Коровы

 

Болезни индеек и их профилактика. Самый полный справочник птицевода

Болезни индеек и их профилактика

Пастереллез (холера) птиц – заболевание, протекающее в острой и хронической формах. Чувствительны к пастереллезу индюшата в возрасте 30–60 дней. При остром течении болезни в первую очередь погибают упитанные индейки (через 17–48 часов). Возбудитель болезни – пастерелла – сохраняется в навозе до трех месяцев, на загрязненных пометом предметах – 12–72 дня. На открытом воздухе под прямыми солнечными лучами пастереллы погибают за 48 часов, а при рассеянном свете – за 72 часа.

Пуллороз (бациллярный белый понос) – опасная для индюшат болезнь. Источники инфекции – больная птица, зараженные яйца, оборудование. Больные индюшата плохо растут и во взрослом состоянии являются бациллоносителями. Пуллороз вызывает значительный падеж молодняка.

Тиф – острое инфекционное заболевание индеек, наиболее распространенное в южных районах страны. Болеют им индейки всех возрастов, но чаще взрослые в возрасте до 150 дней. Возникновению и распространению болезни способствуют неполноценное кормление, скученность и антисанитарное состояние помещений. Тиф вызывает значительный отход птицы, а переболевшая индейка долгое время выделяет возбудителя тифа с калом, яйцами и является источником инфекции.

Индейки могут заразиться тифом от кур, у которых эта болезнь протекает скрыто, поэтому контакты индеек и кур нежелательны.

Всю больную и подозреваемую в болезни птицу забивают, помещение и выгул дезинфицируют, а здоровой птице скармливают лекарственные препараты.

Опасная болезнь для индюшат в возрасте 3-30 дней – паратиф. Смертность молодняка при данной болезни достигает иногда 80 %. Заболевшие индюшата становятся вялыми, у них отвисают крылья, иногда наблюдается понос. Источник распространения инфекции – больная и переболевшая птица, а также яйца, снесенные индейками-бациллоносителями.

Возникновению паратифа способствует неполноценное кормление, в частности, недостаток витаминов, нарушение условий содержания – увеличение плотности посадки птицы, плохая вентиляция и антисанитарное состояние птичников.

Туберкулез – хроническое заболевание индеек, преимущественно взрослых. При туберкулезе поражаются печень, селезенка и другие внутренние органы. У больных индеек иногда наблюдается понос, они худеют, резко снижают продуктивность. Возбудитель болезни – туберкулезная палочка. Она очень устойчива к условиям внешней среды и трудно обезвреживается обычными дезинфицирующими средствами. Наиболее эффективным средством борьбы с туберкулезной палочкой являются солнечные лучи. Они ее убивают за 45–50 минут, а рассеянный свет – за 8-50 дней.

Помещения, в которых содержалась больная птица, после дезинфекции оставляют на один-два месяца с открытыми оконными рамами.

Распространяется болезнь через больных птиц, грязную подстилку, корм, воду, иногда через яйца, снесенные больными индейками.

Респираторный микоплазмоз имеет несколько названий – инфекционный синусит, хроническая респираторная болезнь или заразный насморк.

Болезнь возникает и усиливается при неблагоприятных условиях содержания: переуплотнении, переохлаждении, недостаточной вентиляции, сырости, неполноценном кормлении, особенно при дефиците витаминов А и D.

Синусит поражает, главным образом, индюшат с трехнедельного возраста и старше. Болеет также взрослая птица.

Заболевание наблюдается в основном осенью и зимой. Главным источником инфекции является больная птица, выделяющая возбудителя с носовым истечением на подстилку, корм и воду. Накопление слизи вызывает у нее припухлость подглазной области, при этом воспаляется слизистая оболочка глаз, нарушается зрение, птица не может находить корм. Больная птица теряет продуктивность, худеет и погибает, переболевшая долго остается бациллоносителем.

Особое значение в профилактике синусита имеет выращивание молодняка на выгуле. Индюшата в дневное время суток должны находиться на свежем воздухе.

При клеточном содержании надо обеспечивать хорошие микроклимат и кормление, соблюдать нормы посадки птицы.

Большую опасность для индюшат в возрасте четырех месяцев и старше представляет рожа, вызываемая возбудителем рожи у свиней. Она может передаваться индейкам от больных птиц, свиней и овец. Заболевшие индюшата становятся вялыми, нахохливаются, голова и кораллы у них синеют, мясистый отросток на голове припухает, наблюдается истечение слизи из носа, повышается температура тела до 43–44 °C.

Источником заболеваний индеек могут быть грызуны, которые разносят инфекцию.

Индейки, как и куры, болеют оспой (осподифтерит). Возбудитель болезни – фильтрующий вирус. Переносят инфекцию больные и переболевшие индейки, куры, голуби и птицы других видов.

У больных индюшат на голове, шее, крыльях образуются серовато-желтые наросты в виде бородавок. При дифтерической форме налеты появляются в ротовой полости, гортани и могут вызывать удушье, иногда поражают глаза, и птица слепнет.

Больных индеек забивают, подозрительных изолируют в другое помещение.

Чаще оспой заболевают индюшата с месячного возраста. Индейки старше года довольно устойчивы к оспе. Смертность индюшат при оспе небольшая, но они резко отстают в росте и развитии, у взрослой птицы снижается продуктивность, оплодотворяемость яиц, вывод молодняка.

Чума – острое заразное заболевание, вызываемое вирусом. Эта тяжелая болезнь отмечается во всех континентах земного шара. Особенно чувствительны к ней индюшата моложе трех месяцев, падеж может достигать 50 %. Взрослые индейки более устойчивы к чуме, чем молодняк, однако падеж иногда составляет 20 %. У больной птицы наблюдаются понос, припухание зоба, высокая температура.

Источником распространения чумы являются больная птица, мясо убитых птиц, люди, обслуживающие больную птицу, тара для перевозки мяса и яиц, подстилка, инвентарь.

Основные профилактические мероприятия по борьбе с чумой должны быть направлены на предотвращение попадания инфекции в здоровое стадо. В случае возникновения заболевания всю птицу забивают, помещение и инвентарь тщательно дезинфицируют.

Перед разведением следующей партии индеек необходим продолжительный профилактический перерыв.

Орнитоз – инфекционное заболевание, опасное не только для индеек, но и для человека. Орнитозом болеют все виды сельскохозяйственной птицы.

Возбудитель болезни – вирус, который даже в высушенном состоянии под вакуумом сохраняется несколько лет, но погибает под действием растворов обычных дезинфицирующих средств.

У больных орнитозом индеек снижается продуктивность, наблюдаются сонливость, шаткость походки, исхудание. Гибель птицы может достигать 20–30 %.

Заболевших орнитозом индеек забивают. Трупы умершей птицы уничтожают.

Большой ущерб птицеводству наносят протозойные, глистные и паразитарные болезни. Из них наиболее распространен гистомоноз, который вызывает одноклеточный организм класса жгутиковых – гистомонада.

Проникновению гистомонад в стенку кишечника индеек способствует личинка глиста гетеракис, паразитирующего в слепых кишках индеек.

Гистомонозом чаще болеют индюшата в возрасте от двух недель до трех месяцев, но нередко поражается молодняк старшего возраста и взрослая птица. Индейки могут болеть гистомонозом в течение всей своей жизни.

Распространяют гистомоноз взрослые больные индейки, которые выделяют с пометом огромное количество паразитов. Куры, являясь постоянными носителями гетеракисов, также заражают ими индеек. Кроме того, источником заражения индюшат являются загрязненная подстилка, инвентарь, транспорт, тара, инкубационные яйца, обувь, одежда обслуживающего персонала.

Больные гистомонозом индюшата теряют аппетит, жалобно пищат, испытывают жажду, дрожат, у них наблюдаются вялость, взъерошенность, иногда появляется понос желто-зеленого или коричневого цвета, перья вокруг клоаки загрязнены.

Основными профилактическими мероприятиями при гистомонозе, наряду с полноценным кормлением, является соблюдение санитарно-профилактических мероприятий, тщательное проведение дезинфекции, соблюдение зооветеринарных требований по уходу за птицей.

Профилактика заболеваний индеек – важнейшая забота всех птицеводов.

К основным средствам санитарно-профилактических мероприятий относятся: дезинфекция, дезинвазия, дезинсекция и дератизация. В качестве дезинфицирующих средств используют горячий 5 %-ный раствор кальцинированной соды, 20 %-ную взвесь свежегашеной извести, 2 %-ный горячий раствор едкого натра, 3 %-ный раствор каустической соды, 3 %-ную горячую эмульсию креолина и др. Мелкие предметы и инвентарь дезинфицируют погружением в горячий раствор, спецодежду кипятят. Кормушки, поилки в индюшатниках не демонтируют, их чистят и моют на месте. Стены белят свежегашеной известью.

После проведения профилактической дезинфекции помещение закрывают не менее чем на 3 часа, а затем хорошо проветривают.

Дезинвазия – это борьба с глистными заболеваниями птицы. Ее проводят с целью уничтожения яиц и личинок различных глистов. Профилактическую дезинвазию, в случае необходимости, совмещают с дезинфекцией.

Дезинсекцию и дезакаризацию помещений и окружающей их территории осуществляют с целью уничтожения эктопаразитов птиц (внешних паразитов, обитающих в коже и оперении) – клещей, клопов, пухопероедов и пр. Помещения следует обрабатывать после реализации выращенной птицы. Требуется тщательная обработка щелей, пазов и других мест, где могут гнездиться паразиты. Применяют 2–5%-ный раствор хлорофоса, 0,25-0,3 %-ную водную эмульсию карбофоса.

Через сутки после предварительной обработки помещение и находящиеся в нем инвентарь и оборудование чистят и моют горячей водой, а затем проводят повторную дезинсекцию теми же средствами в несколько меньшей концентрации.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

Болезни индюков | Агропромышленный вестник

Болезни индюков сильно подрывают подсобное птицеводческое хозяйство. Здоровые индюки приносят доход сельскому хозяйству. А вот с больными индюками ситуация иная. Идет убыток от падежа птицы, расходы и потери при введении карантина. Зная наверняка, чем болеют индюки, владелец сельскохозяйственного угодья может избежать потерь птицы, непредвиденных трат на лечение индюков. И помните, что профилактические меры помогают избежать заболеваний индюков.

Меры профилактики с болезнями индюков

Болезни индюков в домашних условиях легче предотвратить, чем тратить средства на их устранение. Санитарные мероприятия, направленные на предупреждение заболеваний индюков, заключаются в следующих требованиях:

• Птичник необходимо обрабатывать тщательно и регулярно.
• Индюки требуют обитания в нормальных и оптимальных условиях. В птичнике недопустим сквозняк, резкие перепады температуры, сырость.
• Индюкам необходим качественный и свежий корм. Нельзя этой птице давать плесневелые продукты, закисшую или подпорченную пищу.
• Поилки и кормушки индюков чистят в зависимости от степени загрязнения.

Всех индюков тщательно осматривают на предмет наличия заболеваний. Перед запуском индюков в птичник, хорошо подготавливают его. Стены, пол и потолок в птичнике моют и дают несколько дней для просушки. Затем в помещении проводят процедуру дезинфекции, белят стены. Перед входом в птичник укладывают коврик-лоток. Поверх него настилают слой мешковины, обработанный дезинфицирующим раствором. Правильная подготовка птичника предотвращает многие болезни индюков.

Заразные болезни индюков

Заразные болезни индюков особенно опасны и требуют немедленного реагирования. Эти заболевания представляют опасность не только для одной особи, но и для всего птичника. К заразным заболеваниям индюков относят:

— Туберкулез – у индюков поражаются внутренние органы, птицы резко теряют свою продуктивность, на коже появляются узелковые образования, у птицы может появиться понос.

Туберкулез индюков распространяется через пищу и воду, переносчиками могут быть и яйца больной индейки, недостаточно чистая подстилка. Вылечить индюков от туберкулеза нельзя, употреблять в пищу мясо больной птицы также нельзя. При дезинфекции возбудитель туберкулеза практически не уничтожается, ее можно удалить только при длительном воздействии солнечного света.

— Оспа – вирусное заболевание индюков, характеризуется снижением активности птицы, крылья у индюков опущены, перья сильно взъерошены, индюки не выходят на освещенное открытое пространство, наблюдается снижение яйценоскости.

Впоследствии на коже ног начинают появляться красноватые пятна, есть они и на слизистых оболочках птицы, коже головы и кораллах. Больных оспой индюков забивают на мясо, а перья и остатки тушки сжигают. Здоровых индюков при вирусе оспы вакцинируют специальными эмбрионовакцинами. Маленьких индюшат прививают аналогичными препаратами в возрасте до 6 недель. 

— Глисты – попадают в организм индюка через пищу или воду, в которых содержится возбудитель глистных инвазий. Глисты паразитируют в пищеварительном или дыхательном тракте. Индюки резко теряют вес, страдают сниженным иммунитетом. Глисты очень трудно выводятся из организма индюка, поэтому заблаговременно позаботьтесь о чистоте и санитарной обработке птичника.

— Гистомоноз – разновидность болезни индюков в домашних условиях, которая возникает из-за недостаточной дезинфекции птичника. Гистомоноз поражает печень и слепые кишки птицы. Индюшата при гистомонозе страдают поносом, становятся слабыми и худыми, апатичными и взъерошенными. Лечить от гистомоноза индюков нужно незамедлительно. В корм птицы подмешивают осарсол. Дополнительно используют фенотиазин для дегельментизации индюшат.

Незаразные болезни индюков – поражают индивидуальных особей, не передаются остальным индюкам в птичнике, не опасны для остальных птиц. Но лечить их все же придется.

Болезни индюков незаразного типа включают в себя следующие виды:

— Гиповитаминоз – возникает вследствие потребления птицей некачественного корма или питья. Часто гиповитаминоз появляется у молодых индюшат. Характеризуются воспалениями глаз, проявляются симптомы рахита, слезотечение. В рацион индюков включают больше травяной муки, морковной ботвы и самой моркови, зелени. Качество еды и питья индюков должно — максимально качественное.

— Твердый зоб – незаразное заболевание индюков, характеризуется резким похудением и вялостью индюков. Возникает при перенаполнении зоба птицы твердыми зерновыми кормами. Лечение твердого зоба бессмысленно, индюков с таким заболеванием сразу режут на мясо.

— Отвисший зоб – развивается при жаркой погоде, индюки потребляют много жидкости. Отвисший зоб развивается и при обильном кормлении индюков твердыми кормами.

— Извращенный аппетит – при недостаточном кормлении индюки начинают употреблять в пищу скорлупу собственных яиц, подстилку в птичнике, щепки и перья. Симптомы извращенного аппетита появляются, когда у индюков в рационе отсутствуют животные корма.

Полноценное кормление индюков позволит избежать появления извращенного аппетита.
Болезни индюков возникают при неправильном уходе, несоблюдения оптимальных условий содержания птицы. При соблюдении технологии кормления и выращивания индюков болезней удастся избежать.
Игорь Серба, член редколлегии Собкор интернет-издания «AtmAgro. Агропромышленный вестник»

индеек – Брундуляндия

Запас карман не трет И есть запас не просит Монах хоть не е…б, Но х… в запасе носит – В одном из предыдущих видео ты… Читать далее…

Суточные индюшата. Мясной кросс Хайбрид Конвертер. Яйцо – Франция  Птенцы не деленные по полу. Поставка яйца – 27 марта. Закладка в инкубатор. Ориентировочный срок вылупа 25… Читать далее…

Комбикорм ПК-11 для молодняка индеек, производства ОАО “Раменский комбинат хлебопродуктов”.  Этикетка (рецепт) В г.Иваново данный комбикорм появился только в 2017 г. у одного поставщика. первоначальная цена… Читать далее…

Воспаление зоба (Ingluviitis, катар зоба, мягкий зоб) — заболевание, характеризующееся воспалением слизистой оболочки зоба, встречается у кур, индеек, цесарок, голубей как один из симптомов инфекционных болезней… Читать далее…

Болезни органов пищеварения широко распространены среди поголовья птицы всех видов и возрастных групп, на их долю приходится в среднем около 20% заболеваемости и падежа. Ма­совое… Читать далее…

Пероз (Perosis, «скользящий сустав») — заболевание пре­имущественно молодняка кур и индеек при интенсивном росте, характеризующееся расслаблением связок и сухожилий ног, сме­щением суставов. Этиология. Основная причина… Читать далее…

Аптериоз (Apteriosis) — плохая оперяемость и задержка роста покровных перьев. Как массовую болезнь наблюдают у мо­лодняка водоплавающей птицы. У кур и индеек под этим терми­ном… Читать далее…

Мочекислый диатез (подагра) — заболевание, ха­рактеризующееся нарушением преимущественно белкового обмена, усиленным образованием в организме мочевой кислоты и отложе­нием ее солей в тканях и серозных оболочках…. Читать далее…

Гиповитаминоз витамина D (недостаточность кальциферола, рахит) — хроническое заболевание, характеризующееся наруше­нием фосфорно-кальциевого обмена и нормального роста костей. Болеют птицы всех видов, преимущественно молодняк до 3—5-ме­сячного… Читать далее…

Гиповитаминоз витамина А (недостаточность ретинола)— наиболее часто регистрируют на птицефабриках среди молодняка послеинкубационного периода и бройлерного откорма. Этиология. У молодняка до 2-недельного возраста забо­левание возникает… Читать далее. ..

ЕРБ ВОЗ | Турция

В последние годы число случаев малярии в Турции и их активных очагов резко сократилось. С 2012 г. страна сообщает только о новых случаях, связанных с завозом. В то время как перемещение населения может увеличить риск реинтродукции и локальных вспышек малярии в Турции, опыт страны показывает, что хорошо подготовленная система здравоохранения может предотвратить реинтродукции трансмиссивных болезней.

В 1945 году более 2 миллионов пациентов прошли лечение от малярии, хотя первая программа борьбы с ней была запущена в 1925 году.Остаточное опрыскивание домов ДДТ было введено в 1956 году, а национальная программа ликвидации малярии была принята в 1957 году. К 1968 году болезнь была в значительной степени под контролем. До введения противосаранчовых мероприятий преобладающим видом был P. falciparum , но с начала 1970-х годов было зарегистрировано только случаев P. vivax .

Начиная с 1971 года число случаев малярии на равнинах Чукурова и Амикова начало расти, достигнув масштабов эпидемии в 1976 и 1977 годах, когда было зарегистрировано 37 320 и 115 512 случаев соответственно. Ухудшению ситуации способствовали многие факторы, в том числе резкое увеличение плотности Anopheles sacharovi и внутренняя миграция рабочих из районов Турции, где малярия в то время была более распространена. Недостаточный охват системой эпиднадзора в 1970–1975 гг. также сыграл важную роль.

Благодаря сосредоточенным усилиям и значительным затратам заболеваемость малярией в этом районе начала снижаться в 1978 г. после возобновления широкомасштабных противосаранчовых мероприятий.К 1979 г. зарегистрированное число случаев малярии снизилось до 29 324, и эпидемия была сдержана.

Однако ситуация снова ухудшилась: в 1980 г. было зарегистрировано более 34 000 случаев, а в 1983 г. — 66 673. Основными причинами таких больших цифр были резистентность к инсектицидам у An. sacharovi популяции и рост числа отказов жителей от опрыскивания домов из-за возражений против неприятного запаха инсектицидов.

С 1990 по 1996 год ситуация с малярией оставалась критической. Число случаев заболевания достигло пика в 84 321 в 1994 г. Ситуация начала улучшаться только в 1997 г., когда число случаев сократилось вдвое по сравнению с предыдущим годом.

Заболеваемость особенно значительно возросла в районах, где осуществлялась ирригационная программа Проекта Юго-Восточной Анатолии (GAP). Однако вспышки нельзя списывать исключительно на воздействие расширения ирригационной сети, поскольку они происходили в районах, где строительство еще не началось. Рост числа случаев, зарегистрированных в других регионах, скорее всего, был вызван завозом малярии рабочими-мигрантами.

Эпидемиологическая характеристика

Передача малярии носит сезонный характер, длится с марта по октябрь. Ан. sacharovi является наиболее важным переносчиком в Турции, за ним следует An. суперпиктус . Ан. maculipennis и An. sulbapinus считаются вторичными переносчиками. Передается только P. vivax . Риск малярии существует только в юго-восточной части страны. В западных и юго-западных районах, где сосредоточен туризм, нет риска малярии.

Случай месяца с патологией — Дикая индейка

Макроскопические данные : Полностью покрывающие веки, голову и шею многочисленные мультифокальные или сливающиеся желтые папиллярные разрастания с областью изъязвления и некроза вокруг клюва (рис. 1А). . От спаек в полость рта, вокруг гортани и по всей слизистой оболочке пищевода имелись слегка приподнятые участки некроза слизистой оболочки неправильной формы (бляшки) (рис. 1Б). Грудные мышцы были сильно атрофированы, жировые запасы по всему телу отсутствовали.Желудок и желудочек были пусты и содержали лишь небольшое количество песка. В кишечнике было минимальное количество бледной жидкости. Почки имели диффузный дольчатый бледный рисунок. Остальные основные органы без особенностей.

Рисунок 1. Фотографии дикой индейки (Meleagris gallopavo), найденной мертвой в Миннесоте, США. (A) Имеются многочисленные мультифокальные или сливающиеся желтые пролиферативные поражения, покрывающие веки, голову и шею, с участками изъязвления и некроза (*). (B) Желтые бляшки неправильной формы (стрелки) многоочагово покрывают ротовую полость. (Источник: Джейми Миллер, Национальный центр охраны дикой природы Геологической службы США. Общественное достояние.)

Результаты гистопатологического исследования : Результаты микроскопии кожи, слизистой оболочки полости рта и пищевода были схожими. Отмечалось многоочаговое сильное расширение эпителия эпидермиса/слизистой оболочки за счет нерегулярной гиперплазии шиповатого слоя (рис. 2А). Гиперпластические клетки имели легкое или умеренное цитоплазматическое набухание (вакуолярная дегенерация) (рис.2В), которые иногда становились тяжелыми с развитием периферических ядер (баллонная дегенерация). Многоочаговые эпителиальные клетки содержали внутрицитоплазматические ярко эозинофильные вирусные включения (тельца Боллинджера) (рис. 2С). Отмечалась потеря эпителия эпидермиса/слизистой оболочки от поверхностной до полной толщины (эрозии и изъязвления) и замещение эозинофильным, аморфным, кариоректическим детритом (некроз) с примесью частично обезвоженной сыворотки (серозноклеточные корки) и многочисленными скоплениями бактерий.

Рисунок 2. Микрофотографии дикой индейки (Meleagris gallopavo), найденной мертвой в Миннесоте, США. (A) Нормальный эпителий становится заметно утолщенным из-за гиперплазии шиповатого слоя (слева направо) с участками изъязвления и образования корок (стрелка). Окраска H&E. (B) Эпителиальные клетки в гиперплазированных областях мультифокально набухшие (вакуолярная дегенерация) (стрелки), на поверхности имеются серозно-клеточные корки (*). Окраска H&E. (C) Некоторые эпителиальные клетки содержат эозинофильные внутрицитоплазматические тельца включения (тельца Боллинджера) (стрелки).Окраска H&E. (Источник: Джейми Миллер, Национальный центр здоровья диких животных. Общественное достояние.)

 

Морфологический диагноз/и :

  1. Многоочаговый или сливающийся, тяжелый, хронический, гиперпластический, некротизирующий и язвенный дерматит, стоматит и эзофагит с внутрицитоплазматическими эозинофильными тельцами включения и коккобациллами

Болезнь: Оспа птиц

Этиология: Поксвирус птиц, оболочечный двухцепочечный ДНК-вирус

Распространение: Весь мир

Сезонность : Дикие птицы могут быть инфицированы круглый год, однако вспышки болезни связаны с условиями окружающей среды (влияющими на выживаемость вируса вне птицы-хозяина), появлением популяций переносчиков (т. е. сезон комаров) и привычки пораженных видов (например, скопление во время миграции, у кормушек для птиц и т. д.).

Диапазон хозяев: В роду Avipoxvirus имеется множество видов, которые могут инфицировать широкий круг диких, содержащихся в неволе и домашних птиц. При адекватном воздействии большинство видов птиц восприимчивы к одному или нескольким штаммам или видам вируса оспы птиц.

Передача: Передача чаще всего происходит при прямом контакте с инфицированными птицами, укусами насекомых-переносчиков (в основном комаров) и фомитами (т.е. кормушки для птиц). Передача некоторых штаммов также может происходить при вдыхании или заражении через открытые кожные раны.

Клинические признаки: Оспу птиц следует заподозрить у птиц с бородавкообразными узелками на одной или нескольких лишенных оперения участках тела, включая лапы, ноги, основание клюва и края глаз. Если они достаточно обширны, чтобы мешать их пищеварению или дыхательным путям, птицы могут казаться слабыми и истощенными или могут проявляться признаки затрудненного дыхания. Хотя течение этого заболевания может быть продолжительным, известно, что птицы с обширными поражениями полностью выздоравливают, если они могут есть.

Патология: Различают две формы этого заболевания. У пораженной птицы могут присутствовать одно или оба проявления.

  • Кожная форма (сухая оспа) (наиболее распространенная) : Бородавчатые узелки развиваются на голых частях тела птицы, включая голову, шею, анальное отверстие, ноги и ступни. Эти узелки могут увеличиваться и группироваться, что приводит к ухудшению зрения и дыхания, а также к трудностям при кормлении. При этой форме болезни часто встречаются вторичные бактериальные и другие инфекции, которые могут способствовать гибели птиц.Эта форма заболевания обычно проходит самостоятельно; поражения регрессируют и оставляют незначительные рубцы.
  • Дифтерийная форма (влажная оспа) : Дифтерийная форма характеризуется влажными некротическими поражениями слизистых оболочек рта и верхних отделов пищеварительного и респираторного трактов. Это в первую очередь проблема молодых цыплят и индеек, хотя эта форма, вероятно, встречается у диких птиц чаще, чем сообщается, потому что она менее заметна, чем кожная форма. Кроме того, более тяжелые последствия мокрой оспы, несомненно, вызывают большую заболеваемость и смертность, что приводит к уничтожению зараженных птиц хищниками и падальщиками.

Независимо от формы, как сухая, так и влажная оспа имеют сходные микроскопические признаки. Пораженный эпителий гиперпластичен, часто с баллонной (гидропической) дегенерацией. Эозинофильные внутрицитоплазматические тельца включения (тельца Боллинджера) внутри эпителиальных клеток являются патогномоничными. Также могут наблюдаться вторичные изменения, такие как эрозии, изъязвления или бактериальная инфекция.

Диагноз: В то время как предположительный диагноз птичьей оспы можно поставить по внешнему виду бородавчатых наростов на голых частях тела птицы, окончательный диагноз требует микроскопического исследования на наличие характерных интрацитоплазматических вирусных включений. Птичью оспу также можно подтвердить выделением вируса и серологической идентификацией.

Проблемы общественного здравоохранения: Поксвирус птиц является частью более крупного семейства поксвирусов, в которое входят болезни человека, такие как натуральной оспа (натуральной оспы). Однако нет никаких доказательств того, что вирусы оспы птиц могут инфицировать людей.

Воздействие на популяцию диких животных: Большинство инфекций птичьей оспы, зарегистрированных у отдельных диких птиц, протекают в легкой форме и проходят самостоятельно. Однако сообщалось о повышенной смертности в наивных популяциях (например, у местных птиц на острове) или в неволе.

Лечение: Борьба с переносчиками (прежде всего комарами) и обеззараживание фомитов (т.е. кормушек для птиц) могут помочь в борьбе с этим заболеванием. Удаление сильно зараженных животных из района может уменьшить источник вируса для популяций переносчиков и уменьшить передачу неинфицированным птицам. В птицеводстве используются модифицированные живые вакцины для профилактики птичьей оспы, но их безопасность и эффективность для диких птиц не определены.

Каталожные номера:

Van Riper III C и Forrester DJ.2007. Птичья оспа. В: Инфекционные болезни диких птиц . Томас Н.Дж., Хантер Д.Б., Аткинсон К.Т., редакторы. Издательство Блэквелл, Айова, стр. 131-176.

Trupkiewicz J, Garner MM, and Juan-Sallés C. 2018. Passeriformes, Caprimulgiformes, Coraciiformes, Piciformes, Bucerotiformes и Apodiformes. В кн.: Патология диких и зоопарковых животных . Терио К.А., Макалуз Д., Сент-Леже Дж., редакторы. Эльзевир, Сан-Диего, Калифорния, стр. 805-807.

Геологическая служба США. 1999. Полевой справочник по болезням диких животных: общие полевые процедуры и болезни птиц, https://pubs.er.usgs.gov/publication/itr199. По состоянию на апрель 2021 г.

 

Болезни индейки, требующие антимикробного контроля

Болезни индейки, требующие антимикробного контроля

Антибиотики в животноводстве в последние годы подвергались резкой критике по соображениям общественного здравоохранения. В частности, ЕС играет ведущую роль в этом отношении. Их использование должно быть ограничено. Однако, несмотря на надлежащее управление и меры биобезопасности, некоторые заболевания и синдромы, такие как у индеек, нуждаются в антимикробном контроле.

Проф. Хафез Мохамед, Институт болезней птицы им. Хафеза, Свободный университет Берлина, Германия

Болезни индеек по-прежнему имеют большое значение для экономики и здравоохранения. Болезни чаще всего сопровождаются повышенной смертностью, снижением прибавки в весе, снижением яйценоскости и увеличением затрат на лекарства. Кроме того, в последние годы проблемы общественного здравоохранения, связанные с инфекциями пищевого происхождения у домашней птицы и штаммами, устойчивыми к антибиотикам, усугубились до такой степени, что они стали серьезными политическими проблемами, о которых известно широкой общественности в нескольких странах.Некоторые инфекции, патогенные бактерии и, в меньшей степени, паразитарные инвазии требуют антимикробной терапии и/или контроля. Однако бактерии могут легко приобретать новые гены устойчивости к антибиотикам. Среди недавних примеров в птицеводстве — устойчивые к ванкомицину Enterococci , устойчивые к метициллину Staphylococcus aureus , Campylobacter, а также бактерии с множественной устойчивостью к бета-лактамазам расширенного спектра действия (ESBL).

Вертикальные и горизонтальные

В настоящее время наиболее важными комплексами болезней являются респираторные и кишечные расстройства.Некоторые бактериальные патогены считаются возможными причинами респираторных заболеваний и кишечных расстройств (, таблица 1, ), либо сами по себе (монопричинные), либо в синергии с другими микроорганизмами (многопричинные), либо в сопровождении неинфекционных факторов, таких как климатические условия. и проблемы, связанные с управлением.

[([005_552_boerderij-image-1546925.jpeg]:inzetgroot)]

Таблица 1

Эти инфекционные агенты могут заноситься и распространяться на птицефабриках различными путями. Это происходит вертикальным и/или горизонтальным путем. В раннем возрасте основные болезни связаны с вертикально передающимися инфекциями, такими как микоплазма, сальмонелла, E. coli , или с неправильным управлением инкубаторием. Эти и другие инфекционные агенты могут также передаваться горизонтально (латерально) при прямом контакте между инфицированными и незараженными восприимчивыми птицами, а также при косвенном контакте с зараженными кормами, водой, оборудованием, окружающей средой и пылью при проглатывании или вдыхании.

Диагностика затруднена

Диагностика комплексов заболеваний обычно не является простой задачей. Помимо многофакторного характера многих инфекционных заболеваний существует также множество менее определенных проблем. В основном диагноз состоит из истории болезни, а также ведения и исследования окружающей среды на месте. Кроме того, клинические исследования и вскрытие, проводимые на ферме, являются важным шагом к диагностике болезни. Однако клинические признаки и вскрытия в большинстве случаев не являются окончательным этапом диагностики.Окончательный диагноз может быть поставлен только при лабораторной диагностике.

Надлежащая практика управления

Профилактика и борьба с болезнями в первую очередь сосредоточены на специальном планировании и рациональной практике управления, которые предотвращают занос и распространение инфекционных заболеваний. Это включает управление окружающей средой путем обеспечения надлежащей вентиляции и тепла для поддержания комфорта птиц, содержания подстилки в хорошем состоянии, обеспечения снабжения свежими кормами и водой хорошего качества и ограничения контакта с инфекционными агентами посредством биобезопасности, очистки и дезинфекции, вакцинации и поддерживающей терапии. терапия.Кроме того, программы раннего выявления и мониторинга необходимы для борьбы с инфекционными заболеваниями, минимизации экономических последствий и сокращения использования антибиотиков.

Вакцинация полезна

Вакцинация считается одним из наиболее полезных биофармацевтических вмешательств благодаря ее способности вызывать защиту от инфекционных заболеваний посредством активации иммунной системы. Однако перед использованием вакцин необходимо принять во внимание несколько соображений, таких как: правительственные постановления, эпидемиологическая ситуация в районе и/или на ферме, цель вакцинации, доступность вакцины и анализ затрат и выгод.Прогрессивные технологии производства вакцин, такие как рекомбинантные, субъединичные, реверсивные генетические вакцины и вакцины на основе нуклеиновых кислот, могут значительно снизить стоимость вакцин, обеспечить более высокую эффективность и позволить легкое и быстрое вмешательство для борьбы с устойчивыми мутациями микроорганизмов. Кроме того, разработка эффективных вакцин против бактериальных инфекций приведет к сокращению использования антибиотиков и, как следствие, к развитию резистентных бактерий.

В качестве альтернативы противомикробные препараты

Противомикробные препараты важны и необходимы для борьбы с бактериальными инфекционными заболеваниями, если вышеупомянутые меры не предотвратили инфекцию с целью обеспечения здоровья стада, повышения его благосостояния и снижения экономических потерь .В таких случаях терапию следует рассматривать как последнее эффективное оружие, но лечение без точного диагноза, критического выбора препарата, точной дозировки, адекватной продолжительности и контроля лечения недопустимо. Кроме того, при необходимости, например, в случае неэффективности лечения, следует предпринять корректирующие действия.

Образовательные программы

Наконец, поскольку успех любой программы борьбы с болезнями зависит от санитарных условий на ферме и в личной гигиене, важно включать образовательные программы о микроорганизмах, способах передачи, а также осознание причин, лежащих в основе таких программы контроля людьми, занимающимися птицеводством. Имеющееся место не позволяет подробно рассмотреть все эмерджентные бактериальные болезни, вызывающие проблемы в птицеводстве во всем мире. В данной статье рассматриваются некоторые из этих проблем, их экономическое влияние и подходы к контролю.

Ornithobacterium rhinotracheale (ORT)

Эта инфекция была признана во многих странах мира и считается возможным дополнительным возбудителем респираторных заболеваний. Заболевание распространяется горизонтально при прямом и непрямом контакте.Подозревается вертикальная передача.

В настоящее время существует 18 серотипов, обозначаемых от A до R. Ни происхождение, ни серотип штаммов O. rhinotracheale не влияют на патогенность. Есть много сообщений, свидетельствующих о синергизме между ОРТ и болезнью Ньюкасла, ринотрахеитом индеек, инфекционным бронхитом, Bordetella avium , Escherichia coli , Mycoplasma gallispeticum , а также Chlamydia psittaci .

У индеек вспышки в основном наблюдались у самцов старше 14 недель. Однако во многих случаях можно обнаружить, что молодые индюшата в возрасте от второй до восьми недель также могут быть поражены. Смертность колеблется от 1 до 10% во время острой фазы (8 дней). Начальными симптомами являются кашель, чихание и выделения из носа, за которыми в некоторых случаях следуют тяжелые респираторные расстройства, одышка, прострация, синусит и артрит. За последние годы увеличилась заболеваемость ОРТ-ассоциированным артритом. Симптомы сопровождаются снижением потребления корма и воды. В 2002 г. Szalay и его коллеги наблюдали нервные проявления в одном стаде 5-недельных индюшат и в трех 16-20-недельных стадах индеек.Симптом сопровождался повышенной смертностью и был связан с фибринозно-гнойным воспалением костей черепа и менингитом, а бактерии могли быть выделены из очага поражения.

Контроль и обработка

ОРТ очень чувствителен к химическим дезинфицирующим средствам. Тем не менее, ОРТ является эндемичным и может поражать каждое поголовье даже в предварительно очищенных и продезинфицированных птичниках, особенно в районах с интенсивным птицеводством, а также на разновозрастных фермах. Отсутствие надлежащей очистки и дезинфекции после отъезда инфицированного стада может привести к заражению соседних птичников, и возбудитель может непрерывно перемещаться из птичника в птичник.

Было предпринято несколько попыток борьбы с инфекцией с помощью вакцин с разными результатами. В полевых условиях вакцинация аутогенными инактивированными масляно-адъювантными вакцинами в настоящее время широко используется в Германии и доказала свою эффективность в снижении вспышек ОРТ.

Лечение ОРТ-инфекций очень сложно, поскольку разные штаммы имеют различную чувствительность к антибиотикам.ОРТ легко приобретает устойчивость к антибиотикам. Характер чувствительности зависит от источника штамма и рутинно используемых препаратов в данной местности. Следует подчеркнуть, что для успешного лечения необходимо исследование профиля чувствительности выделенного штамма.

Clostridium perfringens

Инфекции Clostridium perfringens у домашней птицы могут вызывать несколько клинических проявлений и поражений, включая некротический энтерит, некротический дерматит, холангиогепатит, а также эрозию желудка.

Некротический энтерит (НЭ) наблюдался у нескольких домашних и диких птиц по всему миру. Помимо клинически манифестного заболевания, могут иметь место субклинические инфекции, которые чаще всего сопровождаются снижением работоспособности. Наиболее важным источником инфекции среди домашней птицы являются зараженные корма, подстилка, вода и окружающая среда. Однако присутствие С. perfringens в кишечном тракте или инокуляция животных высокими дозами С. perfringens обычно не приводит к развитию некротического энтерита.Для выявления клинических признаков и поражений может потребоваться один или несколько предрасполагающих факторов. По-видимому, некоторые дисфункции пищеварительного тракта являются необходимой предрасполагающей причиной инфекции. Кишечный стаз, вздутие кишечника, кокцидиоз, сальмонеллез, микоз зоба и геморрагический энтерит (ГЭ) могут предрасполагать птиц к инфекции. Факторами, предрасполагающими к чрезмерному росту клостридий в желудочно-кишечном тракте, также может быть потребление рациона с высоким содержанием энергии, белка и рыбной муки, а также потребление подстилки с высоким содержанием клетчатки и рациона на основе пшеницы.

При вскрытии чаще всего обнаруживают обезвоживание. Мышцы груди темно-красные, а желудки полны мусора. Тяжелое воспаление в двенадцатиперстной кишке и тощей кишке является наиболее преобладающей находкой, но в некоторых случаях поражается вся длина кишечного тракта. Кишечник вздут и содержит темную зловонную жидкость. Слизистая оболочка покрыта зеленой или коричневой дифтероидной пленкой, которая легко отделяется от слизистой оболочки. Также может наблюдаться разная степень отслоения слизистой оболочки кишечника.По мере прогрессирования состояния можно распознать участки некроза снаружи кишечника.

Контроль и лечение

Лечение антибиотиками, такими как пенициллин, амоксициллин, ампициллин, эритромицин, дигидрострептомицин и тетрациклин, дало удовлетворительный клинический ответ. Различия в профилях чувствительности между противомикробными препаратами могут отражать различное использование этих веществ в птицеводстве. Поэтому полезно периодически контролировать устойчивость к противомикробным препаратам в различных географических районах, чтобы расширить знания об изменении устойчивости бактерий, особенно после запрета противомикробных стимуляторов роста.

[Источник: журнал World Poultry, том 30, № 5, 2014 г.]

Болезни индеек и другой птицы — 2,506

Распечатать информационный бюллетень

от HL Enos* (19.12)

Краткие факты…

  • Получение домашней птицы от здорового племенного стада важно для предотвращения заболеваний, передающихся через яйца.
  • Большинство недомоганий связаны с набором симптомов, которые не обязательно являются четкими.
  • Обычно требуется профессиональная помощь для положительного диагноза заболевания в стаде домашней птицы.

Тщательная санитария и методы управления являются ключом к сохранению здоровья птиц. Поддержание птичника и оборудования для кормления в чистоте и дезинфекции, отсутствие в птичниках мусора и мертвых животных, сведение к минимуму контакта с грызунами и предоставление лишь ограниченного доступа в птичники имеют важное значение для здорового стада.

Хроническое респираторное заболевание (ХРЗ), инфекционный синовит и инфекция Mycoplasma meleagridis иногда называют птичьими венерическими болезнями. Поскольку все эти заболевания передаются через яйца, получение птиц от здорового племенного стада важно для предотвращения этих заболеваний в стаде.

Такая информация, как дата начала заболевания, количество пораженных птиц, продолжительность симптомов, потребление корма, потребление воды и условия окружающей среды, очень полезна для ветеринара в диагностике. Рекомендуется продуманная программа вакцинации, и она важна для каждого владельца поголовья домашней птицы. В отдельных ситуациях следует проконсультироваться со специалистом.

Диагностика проблем

Омфалит, или инфекция пупка, представляет собой бактериальную проблему, которая проникает через незажившие пупки молодых птиц. Смертность достигает пика в возрасте от трех до шести дней, и, как правило, никаких признаков болезни не наблюдается после восьми дней. Признаки омфалита проявляются увеличенным незаживающим струпом над пупком с умеренным воспалением брюшной полости.

Сальмонелла, если она передается через яйцо, заметна у цыплят уже в возрасте одного дня. Если инкубатор заразил молодняк, болезнь будет обнаружена примерно через четыре-шесть дней после помещения. Если болезнь проявляется у птиц старше шести дней, то вероятным источником инфекции является ферма. Цыплята с этим заболеванием кажутся холодными, стремятся к теплу, и у них бывает пастообразный белый понос. Пастообразные ягодицы не редкость для этого заболевания. У более старых птиц, вероятно, разовьется опухание суставов, а внутренние поражения печени и/или селезенки кажутся желтоватыми или серыми.

Aspergillus (брудерная пневмония) вызывается вдыхаемым грибком.Инфекционные споры плесени могут поступать из нечистых помещений инкубатория, транспортировочных ящиков или из подстилки. У инфицированных птиц наблюдается затрудненное дыхание как наиболее распространенный респираторный симптом, но без хрипов, связанных с их дыханием.

Следующие описанные состояния сходны с аспергиллезом, но в этих ситуациях у птиц, как правило, наблюдается нервная реакция в дополнение к респираторным симптомам.

Птичий энцефаломиелит (AE) – Зараженные птицы обычно ослаблены в течение двух или трех дней.Они теряют способность передвигаться, и может быть дрожание головы и крыльев. Эти птицы плохо едят, и смерть обычно наступает от голода.

Дефицит витамина Е и/или селена проявляется у пожилых птиц. Симптомы в целом аналогичны симптомам АЭ.

Дефицит витамина D характеризуется плохой координацией птиц. Его часто путают с нервным расстройством. Проблемы с передвижением в основном связаны со слабостью. Ноги и клюв могут стать мягкими и легко сгибаться. Как правило, у этих птиц респираторные симптомы не проявляются, за исключением вторичной проблемы.

Хроническое респираторное заболевание (ХРЗ), инфекционный бронхит (ИБ) и вирулентная болезнь Ньюкасла (ВНБ) сходны с аспергиллезом, за исключением того, что дыхание шумное. Также при ВНД нервные симптомы развиваются примерно через три-семь дней после появления респираторных признаков.

При висцеротропной или вирулентной болезни Ньюкасла (ВНБ) птицы погибают до появления нервных симптомов.

Экссудативный диатез – заболевание, характеризующееся наличием зеленовато-голубой жидкости под кожей молочной железы и живота.Если количество жидкости значительно увеличивается, у птиц возникают проблемы с передвижением и могут проявляться признаки мышечной дистрофии.

Санитария и управление

  • Кормушки и поилки должны содержаться в чистоте. Их нельзя переводить из стаи в стаю или из дома в дом.
  • Все транспортировочные курятники, клетки, загоны для содержания и другие помещения для содержания должны быть тщательно очищены и продезинфицированы перед перемещением стада в помещения.
  • Все корма должны храниться сухими и прохладными.Не используйте заплесневелый корм. В долгосрочной перспективе может оказаться более экономичным утилизировать заплесневелый корм.
  • В прудах и других местах обитания диких птиц не должно быть разлагающихся растений и туш животных.
  • Все мертвые птицы или животные должны быть немедленно удалены. Попытайтесь установить причину смерти.
  • Птиц разного возраста или разных видов нельзя содержать вместе.
  • Необходимо держать под контролем популяции грызунов и нежелательных животных вокруг фермы.
  • Сорняки вокруг птичника, которые могут мешать циркуляции воздуха или служить средой обитания для нежелательных видов, должны быть
    уничтожены.
Болезнь Причина Виды/симптомы Лечение Профилактика
Туберкулез птиц Бактерии Все виды птиц – Чрезмерная потеря веса при сохранении
аппетита, диарея и возможная
хромота.Повышенная жажда, респираторный дистресс
Нет Строгие санитарные нормы, ротация пастбищ,
держать диких птиц подальше от стада,
не смешивать молодых со старыми птицами.
Не переполнять помещение, обеспечить достаточную вентиляцию.
Пневмония брудера
«аспергиллез»
Зеленый
Плесень
(грибковая)
Индейки и дичь в неволе – Затрудненное дыхание
, учащенное, задыхающееся, повышенная жажда.
Не действует Уничтожить зараженных птиц, зараженных
кормом или подстилкой; держите корм и подстилку сухими.
Обычно из-за загрязнения инкубатория
Кокцидиоз «кокки» Простейшие Индейки, утки, голуби, гуси – Птицы выглядят больными;
напр. сгорбленные, с взъерошенными перьями, с опущенными головами;
обычно возникает диарея, которая может быть или не быть
кровавой, смертность зависит от инфекции.
Ампролиум, сульфаниламидные препараты Держите места гнездования сухими и чистыми; изъять из стада
пораженных птицы; добавляйте кокцидиостат
в корм или воду.
Доступна вакцина для цыплят, молодняк со временем вырабатывает устойчивость к
Вирусный энтерит уток
«Утиная чума»
Вирус Дикие и домашние утки, гуси и лебеди –
обезвоживание, синие клювы, кровавое клоако у молодых птиц; потеря аппетита, склеенные веки, обезвоживание
водянистый кал и выделения из носа у пожилых птиц,
сильная диарея
Нет Выбраковка пораженных птиц и карантин
помещений; исключить сожительство диких
птиц с домашними птицами.
Вирулентный Ньюкасл
Болезнь «VND»
Вирус Куры, индейки и прочая птица – Быстрое распространение
с высокой смертностью; тяжелые респираторные симптомы;
например, чихание, кашель, выделения из носа.
паралич
Нет Отбраковать всех пораженных птиц, но оставить несколько
для лабораторной диагностики; прививка обязательна
; начать контроль доступа на ферму для
человек и диких птиц. Обо всех случаях
Newcastle необходимо сообщать ветеринарному врачу штата
.Программа вакцинации,
Биозащита
Холера птиц
«холера»
«пастереллез»
Бактерии Индейки, дикие и водоплавающие птицы – Достаточно быстрое
распространение с высокой смертностью; потеря аппетита,
потемнение частей головы (могут быть отеки), зеленые выделения, кашель и выделения из носа;
течение болезни короткое.
Сульфахиноксалин и
другие сульфаниламидные препараты
Получить здоровое поголовье и
изолировать его в чистых помещениях; держать других птиц
и млекопитающих, которые могут быть переносчиками
, подальше от стада, борьба с грызунами
Арахис
Отравление
Х-болезнь индейки
«микотоксикоз»
«афлатоксикоз»
Токсин Индейки, утки, фазаны – вялость, взъерошенность
перьев, обвисание крыльев; позднее нарушение координации;
потеря веса и смерть.
Не доказано; однако
удаление старого плохого корма
может помочь в легких случаях.
Используйте свежий корм; хранящиеся корма должны храниться
в сухом и прохладном месте.
Гистомоноз
«угри»
Простейшие Индейки, павлины, рябчики и перепела – вялость, потеря аппетита; части головы могут стать иссиня-черного цвета. Желтые выделения, покраснение кожи Нитарсоне Замена нескольких дюймов верхнего слоя почвы; ротация
диапазонов и применение анти-
гистомоновых препаратов; е.грамм. гепзид. Не высаживать
индюков, где куры выпасались
за последние 3 года (гельминты заглатывают гистомоноз)
дегельминтизация птиц, регулярное удаление навоза
Инфекционный
Синовит
Индейки – хромота, бледность головных частей, отставание в росте, медленный рост; скакательные суставы могут быть опухшими. Антибиотики широкого спектра действия Создание здорового поголовья; следовать строгой программе управления безопасностью
; низкие уровни
антибиотиков помогают.
Шея передка
«ботулизм»
Токсин Дикие утки и содержащиеся в неволе фазаны, однако восприимчивы все птицы
– сонливость, слабость и, наконец, паралич шеи, крыльев и ног.
Поливалентный поливалентный препарат типа С
и запас свежей воды
Удаление стоячей воды и разлагающейся
растительности и трупов.
Микоплазма
Мелеагридис
Инфекция, «М.М.»
Микоплазма Индейки – пониженная выводимость; аэросаккулит у молодняка; слабость в ногах, плохая прибавка в весе.
респираторный дистресс
Антибиотики широкого спектра действия Создание чистых племенных стад; окунуть яйца
перед установкой
Микоплазма;
Хронические
Респираторные заболевания
«CRD»
Индейки – респираторные симптомы; например кашель, чихание, выделения из носа и отек головы.
Цыплята – выделения из носа и глаз,
отек носовых пазух, чихание
Антибиотики широкого спектра действия Депопуляция зараженного стада; получить
здоровых производителей.
Язвенный энтерит
«перепелиная болезнь»
Вирус Горная дичь и индюшата – аналогично
при кокцидиозе; вялость, горбатый вид-
с взъерошенными перьями; диарея, иногда кровавая; у перепелов отчетливо характерен белый водянистый кал.
Корм, содержащий бацитрацин,
виргиниамицин, линкомицин
бацитрацин в корме.
Уничтожить всех потенциальных птиц-носителей; вырастить
стада, свободных от других видов; не смешивайте
старых птицы с молодыми; практиковать хорошие методы санитарии
.
Птичий грипп
(Птичий грипп)
Вирус Низкопатогенный – проблемы с дыханием, вялость
Потеря аппетита, затрудненное дыхание и снижение яйценоскости
Высокопатогенный – отек лица, синие гребни
и сережки, обезвоживание, респираторные проблемы,
могут иметь кровянистые выделения из ноздрей,
может умереть до появления симптомов
Низкий – антибиотики, хороший уход

Высокий – депопуляция

Биозащита – содержать курятник в чистоте, предотвращать заражение
от диких птиц, других стад.
Обо всех случаях птичьего гриппа необходимо сообщать
государственному ветеринарному врачу.

Эпидемиологические особенности первичного гломерулярного заболевания в Турции: многоцентровое исследование Рабочей группы по гломерулярным заболеваниям Турецкого общества нефрологов | BMC Nephrology

70025

70025
    1. Стамбульский медицинский факультет, нефрология, Стамбульский университет, Стамбул, Турция

      Aydin Turkmen & Halil Yazici

    2. Медицинский факультет, нефрология, Стамбульский университет, Стамбульский университет, Стамбул, Турция

      Abdullah Sumnu

    3. HASEKI Обучение и исследовательская больница, нефрология, Стамбул, Турция

      Egemen Cebeci и Savas Ozturk

    4. Медицинский факультет, нефрология, Университет Kocaeli, Kocaeli, Турция

      NECMI Eren

    5. Cerrahpasa Медицинский факультет, Нефрология, Стамбул Университет, Стамбул, Турция

      Nurhan Seyahi

      Nurhan Seyahi

    6. Медицинский факультет, нефрология, Ультрадский университет, Бурса, Турция

      KAMIL DIILEK

    7. Анкара Номуна Обучение и исследовательская больница, Нефрология, Анкара, Турция

      Fatih DEDE

    8. Медицинский факультет, Нефрология, Гази Университет, Анкара, Турция

      Ulver Derici

    9. Hamidiye SiSLi Etfal Обучение и исследовательская больница, Нефрология, Стамбул, Турция

      Abdulkadir unsal

    10. Медицинский факультет, Нефрология, Эскисехир Османгази, Эскисхир, Турция

      Гарипа Сахин

    11. Медицинский факультет, нефрология, Erciyes Университет, Кайсери, Турция

      Murat Sipahioglu

      Murat Sipahioglu

    12. Sultan Abdulhamit HAN Обучение и исследовательская больница, Нефрология, Стамбул, Турция

      Махмут ГОК и Гулизар Манга Сахин

    13. Измир Бозяка Учебно-исследовательская больница, нефрология, Измир, Турция

      Эрхан Татар

    14. Медицинский факультет, нефрология, Университет Памуккале, Денизли, Турция

      Белда Дурсун

    15. Турция, Университет Сакарья, Адазар, Сакарья, нефрология, нефрология

      Савас Сипахи

    16. Бакиркой Сади Конук Учебно-исследовательский госпиталь, нефрология, Стамбул, Турция

      Мурвет Йилмаз

    17. Медицинский факультет, нефрология, Университет Акдениз, Анталия, Турция

      Гюльтекин Сулейманлар

    18. Университет Афьонахрион, медицинский факультет, Нефхонология, Турция

      Sena Ulu

    19. Медицинский факультет, нефрология, Sutcu İmam Университет, Kahramanmaras, Турция

      Ozkan Gungor

    20. Медицинский факультет, Ибни Сина Сина, Нефрология, Анкара, Анкара, Турция

      SIM Kutlay

    21. Др. Lutfi Kirdar Kartal Учебно-исследовательская больница, нефрология, Стамбул, Турция

      Zerrin Bicik Bahcebasi

    22. Медицинский факультет, нефрология, Университет Инону, Малатья, Турция

      Идрис Сахин

    23. Университет Эднеир Трайар, медицинский факультет, Эднеир Трайар, медицинский факультет , Турция

      Ильхан Курултак

    24. Мерама Медицинский факультет, нефрология, Университет Некметина Эрбакан, Конья, Турция

      Культигин Туркмен

    25. Медицинский факультет, Нефрология, Университет Дульба, Диярбакир, Турция

      Zulfikar Yilmaz

    26. Медицинский факультет, нефрология, Университет Безмиалема Вакифа, Стамбул, Турция

      Румейза Туран Казанчиоглу

    27. Медицинский факультет, нефрология, Университет Докуз Эйлул, Измир, Турция

      Джанер Кавдар

    28. Медицинский факультет, Университет Сиврвасхурхет,
    29. , Турция

      Ферхан Джандан

    30. Дарика Фараби Тренировка и исследовательская больница, Нефрология, Кокаели, Турция

      Zeki Aydin

    31. Доктор Бурхан Налбантоглу Государственная больница, Леккоза, Кипр

      Duriye deren Oygar

    32. Бурса Юксек Ихтисас Обучение и исследовательская больница, Нефрология, Bursa, Турция

      Cuma Cuma Bualent GUL

    33. Медицинский факультет, Нефрология, Университет Hacettepe, Анкара, Турция

      Mustafa Arici

    34. Медицинский факультет, Нефрология, Университет Кукурова, Адана, Турция

      Saime Paydas

    35. Государственная больница Коджаэли, нефрология, Коджаэли, Турция

      Дилек Гювен Таймез

    36. Учебно-исследовательская больница Окмейдани, нефрология, Стамбул, Турция

      Мехмет Кучук

    37. 900 3 Стамбул Учебно-исследовательская больница нефрологии, Стамбул, 3 Стамбул, Турция Sinan Trablus

    38. Медицинский центр lty, нефрология, Университет Мерсина, Мерсин, Турция

      Кенан Тургутальп

    39. Учебно-исследовательская больница Таксим, нефрология, Стамбул, Турция

      Лейла Коч

    40. Медицинский факультет, Университет Анракент, 30090 SIREN SEZER

    41. Анкара, нефрология, Анкара, Турция

      Murat Duranay

    42. государственная больница Бэтмена, нефрология, Бэтмен, Турция

      Simge Bardak

    43. SELCUK Медицинский факультет, Нефрология, Селькук Университет , Конья, Турция

      Lutfullah AltintIntepe

    44. Marmara Университет, Медицинский факультет, Нефрология, Стамбул, Турция

      ISZET Hakki Arikan

    45. Balikesir Обучение и исследовательская больница, Нефрология, Баликесир, Турция

      ALPER AZAK

    46. Учебно-исследовательская больница Гозтепе, нефрология, Стамбул l, Турция

      Али Риза Одабас

    Взносы

    Концепция — А. Т., АС, EC, HY, NE, NS, KD, FD, UD, AU, GS, MS, MG, ET, B.D, SS, MY, GS, SU, OG, SK, ZBB, IS, IK , КТ, ЗЫ, РТК, СС, ФК, ЗА, ДДО, КБГ, МА, СП, ДДТ, МК, СТ, КТ, ЛК, СС, МД, СБ, ЛА, МГА, АА, АРО, ГМС, СО; Исполнение — АТ, АС, ЭК, ХИ, СВ, НС, КД, ФД, УД, АУ, ГС, МС, МГ, ЭТ, Б.Д, СС, МУ, ГС, СУ, ОГ, СК, ЗББ, ИС, ИК, КТ, ЗЫ, РТК, СО; Надзор -А.Т., С.О., Массачусетс; Ресурсы — AS, EC, NE, HY, OG; Сбор и/или обработка данных:; AT, AS, EC, HY, NE, NS, KD, FD, UD, AU, GS, MS, MG, ET, B.D, SS, MY, GS, SU, OG, SK, ZBB, IS, IK, KT, ZY, RTK, CC, FC, ZA, DDO, CBG, MA, SP, DDT, MK, ST, KT, LK, SS, MD, SB, LA, IHA, AA, ARO, GMS, SO Анализ и/или интерпретация — A.T., A.S., C.C., F.C., Z.A., D.D.O., CBG, M.A., S.P., D.D.T., M.K., S.T.,S.О.; Поиск литературы — AS, EC, NE, HY, OG, KT, LK, S.S., MD, SB, L.A., IHA, AA, ARO, GMS; Написание рукописи — А.С., С.О. Все авторы прочитали и одобрили рукопись.

    Автор, ответственный за переписку

    Абдулла Сумну.

    Семейная агрегация болезни Бехчета в Турции

    Болезнь Бехчета представляет собой системное васкулитное заболевание, характеризующееся в основном рецидивирующими афтозными язвами полости рта и половых органов, увеитом и кожными проявлениями. Причина болезни Бехчета точно не известна, но предполагаются различные иммунологические аномалии, вызванные определенными микробными агентами или другими факторами окружающей среды у генетически предрасположенных субъектов.

    Своеобразное географическое распространение, ассоциация с антигеном HLA класса I и семейная агрегация рассматривались как доказательства, подтверждающие генетическое влияние на патогенез болезни Бехчета. Хотя есть сообщения о пациентах с болезнью Бехчета со всего мира, ее распространенность особенно высока в регионе, простирающемся от бассейна Средиземного моря до Японии вдоль Шелкового пути.Болезнь Бехчета тесно связана с HLA-B51 и подтверждена в различных этнических группах.2 ,3

    Большинство случаев болезни Бехчета являются спорадическими, и родители пациентов не страдают, но ранее сообщалось о семейной агрегации болезни Бехчета4-12; положительный семейный анамнез болезни Бехчета был включен в некоторые из предыдущих диагностических критериев.13 Более высокая частота семейной агрегации была отмечена у молодых пациентов с болезнью Бехчета. 12 Помимо пациентов с развернутой формой болезни Бехчета, среди родственников первой степени родства пациентов также была обнаружена повышенная распространенность изолированных проявлений болезни, таких как рецидивирующие язвы в полости рта, язвы на половых органах или положительный кожный тест на патергию. 11 ,14-16 Анализ семей с несколькими случаями не выявил какой-либо конкретной модели менделевского наследования,16 но в некоторых семьях была обнаружена генетическая антиципация в виде более раннего начала заболевания у детей больных родителей.10

    Отношение риска рецидива у братьев и сестер (λs) широко используется для демонстрации семейной агрегации и определяется как соотношение риска заболевания среди братьев и сестер пациентов и риска заболевания среди населения в целом. Значительное отклонение от единицы предполагает семейную агрегацию, и это хороший способ количественной оценки генетических эффектов, не зная точного способа наследования изучаемого заболевания.17

    Это исследование было направлено на изучение значения λs для оценки значимости генетических факторов в патогенезе болезни Бехчета в третичном специализированном центре в Турции.

    Методы

    Исследовательская группа состояла из 170 неродственных последовательных пациентов, наблюдаемых в амбулаторной клинике болезни Бехчета отделения ревматологии отделения внутренних болезней Стамбульской школы медицины. Все индексные пациенты соответствовали критериям Международной исследовательской группы (ISG) для классификации болезни Бехчета.13

    Первоначально (первый этап) были опрошены основные пациенты с помощью подробной анкеты, включающей в себя родословную, для выявления (a) возможных случаев болезни Бехчета среди их родственников и (b) братьев и сестер с рецидивирующими язвами в полости рта или другими проявлениями Болезнь Бехчета.

    Затем (второй шаг) мы использовали метод, описанный Сунь-Вей Го, для расчета частоты рецидивов у братьев и сестер. младший брат должен быть признан вторым братом в индексном случае для целей оценки. Эти братья и сестры были опрошены по телефону об их симптомах и признаках болезни Бехчета. Стандартный вопросник использовался для определения наличия ( a ) рецидивирующих язв в полости рта (рецидивирующих не менее трех раз в течение одного 12-месячного периода), (b ) рецидивирующих язв на половых органах, ( c ) заболевания глаз, вызывающего нарушение зрения. покраснение глаз или диагноз увеита, поставленный врачом, и ( d ) поражения кожи, такие как болезненные красные узелки на ногах или частые пятна или акнеподобные поражения на руках и ногах.Все субъекты с рецидивирующими язвами полости рта были приглашены для дальнейшего обследования.

    Для расчета λs мы использовали данные трех предыдущих исследований, дающих точечный коэффициент распространенности 8–37/10 000 для болезни Бехчета в Турции.18 ,19 Одно из этих исследований было проведено среди всего населения в возрасте старше 10 лет в девяти деревнях (n=4940) недалеко от Стамбула (северо-западная Турция). Второе исследование было проведено в маленьком городке Камас на северо-востоке Анатолии; В опросе приняли участие 56% всего населения в возрасте 10 лет и старше (n=5131). В обоих исследованиях была предпринята попытка выявить субъектов с рецидивирующими язвами полости рта путем посещения их на дому, а затем эти субъекты были исследованы на наличие других проявлений болезни Бехчета. Первое исследование выявило четырех пациентов (8/10 000, 95% доверительный интервал (ДИ) от 2 до 14/10 000), а второе исследование выявило 19 пациентов (37/10 000, 95% ДИ от 20 до 54/10 000) с Болезнь Бехчета в соответствии с критериями О’Даффи.18 Недавнее обследование населения в возрасте >10 лет в небольшом городке в центральной Турции (n=17 256) использовало аналогичный подход и выявило 16 пациентов с болезнью Бехчета, отвечающих критериям ISG (9 /10 000, 95% ДИ 4.от 5 до 13,5/10 000) и шесть субъектов с рецидивирующими язвами полости рта и другими проявлениями, связанными с болезнью Бехчета, которые не соответствовали критериям классификации.19

    Результаты

    ПЕРВЫЙ ЭТАП

    В таблице 1 приведены характеристики 170 индексных пациентов. У 31 из обследованных пациентов (18%) 51 член семьи страдал болезнью Бехчета. У четырех из 12 пациентов с ювенильным началом заболевания (33%) был положительный семейный анамнез по сравнению с 27 пациентами с заболеванием во взрослом возрасте (17%) (отношение шансов 2.4, 95% ДИ от 0,7 до 8,7, р=0,2). Сорок четыре из 51 семейного случая уже были зарегистрированы в нашей клинике болезни Бехчета. Медицинские записи были получены от их лечащих врачей для подтверждения диагноза остальных семи пациентов; двое из семи пациентов умерли.

    Таблица 1

    Характеристики пациентов с болезнью Бехчета

    В родословных индексных пациентов было в общей сложности 675 братьев и сестер (возрастной диапазон 7–69 лет) со средним размером сибсов 3,9. Двадцать четыре из 51 случая семейной болезни Бехчета (19 мужчин, 5 женщин), выявленных с помощью анкеты, были братьями и сестрами индексных случаев.Индексные пациенты также описали рецидивирующие язвы полости рта у 76 их братьев и сестер (37 мужчин, 39 женщин).

    Пятеро из зарегистрированных пациентов с болезнью Бехчета были родителями, пятеро — детьми, 11 — двоюродными братьями, четверо — дядями и двое — тетями основных пациентов. Все четыре индексных случая с пораженными детьми (три дочери, два сына) были женского пола. Две пары мать-дочь, две пары отец-сын и одна пара мать-сын были обнаружены у пяти пациентов с больным родителем.

    ВТОРОЙ ЭТАП

    Когда мы определили второго брата для оценки, как описано выше, мы установили 117 старших братьев и сестер и 49 младших братьев и сестер.Четыре индексных случая (три мужчины, одна женщина) были исключены из этого расчета, поскольку у них не было братьев и сестер. Средний (SD) возраст остальных 166 индексных пациентов составлял 38,8 (10,4) (диапазон 16–66), а их средний возраст в начале болезни Бехчета составлял 27,9 (8,6) (диапазон 9–48). Индексные пациенты дали положительную историю рецидивирующих язв во рту у 26 братьев и сестер, у четырех из которых уже была диагностирована болезнь Бехчета.

    Со всеми 166 братьями и сестрами связались по телефону. Средний (SD) возраст братьев и сестер был 39 лет.6 (10,4) (диапазон 14–68). История рецидивирующих язв во рту была подтверждена у всех 26 братьев и сестер, о которых сообщалось в индексных случаях, и еще у трех братьев и сестер, то есть всего у 29 братьев и сестер с рецидивирующими язвами во рту. Восемь братьев и сестер описали дополнительные проявления, связанные с болезнью Бехчета, и все они откликнулись на наше приглашение для дальнейшего исследования. Четверо братьев и сестер уже были зарегистрированы в нашей клинике болезни Бехчета, и было выявлено три дополнительных случая, соответствующих критериям ISG для диагностики болезни Бехчета (таблица 2).Все, кроме одного из этих семи пациентов, были братьями и сестрами основных случаев с возрастом начала заболевания ⩾16 лет. Шесть пациентов были мужчинами, но соотношение мужчин и женщин статистически не отличалось от показателя индексных случаев (p = 0,3). Восьмой пациент не мог быть классифицирован как страдающий болезнью Бехчета. Несмотря на то, что у нее в анамнезе были артрит, фолликулит и тромбофлебит, ее тест на патергию кожи был отрицательным.

    Таблица 2

    Пациенты с болезнью Бехчета (ББ) и субъекты с рецидивирующими язвами полости рта (РОУ), выявленные среди братьев и сестер индексных случаев с использованием метода, описанного Guo17 (шаг 2)

    Девять из оставшихся 21 сибсов (восемь мужчин, 13 женщин) только с рецидивирующими язвами во рту откликнулись на наше приглашение. Кожный тест на патергию оказался положительным у двух братьев и сестер женского пола, а у семи (два мужчины, пять женщин) не было обнаружено никаких проявлений болезни Бехчета, кроме рецидивирующих язв в полости рта.

    Частота рецидивов у братьев и сестер составила 4,2% для болезни Бехчета (95% ДИ от 1,2 до 7,2%) и 13,3% для рецидивирующих язв полости рта (95% ДИ от 8,1 до 18,5%), а значение λs оказалось равным 11,4. –52,5 для болезни Бехчета в Турции.

    Обсуждение

    Хотя давно известно о повышенном риске болезни Бехчета среди родственников пациентов с болезнью Бехчета, эти данные в основном основаны на описаниях случаев или частоте семейных пациентов в различных сериях.Положительный семейный анамнез был отмечен у 2-3% японских пациентов и 8-34% турецких и ближневосточных пациентов с болезнью Бехчета.5-11 ,13 ,14 ,20 Различная распространенность семейной агрегации при болезни Бехчета может быть частично объяснена различными методами сбора данных. Об увеличении частоты случаев семейной болезни Бехчета с 3,6% в ретроспективном анализе регистра до 8% в проспективном анализе 62 семей сообщили из центра болезни Бехчета в Турции. 10 ,11 Тем не менее, описание семейной агрегации с преобладанием семейных случаев в группе пациентов, открытой для многих предубеждений, и риском рецидива у родственников, особенно у братьев и сестер (λs), является предпочтительным способом регистрации и количественной оценки семейной агрегации.

    Мы нашли только два исследования, дающие данные о риске рецидива болезни Бехчета у родственников пациентов. MacGregor et al сообщили, что частота рецидивов болезни Бехчета у братьев и сестер составляет 2,1% в общенациональном опросе на основе анкеты, проведенном в Великобритании.21 Их исследовательская группа состояла в основном из белых испытуемых (94%), но никаких других данных об этническом происхождении пациентов предоставлено не было. Если принять во внимание низкий уровень распространенности болезни Бехчета в Великобритании, можно было бы ожидать гораздо более высокого значения λs, чем в нашем исследовании. Недавнее исследование Koné-Paut et al. показало, что положительный семейный анамнез был выше у молодых пациентов с болезнью Бехчета (12,3%), чем у взрослых пациентов (2,2%). 12 Исследовательская группа состояла из пациентов с болезнью Бехчета из Франции. , Турция, Израиль и другие страны Ближнего Востока как минимум с тремя разными этническими группами.Авторы исследовали риск болезни Бехчета среди родственников 45 из 106 педиатрических больных, и было обнаружено, что риск рецидива болезни Бехчета у братьев и сестер составляет 8%. Однако ни метод выделения этих семей из всех педиатрических случаев, ни этническая принадлежность исследуемой группы в данном исследовании не описаны, что затрудняет вывод.

    Мы использовали данные трех предыдущих исследований точечной распространенности болезни Бехчета в Турции для оценки λs.Мы считаем, что, поскольку в первых двух исследованиях использовались одни и те же методы исследования и одни и те же критерии классификации, вариации показателей распространенности (8–37/10 000) могут отражать региональные различия риска болезни Бехчета в Турции. Последнее исследование, которое проводилось в большей популяции с использованием критериев ISG, показало, что уровень распространенности находится в этом диапазоне. Поскольку наше исследование проводилось в специализированной клинике болезни Бехчета, а в группу исследования входили пациенты с болезнью Бехчета из всех регионов Турции (данные не приводятся), мы предпочли использовать оба коэффициента распространенности для оценки λs в пределах диапазона.

    Преобладание больных мужского пола среди сиблингов может частично объясняться менее тяжелым течением заболевания у больных женского пола. Трое братьев и сестер женского пола с рецидивирующими язвами полости рта и дополнительными признаками (одна с артритом, фолликулитом и тромбофлебитом и две с положительным тестом на патергию кожи) не могли быть классифицированы как болезнь Бехчета во время исследования. Однако у этих субъектов можно было диагностировать болезнь Бехчета, используя некоторые из предыдущих критериев.13 Распространенность рецидивирующих язв в полости рта у братьев и сестер не отличалась от распространенности среди здорового турецкого населения.18 Однако ранее предполагалось, что оральные и генитальные язвы у родственников пациентов первой степени родства могут указывать на наличие болезни Бехчета. следует также исключить.16 Последующие данные будут полезны для уточнения течения членов семьи с рецидивирующими язвами полости рта или другими проявлениями, связанными с болезнью Бехчета, которые не соответствуют критериям ISG.

    Это исследование показало высокое значение λs по сравнению с другими генетически сложными заболеваниями — например, λs 6 для ревматоидного артрита, 15 для сахарного диабета I типа и 46 для анкилозирующего спондилоартрита.22–24 Общие факторы окружающей среды в семьях могут способствуют семейной кластеризации. Однако маловероятно, что такие высокие значения λs объясняются только факторами окружающей среды.17 Эти результаты дают убедительные доказательства наследственного происхождения болезни Бехчета и требуют проведения молекулярно-генетических исследований, таких как полногеномный скрининг для идентификации локусов предрасположенности.Возраст начала и этническая принадлежность пациентов будут полезны при разработке таких исследований. Повышенная распространенность семейной агрегации у несовершеннолетних пациентов с болезнью Бехчета может определять подгруппу пациентов с более сильными генетическими эффектами, 12 а частоты предполагаемого гена(ов) предрасположенности в популяции и размеры родства могут объяснить различную распространенность семейной болезни Бехчета в разные популяции.

    В итоге семейная агрегация и высокое значение λs до 52.5 подтверждают сильный генетический фон болезни Бехчета. Братья, сестры и другие родственники пациентов с болезнью Бехчета с изолированными рецидивирующими язвами полости рта нуждаются в дальнейшем обследовании, чтобы определить, являются ли эти субъекты низкопенетрантными носителями генов предрасположенности к заболеванию или нет.

    Границы | COVID-19 среди пациентов с воспалительными ревматическими заболеваниями

    Введение

    Новая коронавирусная болезнь 2019 года (COVID-19), вызванная коронавирусом тяжелого острого респираторного синдрома 2 (SARS-CoV-2), имеет вариабельное клиническое течение, включая бессимптомную инфекцию, грипп. как симптомы, изолированная аносмия или гипосмия, легкая или тяжелая пневмония, поражение различных органов или цитокиновый шторм, который в конечном итоге может привести к летальному исходу (1).

    Все возрастные группы и популяции пациентов могут быть затронуты COVID-19, однако лица пожилого возраста и лица с сопутствующими заболеваниями имеют более высокий риск более тяжелого течения заболевания (2). Воспалительные ревматические заболевания (ВЗЗ) вызывают особую озабоченность по ряду причин. Иммунная дисрегуляция, которая может быть связана с ИРЗ или лекарствами, используемыми для их лечения, может повлиять на врожденные иммунные реакции, которые играют решающую роль в предотвращении репликации вируса и в развитии адаптивного иммунного ответа.Неспособность снизить вирусную нагрузку на ранних стадиях заболевания может привести к выраженной воспалительной реакции, ведущей к повреждению тканей и полиорганной недостаточности (3). У пациентов с ИРЗ наблюдался более высокий уровень инфицирования по сравнению с членами их семей (4), а у пациентов с COVID-19 с ИРЗ сообщалось о более высокой частоте дыхательной недостаточности по сравнению с пациентами без ИРЗ (5). Лекарства, используемые для лечения ИРЗ, могут влиять на исход COVID-19. Было высказано предположение, что гидроксихлорохин (HQ), хлорохин и барицитиниб обладают противовирусным действием, и было высказано предположение, что пациенты, получающие эти препараты, имеют меньшую вероятность тяжелых исходов COVID-19 из-за снижения репликации вируса на ранней стадии (6).Более того, в реестре Глобального ревматологического альянса (GRA) COVID-19, о котором сообщают врачи, предполагается, что биологические противоревматические препараты, модифицирующие заболевание (bDMARD), которые используются для лечения цитокинового шторма, ответственного за повреждение тканей и полиорганную недостаточность при COVID-19. , может предотвратить это состояние у пациентов с ИРЗ, которые уже принимают bDMARD, если они инфицированы SARS-CoV-2 (7).

    Турецкое общество ревматологов внедрило реестр для регистрации пациентов с COVID-19 с ИРЗ с целью понимания характеристик и результатов COVID-19 среди этих пациентов, а также ассоциации типов и характеристик ИРЗ, используемых методов лечения. для IRD и сопутствующих заболеваний с исходом COVID-19.Помимо того, что мы являемся одним из крупнейших регистров COVID-19 среди пациентов с ИРЗ, мы использовали новую и более детализированную оценку исходов в отличие от предыдущих исследований COVID-19 у пациентов с ИРЗ, которые были сосредоточены на одном дихотомическом исходе, таком как госпитализация, тяжелая болезнь или смертность. Мы стремились сообщить результаты по всему спектру, включая амбулаторное ведение, госпитализацию без потребности в кислороде, госпитализацию с потребностью в кислороде, госпитализацию в отделение интенсивной терапии (ОИТ) или смерть.Этот спектр был изменен и адаптирован из шкалы клинического прогрессирования ВОЗ (8). Мы сообщаем здесь о клинических характеристиках и результатах первых 165 пациентов в этом регистре.

    Материалы и методы

    Дизайн исследования и участники

    Все члены Турецкого общества ревматологов были приглашены по электронной почте. Реестр был создан и поддерживается с помощью веб-приложения Research Electronic Data Capture (REDCap) (https://www.project-redcap.org/) (9).Исследование было одобрено Комитетом по этике Стамбульского университета-Черрахпаша (83045809-604.01.02). Проект не получил финансирования. Это исследование было проведено в соответствии с Хельсинкской декларацией этических принципов. Поскольку это было ретроспективное исследование базы данных, информированное согласие пациента не требовалось.

    Критериями включения были диагноз IRD, подтвержденный ревматологом, и диагноз COVID-19 по крайней мере одним из следующих признаков; (i) положительная полимеразная цепная реакция с обратной транскрипцией (RT-PCR) на РНК SARS-CoV-2 (ii) обнаружение антител против SARS-CoV-2 или (iii) симптомы и результаты компьютерной томографии (КТ) высоко- наводит на мысль о COVID-19.В регистр были включены только взрослые (≥18 лет) пациенты. Пациенты с предполагаемым диагнозом, основанным исключительно на симптомах, были исключены.

    Форма истории болезни

    Стандартная форма истории болезни использовалась для сбора демографических данных, первичных диагнозов ИРЗ, сопутствующих заболеваний, статуса курения, вакцинации против гриппа в анамнезе, лекарств, используемых при ИРЗ, дозы глюкокортикоидов, сопутствующих препаратов, заслуживающих особого внимания в отношении COVID -19 включая ингибиторы ангиотензинпревращающего фермента (АПФ), блокаторы рецепторов ангиотензина II (БРА), нестероидные противовоспалительные препараты (НПВП), ингибиторы циклооксигеназы-2 (ЦОГ-2) и ингибиторы фосфодиэстеразы типа 5, предполагаемый путь заражения COVID -19 передача, заражение среди членов домохозяйства, интервал между появлением симптомов и диагнозом COVID-19, диагностические тесты и лекарства, используемые для лечения COVID-19, потребность в оксигенотерапии, госпитализация в отделение интенсивной терапии, осложнения, активность заболевания ревматического состояния до и после COVID-19 и исход COVID-19.

    Инициалы пациента, последние 6 цифр 11-значного уникального национального идентификационного номера, пол и возраст пациентов и контактная информация лечащего врача были обязательными полями. Участникам было рекомендовано заполнять другие поля только в том случае, если у них есть достоверная информация. Мы связались с участниками перед анализом, чтобы прояснить любые несоответствия.

    Стандартные протоколы лечения COVID-19 в Турции, рекомендованные Министерством здравоохранения Турции (TMoH), представлены в дополнительных материалах.

    Исход COVID-19

    Исход заболевания был классифицирован по 4 порядковым категориям; (i) амбулаторное ведение, (ii госпитализация без потребности в кислороде, (iii) госпитализация с потребностью в кислороде и (iv) госпитализация или смерть в отделении интенсивной терапии. Диагноз ИРЗ, тип лечения ИРЗ и сопутствующие заболевания

    Статистический анализ

    Непрерывные данные суммировали как среднее значение ± стандартное отклонение или медиана и IQR в зависимости от ситуации.Категориальные данные были суммированы в процентах. Мы суммировали пропорции первичных диагнозов ИРЗ, лечения ИРЗ и сопутствующих заболеваний для каждой категории результатов, используя точечные диаграммы. Для анализа, связанного с приведенными выше основными вопросами, мы использовали пропорциональную логистическую регрессию шансов, где зависимой переменной был 4-уровневый порядковый исход, а независимой интересующей переменной был тип лечения ИРЗ, сопутствующая патология или первичный диагноз ИРЗ. Лечение IRD было разделено на отсутствие лечения, глюкокортикоиды (любая доза, умеренная/высокая доза (≥7.5 мг/день преднизолона) и низкая доза), HQ, колхицин, обычные синтетические DMARD (csDMARD) (метотрексат, сульфасалазин, лефлуномид), иммунодепрессанты (микофенолата мофетил, такролимус, азатиоприн), ритуксимаб и другие bDMARD (ингибиторы фактора некроза опухоли (ингибиторы фактора некроза опухоли). ФНО), абатацепт, анакинра, секукинумаб, тоцилизумаб). Сопутствующие заболевания были классифицированы как отсутствие сопутствующих заболеваний, гипертония, сахарный диабет, сердечно-сосудистые заболевания, заболевания легких, хронические заболевания почек, ожирение, нарушение мозгового кровообращения, рак, дополнительные иммунные расстройства, включая псориаз, воспалительные заболевания кишечника и трансплантацию почки, и другие.Диагнозы IRD были классифицированы как ревматоидный артрит (RA), спондилоартрит (SpA), заболевания соединительной ткани, семейная средиземноморская лихорадка (FMF), синдром Бехчета (BS) и другие IRD. Интересующие независимые переменные были проанализированы как бинарные переменные, т. е. для каждого лечения ИРЗ, каждой категории сопутствующих заболеваний и диагнозов ИРЗ была подобрана отдельная модель для расчета общего отношения шансов и 95% доверительных интервалов для нахождения в категории худших исходов по сравнению с их отсутствием. Мы использовали причинно-следственные модели для определения минимального достаточного набора ковариат корректировки отдельно для моделей лечения IRD, моделей сопутствующих заболеваний и моделей первичной диагностики IRD с использованием DAGitty (10).Причинные предположения для выбора ковариации изображены в виде ориентированных ациклических графиков в дополнительном материале (рисунки S1-S3). А именно, мы использовали различные комбинации возраста, пола, сопутствующих заболеваний, использования отдельных или комбинированных методов лечения и статуса курения для корректировки. Чтобы свести степени свободы модели к минимуму, мы дихотомизировали статус курения как когда-либо и никогда, а сопутствующие заболевания как любые и никакие в корректировках. Мы дополнительно провели тот же анализ, используя 5-уровневый порядковый исход, классифицируя ОИТ и смерть как отдельные категории.Отсутствующие данные о курении считались полностью отсутствующими случайным образом, и для случаев с полными данными был проведен многопараметрический анализ сопутствующих заболеваний. Анализы проводились с использованием программного обеспечения R с открытым исходным кодом (версия 4.0.1, R Foundation for Statistical Computing, Вена, Австрия).

    Результаты

    В период с 20 апреля 2020 г. по 16 июня 2020 г. было зарегистрировано 167 пациентов из 31 центра (28 третичных центров и 3 частных больниц) в 14 городах. Два пациента, у которых не было подтвержденного диагноза COVID-19, были исключены.Остальные 165 пациентов были включены в анализ.

    Демографические и клинические характеристики

    Демографические и клинические характеристики пациентов, включая статус курения и сопутствующие заболевания, первичные диагнозы ИРЗ и методы лечения ИРЗ, которые использовались во время постановки диагноза COVID-19, обобщены в таблице 1. Более подробная информация о диагнозах ИРЗ и методы лечения представлены в дополнительной таблице S1.

    Таблица 1 Демографические данные, клинические характеристики, диагнозы IRD и ревматические препараты у пациентов с IRD с COVID-19.

    Диагностика COVID-19

    Средний временной интервал между появлением симптомов и постановкой диагноза составил 4,8 ± 4,5 дня. COVID-19 был диагностирован с помощью ОТ-ПЦР у 114 пациентов, с помощью высоконаводящей КТ легких у 50 и с помощью тестирования на антитела у 1 пациента. Среди 114 пациентов с положительной реакцией на ОТ-ПЦР у 95 (83%) также были наводящие на размышления результаты КТ. Только 13 (8%) пациентов не имели симптомов до постановки диагноза COVID-19. У 11 из этих пациентов причиной тестирования на SARS-CoV2 был тесный контакт с больным COVID-19 в анамнезе или посещение страны с высоким уровнем риска в анамнезе.У остальных 2 пациентов картина пневмонии SARS-CoV2 была выявлена ​​при компьютерной томографии, проведенной во время их госпитализации по причинам, не связанным с COVID-19.

    Возможные пути передачи COVID-19 и количество диагнозов COVID-19 среди членов домохозяйства приведены в Дополнительных материалах.

    Лекарства от COVID-19

    Все пациенты, кроме 2, принимали HQ, 129 пациентов (78%) — азитромицин и 50 пациентов (30%) — фавипиравир. Они соответствовали протоколам TMoH до августа 2020 года, после чего использование фавипиравира стало более распространенным.У пациентов с тяжелой пневмонией тоцилизумаб применялся у 7 (4%), внутривенный иммуноглобулин у 2 (1%), глюкокортикоиды у 13 (8%) и реконвалесцентная плазма у 3 пациентов (2%). Среди 7 пациентов, получавших антибиотики, бактериальный рост был подтвержден посевами у 3 пациентов, у 1 пациента была глубокая инфекция мягких тканей нижней конечности и у 3 пациентов наблюдалось стойкое повышение острофазовых реактивов. Антикоагулянтная профилактика проводилась 44 (38%) из 115 пациентов с доступной информацией об антикоагулянтной терапии ( Таблица 2 ).

    Таблица 2 Лечение и исход COVID-19 у пациентов с ИРЗ.

    Течение и исход COVID-19

    Среди 165 пациентов 24 (14,5%) (средний возраст: 45,2 ± 12,8 года, 14 (58%) женщин) выздоровели при амбулаторном лечении, 141 (85,5%) (в среднем возраст: 51,4 ± 15,8 года, 82 (58%) женщины) были госпитализированы, из них 49 (30%) потребовалась стационарная кислородная поддержка, 27 (16%) (средний возраст: 58,4 ± 16 лет, 16 (59%) женщин) ) лечились в палате, 22 (13%) (средний возраст: 60 ± 16.5 лет, 16 (73%) женщин) лечились в отделении интенсивной терапии, и 16 (10%) (средний возраст: 61 ± 17 лет, 12 (75%) женщин) умерли ( Дополнительный рисунок S4 ). Из пациентов, находившихся на лечении в отделении интенсивной терапии, 17 (10,3%) потребовалась инвазивная искусственная вентиляция легких ( Таблица 2 ). Среди умерших пациентов все, кроме 1, лечились в отделении интенсивной терапии. Остального пациента планировалось перевести в отделение интенсивной терапии, но он умер до того, как это стало возможным. Летальность среди пациентов, поступивших в ОИТ, составила 15/22 (68%).Подробная информация о пациентах, нуждавшихся в госпитализации в отделение интенсивной терапии, и умерших представлена ​​в дополнительной таблице S2.

    Тридцать три осложнения возникли у 31 пациента (19%). Это острый респираторный дистресс-синдром у 22 пациентов, бактериальная инфекция у 7, ишемический инсульт, тромбоэмболия легочной артерии, острая сердечная недостаточность вследствие миокардита и иммунная тромбоцитопения, возможно связанная с лежащей в основе СКВ, у 1 пациента на каждый ( Таблица 2 ).

    Связь типа диагноза ИРЗ, лечения ИРЗ и сопутствующих заболеваний с исходом COVID-19

    На рисунке 1 показаны пропорции диагнозов ИРЗ, лечения ИРЗ и сопутствующих заболеваний для каждой категории результатов, а также связь каждого с худший исход.Нескорректированные оценки свидетельствовали о более высоком риске ухудшения исходов для РА и «других» ИРЗ, однако после поправки на возраст, пол и сопутствующие заболевания пациенты с ССЛ и СК показали самый высокий относительный риск неблагоприятных исходов при учете точечных оценок (таблица ). 3 ). Однако эти оценки недостаточно точны, чтобы делать какие-либо убедительные выводы.

    Рисунок 1 Факторы риска ухудшения исхода COVID-19 у пациентов с воспалительными ревматическими заболеваниями.На рисунке показаны ранжированные пропорции диагнозов ИРЗ (A) , лечения ИРЗ (B) и сопутствующих заболеваний (C) для каждой категории исхода и связь каждого с худшим исходом, проанализированные с использованием логистической регрессии пропорциональных шансов, где зависимой переменной был 4-уровневый порядковый исход, а интересующей независимой переменной был тип лечения ИРЗ, сопутствующая патология или первичный диагноз ИРЗ. Высокая/умеренная доза глюкокортикоидов (GC-Mod/Hi) определялась как суточная доза ≥7.5 мг преднизолона. csDMARD включали метотрексат, сульфасалазин, лефлуномид, иммунодепрессанты включали микофенолата мофетил, такролимус, азатиоприн, а bDMARD включали ингибиторы фактора некроза опухоли, абатацепт, анакинру, секукинумаб и тоцилизумаб. СПИД, дополнительное иммунное расстройство; bDMARD, биологические DMARD; BS, синдром Бехчета; ХБП, хроническая болезнь почек; Colc., колхицин; csDMARD, обычные синтетические DMARD; ЗСТ, заболевание соединительной ткани; ЦВА, нарушение мозгового кровообращения; ССЗ, сердечно-сосудистые заболевания; DMARDs, болезнь-модифицирующие противоревматические препараты; FMF, семейная средиземноморская лихорадка; ГК, глюкокортикоид; ICU, отделение интенсивной терапии; IRD, воспалительное ревматическое заболевание; Я.супп., иммунодепрессанты; HQ, гидроксихлорохин; РА, ревматоидный артрит; РТХ, ритуксимаб; СпА, спондилоартрит.

    Таблица 3 Необработанные и скорректированные отношения шансов связи первичного диагноза ИРЗ, лечения ИРЗ и сопутствующей патологии с худшим исходом COVID-19.

    При лечении ИРЗ глюкокортикоиды, особенно в умеренных и высоких дозах, ассоциировались с повышенным риском неблагоприятного исхода ( Таблица 3 ). Использование csDMARD, отличных от HQ, было связано со сниженным риском ухудшения исхода по сравнению с пациентами, не использующими csDMARD.Использование колхицина, bDMARD и ритуксимаба не было значимо связано с худшим исходом COVID-19. Сопутствующими заболеваниями с самым высоким относительным риском ухудшения результатов были хроническая болезнь почек, болезнь легких и ожирение. Отсутствие сопутствующих заболеваний ассоциировалось со сниженным риском неблагоприятного исхода ( Таблица 3 ).

    Результаты были схожими, когда данные анализировались с 5-уровневым порядковым исходом, где ОИТ и смерть были классифицированы как отдельные категории ( Дополнительный рисунок S5 ).

    Течение ревматических заболеваний при COVID-19 приведены в Дополнительных материалах.

    Обсуждение

    Это исследование показало, что одной трети пациентов с ИРЗ требуется кислородная поддержка, 13% лечились в отделении интенсивной терапии, а общая смертность от COVID-19 составила 10%. Мы обнаружили, что использование глюкокортикоидов, хроническое заболевание почек, заболевание легких и ожирение связаны с худшим исходом, а риск неблагоприятного исхода снижается у пациентов без сопутствующих заболеваний и у пациентов, получавших csDMARD.Ни один из диагнозов IRD сам по себе не был связан с худшим исходом.

    Поскольку известно, что чрезмерная воспалительная реакция связана с тяжелым течением COVID-19, особый интерес представляет выяснить, влияет ли конкретный диагноз IRD на исход COVID-19. Два исследования с относительно небольшим числом пациентов не обнаружили связи между диагнозами ИРЗ и худшим исходом (11, 12), а два других исследования показали более высокий риск тяжелого течения COVID-19 среди пациентов с диагнозами, отличными от воспалительного артрита, такими как заболевания соединительной ткани. , васкулит и саркоидоз (13, 14).В нашей когорте ни одна из оценок относительного риска не была достаточно точной, чтобы сделать убедительные выводы о связи между диагнозами IRD и худшим исходом. Однако после корректировки по возрасту, полу и статусу сопутствующей патологии точечные оценки для ССЛ и СК показали самый высокий относительный риск по сравнению с остальной частью исследуемой популяции.

    GRA и Эпидемиология эпиднадзора за коронавирусом, находящимся в стадии исследования Исключение воспалительных заболеваний кишечника Регистры согласились с тем, что глюкокортикоиды повышают риск тяжелого заболевания (7, 15, 16).В отличие от регистра GRA, который обнаружил повышенный риск тяжелого заболевания только при использовании дозы преднизолона ≥10 мг, любая доза глюкокортикоидов была связана с худшим исходом в нашей когорте. Отношение шансов худшего исхода было самым высоким при использовании глюкокортикоидов в умеренных и высоких дозах. Хотя глюкокортикоиды могут обладать противовоспалительными свойствами, которые помогают контролировать тяжелые симптомы гипервоспалительной фазы, они могут усиливать репликацию вируса на ранней стадии инфекции, ослабляя защиту хозяина.

    Эпидемиологические исследования, оценивающие распространенность и тяжесть COVID-19 среди пациентов, получавших bDMARD и таргетные синтетические DMARD (tsDMARD), не выявили повышенного риска, связанного с этими агентами (17–20). Реестр GRA показал, что использование bDMARD или tsDMARD не связано с госпитализацией и смертью (7, 16), более того, у пациентов, получавших TNF, риск госпитализации был снижен на 60% (7). Другой вывод нашего исследования заключался в том, что у пациентов, получавших csDMARD, был снижен риск неблагоприятного исхода.Интересно, что обсервационное многоцентровое исследование, включающее 1641 пациента с ИРЗ, показало повышенную распространенность COVID-19 среди пациентов с ИРЗ, не получающих csDMARD, и предположило защитную роль csDMARD (21). Но в этом исследовании не уточнялась тяжесть инфекции COVID-19 среди пациентов, которые использовали csDMARD, и тех, кто этого не делал. С другой стороны, в последнем отчете регистра GRA монотерапия сульфасалазином была связана с более высокой смертностью, чем метотрексатом (16). Однако у врачей может быть тенденция лечить пациентов с ИРЗ с сопутствующими заболеваниями, связанными с тяжелой формой COVID-19, сульфасалазином, как указывают авторы.HQ потерпел неудачу в рандомизированных контролируемых и крупномасштабных обсервационных исследованиях, и наши результаты последовательно не показали положительного влияния HQ на исход COVID-19 (22–25). Колхицин, еще один многообещающий препарат благодаря своим противовоспалительным свойствам (26), не был связан со снижением риска тяжелого течения COVID-19.

    В соответствии с предыдущими исследованиями (7, 11, 13, 16), наши пациенты с ИРЗ с сопутствующими заболеваниями имели повышенный риск тяжелого исхода, аналогичный наблюдаемому в общей популяции (2).С другой стороны, размер исследования был недостаточным для анализа сопутствующих заболеваний, представляющих особый интерес для ИРЗ, таких как интерстициальное заболевание легких или амилоидоз.

    Наиболее важным ограничением нашего исследования является возможная предвзятость в отношении включения более тяжелых пациентов, поскольку это были пациенты, чей COVID-19 был известен их ревматологам. Об этом свидетельствует высокий уровень смертности (16/165, 10%) и относительно небольшая доля пациентов, выздоровевших при амбулаторном лечении. Пациенты с легким течением болезни, которым не требовалась госпитализация, возможно, с меньшей вероятностью попадали в список, поэтому они не были включены в этот реестр.Тем не менее, регистр GRA также сообщил о смертности 10,5% среди 3729 пациентов, хотя доля госпитализированных пациентов была ниже в регистре GRA, чем в нашем регистре (49% против 85,5%) (16). Этот вывод может отражать различия между странами в политике госпитализации во время пандемии COVID-19, а также систематическую ошибку отбора, которая существует в обоих реестрах. Другим нашим ограничением было то, что в этом реестре у нас не было группы сравнения, отличной от IRD. Это ограничивает наш вывод сравнениями внутри групп и позволяет выявить подгруппы с относительно более высоким риском среди пациентов с ИРЗ, но не может количественно оценить их риск по сравнению с общей популяцией пациентов с COVID-19.С другой стороны, мы смогли собрать значительные данные по одной стране с относительно однородными схемами лечения ИРЗ и централизованно регулируемыми однородными руководствами по ведению COVID-19, которые также включают пациентов с ССЛ и БС, которые очень редко встречаются за пределами Турции. Это может облегчить идентификацию заболеваний или рисков, связанных с лечением, по сравнению с более разнородными многонациональными реестрами. Использование порядкового исхода, отражающего степень тяжести заболевания, включая потребность в стационарном дополнительном кислороде, госпитализацию в отделение интенсивной терапии и смерть, является еще одним преимуществом этого исследования.Наиболее часто используемый дихотомический исход, госпитализация, включает не только элемент истинной тяжести заболевания, но и элемент риска, воспринимаемого поставщиком медицинских услуг, который может скрывать или искажать истинные взаимосвязи между характеристиками ИРЗ и тяжестью заболевания, а также может объяснять некоторые расхождения между наши результаты и др.

    В заключение, наше исследование показало, что наличие сопутствующих заболеваний и использование глюкокортикоидов были значительно связаны с худшим исходом COVID-19 у пациентов с ИРЗ.Лечение bDMARD, по-видимому, не влияет на исход COVID-19, в то время как csDMARD могут оказывать защитное действие против развития тяжелого заболевания.

    Заявление о доступности данных

    Первоначальные материалы, представленные в исследовании, включены в статью/дополнительный материал. Дальнейшие запросы можно направлять соответствующему автору.

    Заявление об этике

    Исследования с участием людей были рассмотрены и одобрены Министерством здравоохранения и Медицинской школой Черрапаша Стамбульского университета Черрапаша (83045809-604.01.02). Письменное информированное согласие на участие в этом исследовании не требовалось в соответствии с национальным законодательством и институциональными требованиями.

    Информация о группе сотрудничества

    Турецкое общество ревматологов, зарегистрированное в реестре COVID-19 Исследователи: Айше Чефле, доктор медицины , Университет Коджаэли, медицинский факультет, кафедра внутренних болезней, отделение ревматологии, Коджаэли, Турция; Али Каракас, MD , Университет Докуз Эйлюль, медицинский факультет, отделение внутренних болезней, отделение ревматологии, Измир, Турция; Дерья Каскари, MD , Стамбульская больница Башкентского университета, отделение внутренних болезней, отделение ревматологии, Стамбул, Турция; Самет Карахан, MD , Городская учебно-исследовательская больница Кайсери, отделение ревматологии, Кайсери, Турция; Дилек Тезкан, MD , Сельчукский университет, медицинский факультет, отделение внутренней медицины, отделение ревматологии, Конья, Турция; Абдуррахман Туфан, MD , Университет Гази, медицинский факультет, отделение внутренней медицины, отделение ревматологии, Анкара, Турция; Айше Аян , Учебно-исследовательский госпиталь Анталии, отделение ревматологии, Анталия, Турция; Левент Кылыч, MD , Университет Хаджеттепе, медицинский факультет, отделение внутренней медицины, отделение ревматологии, Анкара, Турция; Салим Донмез, MD , частная практика, Ялова, Турция; Мустафа Эрдоган, MD , Городская больница Башакшехир Чам и Сакура, отделение ревматологии, Стамбул, Турция; Вели Язисиз, MD , Университет Акдениз, медицинский факультет, кафедра внутренних болезней, отделение ревматологии, Анталья, Турция; Эдип Гокалп Гок, MD , Университет медицинских наук, Учебно-исследовательская больница имени Мехмета Акифа Инана, отделение ревматологии, Шанлыурфа, Турция; Ahmet Eftal Yucel, MD , Башкентский университет, медицинский факультет, отделение внутренней медицины, отделение ревматологии, Анкара, Турция; Элиф Динцес Нас, MD , Стамбульский университет Медениет, Учебно-исследовательская больница Гёзтепе, отделение ревматологии, Стамбул, Турция; Гезмиш Кимьон, MD , Университет Хатай Мустафа Кемаль, медицинский факультет, отделение внутренних болезней, отделение ревматологии, Хатай, Турция; Gunay Sahin Dalgic, MD , Башкентский университет, медицинский факультет, отделение внутренней медицины, отделение ревматологии, Анкара, Турция; Хакан Эрдем, MD , Международная больница Медикана в Анкаре, отделение ревматологии, Анкара, Турция; Керем Йигит Абакар, MD , Университет Мармара, медицинский факультет, отделение внутренней медицины, отделение ревматологии, Стамбул, Турция; MD, Ризван Меркан, MD , Университет Намик Кемаль, медицинский факультет, отделение внутренней медицины, отделение ревматологии, Текирдаг, Турция; Омер Карадаг, MD , Университет Хаджеттепе, медицинский факультет, отделение внутренней медицины, отделение ревматологии, Анкара, Турция; Онай Герчик, MD , Университет медицинских наук, Учебно-исследовательская больница Измир Тепецик, отделение ревматологии, Измир, Турция; Сулейман Озбек, MD , Университет Чукурова, медицинский факультет, отделение внутренней медицины, отделение ревматологии, Адана, Турция; Себнем Гидер, MD , Больница медицины, Стамбул, Турция; Семих Гулле, MD , Университет Докуз Эйлюл, медицинский факультет, отделение внутренней медицины, отделение ревматологии, Измир, Турция; Sibel Osken, MD , Университет медицинских наук, Учебно-исследовательская больница им. Фатиха Султана Мехмета, отделение ревматологии, Стамбул, Турция; Седат Кираз, MD , Университет Хаджеттепе, медицинский факультет, отделение внутренней медицины, отделение ревматологии, Анкара, Турция; Тимучин Касифоглу, MD , Эскишехирский университет Османгази, медицинский факультет, отделение внутренней медицины, отделение ревматологии, Эскишехир, Турция; Фатьма Алибаз-Онер, MD , Университет Мармара, медицинский факультет, отделение внутренней медицины, отделение ревматологии, Стамбул, Турция; Иззет Фреско, MD , Стамбульский университет-Черрахпаша, Медицинский факультет Черрахпаша, отделение внутренних болезней, отделение ревматологии, Стамбул, Турция; Али Акдоган, MD , Университет Хаджеттепе, медицинский факультет, отделение внутренней медицины, отделение ревматологии, Анкара, Турция; Неслихан Йылмаз, MD , Университет Демироглу Билим, медицинский факультет, отделение внутренних болезней, отделение ревматологии, Стамбул, Турция.

    Вклад авторов

    SE: Визуализация, Исследование, Написание — Первоначальный проект. KT: Формальный анализ, Письмо — Первоначальный проект. HB: расследование, написание — обзор и редактирование. CB: Концептуализация, методология, исследование, написание — обзор и редактирование. BY: Расследование, Написание — обзор и редактирование. SA: Концептуализация, методология, исследование, написание — обзор и редактирование. ОП: Расследование, написание — обзор и редактирование. CA: Расследование, написание — обзор и редактирование.DT: Расследование, написание — обзор и редактирование. ES: Расследование, написание — обзор и редактирование. TY-I: Расследование, написание — обзор и редактирование. NA-K: Расследование, написание — обзор и редактирование. ЭБ: ​​Расследование, написание — рецензирование и редактирование. ET: Расследование, написание — обзор и редактирование. SC: Расследование, написание — обзор и редактирование. ЭБ: ​​Расследование, написание — рецензирование и редактирование. СК: Методология концептуализации, исследование, написание — обзор и редактирование. Великобритания: Методология концептуализации, исследование, написание — обзор и редактирование.OI: Расследование, написание — обзор и редактирование. SU: Расследование, написание — обзор и редактирование. HO: Расследование, написание — обзор и редактирование. VH: Надзор за методологией концептуализации, написание, рецензирование и редактирование. GH: Концептуализация, Методология, Написание — Первоначальный проект, Надзор. Все авторы внесли свой вклад в статью и одобрили представленную версию.

    Конфликт интересов

    К.Т. выступал в качестве докладчика от компании Gilead. GH получил грант / исследовательскую поддержку от Celgene и выступал в качестве спикера для AbbVie, Celgene, Novartis и UCB Pharma.

    Остальные авторы заявляют, что исследование проводилось в отсутствие каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могли бы быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

    Благодарности

    Авторы благодарят профессора Хасана Языджи за критическое прочтение рукописи и членов Турецкого общества ревматологов за их вклад в исследование.

    Дополнительный материал

    Дополнительный материал к этой статье можно найти в Интернете по адресу: https://www.frontiersin.org/articles/10.3389/fimmu.2021.651715/full#supplementary-material

    Ссылки

    1. Wu Z, McGoogan JM. Характеристики и важные уроки вспышки коронавирусной болезни 2019 г. (COVID-19) в Китае: краткое изложение отчета о 72314 случаях из Китайского центра по контролю и профилактике заболеваний. Джама (2020) 323:1239–42. doi: 10.1001/jama.2020.2648

    PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

    2. Джайн В., Юань Дж. М.Прогностические симптомы и сопутствующие заболевания при тяжелом течении COVID-19 и госпитализации в отделение интенсивной терапии: систематический обзор и метаанализ. Int J Public Health (2020) 65:533–46. doi: 10.1007/s00038-020-01390-7

    PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

    3. Кастритис Э., Китас Г.Д., Василопулос Д., Яннопулос Г., Димопулос М.А., Сфикакис П.П. Системные аутоиммунные заболевания, антиревматическая терапия, риск заражения COVID-19 и исходы для пациентов. Rheumatol Int (2020) 40:1353–60.doi: 10.1007/s00296-020-04629-x

    PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

    4. Zhong J, Shen G, Yang H, Huang A, Chen X, Dong L, et al. COVID-19 у пациентов с ревматическими заболеваниями в провинции Хубэй, Китай: многоцентровое ретроспективное обсервационное исследование. Lancet Rheumatol (2020) 2:e557–564. doi: 10.1016/S2665-9913(20)30227-7

    PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

    5. Ye C, Cai S, Shen G, Guan H, Zhou L, Hu Y и другие.Клинические особенности пациентов с ревматическими заболеваниями, инфицированных COVID-19, в Ухане, Китай. Arthritis Rheumatol (2020) 79:1007–13. doi: 10.1007/s10067-020-05160-x

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    6. Sarzi-Puttini P, Giorgi V, Sirotti S, Marotto D, Ardizzone S, Rizzardini G, et al. COVID-19, цитокины и иммуносупрессия: что мы можем извлечь из тяжелого острого респираторного синдрома? Clin Exp Rheumatol (2020) 38:337–42.

    Реферат PubMed | Академия Google

    7.Джанфранческо М., Хайрич К.Л., Аль-Адели С., Кармона Л., Данила М.И., Госсек Л. и соавт. Характеристики, связанные с госпитализацией по поводу COVID-19 у людей с ревматическими заболеваниями: данные из реестра COVID-19 Global Rheumatology Alliance, представленного врачами. Энн Реум Дис (2020) 79: 859–66. doi: 10.1136/annrheumdis-2020-217871

    PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

    9. Харрис П.А., Тейлор Р., Тильке Р., Пейн Дж., Гонсалес Н., Конде Дж.Г. Сбор электронных данных исследований (REDCap) — основанная на метаданных методология и рабочий процесс для обеспечения трансляционной поддержки информатики исследований. J BioMed Inform (2009) 42:377–81. doi: 10.1016/j.jbi.2008.08.010

    PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

    11. Fredi M, Cavazzana I, Moschetti L, Andreoli L, Franceschini F, Исследовательская группа по ревматологии COVID-19 в Брешии. COVID-19 у пациентов с ревматическими заболеваниями в северной Италии: одноцентровое обсервационное исследование и исследование случай-контроль. Lancet Rheumatol (2020) 2:e549–56. doi: 10.1016/S2665-9913(20)30169-7

    PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    12.Монтеро Ф., Мартинес-Баррио Дж., Серрано-Бенавенте Б., Гонсалес Т., Ривера Дж., Молина Коллада Дж. и др. Коронавирусная болезнь 2019 (COVID-19) при аутоиммунных и воспалительных состояниях: клинические характеристики неблагоприятных исходов. Rheumatol Int (2020) 40:1593–8. doi: 10.1007/s00296-020-04676-4

    PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

    13. Паблос Дж. Л., Галиндо М., Кармона Л., Льедо А., Ретуэрто М., Бланко Р. и др. Клинические исходы госпитализированных пациентов с COVID-19 и хроническими воспалительными и аутоиммунными ревматическими заболеваниями: многоцентровое исследование с подобранной группой. Энн Реум Дис (2020) 79: 1544–9. doi: 10.1136/annrheumdis-2020-218296

    PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

    14. Фрейтес Нуньес Д.Д., Леон Л., Мусьентес А., Родригес-Родригес Л., Фонт Уржеллес Дж., Мадрид Гарсия А. и другие. Факторы риска госпитализации в связи с COVID-19 у пациентов с аутоиммунными воспалительными ревматическими заболеваниями. Энн Реум Дис (2020) 79: 1393–9. doi: 10.1136/annrheumdis-2020-217984

    PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    15.Бреннер Э.Дж., Унгаро Р.С., Гирри Р.Б., Каплан Г.Г., Киссоус-Хант М., Льюис Д.Д. и др. Кортикостероиды, но не антагонисты TNF, связаны с неблагоприятными исходами COVID-19 у пациентов с воспалительными заболеваниями кишечника: результаты международного регистра. Гастроэнтерология (2020) 59:481–491.e3. doi: 10.1053/j.gastro.2020.05.032

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    16. Strangfeld A, Schäfer M, Gianfrancesco MA, Lawson-Tovey S, Liew JW, Ljung L, et al. Факторы, связанные со смертью, связанной с COVID-19, у людей с ревматическими заболеваниями: результаты из регистра врачей Глобального ревматологического альянса COVID-19. Энн Реум Дис (2021). doi: 10.1136/annrheumdis-2020-219498

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    17. Quartuccio L, Valent F, Pasut E, Tascini C, De Vita S. Распространенность COVID-19 среди пациентов с хроническими воспалительными ревматическими заболеваниями, получавших лечение биологическими агентами или малыми молекулами: популяционное исследование в первой два месяца вспышки COVID-19 в Италии. Joint Bone Spine (2020) 87:439–43. doi: 10.1016/j.jbspin.2020.05.003

    PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    18.Favalli EG, Monti S, Ingegnoli F, Balduzzi S, Caporali R, Montecucco C. Заболеваемость COVID-19 у пациентов с ревматическими заболеваниями, получавших таргетные иммунодепрессанты: что мы можем узнать из данных наблюдений? Arthritis Rheumatol (2020) 72:1600–6. doi: 10.1002/art.41388

    PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

    19. Salvarani C, Bajocchi G, Mancuso P, Galli E, Muratore F, Boiardi L, et al. Восприимчивость и тяжесть COVID-19 у пациентов, получавших bDMARD и tsDMARD: популяционное исследование. Энн Реум Дис (2020) 79: 986–8. doi: 10.1136/annrheumdis-2020-217903

    PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

    20. Микелена Х., Боррелл Х., Лопес-Корбето М., Лопес-Ласанта М., Морено Э., Паскуаль-Пастор М. и др. Заболеваемость COVID-19 в когорте взрослых и детей с ревматическими заболеваниями, получавших таргетные биологические и синтетические противоревматические препараты, модифицирующие заболевание. Semin Arthritis Rheumatol (2020) 50:564–70. дои: 10.1016/j.semarthrit.2020.05.001

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    21. Ferri C, Giuggioli D, Raimondo V, L’Andolina M, Tavoni A, Cecchetti R, et al. COVID-19 и ревматические аутоиммунные системные заболевания: отчет о большой серии итальянских пациентов. Clin Rheumatol (2020) 39:3195–204. doi: 10.1007/s10067-020-05334-7

    PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

    22. Geleris J, Sun Y, Platt J, Zucker J, Baldwin M, Hripsak G, et al.Обсервационное исследование гидроксихлорохина у госпитализированных пациентов с Covid-19. N Engl J Med (2020) 382:2411–8. doi: 10.1056/NEJMoa2012410

    PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

    23. Розенберг Э.С., Дюфорт Э.М., Удо Т., Уилбершид Л.А., Кумар Дж., Тесорьеро Дж. и соавт. Ассоциация лечения гидроксихлорохином или азитромицином с внутрибольничной смертностью у пациентов с COVID-19 в штате Нью-Йорк. Джама (2020) 323: 2493–502.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.